Изображение Белый квадрат Изображение

                                      Геннадий Лучинин

 

 

 

 

                                                                 МИСТИКА И РЕАЛЬНОСТЬ

ЖУКОВЛЯНСКИЕ ВАЛУНЫ           

----------------------------------------------------------------------------------------------

           КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ

 

– Как появился на Планете человек

– Параллельная цивилизация рядом с нами

– К Закону Приоритетов Первого ряда

– Две жизни Иисуса Христа

 

 

 

 

 

  Киров, 2019

 

 

 

                                                              С любовью

                                                              Отечеству

                                                              и родным Вятским просторам  

                                                              посвящается книга

 

 

 

 

Благодарность

 

Автор приносит глубокую благодарность Татьяне Викторовне Шигориной

за материальную поддержку в издании книги 

 

 

 

 

             ОБ АВТОРЕ

 

Геннадий Иванович Лучинин родился в 1948 году в п. Лебяжье на Вятке  Кировской области, где и проживает по настоящее время. В Нижнем Новгороде закончил два  вуза с квалификациями соответственно «политолог» и «менеджер». С 1967 года проводит выставки своих картин в городах России. С 1983 года – член Союза  журналистов РФ. 

Художник и журналист, редактор и издатель, администратор районного звена – это вехи его трудового пути. Сейчас он – поэт, прозаик и художник, автор ряда поэтических сборников и книг прозы, художественных и мировоззренческих концепций, автор галереи картин и концепции «Белого квадрата».

Все свои творческие возможности Геннадий Лучинин направляет на Преображение человека и общества. Суть Преображения в том, чтобы сделать нас всех свободными, равными и счастливыми. Для чего объединить людей Планеты в Единое Планетарное государство без войн и границ.

Для этого понадобятся: единство, время и всеобщее устремление к цели. На осуществление намеченного понадобится несколько поколений людей, но это не страшно. Высокая и благая идея даст людям новой эпохи Света, эпохи Белого квадрата несметные силы.

– В этом нам всем, – говорит Геннадий Лучинин, – помогут и давно уже помогают новые позитивные преображающие  космические энергии. Но главный Гарант нашей уверенности в осуществлении наших совместных планов – Сам Создатель, который обнаружил в нашем обществе людей с пробудившимся сознанием, людей, готовых к Великой Стройке и Глобальному Изменению устаревшей Реальности.

Наше время – Время Великого Преображения. Автор книги говорит всем, кто слышит: «Пробуждайтесь, присоединяйтесь!» Эта книга, как и многие другие книги автора, рассказывает о сути переживаемого  цивилизацией периода, повторяя и повторяя главное, терпеливо убеждая людей и народы в том, что кажущееся Невозможное – Возможно.

А путешествия увлекают и даруют автору новые открытия и счастливую энергию бытия. Дают пищу для новых поворотов в освоении единой Глобальной темы Преображения общества. Несут уму и сердцу читателя Мир, Свет и Любовь. Несут Силу и Веру – в себя и в успех задуманного.

 

10. 04. 2019

п. Лебяжье

 

 

Геннадий Лучинин

 

                                                                                   

 

                                                                МИСТИКА И РЕАЛЬНОСТЬ

ЖУКОВЛЯНСКИЕ ВАЛУНЫ   

----------------------------------------------------------------------------------------------

            КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ

                 

                  В ПОВЕСТИ

                  И НОВЕЛЛАХ     

 

                                                                                                          

                         КИРОВ  2019

 

 

 

 

ББК 86.40

УДК 291

Л 87

 

... И все, что есть, – между собою взаимосвязано,

и способно, и призвано взаимодействовать

 

 

 

 

 

 

Лучинин Г. И.  ЖУКОВЛЯНСКИЕ ВАЛУНЫ. Мистика и реальность. Публицистика. Книга путешествий в повести и новеллах. Киров – 2019

 

 

 

 

Это книга поразительных открытий, в том числе поразительных и для самого автора. А путешествия – на самом деле – надежный источник, где черпает он свои открытия. Из книги вы узнаете, откуда и как появился на нашей Планете человек. Вы узнаете о параллельной разумной цивилизации, что проживает рядом с нами, неведомо для нас.

В книге вы узнаете о главном инструменте, с помощью которого станем мы с вами делать закладки основ нового совершенного общества по имени Богочеловечество. Наконец, вы узнаете  секрет, который даст вам возможность для открытий и откровений, когда вы отправляетесь в новое путешествие, в дали неизведанные.

 

 

 

ISBN 978-5-85271-383-4                                             @ Лучинин Геннадий Иванович, 2019

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТАМБУРНОЕ

ВРЕМЯ       ОТ АВТОРА

Время такое – говорим мы сегодня о нашем времени. Мы говорим – Переходное время. Мы говорим – удивительное время, мы восклицаем, говоря о нем в превосходной степени, – фантастическое время! И, наконец, на самом пике Перехода, мы делаем сногсшибательное открытие. Оказывается, Время – живая и  одухотворенная Распорядительная Космическая Суть, регулирующая и направляющая поступь событий в русле Программы, заданной Создателем. Для определенной территории Космического Пространства. 

Мы подтверждаем: Время – Бог Новой Реальности. Имя этого Бога – ХРОНОС. И в этой удивительной реальности нам с вами, уважаемый читатель, выпало счастье жить и творить. И с этим Временем взаимодействовать и постепенно выходить с ним на уровень осознанного диалога. Это наше счастье – испытать на себе особенности и несомненные сложности предстоящего Перехода из одной пространственно-временной реальности в другую. Перехода из одного собственного качества в необычное новое и более совершенное другое.

Открываю вам сегодня некую Шкатулку, в которую несколько лет, начиная с начала нового ХХ1 века, собирал большие и маленькие истории о больших и малых событиях и приключениях, которые выпали на мою долю в этот славный Переходный период. Это, можно сказать, – Шкатулка Времени. Времени, которому я всегда радовался и учился у Него Его понимать и слушать, ибо оно всегда интересно и – ко всему – умеет дружить. Чего, конечно, я понял далеко не сразу.

Что еще могу я добавить к сказанному? Все, что вы в этой книге найдете, не является фантазией и вымыслом автора. Здесь – отражение необычных событий и явлений, в которых ему выпала удача быть, их видеть, в них участвовать, их осмысливать и интерпретировать – в силу своего разумения и сердечного видения. В силу Нового Чувствования.

А еще я называю то, что для вас записал, – Хронологией Квантового Переходного периода, или Хронологией нашего уникального времени.  Наши потомки будут нам с вами завидовать. По той причине, что это именно мы с вами жили в этом головокружительном времени и имели возможность его видеть и чувствовать и, главным образом, – участвовать в его делах и этому Переходу – по мере своих возможностей и способностей – содействовать.

Итак, вы поняли, или об этом уже знали, – что мы с вами лет тридцать жили в так называемом ТАМБУРНОМ ПЕРЕХОДЕ – или в том Переходном времени, когда одна эпоха сдает все свои полномочия другой, а та другая их принимает. Для того, чтобы за время этого Тамбурного Времени приспособиться к требованиям новой эпохи и войти в нее без потерь. А мы с вами этому Переходу содействовали, как могли,  а автор этих строк эти свои дела в означенном направлении рассматривает теперь уже как поручение Светлого Неба, которое он выполнял сначала безсознательно, а позднее – уже и осознанно.

Вот она в чем еще – одна из особенностей нашего времени: в этом, как мы с вами  говорим, – Тамбурном Переходе встретились энергии нашей ушедшей теперь уже навсегда Темной эпохи Кали-юги – Темной эпохи – и энергии пришедшей новой эпохи Сатья-юги – эпохи Света. Вместе с энергиями четвертой мерности в наш «Тамбур» вошли и более совершенные энергии пятой и шестой мерностей.

Именно поэтому нам с вами, или многим из нас, и открывалось необычное. В большом и малом, и в разных количествах. Как вам уже говорил, я предлагаю вам самые простые истории, порою трогательные, порою сложные и непонятные – в силу той амплитуды событий, которые определяют лицо и характер нашей новой эпохи, которая взяла нас ныне за руку, чтобы вести в Края Обетованные – вместе с нашей драгоценной Планетой Земля.

И когда я отправляюсь в эти «Края», я говорю себе, глядя прямо в сердце: «Я отпускаю тебя для приключений...»

Мир вам, Свет и Любовь!

 

Ваш Геннадий Лучинин.

30. 03. 2019 Лебяжье, Вятка

 

 

 

 

                                                                                                   ДОРОГОЙ ПРИКЛЮЧЕНИЙ

«Ах, Париж!»

 

 ИЗ ИСТОРИИ БЕЛОГО КВАДРАТА

 

              Начинаешь открывать, –

              и начинает открываться...

 

       Мы приходим в мир, чтобы удивлять и удивляться. Иначе зачем мы? А для этого нужны открытость и доверие. Это когда берешь, чтобы отдавать. А что можно брать без конца, не рискуя вызвать ни в себе и ни в ком разочарование или раздражение?  Конечно, знания. И это самая сладкая дорога, по которой можно идти безпрестанно. Хотя и у нее,  казалось бы, есть тоже свои теневые стороны. 

 

Город городов

Сладок путь, и приятно подводить промежуточные итоги, когда что-то получается, и видно, что этот путь идет по восходящей. Но никто и ничто не дает нам знания просто так, ибо за все, что мы приобретаем, приходится расплачиваться – с теми, кто дает, своей  уникальной валютой. А это психическая энергия из отведенного нам на очередной земной путь запаса. Но ведь мы, когда открывается путь, не спрашиваем себя, идти-не идти, и, если идти, то какою ценой. Мы просто встаем и идем. Ибо сладок путь  уже сам по себе. Чего бы он ни стоил.

В 2002 году друзья пригласили меня в гости в Париж. Приготовили визу, билеты в обе стороны, встретили, проводили. Это была знаковая поездка, поскольку дала  главные ответы на мучившие меня тогда принципиальные вопросы – то ли делаю, туда ли иду? Ибо человек сразу рождается с задачей, и всю свою сознательную жизнь кладет на ее решение. И все это время он задает себе оба этих вопроса – до тех пор, пока не получит ответы. Когда они получены, жизнь начинает превращаться в песню, ибо становится осмысленной. Когда это происходит, путь становится короче, ибо идущий перестает петлять. Перестает сомневаться и разувериваться в себе – и все, что теперь с ним происходит, служит ему и его идее, а значит обществу и Космосу – большому и малому.

Все мне в той поездке шло в руки, и я получил все, что хотел, и более того. Обошел пешком значительную часть  культурной столицы планеты, увидел в поездке часть страны, познакомился с интересными людьми, побывал на побережье Атлантики, и тех, и других почувствовал дух. Получил ответы на все свои вопросы. В конце концов, ощущение было такое, что к этой встрече со мной Париж готовился. Но в том-то и прелесть, что мы ничего никогда не знаем до конца, и сегодня, да и тогда тоже, никто бы, да и я сам, не могли сказать с полной уверенностью, так это было, или не так. Хотя… если как следует подумать…

 

Гость из Космоса

В тот благословенный поздний вечер июля 2002 я впервые летел в Париж из Москвы. Лету было три часа. Самолет шел прямо на запад, планета вращалась на восток, и в какой-то момент могло показаться, что время остановилось на границе глухого вечера и обещающего нового дня, сделавшего свои наметки золотом по высокому темному небосклону... Рассуждая про себя таким, или почти таким образом, вдруг я увидел прямо перед собою в иллюминаторе, куда смотрел неотрывно, раскрывшуюся полусферу, где в одном со мною направлении движения шла женщина. В какой-то момент я узнал в ней… свою жену. И это было логично, потому что она искренне радовалась моей поездке, по-своему готовила ее и связывала с ней некие наши общие ожидания, о которых мы сегодня уже  говорили. Необычен был только сам факт возникновения сферы и знакомого образа.

Вдруг эта сфера – это было хорошо видимо глазу – закрылась, как дверца в хлебнице – сверху вниз – и в поле моего зрения, уже на ином уровне, обозначилась иная фигура, иного масштаба, которую я хорошо знал по ее автопортрету, по множеству великих картин, по серьезному эзотерическому наследию. Николай Константинович Рерих. Это он смотрел на меня и двигался в одном направлении со мною, что в конце концов дало  мне основание и возможность понять, что он мне сопутствовал. Это была самая настоящая мистика, и в то же время мистики не было, ибо все это я видел своими глазами и галлюцинациями никогда не страдал. Жена же, по всей вероятности,  была мне явлена для того, чтобы я лучше мог войти в развертывающуюся следом картину – по принципу от простого к сложному.

Таким удивительным образом тогда впервые мне был явлен адепт Шамбалы из Планетарного Синклита Николай Рерих, с которым в некие предшествующие времена я имел отношения, поскольку читал кое-что из его работ, наслаждался его картинами, восхищался его жизненным путем подвижника.  А также пытался в какой-то период установить с ним, в годы своего студенчества в Нижнем Новгороде, мистический контакт с целью получить у него поддержку по выявлению природы одной странной ситуации, которая очень мне тогда досаждала. Но это отдельная история. 

Что же касается Николая Константиновича, то у нас с ним было много общего, и прежде всего то, что мы смотрели в одну сторону – в сторону грядущей надвигающейся эпохи Сатья-юги – Белой эпохи, наступление которой, вместе с Еленой Ивановной Рерих, своей супругой, он готовил и предсказывал. А двухтомник «Письма Е. И. Рерих» уже долгие годы к тому времени был моей любимой настольной книгой.  Но все это отступления от темы, хотя и вводящие в эпицентр сути.

Явление это длилось всего несколько секунд, но за это время я понял сразу несколько важных вещей. За мной наблюдают, меня ведут. И вот теперь дают мне об этом знать. Хорошо. Отлично. Значит, меня поддерживают. В чем? В направлении моего духовного движения, в том, что я делаю на проявленном земном плане? И раз меня поддерживают, то значит, на меня рассчитывают. И, что самое важное: следовательно, я двигаюсь в верном направлении. А что это за направление?

 

       Блажен, кто победил сомненья…

В ту пору я серьезно уперся в одну идею и уже был на подступах к тому, чтобы делать это широко и осмысленно, и в нескольких направлениях сразу. В чем ее суть? Не нужно было иметь к исходу двадцатого столетия сверхъестественное душевное зрение, чтобы понимать: человечество, по множеству отчетливых  признаков, идет в тупик, из которого скоро всем нам, землянам, предстоит выкарабкиваться. И сделать это будет очень непросто, если только возможно вообще. По результатам такого анализа я принял в свои душевные глубины решение и взял на себя задачу – найти пути выхода из этого тупика. Решение утописта или сумасшедшего?..

Между тем это нормальное и естественное решение человека, который может рассчитывать на себя, по крайней мере, на стадии идеологических разработок. А откладывать с решением этого вопроса дальше было уже некуда. Поэтому, как мне казалось, не случайно и не вдруг я получил такую неожиданную и мощную поддержку со стороны провиденциальных сил в лице Н. К. Рериха. Эта встреча укрепила меня и настроила на творческий, на оптимистический лад, на следование начатым курсом.

Но как решать эту глобальную задачу, с чего начать, что продолжить из того, что уже начато, что отбросить за ненадобностью?..  Но ничего не делает Вселенная просто так, вкладывая любое деяние в русло эволюционного процесса. Все мои тогдашние и более поздние начинания пригодились  и нашли свои ниши для решения общей задачи – каждая на своем уровне, на своем, по своему ответственном  участке предопределения.

 В ту пору я уже вошел в створы идеологии своего собственного Белого квадрата, и с его необъятных и ослепительных вершин и глубин  не вполне отчетливо, но видел уже просветы на линии своего движения. Итак, – Белый квадрат! Это база, основа и локомотив всего моего движения, движения в белый свет, в Белую эпоху Рерихов, в эпоху радикальных и исключительных по задачам и содержанию перемен. Белый квадрат – это название картины, это картина, давшая название галерее картин, давшая название концепции в изобразительном искусстве, давшая название новой идеологии новой эпохи. Взявшая на себя смелость стать символом, а также инструментарием по преображению человека в новой Белой эпохе. 

Но чтобы заявить о своем Белом квадрате, нужно профессионально работать в живописи, а я занялся ею всерьез лишь после 33-х. Не из простого любопытства, а по глубинным мотивам и естественной тяге к искусству я понимал, что стать профессионалом по большому и общепринятому счету я уже не сумею – мне просто не успеть объективно –  как бы я ни старался. Как можно выйти на высоты рафаэлевской «Мадонны», боттичеллиевской «Весны»? Однако внутренний голос в лице моего Высшего «Я» убеждал меня в том, что в нашем случае необходимо и достаточно обрести в искусстве живописи свое творческое лицо для самовыражения, для иллюстрирования своей идеи. Этого будет достаточно для реализации комплексного творческого замысла, для личностного самоутверждения и творческого равновесия.  Однако не все так просто…

 

Недостающее звено

Сомнения мешали мне самоутверждаться на моей творческой ниве. Они сильно подкреплялись скептиками от искусства и вне его. Но теперь-то я уже понимаю: критики и скептики – хлеб роста творческого человека. Это они безжалостно будят его по утрам раньше срока и ведут в глубины неизведанного. И в час чьих-либо великих и невеликих сомнений стоят насмерть, отстаивая свои завоевания, ибо ведают:  их ведет и направляет по пути Божественного промысла великая Божественная рука. Но, увы, такое ведение приходит к нам далеко не сразу. А тогда только, когда кое-что начинаем мы всерьез понимать, чего-то добиваться.

В нашей жизни много мистики, но мы не замечаем ее, принимая происходящее с нами за случайность. А между тем Путь наш предуготовляется – теми разумными  надмирными сущностями, что ведут нас по жизни. И, конечно же, – нами. А еще бывает так, что для всех ответов не хватает только одного, может быть, очень небольшого  звенышка, которое способно замкнуть целую цепочку твоих логических выводов, которые вместе разом подымут тебя на новую ступень постижений.

 А вот отсюда, пожалуйста, чуть поподробнее…

Я  получил ответ на это выпадающее из ряда вопросов звено уже на третий или четвертый день пребывания в городе городов. Это произошло в Центре современного искусства Жоржа Помпиду. Цепь замкнулась здесь, и здесь же я тогда понял: делаю то, иду туда. Что и следовало доказать. Кому? Только себе. Пока. Для начала. Когда мне было этого достаточно. Что же там произошло?

Здесь, в Центре, на первом этаже, как водится, находятся административные кабинеты, экскурсионные отделы по направлениям и разделам галереи, сопроводительные карты по галерее и городу, буклеты на разных языках и прочее.  Основные разделы галереи в экспозициях находятся и начинаются на следующих этажах. Я поднялся на второй этаж, на лобное место, к началу осмотра современного искусства. Что иное в первую очередь мог я смотреть в Париже, как не современное искусство?! Ведь здесь фактически была квинтэссенция сегодняшних достижений мировой  живописи и ее ориентиры на будущее. Именно здесь, в этом самом эпицентре сегодняшней художественной мысли планеты, я и намеревался получить самые свежие и самые сильные впечатления для своего дальнейшего следования по собственному пути. И я их получил… 

Так вот: в начале второго этажа, на том самом лобном месте, о котором я уже говорил и  которое, по определению искусствоведов, выделяет и определяет наиболее яркие и концептообразующие на сегодняшний день направления в живописи, а также дает распорядительное начало всем иным представленным  в экспозиции  ответвлениям галереи, на этом лобном месте я увидел триптих из квадратов,  исполненных по принципу вятской матрешки – квадрат в квадрате. Все три полотна были исполнены в разных цветовых гаммах, сдержанных по характеру и тональности. Это было сделано предельно просто  и… гениально.

Это была классика, завораживающая своей законченностью, строгостью и совершенством. В них было нечто, что останавливает, не давая пояснений. Это было откровение глубин, которые открылись мастеру, их сотворившему. Как в свое время Казимиру Малевичу было дано содержание его будущего Черного квадрата. В следующей зале был представлен все тот же (кстати, испанский) автор, но с расширенной разработкой – в картинах уже меньшего размера – все той же темы, все в том же стиле.  Все остальное, что я не видел у него, просматривалось далеко вперед.

Да… Жизнь водит нас порою долго и прилежно за руку  по своим бесчисленным лабиринтам, но лишь для того, чтобы однажды встряхнуть нас как следует – до ослепительной вспышки в глазах  – чтобы что-то в нас вдруг резко сдвинулось и встрепенулось. Чтобы могли мы в себе себя обнаружить. Да не всего себя, а какую-то малую частичку из тех наших малых глубин, над которой работать и работать. Открывать и открывать. Любите себя!

Так вот: это было точно то же самое направление, над которым  работал в это время у себя на Вятке и я. Но только мое направление шло в своих разработках намного дальше. И вот поставьте себя в этот момент на мое место. Скажу без преувеличения, впечатление было сильным. Как и от встречи с Рерихом. Прислонившись к стене напротив этого триптиха, я вглядывался в самое невероятное из того, что могло произойти со мной в жизни на тот момент. В это трудно, почти невозможно было поверить, но это было так.

А это означало, что в своих поисках я – на верном пути. Теперь недоуменные взгляды ценителей моих картин потеряли для меня свое разрушительное действие. Это означало, что теперь в своих исканиях я могу идти вперед без оглядок. Что это, определяющее звено моей творческой работы, отныне перестало быть пробелом и получило неожиданную опору и окраску. Алые паруса Сбывающегося, словно вспугнутые огромные птицы, с шумом вознеслись над моей головой  и затрепетали в вышине, и заговорили своими жаркими губами слова, полные любви к Судьбе, слова, полные чувства и отваги. Вся суть их сводилась к одному: « Теперь – вперед!»

 

Время, вперед!

Еще одну очень весомую поддержку неожиданно получил я и с другой стороны. «Ах, Париж!..» В Париже я познакомился с одним художником из русских  – Владимиром Толстым. Он утверждал, что в рейтинге одного из авторитетных местных изданий, на тот день, он входит в сотню наиболее признанных на сей день художников мира. Но вообще-то он, по специальности и основной деятельности, – актер, а фамилия его стала именем нарицательным и вошла в обиход от прозвища. Он тоже подтвердил мое самобытное лицо в искусстве, и на мой вопрос, через какое время я обрету окончательную форму как художник, он сделал достаточно уверенный прогноз: «Через пять лет».

 Однажды, завершив свою очередную картину, подобно Малевичу, написавшему свой шедевр, я вдруг сказал вслух себе самому, а, может быть, и воскликнул: «Вот сегодня и отныне я, действительно, – художник! Теперь – сомнения прочь». И тут же вспомнил слова русского художника из Парижа Владимира Толстого, и сопоставил с календарем. Его прогноз и мое ощущение совпали.

 Итак, мое недостающее звено нашло себя в тот самый момент в эпицентре современного мирового искусства, и все вопросительное с этого момента отпало само собой. После чего и остальные составляющие моей материализующейся идеи на глазах стали приобретать постепенно более конкретные очертания и становиться на ноги. Это – мои фотокартины и авангардистские опыты с ними, это – моя «поэзия  двадцать первого века». Это мои тексты к картинам концептуального авангарда. Это –  проза в мистических новеллах, это – публицистика и теоретические разработки по теории искусства, это – новая идеология нового времени, идеология Белой эпохи. Или – идеология Белого квадрата, основу которого составляет авторский т. н. Неполный свод Всеобщих законов Космической нравственности.

Что осталось...

Завершить начатое по разделам и направлениям, свести их в нечто единое и поставить на службу Отечеству и цивилизации. Но прежде всего, –  этот совокупный труд предъявить и представить обществу. А на каких основаниях, – скажете вы,–  позвольте спросить? Мало ли у нас художников и философов, которые хотели бы тоже предъявить и представить свои труды, да еще заявить о них как о значимом  явлении планетарного масштаба?..

М-да, вот тут-то и начинается самая настоящая головная боль. Однако анализ сопоставления тенденций развития общества и изобразительного искусства позволяет нам – как на доказательном, так и на интуитивном уровне – понять, что чувствующее искусство способно предвосхищать ситуации в развитии общества. Слишком малоубедительно? – Отнюдь. А знаете что,  идемте-ка с нашими рассуждениями чуть дальше того...

Черный квадрат Малевича предвосхитил – сугубо на уровне интуиции – степень зрелости общества. Он сказал нам своим языком, что общество завершает большой и определенный этап своего развития и исчерпало себя на том уровне своего самоосознания, на котором сейчас находится. Черный квадрат, сказал для тех, кто слышит: «Эпоха исчерпала себя. Прежнее миновало, и старому не бывать».

– А чему, спрашивается, – бывать?

На этот вопрос пришел и ответил Белый квадрат – антипод и одновременно наследователь Черного, который вызревал на подступах к новым временам, и заявил о них, как только они замаячили на горизонте. Он сказал, не имея в себе и на этот счет никаких сомнений: «Старому не бывать, а нового – не миновать». Он и вызвался стать одним из глашатаев новой эпохи. И одновременно его художественным символом, и инструментом преображения человека в новое качество. Потому что давно уже всем своим творчеством, в том числе и картинами, жил этими предощущениями и соответствующей стратегической задачей. Эта задача в том, чтобы свести воедино, но в кратчайшей форме, все то устремленное во времени планетарное течение передовой мысли, что предуготовляло человечеству его светлейшее будущее.

 

Откуда и куда?

26000 лет человечество развивалось на планете Земля и теперь пришло на порог Перехода в иное пространство, в иное качество. Ибо все, что есть, движется и развивается циклически, и, в определенный период –  переходит в иное качество бытия, обретает качественно иное Пространство. Переход происходит двояко – постепенно и скачкообразно. Но в любом случае мы находимся сейчас на пороге водораздела, за которым два пути: вперед и назад, и третьего не дано. Вот почему Белый квадрат молод и полон новыми энергиями. В них – Бог и Любовь, в них – горячая и страстная, словно Весна и Буря,  жажда обновления.

Откуда он взялся? Он вызрел из солнечного света и любви. В свое время я вспомнил отчетливо один из уроков физики, где меня поразило, как откровение. Оказывается: белый солнечный свет, пропущенный через прозрачную призму, раскладывается – четко, как на картине, на семь цветов радуги. Этот образ проявленного солнечного света я носил в глубине своего сердца – до тех пор, пока не вызрела окончательно концепция будущего Белого квадрата – постепенно и, наконец, – во всей его полноте. Еще я увидел в этом тогдашнем откровении Белого Света элемент начала, элемент и предощущение зарождения нового – элемент сакрального ИСТОКА. 

 И Белый квадрат заявил о себе, чтобы стать символом Истока, символом обновления, символом оптимизма, символом Новой эпохи. И если не стал фактически, то сегодня совершенно очевидно, что это всего лишь вопрос времени.  Все эти характеристики соответствовали моему внутреннему ощущению того временного периода, в котором находилась планета, а вместе с ней и все Вселенское Пространство вместе с нами.

Здесь я и увидел связь с Черным квадратом, который олицетворял собой завершение подошедшей к своему финалу Темной эпохи Кали-Юги. Вот откуда было в свое время столько сумятицы и тревоги вокруг этого художественного феномена, который принес свою печальную весть. Тогда никто из живущих не дал ему названия – даже сам художник. Потому что расшифровка его была еще впереди, а то, что вызывало беспокойство, находилось в области интуиции, в области очень тонкого художественного  чувствования и прозрения.

А Белый квадрат, придя на смену Черному, подобно деревенскому петуху на зорьке, возвестил – уже осознанно – о приближении и наступлении новой эпохи – эпохи Белого квадрата. И далее, и затем дал ей свое имя, набрался отваги стать  ее художественным символом. Потому что свои картины он пишет цветами радуг, иными словами говоря, – языком  цвета. И главный герой его картин – тоже – цвет. Он привел к нам своими картинами не видимое нашему физическому глазу измерение. Это мир четвертого измерения, мир внутренних звучаний и предощущений, еще не оформившихся до конца наитий. Это мир нашего душевного видения, в котором душевное и духовное главенствуют над материальным.

И очень логично, что в них, картинах, – в основном – отсутствуют предметы – главные приметы уходящей Темной эпохи. Воистину: время четырех измерений диктует нам и иные изобразительные средства. Подобные тем, которые, испытывая  всю свою творческую судьбу, искал тогда уже признанный миром российский гений Василий Кандинский. Да и не только он. Но он, как и Малевич, – был самым ярким из них. Одним из самых.

Белый квадрат и его картины – это проявляющийся на них лик Всесветной и Всесветлой Вселенской Любви.  Это Цветной Сеющий Свет,  пишущий лик своего Светлого Бога. Это – и любезный лик приближающегося к нам стремительно нашего Божественного Будущего. Ибо состоит из Света и Любви – главных строительных материалов Вселенной. И в нем – мир, согласие и доверие. Таков Белый квадрат.

Белый квадрат приветствует новую эпоху и призывает ее и всех нас к творчеству и созиданию, к любви и милосердию, к сотворчеству друг с другом, к сотворчеству с настоящим и истинным Богом – Творцом нашей Вселенной. Ибо  новая эпоха – на пороге.

 

И самое главное, – как?

Как думает Белый квадрат войти со своей идеологией и картинами к людям? Знаете, на этот вопрос не годятся уже, к сожалению, никакие старые рецепты и догмы. Скорее, к счастью. Ибо все они изношены до крайней степени, до лохмотьев, и себя исчерпали, и нет уже больше на них никакой надежды. Но нет и такого мира, в котором бы породивший его Творец не дал надежды сотворенным Им существам. Надежды на реализацию их нестяжательных планов. По крайней мере, тем из них, кто без сомнения идет в будущее, страстно о нем мечтая, страстно и последовательно его приближая и преображая. В него приглашая.

– Как прийти со своими идеями и картинами к людям? – спрашивает настойчиво сам себя Белый квадрат, – и тут же отвечает. «Путь один: в сотворчестве с Богом»». Это Он, да, Он, Создатель, подсказал мне только что эту идею, потому что прежние мои планы показались мне несколько устаревшими и просили уже опять свежего ветра Обновления.        

В эти планы войдет создание Центров духовного преображения человека, которые станут скоро, по мысли автора, повсеместными – национальными и межнациональными. В эти планы войдет индивидуальная работа каждого из нас по повышению уровня нашего самоосознания. В эти грандиозные планы войдут и задачи по созданию на планете Земля новой Божественной Реальности, или Справедливого Божественного Мироустройства.

Путь к ней один: через изменение сознания и духовности Человека. Через познание мира, через обновление и созидание Нового Божественного Пространства. И в этом Пространстве – созидание человека будущего. Его Божественное Преображение. Через сотворчество с Богом. Через Мир и Любовь. И так будет. Да будет так!

 

Геннадий Лучинин

07. 07. 2012 Лебяжье, Вятка

                                                                                     gennady.lu4inin@yandex.ru    

 

                                                           

 

 

 

 

                                                                               

 

                                                          ПРИРОДА-ЧЕЛОВЕК-ИСКУССТВО

ЗНАКОМЦЫ

НЕМНОГО МИСТИКИ 

 

В 2008 году я проводил отчетную юбилейную выставку картин по случаю своего 60-летия. Было представлено более 240 работ разных жанров, стилей и направлений. Основу выставки составили картины концептуального авангарда Белый квадрат. Незадолго перед выставкой была написана в том числе и картина «Электрон». Она вошла в цикл произведений - «Энергии Микромира». Ее можно было бы назвать случайной на фоне других работ, имеющих куда как более серьезные основания для появления на свет. Тем не менее оснований таких и здесь было тоже достаточно. А теперь все по порядку…

 

       1.

ЭТО БЫЛО время, когда даже общественное сознание, пусть и выборочно, но стало понимать, что главные загадки мира кроются не во внешнем, а во внутреннем, не в макро, а в микромире. И все внешнее есть не что иное, как увеличенная копия внутреннего. Тогда еще не знал и я, и только чувствовал, что грядет время Великого Квантового перехода, и многие скоро узнают, что основной строительный материал Вселенной, из которого состоит все, что есть, это КВАНТ – мельчайшая частица света. Из этой частицы, облеченной в идею и укрепленной божественным духом, состоят планеты и звезды, люди и звери, деревья и птицы, цветы и насекомые. А также наши мысли, и даже… наши сны.

- Неужели вы хотите сказать нам, что и сны, и мысли материальны?  И это значит, что все, что я подумаю…

Совершенно верно. Именно так устроен мир, и получение таких сакральных знаний от самого Творца есть верный признак того, что мы, население планеты Земля, стоим на пороге великих перемен и, не исключено, - великих испытаний. Это значит, что мы приближаемся к эпохе Богочеловечества, оду которой пели очень немногие, но самые нетерпеливые и продвинутые умы человечества. 

 Идея же картины в следующем. В 2007 году группа американских  ученых  открыла содержание электрона, которое, как оказалось, представляет собой девятислойную спираль, содержание которой тоже еще предстояло изучить. Но и это - открытие! Оказывается, электрон имеет внутри себя еще какую-то начинку. А эта «начинка», в свою очередь и по всей видимости, имеет и дальнейшее «измельчение»… И стало примерно понятно, что мир бесконечен не только в глубинах Космоса, но и в глубинах материального микромира.

Конечно, это открытие было приятным потрясением для думающих людей, и наполнило их сердца ликованием, еще бы: ведь мир, который мы не знаем, гораздо богаче мира знаемого, и, стало быть, мир будущего сулит нам новые  открытия, новые перспективы. 

Итак, центром содержания моей картины стала девятислойная спираль. Поскольку электрон не мог не излучать собственной энергии, я сделал вокруг него ауру. Она состояла из семи (сакральное число мироустройства) лепестков. Каждый из них, написанный одною длинною, замкнутой и не повторяемой в других лепестках линией, представляет собою не только излучатель, но и аккумулятор энергии. Послушайте дальше. Художник – как генератор последовательного и логического мышления - мало чем отличается от ученого, - разве тем, что язык его рассуждений иной – художественный.  Но горизонты его рассуждений бегут еще далее и более того, ускоряя по-своему приближение Будущего.

Лепестки, расположенные по кругу, были покрашены  в индивидуальные цвета, но следующие по кругу в определенном порядке, а именно: в той очередности, в которой расположены друг за другом естественные природные цвета радуги. Эта последовательность располагала к логическому движению, и, стало быть, - вращению «лепестков» по кругу, поскольку каждый цвет имеет собственную длину цветовой волны, и значит – различную энергетику. Все это в совокупности создает побудительный момент для вращения.

 Делая такие вращательные движения вокруг собственной оси, электрон потенциально представляет собой  автономный генератор энергии, или самостоятельную энергетическую микросистему. Вот где источники питания! Задача художника – показать явление и его характер, задача ученого – извлечь эту энергию и поставить на мирную службу человечеству. Вот в чем заключается задача и суть интеллектуального тандема, располагающая себя, казалось бы, на противоположных полюсах - по типу мышления, по способам творческой самореализации.

 

2.

Но вот эта девятислойная спираль в центре картины, по трактовке художника, имеет и второй смысл. Она подразумевает под собой еще и … ужа - с известной отметиной на головке, свернувшегося в кружок. Да, простого ужа, каких водится на наших российских территориях бесконечное множество. Которых носят в школу пацаны под рубахой на голом теле, приводя в неописуемый ужас свих одноклассниц на переменах. И с этим нашим ужом на картине и его семейкой имеется тоже маленькая история, оставившая о себе незабываемую память…

Ночью проснулся от боли. В животе, в левом подреберье. Душило грудь, болела голова. Страшно было пошевелиться. В голове заметались вопросы:  отравление, сердечный приступ, что-то еще? Что? Похоже, надо вызывать скорую. Да ведь жалко будить – жену, «скорую» - ночь в разгаре. Решил потерпеть еще чуть. Лежал с закрытыми глазами. И вдруг на экране моего умозрительного поля увидел быстро приближающееся ко мне Нечто в виде стайки легких ленточных  существ. Головки их реяли в воздухе, словно головки цветов, а тела делали гибкие скользящие движения.

И вот они приблизились и остановились надо мной, не прекращая движения, меня не касаясь, но будто бы о чем-то спрашивая, будто пытаясь что-то сказать и, может быть, и что-то сделать. Но сначала спросить: «Можно ли?»

Я  находился в том возрасте и  разумении, когда уже начинаешь понимать и чувствовать  Всеобщую Целесообразность и Благонамеренность Мира вообще, и природы в частности, и в том числе и прежде всего по отношению к человеку.

Это были обычные ужи - некрупные, с традиционной желтой коронкой по темени – легкие, доброжелательные. «Ужики» - так назвал их мой внутренний голос. Своим наитием внезапно я понял, что они каким-то образом прознали про мое бедственное  положение и пришли, скорее всего  чьею-то доброю волею – помочь – что же еще?! Доверяй и доверяйся…  

Никогда не любил пресмыкающихся. Испытывал перед ними ужас и содрогание, хотя и встречался с ними много и часто в бору и на озерах. И все же голос крови говорил и напоминал, и видел в них признак скрытой угрозы. С другой стороны, - что ж их бежать: это часть божьего мира. Как и мы. И потому нужно с ними мириться, их учиться понимать. Ибо понятно, что подозрительное  отношение к ним вытекает из нашего  предубеждения к ним, и они, предубеждения, сохраняют себя более всего на инстинктивном, эмоциональном уровне. Стереотип, - мелькнула в голове здравая мысль. А стереотипы надо менять.

Все эти соображения молниеносно промелькнули в моей голове, но одно как бы запнулось, и кто-то во мне снова засомневался, - как личный бдительный сторожевой пес сигнальной охраны: а не вкралась ли среди них змейка, которая пришла укусить на тонкоматериальном полевом уровне под таким внешним прикрытием. Но логическое сознание сразу возразило: ужи не живут вместе со змеями. Тем более что ужикам никогда не делал я ничего плохого и всегда был с ними дистанционно лоялен.

Быстро промелькнули и эти соображения, и, наконец, мысленно я дал «добро» тому, что, по ощущению, они хотели надо мной совершить. То, для чего пришли, для чего были посланы. И вот… Они разом все облегли мой умозрительный левый бок плотным черно-серым  ковриком, закрыв собой полностью всю болящую часть моего тела. Начиная от центра грудной клетки спереди и до позвоночника сзади.  По вертикали: начиная от бедра снизу и вверху – не доходя до подмышки.

Сверху и снизу осталось по одной покачивающейся головке с желтым пятном – иных голов не было видно ни одной. А эти были, - как я понял, - будто два постовых, – и отвечали на мой последний вопрос: «Здесь только мы. Мы на страже -  не сомневайся!». Само же тело этого живого коврика было настолько плотно, что в него не просунуть было и волоса. Это было единое тело, единый эгрегор, занятый своим делом.

Совсем немного прошло времени, когда мне стало совершенно понятно, что этот целебный коврик расположился только на больном месте. Физически я не ощущал на себе это инородное тело, и, вдруг, в какой-то момент, увидел и почувствовал, что оно так же незаметно, как и появилось,  разъялось  с моим телом и исчезло, помахав головками на прощанье.

А я подумал, что не просто же так появилось это чудо. Наверняка, оно хотело вот таким необычным иносказательным языком поведать мне о чем-то более существенном, чем просто воздействие на мое физическое состояние. Нарушив таким образом невидимый барьер между плотным и тонким мирами нашего бытия. Скорее всего, для меня была подтверждена догадка о том, что физический мир, - не единственный, в котором живет человек как многомерное космическое существо. Это была констатация наличия двух или более разных миров, в которых обретается человек, это была констатация возможности не только их совместного сосуществования, но и взаимодействия. 

В этот момент я почувствовал, что мое ужасное состояние отступило, и что я почти здоров, и могу встать и распоряжаться собой, что я и сделал. Вот тебе и главный ответ на все мои вопросы, подумал я, - но весь ли он тут?..

 Полный ответ пришел спустя три дня после этого эпизода, когда я выбрал время, чтобы записать на память подробности этого необыкновенного случая. А когда это сделал, вдруг вспомнил, что подобных случаев в моей практике было уже несколько, что они, если так можно сказать, входят в систему. И этот  их разговор со мной… Наверняка, таким образом они хотят мне сказать что-то важное, и, таким образом, я не имею права эти волнующие встречи с загадочным предать забвению.

Отсюда я пришел к выводу, что такие факты могут интересовать не только меня, и не мне одному могут быть и полезны. Что знание  таких и подобных фактов поможет нам понять некоторые особенности устроения нашего мира, в котором для нас пока слишком уж много неизвестного и неясного. По этой же самой причине в тот момент пришло и решение объединить описание  подобных случаев в цикл авторских новелл и рассказов, имеющих мистическую окраску, объединить, со временем, в книгу.

И третье. Тогда, в 2008 году, незадолго до своей юбилейной отчетной выставки картин, я узнал еще одну - теперь уже приятную для меня - новость, связанную  с моими новыми знакомцами. Оказывается, по одной из версий восточного гороскопа,  именно уж был тотемом, или животным символом,  2007 года. В этом самом году и произошел со мной случай, о котором я только что рассказал. Потому и вошел уж в персонажи нашей картины. Но и после того случая он являлся мне несколько раз – как в живой натуральной природе, с которой имеем мы каждодневные отношения, так и в мистических откровениях  – но уже с иным поворотом событий.

С тех самых пор – где-то чуточку, а где-то совсем по-иному -  я отношусь не только к ужам, но и ко всему живому и трепетному миру родной нашей природы, которая терпеливо, по-родительски,  учит нас понимать ее и чувствовать. Учит нас жить с нею в едином братском союзе, не знающем диктата силы,  не знающей агрессии по отношению друг к другу. И на хорошее природа, как нам уже хорошо известно, отвечает хорошим.

 

Геннадий Лучинин

22. 03. 2012  

 

                                           

  

 ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА

ОЗЕРО

                                                                                                       «Чудеса начались сразу...»

 

Появилась оказия, и, четверть века спустя после первого посещения, автор этих строк с группой молодых людей снова побывал на одном из самых уникальных уголков вятской природы - озере Шайтан, что находится на границе Лебяжского и Уржумского районов и представляет собою заповедник Уржумского лесничества областного значения.

1.

За 25 лет там очень многое изменилось, и на некоторые вещи пришлось посмотреть совсем иными глазами, нежели в первый раз. Но главная мысль осталась прежней: это озеро – действительно, – чудо природы и одна из тех её загадок, над которыми нужно понаблюдать и поработать учёным, чтобы взглянуть на это глазами умной и пытливой науки.

Дорога от Индыгойки (центра одноимённого сельского поселения) Лебяжского района ведёт через поле к лесу. Говорят, по лесу до водоёма три километра пешим ходом. Но прошли мы, казалось, не больше двух.

Чудеса начались сразу, как только мы ступили под зелёные лесные своды огромных деревьев – хвойных и лиственных. Это было в конце июля года 2010-го. За весь месяц не выпало ни капельки дождя, и температура в округе ежедневно превышала 30-35 градусов тепла. И всё же машину пришлось оставить перед въездом в лес. Ибо в лесу было влажно, и на дороге местами стояли лужи.

 Перед самым озером почти неожиданно мы ступили на широкую поляну, словно природа гостеприимно приглашала сюда заведомо большую аудиторию в конференц- зал поговорить. Поляну ярусом окружали деревья, словно в ботаническом саду, все разные: дуб, вяз, липа, рябина, береза, черё­муха, ель, сосна. Все необычайно крепкие и высокие. А затем справа мы увидели гостевую избу-павильон, где стояли длинный, по-российски, стол и по периметру – лавки. Входи и располагайся.

Изба была изузорена деревом и создавала ощущение праздничности и старины. Слева от избы, прямо под открытым небом, установлены скамейки, словно бы приглашая: посиди, отдохни, подумай. Напротив избы мы нашли кострище с треногой для чайника и поленницу берёзовых дров, как и положено иметь добрым хозяевам для добрых гостей.

  Здесь сразу же нужно сделать сноску, пока не забыл. Сделано это деревянное сооружение уржумской стороной по просьбе, настоянию и аргументации главы Изиморского поселения А. И. Макарова - настоящего патриота своей родной изиморской сторонки. Кстати, дом, в котором он живёт и который сделал с друзьями и изукрасил своими руками, можно целиком отправлять в музей, чтобы глаз радовал, а также учил настоящему вкусу и мастерству резьбы по дереву.

   Но вот глаз побежал дальше, за избу, а там, в тенистой зелени деревьев, – словно ниша открылась, и в ней проглянули кусок неба и озеро. К озеру вела рукотворная деревянная дорожка в несколько десятков метров длиной.

2.

И мы по ней вошли прямо в озеро. Оно было огромным и, словно в консервной банке, его края по всему кругу окружали плотной стеной деревья. И здесь был какой-то свой мир, отрезанный от того, из которого мы только что появились. В чём его такое уж резкое отличие, сразу, наверное, и не скажешь, но это понимание пришло потом.

   Разница в 25 лет обнаружилась сразу. Место, где мы теперь находились, тогда, по берегу, было голым от деревьев, на треть всего берегового круга, разве что несколько групп кустиков и деревцев украшали спуск к воде. Боль­шие же деревья за поляной стояли в несколько разных по высоте, разноцветных ярусах (была осень), идущих на возвышение, и озеро находилось как бы на дне чаши. И взору - хоть с озера глянуть, хоть на озеро - были просторы и гармония во взаимодействии двух миров, которые теперь отделены друг от друга зелёной плотной стеной деревьев.

   На озере в этот момент находились две группы туристов: одна из Лебяжья, другая из Йошкар-Олы. В книге отзывов мы нашли отметки путешественников из Москвы (были только что перед нами), соседних областей и районов и, конечно же, из Лебяжья. Ребята из Марийской республики чувствовали здесь себя, как дома. Они купались в озере и ловили рыбу, ныряли прямо с мостков и с лесенки, которая предусмотрительно вела прямо в воду.

    Прямо с мостков, откуда ныряли, ловился карась – правда, некрупный, зато очень красивый, золотистый. Тут же, на берегу у воды, нашёлся и червячок для насадки. Ребята из Мари плавали в озере на надувном матрасе, барахтались на плавающем острове с двумя берёзками. Еще несколько таких плавающих островов были прибиты к противоположному берегу, но до них было далеко.

    Той давней осенью купанье в озере принесло мне длительную простуду, и в этот раз я смотрел на озеро с какой-то мистической опаской. Но наши ребята потрогали воду и попрыгали в неё. Следом за ними отправился и я. Вода была хороша: тёплая, мягкая, облегающая, идеально чистая – не как теперь в Вятке.

Однако же в какой-то момент, стоя на мостках, мы увидели, как вдруг со дна клубами вверх стали подыматься мелкие остатки травы и прочих взвесей, будто кто-то поддувал их снизу. Мы, конечно, очень подивились природе такого явления, порассуждали о нём, но скоро забыли. А мне вспомнилось...

   Тогда, 25 лет назад, напротив мостков на берегу озера, в куще деревьев был старинный особняк в двух уровнях – местного помещика Бушкова... Где он отдыхал, принимал гостей и не только... Говорят, здесь же, в озере, он воспи­тывал страхом своих нерадивых и провинившихся холопов. По его приказа­нию их вывозили на середину озера и сбрасывали в воду. Штрафники с  ужасом устремлялись к берегу, и хуже наказания по тем местам не было.

Надо сказать, в те ранешние времена озеро пользовалось дурной славой (вспомните-ка, как оно называется...) по це­лому ряду причин. Это мы с вами знаем теперь, что озеро это карстового происхождения, а это значит, что оно часть системы подземных водоёмов, взаимосвязанных друг с другом и, стало быть, взаимозависимых.

Это значит, что при изменении внутреннего баланса объёмов воды, при изменении внутреннего давления в той или иной подземной полости, занятой водой, на озере происходили и происходят её выбросы в виде водяных столбов различной высоты.

Далее. Официально считается, что глубина озера до 12,5 метра. При том нашем посещении мы делали замеры его дна с надувной лодки по всему его зеркалу. Наибольшая глубина составляла 8,5 метра, причём из них метра полтора приходилось на толщу донного ила. Что ещё?

По озеру плавали острова с растущими на них деревцами и, по словам местного лесника, предсказывали погоду. На самых крупных островах, состоящих из дёрна, сцепляющую основу которого составляли корни плавающих с островами небольших деревьев, могли путешествовать по озеру 2- 3 человека. В этом тогда мы убедились сами.

Говорят еще, что двухэтажный особняк барина (а это уже в наши новые демократические времена) раскатали по брёвнышку ушлые худые людишки - искали золото. Хотя, кто его знает, как было на самом деле... Но вот что автор этих слов хотел бы вам сказать прямо сейчас.

Что бы ему о нем, об озере, ни рассказывали, что в нём и по его берегам нашли богатейшие месторождения того-то и того-то; что здесь в лунные ночи в воде резвятся и играют в салочки-догонялочки маленькие зелёные человечки с большими зелёными глазами, что прямо на эту большую поляну рядам с озером, опять же по ночам, зависают космические корабли и из их чрева доносятся приглушённые звуки и тихая музыка... Знаете, кажется, поверю всему. Почему? А вот послушайте дальше...

 

 

3.

Мы накупались, наобщались с гостями озера, поймали несколько рыб, которые вернули обратно в воду, оставили свои отзывы в книге посетителей и стали выбираться по лесной дороге к машине. И вот тут снова начались гипотезы и открытия.

   Вы знаете, что в нашем теперешнем подлунном мире в пять-шесть часов вечера, в июле 2010-го, царят жара и духота – хоть в лесу, хоть на лугу. А тут, в лесу, этой одолевающей, изнуряющей в это время напасти не было, словно мы оказались в ином измерении. Было свежо и прохладно, дышалось легко, глубоко и свободно. Честно скажу: из леса на волю выходить не хотелось.

Идём, смотрим, головами, крутим: «Как же так: там сушь до треска, до трещин в почве, а здесь, в лесу, в колеях от машины – лужицы, пусть и небольшие?» И вот ведь что: не будь этой одолевающей жары кругом, мы бы этой разницы и не заметили. Такой контраст! Но это не всё…

Смотрим дальше. Одни деревья гибнут – стоят и лежат догибающие сушины – и там, и тут. Другие же, мощные, иные не в обхват, стоят группками, как бы взявшись за руки, как в дружных семьях, чтобы…Чтобы что? Чтобы кто-то, куда-то, зачем-то их не утащил. А коли так, из всей этой совокупности особенностей и фактов сразу возникает общая умозрительная картина-гипотеза.

Совершенно очевидно, что в такую жару прохладу создаёт полость под ногами, залитая водой – прекрасной, прохладной, подземной водичкой, которая и делает вверху такой температурной комфорт. А что же тогда представляет из себя лесная почва, по которой мы сейчас идем?

 Вот идёшь по этому лесу и видишь: сейчас ослабнут меж деревьев некие связи, и мы окажемся на островах, подобных тем, на которых когда-то давным-давно, сколько лет тому назад – не скажу, это озеро было большое, больше теперешнего. Но постепенно его затянули вот такие, маленькие поначалу острова, на которых деревья растут группками.

Эти «группки» постепенно, с течением времени смыкались между собой, а подымающаяся со дна взвесь, о которой говорилось выше, постепенно и всё более укрепляла и утолщала дно этого лесного образования, под которым находится это странное, такое загадочное и такое прекрасное озеро! А представьте только, какой стратегический запас питьевой воды содержит оно в себе…

И если вы не верите во все эти россказни досужего человека, поехавшего обычным путём в необычное место, то поезжайте и всё перепроверьте, пересмотрите и перещупайте собственными глазами и собственными руками.

 

Ваш Геннадий Лучинин

6.08. 2010. Фото автора.

«Знамя Октября» за17 августа 2010 года N 99

 

 

 

 ПОДСНЕЖНИКИ

ГОЛОГРАФИЯ ПРОСТРАНСТВА

 

                         Ищи в себе…

 

 Вечером, как обычно, была медитация. Я вошел в свою Вселенную, в которой, обычно, чувствую себя превосходно, которой научился доверяться  и в которой растворяюсь без остатка, сливаясь с ней полностью. Что это дает? Это позволяет мне, получив защищенность, оставаться самим собой. Много ли это, или мало? Это все, что надо. Все остальное у меня есть. Как и у тебя…

1.

 НЕСМОТРЯ на свои дискуссии с Творцом, почувствовал в какой-то момент Его расположение к себе. Вошел с ним в сонастройку, то есть почувствовал Его хорошо и к нему подобным же образом расположился. Мне хотелось сделать для Него тоже что-то очень приятное. Подумал: а что же я могу? Из прошлого моего опыта мне припомнились разные такие вещички, и я подарил ему, то есть послал мыслеобраз того лучшего, что на данный момент возникло в моем воображении.

А это лучшее – был подснежник, который послал я Ему с чувством большой и чистой  любви. Из тех подснежников, за которыми обычно мы ездим с женой в начале мая, или в конце апреля, в заречный бор. Ездим любоваться Весной, главным же образом имеем намерение почувствовать ее, Весну, по-настоящему, чтобы сомнений на этот счет уже больше не оставалось. Что да, действительно, это уже Весна, что вот она пришла, она здесь, с нами, и нам остается только ее принять в свои глубины и середины, и с ней во всем соглашаться, и с ней отныне сотрудничать.

А что значит сотрудничать?  Это значит, переложить компас на другой режим бытия, иную амплитуду дыхания, и слушать ее во всем, что она скажет. А говорит она почти без умолку и все время отдает приказы. Сделай  рассаду, перебери картошку. Снег сошел – проборони почву под будущие гряды. Закажи навоз. Заправь  парники. Посади саженцы. Гряды копай, огород и картошку сажай. Деревья обрабатывай. На даче порядок наводи, дрова на зиму закажи.  Экзамены сдавай, на работу не опоздай. А там и рыбалка подкатит, а следом и далее  того – грибы да веники… Это не считая работы. А какая работа весной? От рук и от ног отстал, а все равно – отдых!  Душа-то поет. Словом, – сплошная веселая и радостная круговерть! Спасибо, Весна!..

 

2.

…Когда был помоложе, ездили туда, за реку, в бор – специально – подснежники глядеть, – на веслах. Тогда сколько-то привозили их с собой, теперь жалеем. В Красной книге они. Да не в этом дело, что в Красной. А в чем? Скоро сами поймете. Итак, сил тогда хватало, даже если ехать приходилось в объезд, через Старицу. Эти километры надо было выгребать, на обратном-то пути, – против течения. А вот при высокой  воде силенок-то   надо того меньше. Сейчас объясню. Это когда через Вятку на лодке прошел поперек течения, а за нею сразу – затопленные луга. Целый океан воды! Выезжаешь сюда – и голову потерял!.. Мир, простор, воля. Одно слово – Ванна Небесная. Хоть летай бабочкой, хоть вальс танцуй!

Тут-то уже течения нет. И после водоворотов и бешеного напора воды, которые только что остались за спиной, переводишь дух и вдруг начинаешь понимать – не сразу-не сразу, конечно, а уже потом, когда  восстановится дыхание – и ты уже полностью войдешь в чувство и в соображение… Да, вот тогда-то ты вдруг и начинаешь понимать, что попал в самый что ни на есть настоящий  рай.

… Что такое заливные луга?! Прошлым-то летом ты брал здесь – вдвоем с женой! – ведрами клубнику, осенью – шиповник, а зимой – здесь же, совсем рядышком – рукой подать! – ходил на лыжах в бор – подышать Космосом в чистом виде, поразговаривать с богами и духами деревьев… Да просто форму восстановить и встряхнуться от еды, от тупого и оседлого, хотя и творческого образа жизни, от телевизора.  А взгляни-ка, что происходит тут здесь и сейчас…

 На реке и на горе, где живем, – ветры да разговоры, а тут?!. Тишь да благодать. Теплынь да чистая радость. Отовсюду реют мир и благоволение.   Здесь то, что называем мы обычно тем словом, что вслух сроду и не произносим – только в особых случаях, оберегая его от порчи да сглаза. Оберегая от лишних ненужных расходов. Оставляя его сакральным и сокровенным, сохраняя в цене и качестве. Но дело-то наше сегодня общее да и особенное – потому от правила отступим…

Потому что: куда ни поворотим мы здесь головы, куда мысль свою не обратим вслед за взором, – все одно: везде это слово выступает в натуральном своем чистом материализованном виде, и на кончике языка сидит, и с кончика языка бежит, не имея там силы удержаться, и являет собою и выражает – во всем, что там есть, – одну общую голографическую картину – в объеме, в свою натуральную величину. Так что, что, что же это за слово?!

Слово это – ЛЮБОВЬ. А любовь, как вы знаете, – БОГ! Вот почему, всякий раз попасть за реку по такую пору – несказанный праздник душе. Есть некоторые явления в нашей скоробегущей жизни, которые мы не способны пока назвать их истинными словами, дать им словами настоящее их имя, выразить ими, этих явлений, содержание.  И потому многие события, что с нами происходят в иные разы, имен настоящих не имеют, и то, что за иными словами стоит, порою словам этим не соответствует.

К чему это? К тому, что: вот когда попадаешь ты в такие декоративные обстоятельства, снимающие разом все твои прошлые заморочки из мира проблем и переживаний, вот тогда ты постепенно, незаметно для себя самого, превращаешься в космической мощи генератор чистых энергий. Каково?! Это серьезно. Такие энергии  гармонизируют пространство, ибо поддерживают в огромных количествах уровень положительных тонких вибраций и нейтрализуют отрицательные, и значит темные  пространственные энергии, поддерживая баланс сил-антиподов на планете. Создают, что называется, равновесие в мире. Слыхал об  этом?

Как раз об этом мы немножко говорили уже с вами в новелле «12. 12. 12». Вот почему я и говорю, и настаиваю, и призываю: радуйтесь, радуйтесь, радуйтесь! Ради Бога! Ищите везде, где только можно, для этого повод. Производите и наделяйте страждущий мир вашей любовью и гармонией. Вам скажут за это спасибо не только люди, но и планеты, и звезды, и сам Творец. Ибо все, что есть, нуждаются в мире и любви, в их чистых и непорочных энергиях. Именно эти энергии и порождают, и дают дорогу и жизнь всему воистину светлому и хорошему, дают жизни новый свет, приносят обновление. 

А что тут, казалось бы, такого за Вяткой, да на раздольных ее лугах разливных – что тут?  А вот что: тут – тайна. Мало вам этого? Ошибки здесь нет – и не сомневайтесь. Все, что летом, зимою и осенью исходили мы здесь ногами, забывая о звездах и о галактиках, все ныне здесь, на поверку,  обратилось иным содержанием, полным необъяснимого. Необъяснимого с той точки зрения, что объяснять ничего не надо.  Просто сиди и греби, и сходи себе потихоньку с ума от красоты, которая взяла тебя в плен и радуется, и без ума от того, что это у нее получилось. Вот и плыви себе, ибо делать здесь больше ничего от тебя не потребуется. Да и не получится. Дух твой счастливый в это время бродит по небесам.

 

3.

…И вот едем мы на возлюбленной нашей лодочке на веслах, как по небу на облачке. Все тебе перед глазами плывет. А где-то еще чуть повыше нас песнь неведомая толчется, следом за нами бредет, едва поспевает. Не песня, скорее – мелодия. Из какого-то, значит, незнамого созвездия неземного.  Едем так-то себе, плывем по этой новой стране, и поверить себе не можем, да и в голову не берем, что мы, возможно, здесь когда-то бывали, поскольку все здесь невиданное.  Здесь-то – поэзия, а там, прежде, летом, в жару, что было? – Гольная проза была! А что нам до прозы?! Мы к ней сегодня отношения не имеем. Мы ныне в стране поэтов, и на иную серую страну, будто на старую ворону, – и близко не  глянем. И даже головы в ту неказистую сторону не повернем.

…В этом колеблющемся мареве мы видим и чувствуем колебание и движение воздушных потоков. Синь да кусты с облаками, да сквозь солнце деревья – все смешалось в воде и смеется. Смеемся и мы, радуя себя, пристегивая душе своей крылья, чтобы воспарила… Мы едем по этим  колеблющимся отражениям и не можем всего этого напиться, будто открылись в нас новые питьевые резервуары, чтобы этим всем окончательно напитаться.

И вот плывем мы тут так-то себе, а будто парад принимаем, будто отчет у зимы  выслушиваем о проделанной белой работе. А работы-то этой и нет: вся насмарку сошла.  Да вы от воды чуток оторвитесь – вот что надо глядеть: вот деревья – нового что? Да, вроде бы, нет ничего, а глаз не оторвешь: от стройных,  одухотворенных и величественных елей; от светозарных и теплых, как добрые волшебники, сосен; от свежих, словно голых – прямо из бани – парных осин. Тут тебе и зеленые вереса для теплой подкраски высотных деревьев, для озеленения, и многое что еще. И вот все это колеблющееся и сверкающее марево начинает, со временем, колебаться и в тебе. И ты начинаешь плыть и еще в одном, в каком-то новом внутреннем смысле…

И вот так постепенно пробираешься ты по опушке лесной по воде, и все тебе – для души, для радости – любой занятен тебе  закуток. Но вот уже ты начувствовался, насмотрелся и лодочку понужаешь. До бора-то плыть да плыть – дак ты поспешай! Здесь по лугу-то заливному, по прямой, не менее двух километров. А если петлять, – умножай.

Вот и луг заливной позади. Мы входим в пойму старого русла, в Старицу-речку. Да не речка она теперь, а  речища. Вот здесь-то опять все снова другое.  Страна в стране, в государстве государство – здесь ивы. Ныне – их праздник. Десятки видов и вся их целая сотня! Вот где надобно было набраться фантазий! Да кто-то ж набрался…  И вот все цветут, и от них – желто и солнечно, и светло, и чисто, и пышно, и радостно. Уютно, как дома.  Ибо всяк, что ни куст, – цветет по-своему: и пышно, и крупно, и мелко. И всяк улыбается. И в лад меж собою, и в разное время. Вот вам и выставка полных собраний стране не известных цветов. Почему неизвестных-то? Да потому,  что в такую высокую воду да прохладную пору мало кто отваживается на  такое «полюбование», на такие затратные по силам, по времени, да и опасные  выезды.  

Но и то: не все мы сказали.  Вот что еще. Розовое покрывало… Нет,  одеяло – так будет точнее сказать – в это время здесь стелется над рекой. Дымка розовая витает над этим божественным раем. Почти над самой водой – как облако. И совсем уж ввергает неискушенные души в смятенье.  «Розовый разлив» - вот как называю я его в эту пору.     

Что же за «одеяло»? А вот этой-то  самой отгадки сегодня, пожалуй, я вам не скажу – додумайте сами. Все просто кругом, а нет простоты в этом мире. Все, что ни есть, на раздумья выводит, на размышленья. А вышел на размышленья, – и сердце зреть начинает быстрее в разы. За счет чего машина стирает? За счет ускоренья вращенья.  Ибо все здесь Промыслом Вышним и одною Великой Любовью сотворено и согрето...

Время смещается здесь. Вот и плывем, кто куда… Куда же? В детство впадать начинаем. Перемещаемся на другие регистры звучания. Здесь мы свой  обычный и косный оставляем рассудок. И видим теперь уже по-иному, что нам показали. Что же ждать нам еще от детства? А вот что: Бога ищите. Здесь Он.  Где скрывается Бог? Там, где детство. Где царят безмятежность и безыскусность.  Потому Он и здесь,  в наших  широких разливах…  В нас самих, да вот только… не везде мы слышим его. 

А вот и Лесная Пристань – заброшенный поселок лесоводов. Здесь бор подступает чуть ли не к самой воде. На горушку взойди – тут и начнутся  новые чудеса… Только вот… подснежники надо бы поберечь. 

 

4.

…Вот почему…  каждый апрель, или  в начале мая,  я езжу с самыми родными  мне людьми, словно за причащеньем, в заречный бор на подснежники поглядеть. Знаете что? Только добраться туда, – целая эпопея, целая история, полная приключений. Да вы уже поняли. А ведь есть еще и обратный путь, есть еще и сами подснежники… И – Весна – со всеми своими замороками.

Но не всякая поездка заканчивается цветами. И так было не один раз. То поспешишь – по снегу еще приедешь, то опоздаешь – уже отцветут. А два года назад,  в 2011-м, приехали туда как раз, в самое время, а вот цветочков наших дорогих не было совсем. В предшествующем, 2010-м, в бору свирепствовал  пожар. Свирепствовал – то слово. В другом месте горело, но где-то рядом. Очень сильно и долго горело. И против такой несправедливости восстал  большой заречный бор. И потому в тот год там не было ни ягод, ни цветов, ни грибов. И даже трава – в редкость. Вот как мы ее, Природу нашу матушку…

Вся эта история промелькнула в моей голове за доли секунды, и я, более не раздумывая, послал мысленно Творцу, в продолжение нашего диалога, вот такой – по мне – драгоценный цветок – подснежник. А к нему «приложил» и картинку… Лесная лужайка. Вокруг нее стволы сосен, кое-где и осины… А на проталинке, среди островков снега и пожухлой травы, – стайка подснежников.

Каков цветок! Шесть крупных лепестков. Их цвет – светло-желтый, солнечный, с фиолетовой дымчатой спинкой.  Сердцевина широкая, тоже – желтая, но желтизна потемнее. Этот цветок  поддерживается извне чашей из зеленых листочков – будто высоким воротничком.  На ножке – чуть выше средины – поясок. От него бегут вверх пушистые зеленые листочки  и – для солидности – такие же зеленые и пушистые, длинные мушкетерские усы. Ножки – коренастые, плотные, с зеленоватым светлым пушком. Плотный, крепкий цветок. Как с картинки.

Фантастика. Голова никак не возьмет в толк, как такое чудо света могла сотворить Природа и являть его нам в такое неопределенное время – сразу после Зимы и снега, являть собою такую невозможную силу притяжения. С другой стороны подумать – ведь на то и Весна – пора любви и великих и безусловных надежд.

 

5.

 Сделав и первую, и вторую части послания, я неожиданно получил ответ, который  увидел на своем внутреннем экране умозрения. Сначала Его глаза. Мудрые, проницательные, теплые. Затем: от него чашей, или полусферой, словно надуваемый парус, в мою сторону распространился свет. Я понимал, что что-то должно последовать вслед за этим и далее. И вдруг из нее, из этой световой полусферы, скользнул ко мне тонкий концентрированный луч света. Он прошел расстояние и проник в мое сердце, в его глубины, и нашел там Кристалл Бога, или Центр Духа. В сердце вошли  ощущение присутствия луча и сладость. И, конечно, –  в нем были от меня чувство удивления и благодарности.

А затем… В образовавшемся отверстии, в которое вошел луч, показался – тоже – цветок. Голубой. Наподобие колокольчика, но с прямыми лепестками, обрамленный узкими зелеными листочками.  И эти лепестки вскоре начали трансформироваться в более сложную фигуру, вытягиваясь вверх и возрастая в размерах. Затем, из этого, первого, вырос второй цветок, цветом синий – с тою же метаморфозой преображения. Затем – цветок фиолетовый…

Бог ничего не делает просто так. Он с нами разговаривает на нашем же языке. И то, что он сказал, нужно еще осмыслить и тогда уже делать переводы – без спешки и нетерпения. Ибо Космос не спешит, поскольку живет без времени и, стало быть, его не считает. Живет во всех трех – по-нашему говоря – измерениях сразу: в прошлом, в настоящем и будущем. Поэтому ответ – на соответствующем языке – вызреет в глубинах моей или вашей души не сразу – и даст свою версию тогда, когда в ней появится необходимость. Вот и вся простая история про наш земной подснежник и Цветы Бога. А еще – про Божий рай. У нас под самым боком.

 

Геннадий Лучинин

31. 03. 2013

Фото автора

                                                     

 

 

 


                                         

                                               Природа и человек: экология сознания

В защиту

планеты Земля

  – Неужели ты не видишь, как, обливаясь слезами, плачет Земля?..

Майкл Джексон  

           

26 июня 2010 года, во вторник, в половине восьмого вечера, вышел я в лоджию, что на третьем этаже, на высоком берегу Вятки, – полюбоваться  в очередной раз красотами реки и заречного бора. Да где там любоваться! Сердце охнуло и сжалось. За рекой, напротив Лебяжья, напротив Лебяжского городища, горело. Снова горело...

 

СНОВА ГОРЕЛО...

Источник пожара был почти на самом берегу, а северный, северо-западный ветер, выгнал огонь вдоль берега почти на километр по течению Вятки. Начало гореть на том берегу, почти напротив нашего Лебяжского городища, чуть повыше.  Вот ветерок с запада прибавился, и эту стену огня и дыма повернуло и повело на озеро Пронос. До него шажок шагнуть, – и берег этого прекрасного озера – самого близкого к Лебяжью – обуглится. 

А с ним погибнет море трав и цветов, птичьи гнездовья, насекомые, без которых здесь не может быть птиц, и многочисленные грызуны, которые строят свою жизнь в соответствии с Божьим промыслом. Каждый по-своему наполняя собою этот благословенный уголок Природы, создавая в нем свой микроклимат и необходимое равновесие в мире флоры и фауны, в котором всем хорошо: и Природе, и человеку. 

Сразу позвонил в пожарную часть – оттуда и началась ликвидация пожара. Все возможные силы были привлечены к работе – и наше удивительное, и уникальное по красоте, ландшафту и содержанию озеро Пронос было спасено. Общее руководство операцией осуществлял глава района А. П. Стрельников. 

Однако десятки гектаров на подступах к нему и к берегу Вятки, где еще вчера ликовала разноликая жизнь, выгорели местами дотла. Откуда пожар – ведь запустил его человек! Нашли по берегу несколько кострищ. Снова беспечность – на вредительство не думаем... Свои рыбаки запалили, проезжие путешественники – плохо и то, и другое, поскольку результат один. Доколе? Ведь только что мы получили урок, но и снова урок не впрок?!

 

А ДВУМЯ МЕСЯЦАМИ РАНЕЕ...

Теперь. Два месяца тому назад, почти день в день, 30 апреля 2010 года, пожар прошёл на том же берегу Вятки, но правее. То есть ниже по течению, тоже напротив Лебяжья. Только ветер дул наоборот: с юга на север. И пожар шёл одновременно с двух мест: первое –  с угла пересечения Вятки и Старицы (напротив элеватора) до пересечения с дорогой на Лесную Пристань; второе – от озера Кобылья Яма, что близ речки Черноково, и до реки Старицы.

В итоге выгорели сотни гектаров, а на них не только травы, кустарники и живность, но и взрослые деревья по берегу Вятки. Снимки в газете говорят о силе и размахе этого пожара. Какой огромный физический ущерб нанесён природе и какой моральный – людям, когда на глазах у всего Лебяжья происходит пожар на территории протяжённостью в несколько километров, и никто и ничего не может с этим поделать. Однако…

Эту стену огня, вставшего казалось, до самого неба, остановила не только дорога. Лебяжский предприниматель Д.А. Петров, увидев, как и каких масштабах наступает огонь, позвонил своим знакомым лесникам из ведомства П.Ф. Булатову, Е.А. Зяблицеву и М.А. Бронникову, а также пенсионеру В.Н. Лопатину. Вчетвером они выехали на моторной лодке и тушили пожар до 12 ночи. Они пытались не допустить огонь до лесного массива со строевым хвойным лесом, по которому зимой проходит Вятская лыжня. И это им удалось. В 4 утра на другой день он с лесниками приехал снова, и они сумели предупредить новое наступление пожара.

Это был действительно поступок мужчин. И за организованную борьбу с огнём люди вполне заслуживают серьёзные награды, ибо страшнее пожара только война.

Откуда огонь? От человека. Но, судя по почерку, в этом случае был устроен сознательный поджёг. Понятно, что подожгли рыбаки, которым легче подступиться к озёрам с выжженными берегами со своими сетями, лов которыми, кстати, тоже запрещён.

Да, раньше в практике совхоза «Лебяжский» было такое: прошлогоднюю сухую траву на этих огромных покосных территориях сознательно выжигали, чтобы дать дорогу молодым побегам. И делали это сразу, как только сойдёт снег. В этом случае огонь не набирал такой силы и не был столь разрушителен. И трава тогда – по объективным причинам – была в разы ниже. Нынешний пожар иначе как преступлением против природы не назовёшь.

 

КАКАЯ ОНА, ПЛАНЕТА?

Да, на решение многих важных вопросов текущей жизни у государства не хватает людей, денег, внимания. Поэтому сегодня самое время нам начать говорить о личной ответственности каждого из нас, кто проживает на территории района, России, об экологии индивидуального сознания. Потому что мы прекрасно понимаем: и все вместе, и каждый порознь, что  благополучие всех – это совокупность индивидуальных благополучий.

И то, что Творец дал нам прекрасную возможность жить в стране великих просторов,  красот и безмерных богатств (в отличие от европейцев, где каждый квадратный метр живой природы ухожен и защищён), мы тоже не можем не понимать и этого не ценить всей глубиной своего сердца.

 И это не просто слова. Природа, что окружает нас, - это частичка нашей планеты, нашего главного большого дома, в котором всем нам, семи миллиардам землян, находится место для жизни, и кров, и еда, и наше любимое дело. Хорошо бы нам знать и о том, что планета Земля, как и человек, тоже живое существо со своими космическими задачами и проблемами, большую часть которых доставляем ей мы, люди, своим пренебрежительным к ней отношением, как будто она нам чем-то обязана, или в чем-то перед нами провинилась.

Отнюдь, это мы ей обязаны всем, о чём уже сказано выше, и тем, что она, помимо всего прочего, даёт нам космические энергии, благодаря которым мы живём и эволюционируем. В книге Павла Кряжева «Космос. Вселенная. Земля» (см. интернет) автор так пишет о нашей планете: «Земля, как и вся Вселенная, яв­ляется живым, чувствующим, постоянно развивающимся и эволюционирующим созданием...

Только в условиях, существующих на земле, с её атмосферной, озоновой, магнитной, гравитационной и другими уровнями защиты.... созданы уникальные условия для того, чтобы смогла зародиться и получить необходимое развитие разумная жизнь. Землю в этом смысле можно сравнить с роддомом, яслями, садиком и школой первичного обучения разумной жизни».

Начиная с весны, в районной газете уже было несколько публикаций о пожарах на территории района, поскольку период пожароопасный, а люди, допуская огонь по неосторожности, нередко устраивают их сознательно, желая сжечь траву. В результате  сжигают целые деревни. Несколько лет назад чья-то подлая и завистливая рука сожгла в Лебяжье только что построенный домик на спуске к реке. В течение нескольких лет такие же руки одна за другой сожгли три фермы в деревне Редькино под Лебяжьем. В нищете живем – нищету порождаем. Своими руками...

 

ЛЮБОВЬЮ ПОРОЖДАЕТСЯ ЛЮБОВЬ

Выйдите на заречные луга летом, лучше в июне, когда они цветут всеми красками счастья и запахами всех сладчайших парфюмерий мира. Проведите там день. Походите по берегу Старицы, спуститесь к воде, окуните в нее руки, освежите лицо. Понаблюдайте за обитателями воды, обитателями трав, послушайте пение птиц и лягушек на озере Подборном, на любом из множества других наших озер. Отогрейте свое сердце, отпустите его от забот. Приблизьте глаза свои к цветкам – всем известным и самым мелким, на которые вы никогда раньше не обращали внимания.

И вы най­дете в каждом цветке, в каждой травинке – без исключения – совершенство. Не удивляйтесь этому, просто знайте: творцы создавали и оттачивали их миллионы лет. Для чего? Чтобы рисунок совершенства давал толчок нашему интеллекту, будил мысль, восхищал и совершенствовал сердце и разум человека, раз от разу уводя его от инстинктивного бытия в мир осознанного созидания прекрасного и вечного, необходимого и совершенного. Любовью порождается любовь.

 

К ОБЪЕДИНЕНИЮ УСИЛИЙ

Теперь хорошо бы подумать вот в какую сторону. В районе много служб, отвечающих за безопасную жизнь населения, за сохранность природы. Было бы правильно всем им работать в тесной взаимосвязи, в том числе с лесхозом и другими организациями, иметь предварительные учебные интеллектуальные раз­работки по тактике и стратегии тушения пожара с заведомым распределением ролей всех участвующих и заинтересованных в этом сторон.

 Было бы логично каждый случай пожара тщательно расследовать и предавать гласности через газету, а зачинщиков выводить на поле правового воздействия, ведь известно, что безнаказанность только стимулирует вседозволенность.

 Известно также, что любые большие и малые проблемы исходят от человека и решаются им же, и, главным образом, на психо­логическом уровне. К нам вплотную подошла наша задача и требует нового сознания, нового мышления. Она требует иной культуры мышления. Она тре­бует индивидуальной и общей ответственности за всё, что мы имеем сегодня вокруг себя.

Почему мы не можем понять, что погодные аномалии, кото­рые мы сегодня видим на планете (центральная часть России выгорает от засухи, а в это же время Европа стонет от ливней и наводнений), это – в большинстве своем – следствие хищнического отношения человека к природе, к среде своего обитания?

Глобальное потепление не может прийти без глобального похолодания, потому что планета сохраняет баланс среднегодовых температур. Возможно, и это тоже следствие человеческой деятельности и, прежде всего, тотального уничтожения лесов. Ведь совсем ещё недавно мы не были такими жестокими и равнодушными. Мы были добрее и щедрее, более способны к пониманию и состраданию.

Понятны трудности, но мы не можем, не имеем права продолжать быть агрессивными и безчувственными к чужой и своей боли, к боли нашей единственной Планеты – нашего главного Дома, подозрительными и недоверчивыми друг к другу. Наше моральное и нравственное нездоровье Планета тоже слышит и страдает от этого не меньше, чем от пожара.

Остаётся завершить наш сегодняшний диалог, читатель, словами кумира миллионов недавно ушедшего от нас Майкла Джексона из последнего прижизненного документального фильма-концерта «Вот и всё». В своей «Песне Земли», завершающей программу его последнего представления, он сказал будто бы словами Вселенной, будто бы словами собственного завещания, обращёнными к человеку, примерно следующее: «Опомнитесь, люди планеты Земля, и измените, пока не поздно, своё отношение к ней. Иначе планета отвернётся от вас. Неужели ты не видишь, - обращался он к каждому из нас, когда ещё был жив, - как, обливаясь слезами, плачет Земля?»

 

Геннадий ЛУЧИНИН,  член Союза журналистов России

13. 07. 2010 

На снимках: Пожар напротив городища. Второй снимок – Озеро Пронос. Фото автора

 

 

 

 

 

 

                                             

                                               ПРИРОДА И ЧЕЛОВЕК: ЭКОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ

Гроздья

шиповника

В защиту планеты Земля...

 

Природа нашего обитания быстро переходит в новое качество, призывая и всё живущее на планете тоже меняться, приспосабливаться к новым условиям существования и, следовательно, – меняться и самим. В эти последние яркие и прохладные дни угасающей осени мы с женой заглянули на территорию обширного озера, которое старые лебяжане называют Льнищем.

 

Льнище

Здесь, в средине двадцатого века, старшие поколения лебяжских крестьян мочили лён (отсюда и название озера), затем вытаскивали из воды, трепали, вымораживали и сдавали сырьё на перерабатывающие предприятия, где из нашего сырья делали постельное и нательное бельё, рубашки и сарафаны и много чего ещё. Это было красиво и очень прочно.

Мне и самому в юности пришлось износить несколько льняных рубашек. Но «износить» – это только сказано. На самом деле – «лён» износить невозможно. Изнашиваются швы, рубашка распадается помаленьку, но материал не теряет ни цвета, ни качества и, что особенно важно, не требует глажки.

Но это – отступление от темы. Мы пришли-то сюда глянуть, нет ли тут шиповника, поскольку зима грядёт – растительность доживает. Почему сюда? Во-первых и во-вторых и в-третьих...

В июне здесь сумасшедше цвёл шиповник. Хотелось глянуть, что из этого вышло. Хотелось глянуть, что сталось с цепью озёр близ Льнища, да и самим Льнищем. Хотелось напоследок пройтись по травам, вкусить осени, подышать её напоенной дождями глубины и зрелости, вкусить её мудрости, накопленной за год. И ещё аргумент: тут ведь добираться - совсем рядом: переправился через реку, шагнул шажок и...

 

Знамя октября

К Льнищу – всегда тропа. По ней  идут рыбаки к озеру: взять карасика на сковородку –  сеткой ли, удочкой, а кто-то этой тропой следует дальше:  к Старице, к озеру Подборному – за клубникой, ежевикой, шиповником, а кто, известно, опять-таки, – по рыбку. По этой тропе мы прошли первую гряду сосен, но не свернули к озеру, а вышли на поляну справа, потому что вышли и ахнули: она была красна. Она была сплошь – алая, розовая, а вблизи –  кумачовая, словом – экспрессионизм Клода Моне на полотне лебяжской романтики, или картина «Знамя октября».

Конечно, было прохладно и больше того. Но я лично забыл обо всём. Ноги пошли, побежали, понесли вглубь и вдаль. За два часа я сделал более трёхсот снимков и не успел сильно замёрзнуть. Потом, уже вдвоём, буквально в считанные минуты, мы набрали к шиповнику калинки и веточек чёрной смородины для заварок зимой. Они дают тонкий –  не как листья – запах и свою порцию витаминов.

Сумерки сгущались, мы замёрзли и скорым шагом двинулись обратно. Но «скорым» – это ведь только сказать. Объектив фотоаппарата поминутно натыкался на объекты своего острого интереса, останавливая осень в её лучших и прекрасных мгновениях. Сыпнул дождь, мелкий, холодный, прибавился ветер.

Но мы были уже на берегу, у лодки, и крепнущая тяга к теплу, дому и чаю говорила нам, что как ни хорошо на природе, а дома всё же лучше. Ведь дома уже мысленно, сколько угодно можно возвращаться к местам, где мы только что побывали. А ведь вспоминалось и думалось...

 

Озеро Бобриное

В прошлом году, зимой, на лыжах автор этих строк ходил по этим же местам, начиная с озера Льнища, чтобы узнать, что представляют собою эти водоёмы в самый доступный период года: летом здесь – вы же представляете – всё зарастает травой и кустарниками выше человеческого роста, и поэтому много тут не посмотришь и не увидишь. Летом не до разведки. Чтобы что-то успеть, нужно идти наверняка, если идешь с целью, ибо летний день намного короче зимнего – в том смысле, что минуты свои не считает.

 По итогам зимней разведки вспомнил, что рядом со Льнищем было озеро, название которого я не знал. А может, его и не было. С северной стороны оно было сильно завалено деревьями, а с южной - более открыто для доступа. Это озеро начинало (от этой небольшой группки сосен, которую хорошо видно из Лебяжья) цепочку более мелких озер, следующих на юг, до самой Старицы.

В обильные по водным ресурсам годы озёра сообщались друг с другом  протоками, в дефицитные (вроде нынешнего) – перемычками.  Кругом рдел и пылал шиповник. Будучи ростом до плеч и выше, он цеплялся и умолял: «Остановись, человек! Ты видишь, как я нынче постарался для тебя, – растил, знал, что придешь. Зимой с чайком, витамины...»

Однако же вскоре я заметил, что не так уж он и цеплялся, как мне показалось вначале. Кругом вся поляна между этими двумя озерами (шириной метров в триста) была исхожена вдоль и поперек, и всюду виднелись тропы, по которым ходили вчера и сегодня, и только что. Но никого на самом деле не было видно и слышно. Что-то здесь не согласовывалось меж собой по логике рассуждений. Если эти тропы протоптали сборщики витамина, то почему этот витамин полыхает здесь в таком множестве, что при ближайшем рассмотрении оказывается, что он вообще не тронут.

И стало понятно, что тропы эти не человеческие, а бобриные. Оставалось в этом только убедиться. Спустился под берег к этому узкому безымянному озеру и, еще не дойдя до воды, увидел глубокие тёмные ямы, ведущие к берегу. А от воды увидел и множество нор на расстоянии примерно метра друг от друга. Такой плотности заселения я, пожалуй, ещё и не встречал. Само собой, в голове родилось название - Бобриная деревня. Ну а поскольку речь всё же идёт больше об озере, то пусть и будет: Бобриное озеро. Вы же понимаете, что как и у всякого приличного озера, тем более так плотно заселённого, должно быть название.

Фотографируя поминутно первозданные уголки угасающей осени, и оттого, может быть, пылающие красотой с такой страстной и неумолимой силой, прошёл постепенно на юг, вниз по течению Вятки, узнать о судьбе другого озерка, следующего в этой цепи озер – размером где-то метров пятнадцать на семьдесят. И... вот оно.

  Зрелище более чем печальное. В середине его - лужа, исхоженная чьими-то, понятно чьими, ногами. А затем – к периферии – болото и вовсе высохшее дно, заросшее невысокой травой. Таким же оказалась и судьба другого озерка, следующего по цепочке вниз.

    Вернулся к Льнищу. Но что с ним? Я никогда не рыбачил на нём, но много раз проходил мимо и зимой, и летом, и всякий раз оно удивляло меня своей живописной красотой, огромным зеркалом и загадкой: а что там, а кто там, – внутри?.. Но как-то все не доходили руки. Ведь тут – рядом, а звали дали. Психология.

   Всегда немного грустно, когда тайна, сулившая необычайное, призывавшая нас к себе своей недосягаемостью и недосказанностью, вдруг раскрывается перед нами, да еще и таким ужасным и утлым образом, как в этот раз. И от этого уже не грустно, а больно.

  Вот, глядите (на снимках) сами, что осталось от тайны и недосказанности. История та же, что и с маленькими озерами. В середине – лужа, а дальше – заросшее травой большое болото. А где рыба, где прочая живность? Всё, что погибло, склевали птицы, а что осталось? Остались бобры вокруг озера. Они не питаются рыбой и не конкурентны рыбакам. Но... есть тенденция, которая очень сильно беспокоит.

   Популяция бобров в окрестных водоёмах увеличивается, и какими-то даже в геометрических прогрессиях темпами. Если еще несколько лет назад, на свежей памяти местных рыбаков, бобры селились в основном по озерам и протокам, то постепенно они начали появляться в мелких реках и теперь уже – и на Вятке. Всюду теперь вы увидите – на берегу и на воде – нагрызенные ими ветки и поваленные деревья и, само собой, – устроенные ими под свои нужды берега. И, следуя инстинкту, они эти берега заболачивают, и очень быстро.

 

Но дело не в бобрах...

   Не надо очень глубоко мыслить, чтобы понять: главная причина резкого роста бобриной популяции – потепление климата в наших широтах за последние 15-20 лет. Хорошо это или плохо? Ничего хорошего. Их активная деятельность, не говоря обо всем остальном, разрушает берега, засоряет водоемы и ведет к их заболачиванию, в том числе и рек, и речек. И вот какая еще существует особенность. Бобры живут и строят свои норы в подводной части берега.

И если озера и протоки мелеют и высыхают, что остается им делать? Они переходят в большую реку и начинают осваивать Вятку и развивать в ней такую же бурную деятельность, как и на озерах.

    Конечно, из всей совокупности факторов бобры – не главный и очень даже второстепенный и третьестепенный фактор обмеления наших рек и речек. Но беда в том, что темпы этого обмеления не укладываются ни в какую сколько-нибудь осмысленную логику. Хотя... Понятно, что главный фактор здесь – резкое снижение площадей основных лесных массивов в районе, в стране и в мире.

  Пять лет назад, пониже паромной переправы, там, где молодёжь делала нырялку из досок, и все прыгали с неё вниз головой без опаски задеть дно, сегодня глубина там ровно по колено. Это в Вятке. Все мы заметили, что в последние зимы ледоход на Вятке проходит дважды. Река слабеет от первого, декабрьского ледохода и весной, уже в апреле,  не имеет сил провести ледоход бурно и мощно, как и положено. Чтобы был высокий разлив, вода напоила луга, и по высокой воде снизу к нам в изобилии пришла рыба. Чтобы было все, как прежде, и климат не менялся так катастрофически резко. Увы, климат меняется – и не в лучшую сторону. Это уже факт.

   Что ждать дальше, что делать человеку? Конечно, этот вопрос, прежде всего, к ученым, властям и специалистам. Но очень уж неповоротливы и те, и другие, и очень мало что теперь уже могут изменить. Нужны понимание, того, что происходит, нужны воля – для того, чтобы в этом разобраться, нужны средства. Вы понимаете сами, что средств нет, а отсюда и воли.

Поэтому то, что мы могли бы делать сами – все вместе и каждый на своем уровне – мы можем, могли бы, вероятно, делать это уже сейчас.  Главное, что мы могли бы, и что от нас требуется, и что делать необходимо, – это заниматься вырубкой лесов планово, не приближаясь к берегам водоемов ближе, чем на двести метров (по Закону) и более. Наша задача – пересмотреть в сторону улучшения наши усилия по восстановлению лесов. И пусть главными мерилами в решении экопроблем станут наши профессионализм, наши гражданские совесть и ответственность.

Это означает, что нам предстоит всем миром, не теряя времени, перестраивать своё экологическое мышление и сознание. Взрослые консервативны и мало что хотят и способны изменять в своих привычках. Поэтому воспитание это нужно начинать с детского садика. С начальных классов, чтобы все мы знали:

всё в природе уникально, разумно и требует соответствующего отношения. Нет природы – нет человека. Природе плохо – плохо человеку. Давайте же попытаемся спасти и преумножить то, что у нас ещё осталось. Попытаемся  преуспеть в позитивном мышлении, без которого немыслимы нормальные планетарные процессы. Ибо мир природы и человека един – и он взаимосвязан, и взаимозависим.

 

Геннадий ЛУЧИНИН,

член Союза журналистов России.

На снимках: царство шиповника, озеро Бобриное – Октябрь 2010 год. Фото автора. 

 

 

 

СПУСТЯ ВРЕМЯ...

 

Время шло, но тот проклятый, как я его тогда называл, – 2010-й – из головы не уходил, ибо был противоречив и оставил после себя много вопросов. Этот год был особым и выпадал из общей тенденции к потеплению климата, к смягчению температур у нас в России и на Планете. 

В момент формирования настоящей книги у автора, конечно же, был свой собственный взгляд на несметную жару 2010 года и два огромных пожара на берегу Вятки напротив Лебяжья, что произошли у нас в конце апреля и июня этого же  года.

Ученые и эзотерики говорили о глобальном потеплении климата на Планете, о повышении влажности. Даже каменистые прежде берега рек зарастали осокой и прочими травами и кустарниками, заболачивая поймы водоемов. Процесс шел быстро, и все это было страшно видеть – ведь потепление и увлажнение происходили на наших глазах, и, прежде всего, – на глазах рыболовов-любителей, которые на природе бывали регулярно и все эти процессы видели. Но вот эта жара 2010-го...

Однажды вечером, уже после работы, я выехал на лодочке искупаться, чтобы буквально спасти себя от той изнуряющей и неотступной тридцатиградусной жары. На средине реки, напротив деревни Редькино, что повыше Лебяжского городища, – я привычным образом нырнул с кормы, и хорошо, что у меня было правило – выставлять  руки перед собой, чтобы случайно не ткнуться головой в дно. Без преувеличения – это правило меня тогда и спасло.

Я ткнулся руками в это дно сразу и, ошарашенный, пошатываясь, встал на ноги. Воды было по плечи. Процесс обмеления Вятки был в разгаре и, видимо, был уже неостановим. Обострение ощущений жизни после того купания, видимо, прочистило мне мозги и навело на странные мысли, от которых я уже не мог отказаться. У меня появилось понимание, – и в этом теперь я был уже уверен, – что жара, которую мы испытывали тем летом 2010-го – была не настоящая, природная, – а была искусственная.

Лета без жары не бывает, но эта жара была какая-то особенная и угрожающая, которая опасна для человека. Она была иная. В ней, в ее внутренней сути – по какому-то небожественному замыслу – было что-то нехорошо задуманное и... разрушающее. У нее были иные вкус и привкус. Впечатление это было очень сильное, но ведь солить его не станешь и с ним никуда не пойдешь – ни объясняться, на жаловаться. Где аргументы? Да к тому же мы, русские, как никто, – еще и терпеливы.

Вскоре это мое ощущение подтвердилось. В которой-то газете за тот год – возможно, в «Аргументах недели» – на последней странице увидел информацию от председателя ЛДПР  Вл. Жириновского. Лидер он одиозный, но умный и отважный, и, как мало кто – обладающий особой информацией. Другой бы промолчал, а он – нет.

Он и сказал, что этим летом (2010-го) наши «друзья американцы» испытывали на нас действие экспериментальной лазерной установки «HAARP», что расположена на Аляске, и что она и есть источник такой нехорошей жары на территории России. И даже, возможно, – источник и причина некоторых многих пожаров.

Вот теперь все вставало на свои места. Кстати, об этой лазерной установке я слышал и раньше, а также слышал и то, что у нас тоже есть аналогичные. Хотелось бы думать, что наши послали адекватный ответ. В таких делах промолчать – себя обижать. Кстати, посылая для этого соответствующие импульсы, установка имела возможность избирательно устраивать пожары в «нужных» точках суши. Кроме того, такая искусственная жара уже сама по себе создает предпосылки для пожара. А также, – как я заметил по себе, – создает глубокий душевный и физический дискомфорт у человека.

Как осуществляется процесс? Лазерная установка посылает свой лучевой сигнал в стратосферу, и он с таким же углом отражения – искусной рукой оператора – направляется на заказанную территорию Планеты. Это оружие, как вы понимаете, из разряда климатических, и результат его действия после этого лета 2010-го я наблюдал спустя еще два года после него.

К чему я все это рассказываю? Да к тому, что именно в этом году большое и прекрасное озеро Льнище высохло до дна, и лик его, как в дни позора, был и унижен, и ужасен.Та же судьба постигла и некоторые прилегающие к нему озера. А значит, пострадали и многие другие, а если точнее – то все водоемы нашего края, попавшие в радиус действия разрушительной установки. Погибло очень много рыбы, деревьев и кустарников, нарушено видовое разнообразие трав.

Слушайте дальше. На будущий год поехал специально в дальний заречный бор – к так называемой Красной горе на речке Черноково. Чтобы посмотреть, как подействовало на местную природу прошлое лето, и как там ныне, – не пострадало ли что. Хотелось еще, как обычно, посмотреть, нет ли подснежников, а также свериться насчет земляники, ибо она тоже была на подходе. Честно говоря, не верилось, что эта поганая жара прошла для нашей природы бесследно.

Знаете, то, что мы увидели с женой, ударило нас прямо в сердце. Не только подснежников, или чего-то еще, чего прежде было здесь в изобилии, – нам увидеть не удалось. Здесь ничего не было – даже простой зелени. Разве что кое-где сохранились островки брусники, да обычные редкие травинки, которых и названий я даже не знаю.  

И, словно в знак понимания того, что мы чувствуем, мы нашли в одном из затаенных уголков бора два крупных колокольчика – два трогательных сине-фиолетовых цветка, которые словно бы пообещали нам, что вся былая и прекрасная прежде жизнь сюда еще вернется.

Озера, о которых мы говорили, и на другой год были почти безводны, или – которые помельче, – безводны совсем. А ведь в них погибло все живое. Вот почему говорю и говорю, снова и снова: всем, кто есть на нашем белом свете: давайте беречь то Божественное Мироустройство, которое дано нам Создателем нашим для нашего же блага и великого счастья, о чем мы с вами, похоже, и не подозреваем. Оно дано нам для нашего сохранения и окормления, для обережения нашего и радования. Давайте подумаем, а что же оставим мы после себя нашим детям и внукам!..

Мир вам, Свет и любовь!

 

24. 03. 2019

 

 

 

 

                                                                                  МИСТИЧЕСКИЕ ИСТОРИИ

 ОЗЕРО

ПОДБОРНОЕ

       

То, что глазу невидимо, но все-таки существует,

и есть мистика. Ибо находится в ином измерении.

 

Знаете ли вы, дорогой товарищ, за собой состояние души, которое вы могли бы определить как ощущение ЗАВЕРШЕННОГО КРУГА? Не полного, а промежуточного, внутреннего. Это когда все, что вы планировали на данный и обозримый отрезок пути и времени, в основном сложилось, – как вещи в чемодане перед вашей командировкой, – и вы имеете удовлетворение от того, что и как вы делали на этом отрезке времени вашего внутреннего обозрения. А, главным образом, – от того, что именно получилось у вас в результате ваших стойких намерений и дерзаний.

1.

ЭТО МОМЕНТ, который несет в себе энергию внутреннего удовлетворения и ненавязчивое, но стойкое желание себя поощрить. Как? Очень просто. Разом уйти от всех своих дел, отстраниться от них на какое-то неопределенное время полностью – хотя бы для того, чтобы однажды увидеть их со стороны – во всей их неприкрытой ясности и, может быть,  жесткости, во всей их откровенности, чтобы вернее – со временем –  двигаться с ними дальше. Чтобы это произошло, я решил устроить себе маленькое однодневное путешествие, в которое приглашаю и вас. Вы ведь тоже все это время не бездельничали и тоже, наверняка, хорошего заслужили.

Но если бы все было так просто и однозначно в мироощущении автора на период нашего повествования, то он не был бы русским человеком. Вы должны понимать, что у него, у этого самого русского человека, всегда звучит под сурдинку тонкая щемящая нота, которую и сам он, да, пожалуй, и вы тоже, читающий эти строки, сумеете, или захотите сами в себе, при желании, и найти, и прочитать. Ибо она – на все случаи жизни, и в любой момент под ее неслышное, но ощутимое звучание вы можете выйти на нее, озвучить и с полным основанием предаться русской грусти или – что одно и то же – английской меланхолии. Ибо это  вызрело в вас, оформило себя и свою подачу, и теперь уже решительно от вас не отступит, требуя рассмотрения, требуя разрешения. Но что нам до этаких глупостей?!.

21 сентября 2012- го таким-то вот образом, по такому-то поводу я и отправился на рыбалку на озеро Подборное, одну из самых драгоценных голубых жемчужин Вятского края. Почему туда? Для этого было несколько причин. Первая. Добираться туда настолько долго и сложно, что иначе как самым настоящим физическим измотом, или маленьким подвигом,  это мероприятие не назовешь. Но мне и нужны были и этот измот, и этот подвиг, ибо еще с весны я положил для себя задачу побывать на нем не менее семи раз за лето. Чтобы, как вы понимаете, порадовать  сердце, а заодно его и укрепить. 

Но знаете, что я вам скажу? – Вам бы такой измот! Вы едете сначала по большой реке. Не очень большой. По Вятке. По течению. На лодке с мотором. Или без. Потом тащите за собой волоком двухместную резиновую лодку по дну обмелевшего русла Старицы. Потом на этой лодке пару раз пересаживаетесь и теперь сами уже на ней плывете, а потом снова тащите ее за собой... Вы подумали правильно. Чтобы не продрать у лодки резиновый зад песком и ракушками (ведь песок не сахарный), я тащу ее на самодельной холщевой подстилке.

Уточняю этот момент только потому, что некоторые из вас без такого пояснения все равно не смогут сосредоточиться и следовать далее за моими рассуждениями. Ибо они все время будут ждать, когда же лодка лопнет. Лишив таким образом этих наших товарищей такого удовольствия, мы только тогда и сможем в наших умных рассуждениях следовать дальше. А дальше и начинается истинное блаженство. Теперь уже я сажусь в лодку, и уже она везет меня с моей помощью вверх по течению по Старице. Старица – в переводе – старое русло. В данном случае – Вятки.

Так гребу я минут сорок, и все это время душа моя поет: со словами и без слов, без всякого звука – и свои, и чужие песни, которые есть, и которых еще нет. Я вспоминаю в эти счастливые минуты, что когда-то был ангелом с Центрального солнца и, кажется, ощущаю это порой до сильного желания потрогать руками за спиной свои большие и белые крылья.

А теперь объясняю, почему семь. Потому что, как я уже говорил раньше, такая цифра для нас, землян, – число особое, сакральное. Ибо мы проживаем во Вселенной, где цифра семь – число еще и матричное, и определяет в нашей реальности определенную периодичность временных циклов. Вспомните: семь дней в неделе, семь цветов радуги...  Или: «семь пядей во лбу», «семь пятниц на неделе».

Все это не просто так, особенно если узнать, что цифра – вообще тот язык, на котором, в отличие от нас, изъясняется более всего Вселенная. Более того – Вселенная построена из цифры, ибо цифра есть основной строительный материал пространства, в котором мы живем. Но если уж говорить совсем просто, надо знать – и мы это, на уровне подсознания, отлично чувствуем,  семерка – просто счастливое число. 

Но гораздо важнее сегодня нам знать другое. Человеку дана жизнь для того, чтобы он все время, последовательно находился на линии эволюционного роста и шел в своем развитии вперед, а не назад. Ведь, как вы знаете, идти по пути встречного сопротивления гораздо сложнее, чем отступать назад, сдавая отвоеванные у Времени и Вечности позиции. Вот почему мы так тщательно мы выбираем место для каждого последующего шага, чтобы ошибиться как можно меньше на пути нашего движения к Вершинам Божественного Мироустройства.

И на этом пути человек, подобно школьнику или студенту, следует циклично, преодолевая ступень за ступенью. И мы с вами сейчас как раз находимся в самом конце одного из таких периодов и в самом начале следующего. Это значит, что мы находимся на стадии перехода из одного качества и состояния в другое. Почему «как раз»? Да потому что, образно говоря, у нас такие великие и бесконечные перспективы для грядущего роста, что только за голову взяться. А если к тому же попытаться разглядеть вершины такого пути, то не одна шапка у нас за это время с головы свалится.

Но запомните эту расхожую фразу, в которой от частого употребления совсем затерся смысл: все относительно в мире. Когда-нибудь мы вернемся еще к этому сочетанию слов, чтобы понять: нет в мире ничего абсолютно устойчивого и незыблемого, поскольку все в нем и все время и течет, и изменяется. И то, что еще вчера казалось и считалось верхом совершенства идеи и незыблемости установившихся порядков, завтра станет анахронизмом и будет вязнуть усмешкой в устах просвещенного человека. А пока… Пока же перед нами «семерка», или цифра семь:

А давайте-ка вспомним еще, коли уже впали мы с вами в такую воистину  нумерологическую лихорадку, какое сегодня число. Да, это 21 сентября – день рождения Матушки Богородицы. Нашей российской заступницы, стародавней охранительницы нашего великого этноса, пожалуй, наиболее почитаемой в народе. А еще это число, если прочитать его наоборот, преобразуется в число 12. Которое есть цифровой код года, в который мы живем и который для планеты Земля, и не только, является судьбоносным.

Это год, когда планета открывает человеку все 12, или  максимальное количество  энергетических порталов для целевого воздействия на нас. Для чего? Для перевода на следующий круг бытия, на следующий качественный уровень сознания. Именно в двенадцатом месяце двенадцатого года и ожидается так называемый Квантовый переход, или пиковый, скачкообразный, момент Вселенского  процесса Преображения Божественного Пространства. Который и переведет нас, людей и все остальное разумное и неразумное его содержание, в новые реальности, в новую Эпоху Света, в новое собственное  качество.

И это означает только одно, а именно: что каждый день этого судьбоносного года, который мы ныне проживаем, и каждого последующего года, каждое его мгновение наполнены и напоены особым светоносным смыслом. И блажен воистину тот, кто смысл этот ведает, его чувствует, его ощущает и проживает, и в каждый его день и час делает свой очередной осмысленный шаг по лестнице самореализации, к вершинной цели своей собственной эволюции.

 

2.

…Проснулся в половине шестого. Глянул в окно (живу на высоком берегу Вятки) – над рекой – белый туман – густой, непроницаемый. Какому и положено быть на исходе сентября светлым солнечным утром после череды непроглядных дождей.  Огорчился и обрадовался: ехать нельзя – пока на воде ничего будет не видно, а вот сны досматривать – это  пожалуйста. Но… утреннего клева все равно уже не видать.

Проснулся снова – в восемь, в девятом. Жена на работе. Позавтракал, собрался, и – на реку. Все остальные и основные приготовления были сделаны загодя. И происходили они как бы сами собой, без моего участия, хотя и моими руками. Поскольку специально я на них не отвлекался. А это означало, что я нахожусь в естественном потоке своего собственного движения, в естественном русле движения свей Судьбы. И в этом случае все, что происходит, происходит как бы само собой.

И происходит это не просто так, а потому, что мы, люди, вошли в такой временной период своей общечеловеческой перспективы, когда две реальности двух космических измерений сошлись в одном месте и обе проявляют себя по-своему. Это трехмерная реальность, в которой мы пребываем на ее завершающем отрезке, и четырехмерная, в которую начинаем входить. И потому многое кажется нам дивным и поразительным, словно в хорошем сне, при этом вселяющем в нас необыкновенные надежды.

На реке обратил внимание: вода снова заметно прибыла. И дошла почти до паводкового весеннего уровня. Чему тут удивляться?! Объем воды  в кругообороте планеты, а значит и у нас в стране, существенно возрос и возрастает. По причине целой совокупности факторов объективного порядка. Но прежде всего субъективного.

Ученые ряда европейских стран, и наши, параллельно, тоже, обнаружили, что резко ускорились темпы таяния льдов Северного Ледовитого Океана. Нарушено функционирование теплого течения Гольфстрим и холодного Лабрадорского. Начинают таять тундровые мерзлоты у нас в стране. Отсюда и по ряду других причин на глазах одного поколения людей резко меняется климат на планете, пока – в сторону потепления. Почему?

Человек вырубает леса, организует неумелыми действиями техногенные катастрофы, нарушающие баланс земных температур, плодит бесконечное количество агрессивных и оборонных технологий, временами пробуя их «на деле», не зная, что из этого выйдет в результате. Наконец, своими агрессивными  делами и намерениями, грязными психическими энергиями плодит внутри и снаружи поверхности планеты так называемые «процессы возмущения», которые являются следствием уже названных нами причин.

А для нас они выглядят как катастрофы экологического порядка. Да, планета Земля – живое, а это значит думающее и чувствующее существо. И ей физически и психически больно оттого, что мы иногда и все время с ней делаем. А иногда, когда терпенье ее кончается, она, образно говоря, начинает от нас защищаться. Как? Через вулканическую деятельность, пожары, наводнения, иные проявления природных стихий. .

Но есть и еще один фактор, который нельзя не учитывать. Планета Земля, как живое и разумное существо, как и человек, но только раньше него, тоже переходит на другой уровень плотности, или на принципиально новое качество собственного тела, духа и сознания – всей совокупностью своих проявленных и непроявленных планов. Она, как и человек, тоже находится сейчас в том кентаврическом состоянии, когда, образно говоря, она еще «не человек», но уже и «не лошадь».

Однако же  точка невозврата пройдена и планетой, и человеком. Осталась альтернатива, а это значит: надо идти вперед, чтобы сделать большой скачок и стать человеку – богочеловеком. Или вернуться назад, в уже пройденное прошлое, на еще один круг дозревания. Чтобы проходить, проживать примерно ту же самую программу длиною в 26 тысяч лет. А кому это надо?!.

Вот это все, что я вам говорю, надо ли вам, интересно ли? Нужна ли она вам, эта правда?  А если нет, то как же мы с вами тогда станем двигаться дальше?  Ведь этот процесс  Квантового Перехода для человека вдвойне хорош и продуктивен, когда делается нами осознанно.

 

3.

А дальше… самая настоящая сказка. Туман начинает садиться. Берега постепенно обнажаются, все более расцветая, словно бы являя собою процесс предуготовления Безусловной Божественной Эстетической Милости человеку, отправившемуся на рыбалку, но оказавшемуся, волею доброго провидения, в нужный час в нужном месте. И вот – перед нами – лик Светлого Утра. Свежий,  блистательный и неожиданный, словно подарок,  раскрашенный всеми красками Осени.

Ближе ко мне – высокий берег Вятки, заросший лесом. Хвойным, лиственным. И кое-где, в просветах между красным, зеленым, оранжевым, малиновым и коричневым, проглядывают, в верхней части берега, будто глаза, бело-голубые оконца домов. А снизу, словно чайные ложки на кухонном столе после обеда, – разноцветные лодки. Но все эти цвета и формы  пребывают в пастельной тональности, словно написаны фланелевыми красками. Вся эта реальность, по впечатлению, пребывает во сне, и на переднем плане уже достаточно обнажилась, а в отдаленье – все еще в тумане – либо в неполном, белом и размытом, а то и совсем плотном.

И дальних берегов еще не видно, и горизонтов нет, и, кажется, что уже и не будет, и останется все, как есть.  А пока… все вокруг – уютное, домашнее, загадочное, и все, что есть, находится непосредственно прямо перед тобой, как чайный прибор с дымящимся свежим напитком, от которого струится легкий парок. А вот и белый пароход – как живая воплощенная мечта нашей землячки Ассоль – проступает сквозь белую пелену и вот уже… начинает оживать и  следовать, набирая скорость, вверх по течению, по своему обыденному маршруту, унося в уже светлеющую дымку алые паруса своей бесконечной мечты.

Берега все более, постепенно, освобождаются и приближаются. Один, ближний, – пламенеющий желто-красный; другой, дальний, – холодный, в сдержанных сине-зеленых тонах. И, глянув на этот берег, сердце тоже охает от неожиданности. Полная противоположность, и – тоже –  по художественному замыслу, – откровение. Такова Вятка в Сентябре. Такова Осень на Вятке.

Никак, знаете, не подымается рука писать Осень с маленькой буквы. Для меня она тоже, как и Планета, как и природа, – живое и одухотворенное существо. Когда я отдаюсь ее просторам, кажется, что прежнее вернулось – «буйство глаз и половодье чувств». И нет разочарований, усталости, сомнений. А есть полная палитра жизненных красок щедрого безсмертного художника, не знающего немыслимого, не признающего невозможного.

Действительно, вокруг – самое настоящее половодье чувств! Вода поднялась – река в силе. На Лесной Пристани высокая вода Старицы снесла мост, и целый месяц лесхоз, при множестве попыток, не может навести через реку переправу, чтобы продолжить вывозку древесины. Природа словно бы подсказывает человеку, словно бы шепотом, кто на планете хозяин. «Нет Природы – нет человека». Но ведь не слышит человек, поскольку далеко уже, и слишком, зашел в своем самомнении и не хочет своим поступиться и в малом, чтобы сохранить и преумножить еще оставшиеся природные достояния. Сохранить Красоту.

Что же остается Матушке Природе? Известно: продолжать убеждать человека, но уже все более убедительными средствами. Сейчас это называется – в новейшей истории людей – принуждать человека к миру. Поживем – увидим, как это может выглядеть на самом деле в дальнейшем.

 

4.

НО… мы-то ведь, вятские и не вятские, с вами просто путешествуем – не забыли? Хорошо. Очень хорошо! Двигаемся дальше. И вот Старица… Добрая, милая, уютная, очень домашняя. Вода зашла в нее и дала ей силу преображения, подарила свою любовь. А солнце брызнуло и все это окрасило. Вы ведь хорошо знаете, во что превращается белый туман, 

мягко осевший на землю. На кусты, деревья, на травы, на паутины. Он превращается в мириады солнц и крошечных радуг. И все это вместе взятое и завязанное одним

нераздельным узлом Божественного Единства показывает нам образец Божественной Гармонии на всем сегодняшнем Утреннем Убранстве Божественной Территории. На любом из тех заповедных мест, в которых волею нашего случая оказались сегодня наши с вами Светлость и Милость.

Ибо: как ни вывертывайся из объятий этого Утра, но и мы с вами тоже попали в это Одухотворенное Единство Сияний. И тот же самый Божественный Свет Божественной Любви входит и в нас, и накладывает на каждую нашу клеточку тела и сознания Светлую печать Божественного Откровения. И врастает нам прямо в душу, входит в  нашу сердечную плоть и остается там уже навсегда, чтобы в нужную минуту сказать: «Помни!»

И не забудешь. Но сегодняшний подарок этого утра заключается еще и в том, что на этом отрезке пути с полкилометра мне не придется тащить лодочку следом за собой, потому что вода прибыла, и я по-королевски еду вверх по течению, не вставая со своего сиденья. Это – роскошь по сравнению с тем, что было летом. А вот  и местечко, где обычно, по-прежнему опыту, я взбираюсь на берег для дальнейшего своего похода. Еще летом я проделал в нем, в берегу, подобие ступенек, и теперь взбираюсь по ним, словно на третий этаж у себя дома.

 Вы, конечно, догадались, что теперь роли наши поменялись, и моя лодочка едет уже на мне, посмеиваясь. Едет сначала вверх, на берег, и далее, по длинному сверкающему лугу, который сегодня вместил бы и дал достаточно вдохновенных строк целой тысяче поэтов. Для светлой и ликующей коллективной поэмы о Любви, о Природе, о Планете, об Осени. О томлении неизбывном от предвкушения каждого последующего момента бытия.

  Тут-то, от берега Старицы, и начинается мой действительный труд. С километр, и более того, до озера эту лодочку надо еще по этому сверкающему лугу тащить, уже известным нам способом, до места нашего назначения. Но мы с ней мужественно и радостно идем навстречу этой святой троице – утру, солнцу и озеру. Каждая паутинка, каждая капелька росы сверкают навстречу. Кругом – кажется, что танцуют для нас – справа и слева, кусты и деревья, расписанные лучшим в мире художником, каждое – на свой лад. Золотая симфония, национальный балет, выставка на тему русского национального костюма? Почему бы и нет? Вы же понимаете, что я часто останавливаюсь, чтобы передохнуть, чтобы запечатлеть через объектив это Божественное Великолепие вокруг.

Почему же это утро так поразило меня, будто сроду мне не доводилось ходить по утрам на рыбалку? На этот вопрос я получил ответ сразу, как только увидел озеро. Тут только я понял, и сам тому удивился, что такого еще, действительно, не видал, поскольку никогда еще не был здесь осенью. За все 64 года. Поскольку осенью было не до рыбалки. Поскольку весь мой временной жизненный ресурс до сих пор не мог позволить себе такой роскоши.

Ну и, конечно: Осень – самый, наверное, занятой период в нашей жизни, ибо на повестке ее дня много чего: уборка урожая, подготовка жилья к зиме, осуществление других жизненных планов, которые лучше всего удаются именно в эту благословенную пору. Да ведь, традиционно, надо и по грибы успеть. А их ныне, как известно, – море.

 

5.

И ВОТ мы на озере. Оно горит всеми красками Осени, оно сияет каждой каплей росы, оно переворачивает все мои представления о мыслимой гармонии и красоте нашего Вятского края, нашей светлейшей его жемчужины – озера Подборного. Сразу вспоминаю недавнее интернетовское письмо на мой сайт бывшего местного старожила Сергея Михеева. Он сегодня нефтяник, менеджер международного уровня. Постоянное место его теперешней работы – Эмираты, а в данный период, по делам службы, он находится в США. Вот кого: его бы сюда!..

 Знаю по его письмам, сколько в нем любви и тяги к его родному Лебяжскому краю, но главным образом – к Лесной Пристани, бывшему поселку работников леса, где прошло его детство. А это значит: в лесу, у реки, на природе. Сколько любви и заботы, сколько беспокойства у него о судьбе этого озера. Он знает мировую тенденцию к обмелению водоемов и не без оснований переживает, что эта же доля ожидает и его лучшее и единственное на всю жизнь озеро Подборное.

Он считает, что в нужных местах нужно, для поддержания его водного баланса, построить несколько плотин, какие, по его наблюдениям, строили раньше бобры. Вот бы теперь его, Сергея Михеева, сюда, чтобы эта роскошь была оценена действительно и по достоинству. Вот кто лучше других, наверное, понял бы и мое теперешнее душевное состояние тихого восторга.

Но все это отступления от жанра. А наш жанр – рыбалка. Снимаю на память куст калины с краснеющими листьями – весь в ореоле сияющего потока встречных солнечных лучей, с окном на озеро. Делаю панорамные снимки. Озеро – в длину – не менее километра  плюс цепь  примыкающих к нему с обеих сторон  мелких сопутствующих озер. Водоем в поперечнике – в разных местах – до 50-100 метров. В озере в изобилии – лилии и кувшинки.  Но это летом, а сейчас их нет. С востока, по всей длине озера, к нему вплотную подступает бор (отсюда – озеро – Подборное) – со смешанными деревьями. Отсюда – и его необыкновенная красочная палитра. И все это поет и отражает в воде свое бесподобное утреннее обличие.

И этим раскрасованьем любуются небеса, а я лично подозреваю, и не без оснований, что и сам Господь Бог собственной персоной делает это вместе со мной.  И, думается, не только любуется. Мне кажется еще, что Он это озеро охраняет. Вы же сами догадались из нашего с вами совместного повествования, как непросто до него добраться. Семь раз здесь нынче бывал и – ни одного человека, кроме меня. Нескончаемый санаторий, святое заповедное место для радования чистых душ и светлых глаз, для очищения. Храни его, озеро, Господи, от худых людишек, от браконьеров и безоглядных порубщиков леса!

 С противоположной от бора стороны озера – роскошный луг. Предприимчивый человек с запада из этих трав, вполне возможно, а скорее, – наверняка, наладил бы здесь производственный цех по производству лекарств. По сбору ягод и шиповника. В бору – невидимо грибов. А ведь правда: оградить бы это место Государством от возможных губительных экспансий разного рода! Ведь это то самое, о чем мечтает и Сергей Михеев. Вот идея, которую с радостью поддержали бы, наверное, наслышанные об озере и мои земляки!

 

6.

Забрасываю удочку в своих заветных местах. Тут и там. И там, и тут. Глухо. Даже никто  не потрогает. Уж если не из уважения, так хотя бы из любопытства. Направляюсь к другому берегу, к лесной стороне. Не клюет и здесь – не больно и надо. Зато! Какая же тут немыслимая красота – глазам больно. Снимаю. Во все стороны. Не спешу. Живу. Вот где воистину Живу и Чувствую. Хорошо. Прекрасно. Бог с ней, с рыбалкой и рыбой! Не больно-то в такое время я ее и ждал. Сегодня все свое я уже получил сполна, получил с лихвой…

Стоп!! Да как же так – не ждал?! А вчера, когда я запрашивал мысленно окуней, кто мне обещал: «Будут окуни! Много».  А вот кто: обещало мне мое Высшее «Я», диалог с которым я пытаюсь наладить в последнее время. И которое способно видеть и прошлое, и настоящее, и немножко – будущее. А в окошках, между заботами о рыбалке и восприятием красот все равно думаю о квантовом переходе...

Как к нему готовиться, или уже поздно и все бесполезно? Ничего не бесполезно и не поздно. Все очень просто и в то же время – по диалектике – очень сложно. Судите сами. Нужно познать, хотя бы в общих чертах, информацию о Переходе и ее ПРИНЯТЬ сердцем. В этом главная сложность. То есть приготовить себя внутренне и согласиться на собственное обновление, на собственное будущее с иным, более высоким знаком качества.

А еще нужно поверить Богу и принять Его заботу о нас и попытаться войти с Ним в СоНастройку. А со временем – вступить и в СоТворчество. Чтобы творить настоящие чудеса. Учиться мыслить позитивно, никого не обижать. В том числе и для того, чтобы своей мысленной позитивной энергией поддерживать идею Перехода человечества в новую эпоху, идею качественного обновления всего сущего. Наша с вами задача – объединить для этой же цели народ России, чтобы уберечь страну, а вместе и все человечество, от чрезмерных вынужденных и ненужных катаклизмов, и иных возможных испытаний.

Между тем солнце пригревает, становится ощутимо теплее. На чистом прежде небе появляются легкие тучки. Кажется, что некая обстановка внутри всего, что есть в поле моего зрения и умозрения, некоторым образом смягчается. Но это всего лишь на уровне ощущения. Впрочем, кажется, началось и повышение температуры воздуха. Но что-то изменилось несомненно. Что? Времени было где-то весьма заполдень. Но эти все оценки тех своих ощущений я даю задним числом, по памяти. Весь тот день я прожил на едином дыхании, в полной гармонии между собой и природой, в том числе и Высшей природой Божественного плана.

И все, что в этот день произошло, как мне показалось в какой-то момент, произошло как нечто цельное, как спектакль, будто специально  кем-то организованный и выстроенный для меня, для моего окончательного духовного очищения и преображения. Как акт завершения определенного периода моей жизни. Для моего окончательного вхождения на территорию новой эпохи Преображения человека. Вот уж воистину: человек предполагает, а Бог располагает…

 

 

 Все в тот день шло мне в руку само собой простым и естественным путем, отчего  даже мне захотелось думать, будто Некая Высшая Целесообразность на своем уровне стремилась в тот необычный день ввести меня в такие энергии и состояния,  чтобы оба мы, вместе с Нею, могли в наилучшей степени соответствовать Моменту и Необходимости. Ну, хорошо, давайте сделаем небольшой перерыв, а затем – еще одно и совсем небольшое отступление…    

 

7.

Незадолго перед этими событиями произошло еще одно, и достаточно знаковое. Седьмого сентября, вечером, посмотрел фильм «Анна Герман», и он произвел во мне эмоциональный взрыв, направленный вовнутрь, в мои душевные и духовные структуры. Фильм, действительно, был сделан здорово и направлялся чьей-то зрелой духовной рукой. А на другое утро я проснулся от голоса, прозвучавшего во мне: «Хочу к Богу». Это был голос души, голос Выверенного Решения. Он прозвучал из внутреннего, а не из внешнего меня, и, как сразу мне показалось, положил конец всем моим прежним метаниям и сомнениям.

А что бы испытали вы, получив такое маленькое утреннее собственное откровение, пришедшее к вам от вас же? Честное слово, очень, вы даже не представляете, как сильно, хотел бы я после этого посмотреть на вас, послушать в этот момент ваши мысли. Да, это был, с одной стороны, знак и признак того, что я, наконец, преодолев свои внутренние борения. Или, сняв с себя все внутренние крючки, не дававшие мне ранее сделать окончательный выбор и полностью принять Творца с Его задачами и требованиями к нам, человекам, все-таки этот выбор сделал. В пользу Творца. И значит – себя самого. Это был голос того самого МОЕГО ВЫБОРА.

Но мы ведь привыкли все анализировать, подвергать сомнению, и под каждой кочкой, которую мы переступаем, нас ждет обычно СОМНЕНИЕ – большое или маленькое, или разочарование: то ли, так ли, надо ли? И в этот раз: только я успел порадоваться, что, наконец-то, все эти проклятые сомнения позади, как одно из них все-таки  (иначе и не скажешь) выкарабкалось наружу и стало требовать свое. Оно возразило, а вдруг это Бог призывает твою душу к себе, ибо на данный момент она исчерпала себя на земном плане, и от нее не ждут более ничего стоящего и, следовательно, дадут ей отдохнуть, затем поставят задачу на следующее воплощение? И для этой задачи дадут новое тело, и обозначат место нового воплощения. Где-нибудь в не столь отдаленной Галактике… А мне сейчас нужно было не это.

  Представьте себе, как душенька моя затрепетала. И вы попробуйте поставить себя  на мое место. Ведь такую мысль следовало переварить, а просто ли вот так, сразу? А главное – принять. И была она, душенька, не в себе до тех пор, пока не догадалась спросить у своего Высшего «Я»: «Так ли это?  Что, мне, действительно, предлагают подсобирываться?»

Однако Голос сказал твердое «нет», и повторил его еще дважды.  Значит, – первое.  Значит, – предстоит Переход и все то, что с ним связано. И готовиться надо к нему, а не к чему-то иному. Знаете? Вот так от раза к разу идет вместе с нами и через нас некая цепочка событий, которая своим понятийным языком дает сообразить, что от нас требуется и куда, и как нам идти дальше. Она идет и не кончается, и продолжает держать нас в напряжении, и лишь изредка – вот как сегодня – как милость, дает отпущение. И без такого расклада не обойтись. Потому что пришли мы на нашу Планету в такой ответственный период на работу, а не для прозябания.

И, по всей вероятности, нам для жизни и нужна та самая полная ясность, которая дает нам возможность себя понять, себя оценить и в себя  поверить. И следовать далее своим курсом без всяких метаний. Нам нужна ясность, подобная той, которую дает мне и нам с вами, этот сегодняшний дивный сентябрьский денек, начиная выстраивать по полочкам то, что долгое время лежало где и как попало и долгое время не находило себе конкретного места. 

К чему это? К тому, что в рыбалке моей возникла пауза неопределенности, и начал я уже было подумывать возвращаться домой. Если рыбачить и не ловить, то можно бы уже и ехать обратно. Чтобы еще как следует и от души повертеть головой по сторонам, порадоваться, пофотографировать. Ведь такого больше не увидишь. И без спешки вернуться домой. Но жизнь, словно иная строптивая теорема, требующая доказательств от противного, ведет себя частенько непредсказуемо. Ведь рыбачить я все это время не переставал, и забросы делал «на автомате».

Вдруг неожиданно случилась поклевка. Случайная? Конечно. Через какое-то время – другая, тоже ленивая. А там, после солидной паузы, – и третья. Правда, поклевки были редкими, в час по чайной, но рыбак на безрыбье и этому рад. Так продолжалось час, другой, а дальше пошло...

Хорошая красноперая сорога с ладошку и помельче стала брать чаще и чаще в крошечных озерных просветах меж лопухами, но близко не подпуская. Это была рыбалка на длину и точность заброса. Любой зацеп требовал перемещения с рыбного места. К шести часам, когда солнце стало приближаться к горизонту, клев снова ослабел, а я с солидным усилием достал садок из воды. Семь килограммов ровно – показал домашний замер. Снова «семерка». Помните?

И вот еще что. Из всей этой рыбы только дважды попались окуни. В один из таких моментов я и спросил у своего Высшего «Я»: «Но ты же обещал много окуней. Где они?»

– Откуда же мне знать, окуни они или нет? Я просто имел  в виду рыбу. Ты недоволен? 

– Я счастлив,– отвечал я, – и так это и было. Ни разу во время рыбалки я не вспомнил о еде, ни разу у меня не нашлось времени посмотреть на часы, сесть поудобнее. Вот что такое рыбалка.  Лишь иногда я фиксировал фотоаппаратом наиболее потрясающие состояния природы. Жаль, что возможности его не вполне отвечали возможностям ее.   

 

8.

Обратный путь тоже был гладким. Никогда не удавалось мне совершать этот путь с таким минимумом усилий при максимальном результате. Летом я ловил на озере и больше, но ведь сегодня – холодная Осень! А если бы вы видели эти снимки! И они были, пожалуй, важнейшим результатом – может быть, если бы не наш с вами сегодняшний разговор. Ведь его нам тоже навеяли обстоятельства этого дня.

А,  может быть, думаю я, это был мне, и вам тоже, подарок от Матушки Богородицы, чей образ для меня всегда был притягателен бесконечно? И чьи портреты писал я неоднократно в своем излюбленном стиле авангард, и которые выставлялись неоднократно же на выставках разного  уровня? Но вот что очень важно, и это может оказаться наиболее важным из всего, что здесь сказано...

Ибо, какие бы вопросы я, или вы, ни задавали сегодня себе, или кому-то еще, вряд ли мы получили бы исчерпывающие, а, главным образом – окончательные ответы на них, как в случае с окунями. Потому что мы вступили в такие необычные и неуловимые для земного разума слои реальностей, что на каждом очередном нашем маленьком шаге, крошечном повороте нашей личной истории, нас подстерегает неожиданность, а подчас – и невероятная.

Что же происходит  и отчего? – спросите вы. А происходит вот что. Мы с вами, дорогие и уважаемые соотечественники, вступили уже в новую, тонкоматериальную эпоху, отличную от эпохи нашего прежнего пребывания по плотности материи, по частоте наших внутренних вибраций. Мы вышли на гребень первой волны Квантового перехода. Так в чем   особенность сегодняшнего момента? В том, что мы пока еще не вышли полностью и из плотного физического слоя, в котором пребывали и пребываем 26000 лет.

Таким образом, на наших глазах будут и уже проявляют себя по-своему обе эпохи, встретившиеся, образно говоря, в тамбуре для Перехода в следующее измерение. Отсюда и чудеса, и необычные для нашего обыденного сознания состояния. Не пугайтесь их, а лучше постарайтесь побольше узнать от знающих людей, из соответствующих источников о том, что происходит в нашей физической пока реальности на самом деле. 

Ну, а теперь давайте попробуем вместе добраться до конца нашей истории. Когда я перебрался со своим настоящим текстом на седьмую страницу, вдруг ощутил в себе желание оторваться от компьютера, отстраниться от дел хотя бы на минутку. Подошел к окну, где снова увидел свою любимую Осень, свою любимую Вятку, затянутое тучами сплошь и надолго мутное мокрое небо… И в этот момент снова меня «клюнуло». И снова что-то со мною произошло, перенося меня в иные реальности, где увидел я вдруг какую-то часть развернувшегося перед мною Космоса.

Я проникся картиной, и, в какой-то момент, почувствовал грандиозность и величие свершающихся в нем процессов, и увидел высочайшую роль, уготованную в этом раскладе человеку. Ведь каждый из нас – потенциальный будущий бог и повелитель вселенных, – дорог Вселенной и необходим ей, как кислород человеку. Я видел там звезды и планеты, вступившие друг с другом в солидарный кругооборот, осуществляющие свою нелегкую службу по преображению косной материи, самоотверженно пестующие разум на разных ступенях его развития и самоосознания.

И правая, ментальная, рука моя, стульчиком, в интуитивном порыве, как делала это уже не раз, понесла в ладони ему, Космосу, от всего моего сердечного сердца энергию чистой любви и благодарности – то единственно реальное и существенное, что было у меня на данный момент. Чтобы ему, Космосу,  с моей помощью, тоже – пусть на чуть – лучше жилось и дышалось, и чувствовалось. И рука моя оказалась среди звезд и планет. И вдруг, в какой-то момент, я ощутил в своей невидимой глазу руке космическое тело. Как мне показалось, это была планета. Велика ли, – не знаю. Но можно ли держать планету в руке? –

Эта мысль пробудила во мне беспокойство. Ведь любой Планете нужна возможность для непрерывного вращения... И тогда я раскрыл ладонь и увидел на ней полуоткрывшийся бутон большого красивого белого цветка, скорее всего – лотоса. И другой рукой я раскрыл без усилий наиболее готовые к этому два лепестка, противоположно друг к другу расположенные, и увидел за ними… коленопреклоненную, всю в белом, женщину. Когда она, спустя пару-другую секунд,  освободилась от своего анабиозного состояния, ожила и приподняла голову, я спросил ее:

– Кто ты?

– Я твоя Судьба, – отвечала она.

– Что же ты мне готовишь?

– Любовь.

Любви и вам, дорогие мои собеседники! До новых встреч.

 

Геннадий Лучинин 

Вятка, Лебяжье.  24-25. 09. 2012

На снимках: озеро Подборное. Фото автора

Email: gennady.lu4inin@yandex.ru

 

 

 

                                                                                                                  ОТЕЧЕСТВО

ПОДСНЕЖНИКИ

ГОЛОГРАФИЯ ПРОСТРАНСТВА

 

                         Ищи в себе…

 

 Вечером, как обычно, была медитация. Я вошел в свою Вселенную, в которой, обычно, чувствую себя превосходно, которой научился доверяться  и в которой растворяюсь без остатка, сливаясь с ней полностью. Что это дает? Это позволяет мне, получив защищенность, оставаться самим собой. Много ли это, или мало? Это все, что надо. Все остальное у меня есть. Как и у тебя…

1.

 НЕСМОТРЯ на свои дискуссии с Творцом, почувствовал в какой-то момент Его расположение к себе. Вошел с ним в сонастройку, то есть почувствовал Его хорошо и к нему подобным же образом расположился. Мне хотелось сделать для Него тоже что-то очень приятное. Подумал: а что же я могу? Из прошлого моего опыта мне припомнились разные такие вещички, и я подарил ему, то есть послал мыслеобраз того лучшего, что на данный момент возникло в моем воображении.

А это лучшее – был подснежник, который послал я Ему с чувством большой и чистой  любви. Из тех подснежников, за которыми обычно мы ездим с женой в начале мая, или в конце апреля, в заречный бор. Ездим любоваться Весной, главным же образом имеем намерение почувствовать ее, Весну, по-настоящему, чтобы сомнений на этот счет уже больше не оставалось. Что да, действительно, это уже Весна, что вот она пришла, она здесь, с нами, и нам остается только ее принять в свои глубины и середины, и с ней во всем соглашаться, и с ней отныне сотрудничать.

А что значит сотрудничать?  Это значит, переложить компас на другой режим бытия, иную амплитуду дыхания, и слушать ее во всем, что она скажет. А говорит она почти без умолку и все время отдает приказы. Сделай  рассаду, перебери картошку. Снег сошел – проборони почву под будущие гряды. Закажи навоз. Заправь  парники. Посади саженцы. Гряды копай, огород и картошку сажай. Деревья обрабатывай. На даче порядок наводи, дрова на зиму закажи.  Экзамены сдавай, на работу не опоздай. А там и рыбалка подкатит, а следом и далее  того – грибы да веники… Это не считая работы. А какая работа весной? От рук и от ног отстал, а все равно – отдых!  Душа-то поет. Словом, – сплошная веселая и радостная круговерть! Спасибо, Весна!..

 

2.

…Когда был помоложе, ездили туда, за реку, в бор – специально – подснежники глядеть, – на веслах. Тогда сколько-то привозили их с собой, теперь жалеем. В Красной книге они. Да не в этом дело, что в Красной. А в чем? Скоро сами поймете. Итак, сил тогда хватало, даже если ехать приходилось в объезд, через Старицу. Эти километры надо было выгребать, на обратном-то пути, – против течения. А вот при высокой  воде силенок-то   надо того меньше. Сейчас объясню. Это когда через Вятку на лодке прошел поперек течения, а за нею сразу – затопленные луга. Целый океан воды! Выезжаешь сюда – и голову потерял!.. Мир, простор, воля. Одно слово – Ванна Небесная. Хоть летай бабочкой, хоть вальс танцуй!

Тут-то уже течения нет. И после водоворотов и бешеного напора воды, которые только что остались за спиной, переводишь дух и вдруг начинаешь понимать – не сразу-не сразу, конечно, а уже потом, когда  восстановится дыхание – и ты уже полностью войдешь в чувство и в соображение… Да, вот тогда-то ты вдруг и начинаешь понимать, что попал в самый что ни на есть настоящий  рай.

… Что такое заливные луга?! Прошлым-то летом ты брал здесь – вдвоем с женой! – ведрами клубнику, осенью – шиповник, а зимой – здесь же, совсем рядышком – рукой подать! – ходил на лыжах в бор – подышать Космосом в чистом виде, поразговаривать с богами и духами деревьев… Да просто форму восстановить и встряхнуться от еды, от тупого и оседлого, хотя и творческого образа жизни, от телевизора.  А взгляни-ка, что происходит тут здесь и сейчас…

 На реке и на горе, где живем, – ветры да разговоры, а тут?!. Тишь да благодать. Теплынь да чистая радость. Отовсюду реют мир и благоволение.   Здесь то, что называем мы обычно тем словом, что вслух сроду и не произносим – только в особых случаях, оберегая его от порчи да сглаза. Оберегая от лишних ненужных расходов. Оставляя его сакральным и сокровенным, сохраняя в цене и качестве. Но дело-то наше сегодня общее да и особенное – потому от правила отступим…

Потому что: куда ни поворотим мы здесь головы, куда мысль свою не обратим вслед за взором, – все одно: везде это слово выступает в натуральном своем чистом материализованном виде, и на кончике языка сидит, и с кончика языка бежит, не имея там силы удержаться, и являет собою и выражает – во всем, что там есть, – одну общую голографическую картину – в объеме, в свою натуральную величину. Так что, что, что же это за слово?!

Слово это – ЛЮБОВЬ. А любовь, как вы знаете, – БОГ! Вот почему, всякий раз попасть за реку по такую пору – несказанный праздник душе. Есть некоторые явления в нашей скоробегущей жизни, которые мы не способны пока назвать их истинными словами, дать им словами настоящее их имя, выразить ими, этих явлений, содержание.  И потому многие события, что с нами происходят в иные разы, имен настоящих не имеют, и то, что за иными словами стоит, порою словам этим не соответствует.

К чему это? К тому, что: вот когда попадаешь ты в такие декоративные обстоятельства, снимающие разом все твои прошлые заморочки из мира проблем и переживаний, вот тогда ты постепенно, незаметно для себя самого, превращаешься в космической мощи генератор чистых энергий. Каково?! Это серьезно. Такие энергии  гармонизируют пространство, ибо поддерживают в огромных количествах уровень положительных тонких вибраций и нейтрализуют отрицательные, и значит темные  пространственные энергии, поддерживая баланс сил-антиподов на планете. Создают, что называется, равновесие в мире. Слыхал об  этом?

Как раз об этом мы немножко говорили уже с вами в новелле «12. 12. 12». Вот почему я и говорю, и настаиваю, и призываю: радуйтесь, радуйтесь, радуйтесь! Ради Бога! Ищите везде, где только можно, для этого повод. Производите и наделяйте страждущий мир вашей любовью и гармонией. Вам скажут за это спасибо не только люди, но и планеты, и звезды, и сам Творец. Ибо все, что есть, нуждаются в мире и любви, в их чистых и непорочных энергиях. Именно эти энергии и порождают, и дают дорогу и жизнь всему воистину светлому и хорошему, дают жизни новый свет, приносят обновление. 

А что тут, казалось бы, такого за Вяткой, да на раздольных ее лугах разливных – что тут?  А вот что: тут – тайна. Мало вам этого? Ошибки здесь нет – и не сомневайтесь. Все, что летом, зимою и осенью исходили мы здесь ногами, забывая о звездах и о галактиках, все ныне здесь, на поверку,  обратилось иным содержанием, полным необъяснимого. Необъяснимого с той точки зрения, что объяснять ничего не надо.  Просто сиди и греби, и сходи себе потихоньку с ума от красоты, которая взяла тебя в плен и радуется, и без ума от того, что это у нее получилось. Вот и плыви себе, ибо делать здесь больше ничего от тебя не потребуется. Да и не получится. Дух твой счастливый в это время бродит по небесам.

 

3.

…И вот едем мы на возлюбленной нашей лодочке на веслах, как по небу на облачке. Все тебе перед глазами плывет. А где-то еще чуть повыше нас песнь неведомая толчется, следом за нами бредет, едва поспевает. Не песня, скорее – мелодия. Из какого-то, значит, незнамого созвездия неземного.  Едем так-то себе, плывем по этой новой стране, и поверить себе не можем, да и в голову не берем, что мы, возможно, здесь когда-то бывали, поскольку все здесь невиданное.  Здесь-то – поэзия, а там, прежде, летом, в жару, что было? – Гольная проза была! А что нам до прозы?! Мы к ней сегодня отношения не имеем. Мы ныне в стране поэтов, и на иную серую страну, будто на старую ворону, – и близко не  глянем. И даже головы в ту неказистую сторону не повернем.

…В этом колеблющемся мареве мы видим и чувствуем колебание и движение воздушных потоков. Синь да кусты с облаками, да сквозь солнце деревья – все смешалось в воде и смеется. Смеемся и мы, радуя себя, пристегивая душе своей крылья, чтобы воспарила… Мы едем по этим  колеблющимся отражениям и не можем всего этого напиться, будто открылись в нас новые питьевые резервуары, чтобы этим всем окончательно напитаться.

И вот плывем мы тут так-то себе, а будто парад принимаем, будто отчет у зимы  выслушиваем о проделанной белой работе. А работы-то этой и нет: вся насмарку сошла.  Да вы от воды чуток оторвитесь – вот что надо глядеть: вот деревья – нового что? Да, вроде бы, нет ничего, а глаз не оторвешь: от стройных,  одухотворенных и величественных елей; от светозарных и теплых, как добрые волшебники, сосен; от свежих, словно голых – прямо из бани – парных осин. Тут тебе и зеленые вереса для теплой подкраски высотных деревьев, для озеленения, и многое что еще. И вот все это колеблющееся и сверкающее марево начинает, со временем, колебаться и в тебе. И ты начинаешь плыть и еще в одном, в каком-то новом внутреннем смысле…

И вот так постепенно пробираешься ты по опушке лесной по воде, и все тебе – для души, для радости – любой занятен тебе  закуток. Но вот уже ты начувствовался, насмотрелся и лодочку понужаешь. До бора-то плыть да плыть – дак ты поспешай! Здесь по лугу-то заливному, по прямой, не менее двух километров. А если петлять, – умножай.

Вот и луг заливной позади. Мы входим в пойму старого русла, в Старицу-речку. Да не речка она теперь, а  речища. Вот здесь-то опять все снова другое.  Страна в стране, в государстве государство – здесь ивы. Ныне – их праздник. Десятки видов и вся их целая сотня! Вот где надобно было набраться фантазий! Да кто-то ж набрался…  И вот все цветут, и от них – желто и солнечно, и светло, и чисто, и пышно, и радостно. Уютно, как дома.  Ибо всяк, что ни куст, – цветет по-своему: и пышно, и крупно, и мелко. И всяк улыбается. И в лад меж собою, и в разное время. Вот вам и выставка полных собраний стране не известных цветов. Почему неизвестных-то? Да потому,  что в такую высокую воду да прохладную пору мало кто отваживается на  такое «полюбование», на такие затратные по силам, по времени, да и опасные  выезды.  

Но и то: не все мы сказали.  Вот что еще. Розовое покрывало… Нет,  одеяло – так будет точнее сказать – в это время здесь стелется над рекой. Дымка розовая витает над этим божественным раем. Почти над самой водой – как облако. И совсем уж ввергает неискушенные души в смятенье.  «Розовый разлив» - вот как называю я его в эту пору.     

Что же за «одеяло»? А вот этой-то  самой отгадки сегодня, пожалуй, я вам не скажу – додумайте сами. Все просто кругом, а нет простоты в этом мире. Все, что ни есть, на раздумья выводит, на размышленья. А вышел на размышленья, – и сердце зреть начинает быстрее в разы. За счет чего машина стирает? За счет ускоренья вращенья.  Ибо все здесь Промыслом Вышним и одною Великой Любовью сотворено и согрето...

Время смещается здесь. Вот и плывем, кто куда… Куда же? В детство впадать начинаем. Перемещаемся на другие регистры звучания. Здесь мы свой  обычный и косный оставляем рассудок. И видим теперь уже по-иному, что нам показали. Что же ждать нам еще от детства? А вот что: Бога ищите. Здесь Он.  Где скрывается Бог? Там, где детство. Где царят безмятежность и безыскусность.  Потому Он и здесь,  в наших  широких разливах…  В нас самих, да вот только… не везде мы слышим его. 

А вот и Лесная Пристань – заброшенный поселок лесоводов. Здесь бор подступает чуть ли не к самой воде. На горушку взойди – тут и начнутся  новые чудеса… Только вот… подснежники надо бы поберечь. 

 

4.

…Вот почему…  каждый апрель, или  в начале мая,  я езжу с самыми родными  мне людьми, словно за причащеньем, в заречный бор на подснежники поглядеть. Знаете что? Только добраться туда, – целая эпопея, целая история, полная приключений. Да вы уже поняли. А ведь есть еще и обратный путь, есть еще и сами подснежники… И – Весна – со всеми своими замороками.

Но не всякая поездка заканчивается цветами. И так было не один раз. То поспешишь – по снегу еще приедешь, то опоздаешь – уже отцветут. А два года назад,  в 2011-м, приехали туда как раз, в самое время, а вот цветочков наших дорогих не было совсем. В предшествующем, 2010-м, в бору свирепствовал  пожар. Свирепствовал – то слово. В другом месте горело, но где-то рядом. Очень сильно и долго горело. И против такой несправедливости восстал  большой заречный бор. И потому в тот год там не было ни ягод, ни цветов, ни грибов. И даже трава – в редкость. Вот как мы ее, Природу нашу матушку…

Вся эта история промелькнула в моей голове за доли секунды, и я, более не раздумывая, послал мысленно Творцу, в продолжение нашего диалога, вот такой – по мне – драгоценный цветок – подснежник. А к нему «приложил» и картинку… Лесная лужайка. Вокруг нее стволы сосен, кое-где и осины… А на проталинке, среди островков снега и пожухлой травы, – стайка подснежников.

Каков цветок! Шесть крупных лепестков. Их цвет – светло-желтый, солнечный, с фиолетовой дымчатой спинкой.  Сердцевина широкая, тоже – желтая, но желтизна потемнее. Этот цветок  поддерживается извне чашей из зеленых листочков – будто высоким воротничком.  На ножке – чуть выше средины – поясок. От него бегут вверх пушистые зеленые листочки  и – для солидности – такие же зеленые и пушистые, длинные мушкетерские усы. Ножки – коренастые, плотные, с зеленоватым светлым пушком. Плотный, крепкий цветок. Как с картинки.

Фантастика. Голова никак не возьмет в толк, как такое чудо света могла сотворить Природа и являть его нам в такое неопределенное время – сразу после Зимы и снега, являть собою такую невозможную силу притяжения. С другой стороны подумать – ведь на то и Весна – пора любви и великих и безусловных надежд.

 

5.

 Сделав и первую, и вторую части послания, я неожиданно получил ответ, который  увидел на своем внутреннем экране умозрения. Сначала Его глаза. Мудрые, проницательные, теплые. Затем: от него чашей, или полусферой, словно надуваемый парус, в мою сторону распространился свет. Я понимал, что что-то должно последовать вслед за этим и далее. И вдруг из нее, из этой световой полусферы, скользнул ко мне тонкий концентрированный луч света. Он прошел расстояние и проник в мое сердце, в его глубины, и нашел там Кристалл Бога, или Центр Духа. В сердце вошли  ощущение присутствия луча и сладость. И, конечно, –  в нем были от меня чувство удивления и благодарности.

А затем… В образовавшемся отверстии, в которое вошел луч, показался – тоже – цветок. Голубой. Наподобие колокольчика, но с прямыми лепестками, обрамленный узкими зелеными листочками.  И эти лепестки вскоре начали трансформироваться в более сложную фигуру, вытягиваясь вверх и возрастая в размерах. Затем, из этого, первого, вырос второй цветок, цветом синий – с тою же метаморфозой преображения. Затем – цветок фиолетовый…

Бог ничего не делает просто так. Он с нами разговаривает на нашем же языке. И то, что он сказал, нужно еще осмыслить и тогда уже делать переводы – без спешки и нетерпения. Ибо Космос не спешит, поскольку живет без времени и, стало быть, его не считает. Живет во всех трех – по-нашему говоря – измерениях сразу: в прошлом, в настоящем и будущем. Поэтому ответ – на соответствующем языке – вызреет в глубинах моей или вашей души не сразу – и даст свою версию тогда, когда в ней появится необходимость. Вот и вся простая история про наш земной подснежник и Цветы Бога. А еще – про Божий рай. У нас под самым боком.

 

Геннадий Лучинин

31. 03. 2013

Фото автора

                                                      

 

 

  

 

                                                        ДОРОГАМИ ОТЕЧЕСТВА

СВЕТЛОЯР

МИСТИЧЕСКИЕ ИСТОРИИ

 

                       Мы живем в ожидании чуда…

 

       Уже уходя, он тронул меня за рукав и сказал не шепотом, но так, чтобы его не слышали те, кто все равно не поймет:

        – Мы – с Сириуса...

 

 1.

ДЛЯ МЕНЯ  это признание не было особым откровением, поскольку я знал, что сейчас на Земле воплощены в телах представители нескольких космических цивилизаций. Что им у нас понадобилось – на нашей окраинной, полузаброшенной, полузабытой когда-то Богом Планете? Они сознательно воплотились у нас, чтобы совершить вместе с нами, землянами, так называемый Квантовый переход. А этот акт имеет совершенно конкретный смысл. Это значит: они получат возможность – шагнуть, минуя плановый цикл перерождений, на следующую эволюционную ступень роста. В чем загадка? В том, что весь этот эволюционный цикл на планете Земля составляет 26 тысяч лет.

Вот в этом и заключается разгадка феномена такого количества желающих воплотиться на нашей Планете. И мы с вами, в том числе и те, кто читает сейчас эти строки, воплотились на этой планете с такой же точно целью. Вот только многие из нас, увлекшись материальными возможностями плотного плана, об этом быстро позабыли. И таким образом поставили под сомнение успех своей первоначальной задачи.

Что же касается сириусян, пришедших ко мне в гости, то здесь случай совершенно особый. Они – представители цивилизации, намного превосходящей нас по уровню своего развития, ибо они пришли к нам, фактически, из самого центра нашей Галактики «Млечный путь», откуда формируется и контролируется во многом течение, в том числе и наших земных эволюционных процессов. Так вот: именно эти самые сириусяне (в прежнем своем воплощении) и предложили нам побывать на озере Светлояр, что находится в 130 километрах  на северо-востоке от Нижнего Новгорода. А значит, – относительно недалеко и от нас.

Сказано-сделано. Да не тут-то было! Транспорт нашли быстро, а вот с пассажирами – заминка. Не могу никак найти несколько человек, чтобы набрать полный экипаж и порадовать людей побольше, да и сделать дорогу подешевле. Желающих-то много, а что толку…

– О! Здорово вы придумали! Съезжу с радостью, вот только... Через пару часов перезвоню. И результат один: у кого теща приезжает, у кого – родительская суббота, а кто занят подготовкой завтрашних выборов. 

Скажу по чести: такого еще не бывало. Человек тридцать обошел – и все согласны, и все через час-другой отказываются. Словно стена возникла. Которую кто-то специально выстроил и не пускает, и не пустит. Вроде бы, даже ощущаю ее, эту стену, будто даже бы вижу – вот насколько она плотна. Просто мистика. Позвонил сириусянам, и что вы думаете?!  Один из них отвечает:

– Геннадий Иванович! Да ничего удивительного. С нами было точно так же. В свое время и мы еле выехали из Нижнего, и ехали с огромными трудностями. А сколько всего было в дороге, – не пересказать. Они не хотят, чтобы вы ТУДА попали. Кто они? Понятно кто. Извечные враги рода человеческого. Для них нестерпима мысль о том, что еще несколько человек вашей группы подымутся сразу на очередную ступень божественного восхождения. Поэтому постарайтесь, чего бы вам это ни стоило, туда, на озеро, попасть.

Вот теперь многое стало понятным. И  решительное решение сразу нашлось, и оказалось неожиданно простым.

 

2.

На другой день выехали в шесть утра, и через пять часов были на месте. На наше счастье (так говорят) всю дорогу шел мелкий дождь, и сразу прекратился, как только мы вышли из микроавтобуса. Все пять часов дороги любовались роскошной осенью средней полосы России. Той осенью, которая в эти дни уже предчувствует скорое и окончательное угасание перед ледоставом и  все-таки окончательно не сдается, надеясь на чудо, и потому пускает в действие весь арсенал своих средств, чтобы заявить о себе в самой отчаянной и вместе обворожительной форме.

А осень на Вятке, на всей территории средней полосы России, и впрямь блистательна. Дорога сверкает, цвета под дождем контрастны, и, кажется, кричат вслух – и открыто, и приглушенно –  чтобы сказать еще и еще раз, насколько сильна и вместе трогательна эта вызывающая и вместе увядающая красота. И, глядя на эту яркую и печальную, и трогательную демонстрацию, сердце сжимается. В сострадательном переживании, и – скажу больше – в предчувствии великих реальных перемен,  в предчувствии немалых испытаний. Да не только собственных, а в том числе и прежде всего совместных и общих для всех землян.

Потому что мы ведь не раз уже говорили с вами о Квантовом переходе, о том, что он грядет, и вот, наконец, до пика его, а значит до кардинальных изменений в земной и человеческой реальности, времени осталось с воробьиный шажок, или два месяца с неделей. Вы только послушайте! Два месяца всего! А ведь к этому глобальному событию, к Переходу, надо подготовить всю страну, всю планету, каждого человека. Почему только сейчас?  Потому что буквально на этой неделе стала известна конкретика Перехода. Что, когда и как.

 Но дело не только в этом. Мало кто всерьез относится к этим нашим предупреждениям – мизер! – и принимает соответствующие меры и шаги по собственному спасению. Но, как сказали по подобному поводу в свое время веселые писатели Ильф и Петров, – все-таки «спасение утопающих  – дело рук самих утопающих». Помня об этом, мы и направляемся с чистым и радостным сердцем в свое новое приключение, в свое маленькое путешествие. Но такое ли уж оно маленькое? Вот это обстоятельство и предстоит нам сейчас выяснить…

 

3.

Дело в том, что от наших знакомых  – бывших «сириусян» – мы уже знали, что озеро это уникальное. Настолько, насколько хватит в нашей груди и голове воздуха и соображения, чтобы действительно и в полной мере осмыслить этот природный феномен, который является природным только внешне, для уровня обыденного сознания обыденного туриста, а на самом деле… На самом деле это озеро, и то, что в нем находится, является сакральным местом Космической силы номер один на планете Земля, и является гарантом и условием наличия и развития разума нашей цивилизации. Одна маленькая аналогия…

Все в нашей Вселенной по имени Небадон устроено по закону аналогии, который впервые в нашей земной реальности сформулировала Елена Петровна Блаватская.  Вот пример. У человека в организме имеется семь основных энергетических центров (по восточному – чакр), которые обеспечивают питанием и регулируют обмен всех семи (из них шесть невидимых) тел человека, а также охватывают своим влиянием различные  группы органов и участки его физического тела. У планеты, которая, как и человек, тоже является разумным существом (только уровнем выше) тоже имеется семь аналогичных энергетических центров.

Так вот: одна из основных чакр планеты, с которой закладывалась наша цивилизация, как раз и находится в этом озере. Она устроена в виде  сапфировой пирамиды. В поддержку ей приданы еще шесть пирамид, из материала попроще, которые находятся на территории Нижнего Новгорода.  По этой самой причине именно Нижний Новгород является объективно Духовным Центром России.  Остальные шесть энергетических центров силы планеты расположены на других ее континентах. И все вместе они тоже отвечают за здоровье планеты, а значит, и за жизнь и самочувствие человека.

Всю эту тайную информацию мы получили от наших гостей и друзей сириусян, поскольку… Сириус – одна из центральных звезд нашей галактики, один из центров и координаторов разумного бытия на территории галактики и вселенной. Именно представители Сириуса миллионы лет тому назад и устанавливали у нас эти пирамиды. Вот почему наши гости  владеют такими сакральными, или закрытыми до поры, знаниями в такой полноте. Понятно, что не владела этими знаниями и местный экскурсовод, куда мы приехали, так называемой Особо Охраняемой Территории, каковым и является для туристов озеро Светлояр.  Но экскурсию вела отменно, поскольку имеющуюся в ее распоряжении информацию давала живо и от чистого сердца. Ираида Александровна Панкратова.

 

4.

Но и поверхностная, и, стало быть, субъективная, легенда озера очень интересна и очень похожа на правду, потому что действительных возможностей сапфировой пирамиды, скорее всего, не знает никто из людей. И докапываться до этой пирамиды любопытным людям нет никакого смысла, ибо сделана она, скорее всего, вне материалов физического измерения. Что же касается нашего путешествия, то вот что мы узнали…

Кто в России не слышал удивительной легенды об озере Светлояре, поглотившем в тринадцатом веке своими  водами легендарный град Китеж?!

А легенда гласит… В те давние времена на этом месте, где вели мы свой разговор, неподалеку друг от друга располагались два града Китежа –  Большой и Малый. Однажды, в лихой год, все население Малого Китежа побили внезапно воины хана Батыя. Та же участь ожидала и Большой Китеж. И тогда, в критический час, население града с воеводой и священниками возроптали и обратились за помощью к Матушке Богородице, своей Высокой Небесной Покровительнице. Их просьба была услышана и исполнена. Богородица накрыла город Своим Святым Покровом, и прибывшие враги увидели на его месте только озеро, чему изумились немало.

С тех пор это озеро считается святым, и сюда во множестве стекаются туристы и паломники. Некоторые, из наиболее чутких, видят в озере огни  и купола храмов подводного города, некоторые слышат колокольные звоны и пение, а иные слышат и запах ладана. Ездят сюда по этой и иным причинам не только из России, но и со всего мира. А летом здесь настоящее столпотворение, особенно на праздник Ивана Купалы. В этот день, говорят, вода здесь имеет особую силу. И все причащаются, и получают святой воды и святого духа, ибо даже сам воздух и все, что здесь есть, особое. И это чувствуешь душой и сердцем – сразу, как только ступаешь на территорию заповедника. Здесь чувствуешь потоки и слышишь разговоры времен...

Озеро –  единственный на Нижегородчине объект федерального значения, который имеет статус природной территории, охраняемой государством. Скажу по правде, все здесь обустроено очень прилично, прямо-таки не по-российски. Есть кемпинг – охраняемая стоянка для авто, кафе, гостиница для туристов. Буквально в нескольких десятках метров от озера начинается село Владимирское – удивительно красивое, удивительно  уютное сельцо, к формированию облика которого, действительно,  приложены ум, руки и сердце. Есть свой музей, школа и так далее – все, что положено для текущей жизни, а также для нашествия туристов. Рядом – железная дорога, асфальтированное шоссе федерального значения. Село пересекает красивая речка. Здесь – русский дух, здесь  Русь – Святая.   

 

5.

После организованной экскурсии у озера мы пошли своей группой в самостоятельный маршрут. Но перед этим произошло маленькое событие, которое, на самом деле, событием и не назовешь. Но это достаточно существенный момент, который много скажет человеку понимающему и, главным образом, чувствующему, почему некоторые события происходят с нами тем или образом, с той или иной глубиной проникновения в сокровенное, которого мы бы, возможно, желали для себя в той или иной ситуации.

Экскурсовод заканчивала свое общение с нами, чтобы направить нас далее по маршруту самостоятельно, а мы в это время поднялись на господствующую над территорией озера высоту, где и вознеслась к небу простая и уютная, как чистая душа, как  стройная девушка, – Церковь Казанской Божией Матери. Сделана она была в традиционном русском стиле – вся из дерева, с центральным и несколькими дополнительными куполами по периметру здания. Здесь же, близ церкви, под купой взрослых и густо поросших  светло-зеленым лишайником берез, была еще одна из главных достопримечательностей заповедника.

 Под одной из таких берез лежал сакральный камень, в котором была запечатлена и сохранилась так называемая «стопочка Богородицы», или ее, Богородицы, след. По легенде, это был след из тех давних времен, когда град Китеж, окруженный врагами, находясь в безвыходном положении и не желая сдаться врагу, попросил свою высокую покровительницу «накрыть город покровом», иными словами говоря, спрятать его, город,  от врага. Что она и сделала...

Пока я слушал вместе с другими рассказ экскурсовода, взгляд мой неотрывно лежал на этой «стопочке» – и я не мог от нее оторваться и видел мистическим взором, как постепенно, временными слоями, камень обрастал, обходил этот след по всему его контуру, раз от разу и все более возрастая в высоту.  И это на теперешний день, действительно, была стопочка – стопа, заполненная прозрачной водой, через которую были хорошо видны ее стенки.

Встраивая себя во всю эту ситуацию и углубляясь ощущением во времени, я вошел в него, в это время, в сонастрой с ним, и следствием этого стало мое сильное желание выразить этой стопочке мою действительную любовь, вспыхнувшую во мне с необыкновенной силой. Как мог я выразить это свое чувство? Об этом эпизоде не было бы никакой необходимости говорить, если бы не одно крошечное обстоятельство.

Как я уже говорил, пока мы сюда ехали, все время лил или моросил дождь. Здесь, до нас, видимо, было то же самое. Вот почему, чтобы встать на колено и припасть к стопочке, нигде вокруг камня не было сухого места, а где и было, там стояли люди. Все решалось в доли секунды. Я машинально взял с головы свою новую серую кепку, положил ее в лужицу, ступил на нее коленом и припал губами к давнему следу с истинным чувством человека, желающего не только осуществить связь с прошлым, но желающего почувствовать – прежде всего – то, что трансформировалось оттуда в наше теперешнее время и имеет над нами свою прежнюю сердечную власть, имеющее необыкновенную силу притяжения и всегда имеющее, что нам сказать.

Это мое движение было сильным, исходило изнутри меня и не спрашивало о мелочах, полагая себя с полным доверием в руки тогдашнего наития. Дальнейшие события показали, что истинная завязка дальнейших событий и произошла, видимо, как раз в этот самый момент соприкосновения разных времен и разных измерений. Но... единых устремлений.

 

6.

Шли через поле, потом через лес –  к целебной купальне, потом к источнику святой воды – водички набрали. Дорожка через лес, более километра, любезно и предусмотрительно выложена дощаным  тротуаром. Шли, любовались, наслаждались, фотографировали святые места. Отдыхали действительно. Ведь здесь от нас никто ничего не ждал и не требовал – мы были свободны от всяческих обязательств перед кем бы то ни было.

 Молодые парни из Нижнего, попавшие нам навстречу, о воде из источника отозвались с большим восхищением, как о действительно целебной.  Потом мы посетили три могилки святых старцев. Высказали им свои горячие просьбы и пожелания, которые «исполняются непременно». К святым источникам тоже проложены тротуары, через ручьи пропустили нас романтические мостки, сделанные тоже в исконно русском стиле – простые, красивые, удобные. Удивительно все хорошо и гармонично.

А потом мы вернулись к озеру, чтобы попросить исполнения своих желаний еще и у него. Всего же прошли в этот день не менее семи километров. Семь – тоже сакральное, матричное число Вселенной.  И всюду, с чем здесь соприкасаешься, чувствуешь: в устроении этого святого места созидательные руки человека водила рука Разумного Чистого Неба. Вот здесь, снова здесь, близ церкви Казанской Божией Матери, на холме, откуда открывается общий вид на озеро Светлояр, и было мне первое видение…

Я подошел к озеру поближе, чтобы сделать снимок, и увидел его перед собою почти вплотную, почти все целиком – как в чаше, как в божьей ладошке. И что-то во мне стронулось и задохнулось. Сердце расширилось и задышало, грудь поднялась и получила необыкновенное воодушевление.  Потому что я почувствовал озеро во всем величии вложенного в него смысла и замысла, с огромной, просто гигантской, его энергетикой. Кажется, и оно тоже почувствовало меня. И мне захотелось поблагодарить его, и я мысленно послал ему большой посыл любви и вдруг, от избытка чувств,  мне захотелось взять его в свои благодарные руки и еще придать ему от себя любви и силы.

И я взял его мысленно в обе свои ментальные руки, словно широкий бокал, и он разлегся на моих ладонях, и это был обоюдный акт умножения силы. Затем, сердечно поблагодарив,  я стал опускать его, озеро, на место и увидел вдруг, как некто в белом, сравнительно молодой и сильный, предположительно – нынешний хранитель озера, взял его у меня в свои руки и поднял над головой. Озеро, как бы разделенное и вместе сочлененное посередке, как бы разошлось на две части, как на две получаши, отразив, по всей видимости, некую двоичность мира, над которой некогда мне было тогда размышлять, или же некую возможную будущность озера. И на эту двучашу лег помост, и на нем оказались… три святых старца, которых теперь уже удалось мне увидеть воочию.

Все эти фигуры – и первая, и второй группы – были одного цвета – белые. Но с чуть заметным голубовато-зеленоватым свечением, исходившим изнутри и делавшим фигурам рисунок. Они тоже стояли, воздев руки вверх, и на их руки, в какой-то момент, тоже лег помост… Господи, да я уже и сам догадался, кто взойдет теперь на него после старцев. Так и оказалось… мгновение – и на него взошла сама Матушка-Богородица. Дыхание мое остановилось. Вот это была картина!  

Что тут сказать?! Только одно: это было Великое Откровение, показавшее единство земного и горнего, это был зачаток контакта разноуровневых существ на тонком плане, о возможностях которого говорили прежде только эзотерики, но которых никто не слушал – в силу своей духовной неготовности к встречам подобного рода.  А еще мне подумалось, что мне была показана духовная вертикаль этого места силы, ведающая здешним богоизбранным уголком Вселенной на планете Земля.  Это была также и возможность, если уж не обмениваться информацией, так обмениваться хотя бы символами. Это фактически была простейшая азбука такого общения. Но дело не в азбуке. Вы же понимаете, что главное в другом. Это был контакт двух космических мерностей, или реальностей, собравшихся в одном месте и отчасти – с нашей стороны – понимающих, что именно здесь происходит.

Спутники мои не видели того, что видел я, но они тоже видели и чувствовали иное и свое, и они тоже получили полную порцию своих переживаний, которые готовы были воспринять. И не тогда, а теперь мне подумалось, что таким образом были вознаграждены мои усилия по организации этой поездки. И, конечно же, вся та значительная часть моей жизни, которая была посвящена служению.

Все это произошло достаточно быстро, в считанные минуты, и с сердцем, полным благодарного восхищения, вместе с другими я направился вокруг озера. 

 

7.

Направляя нас по этому маршруту, экскурсовод объяснила нам, как лучше всего вести себя во время этого движения. Все мы на этом этапе общения с озером должны были продвигаться молча, чтобы не отрываться ни на какие посторонние мысли и разговоры. А следовать только своим мыслям, своим пожеланиям, чтобы они осуществились. Это означает, что от нас требовалась концентрация мысли и воли. А если говорить языком новой эпохи, в которую мы только что вступили, нашей задачей было: материализовать наши намерения. С помощью озера, обладающего энергией высокой сакральной силы.  Ведь мы-то знали теперь его истинную суть. Знаете, конечно, очень неудобно отрывать ваше время, если бы не знать, что все это вам тоже может быть интересно. А может быть, – и полезно. В том самом сакральном, или таинственном, смысле, с которым смотрят на нас по ночам звезды, разговаривая с нами на своем языке. Полагая, что язык их нам тоже ведом.

Когда я двинулся по мокрым тротуарам, усеянным листьями, я подумал, все-таки отвлекаясь, что как же хорошо, что мы приехали сюда именно поздней осенью, которая требует от нас, без всяких усилий с нашей стороны,  особого внутреннего средоточения. Что все кругом мокро и умиротворено, и яркая палитра осени отчетливо пестра, и в то же время без труда вписывается в те энергии, которые спускаются сюда сверху и снизу, пронизывая Пространство Незамутненной Любви, в том числе и нас, гостей из Лебяжья,  своими чистыми преобразующими энергиями, создавая тот вакуум, в котором нет места тревогам и сомнениям. 

И в этой обстановке, полной взаимности, мы имеем возможность одновременно разговаривать и со своим микрокосмом, и соединять его без всякого напряжения с Большим Космосом, который в эти часы и минуты нашего духовного бдения тоже опустился к нам, не делая между собой и нами никаких границ и различий, с полным основанием полагая себе, что единое – во всем, и все – в едином.  Размышляя таким образом, я не трогал ничего своей искусственной волей и полагал сознанию течь собственным своим течением, отдаваясь благотворному окружению без остатка.

Однако же одна мысль пробилась сквозь это мирное течение, и любопытство попросило показать мне пирамиду. Еще бы… быть здесь и не увидеть сапфировую пирамиду! И она показалась, и я увидел ее, но не всю, а только верхнюю ее часть. И она была разделена по сердцевине на четыре равные части, и верхняя часть ее  раскрылась чуть, но не до конца. И только видно было, что по ее внутренним «разрезам» струится голубая энергия, по граням переходящая в синь. И вдруг все они, эти четыре составные части, как ступени ракеты на взлете, резко и полностью выщли из воды, развалились на четыре части, будто цветок на четыре лепестка, и на четыре стороны. И вдруг оттуда, из глубин, поднялась вверх белая величественная фигура. Фигура Владыки.

Правая рука его держала вверху, ладонью снизу, жезл-посох, левая – покоилась на посохе сверху и ниже. Никем не было сказано ни слова, не озвучено мысли.  Таков был язык общения, предложенный мне. Да слов и не надо. То, что я увидел, без сомнения, врезалось в мою сердечную, душевную и зрительную память на всю жизнь, и будет служить мне отныне опорой в испытаниях.

Эта мысль не сразу, но пришла мне со временем в голову, и я понял, что могу опереться на эти явленные мне картины, словно Творец на свой посох, в минуты высокого душевного или иного напряжения. Ибо понятно, что немало еще будет их впереди и у меня, да и у всех нас. Можете и вы, читающий эти строки, делать то же самое, и в минуты особой необходимости прибегать за помощью к этим картинам, которые я представил для вас. В том числе к питающему посоху, на которое обратил мое внимание Творец. Ибо мы понимаем теперь, и Творец еще раз дает нам это понять, что Он – с нами. И в горести, и в радости. А ведь такие минуты будут у нас у каждого.       

Но и на этом не кончились чудеса и мое почти безостановочное общение с  гостеприимным озером. Совсем немного прошел я вперед и остановился там, где, по словам экскурсовода, был незримый вход в сакральные подозерные пространства.  На этом месте, на границе сообщения двух разных миров, стоял большой деревянный крест – как привратник, как охранитель порученного ему сокрытого достояния. Я мысленно поклонился кресту и спросил мысленно, нельзя ли войти и хоть одним глазком, хоть малость, глянуть. И дверь открылась – как западенка к Хозяйке Медной Горы перед Данило-Мастером.

И я вошел, и увидел анфиладу арочных дверей из дерева в мягком приглушенном свете. Шел мысленно, не спеша, от одной двери к другой, пока не увидел то, что было мне интересно. Все. С этого момента  лимит моей удачи на сегодняшний день был исчерпан. И теперь все остальное время было отдано на осмысление того, что произошло. Но я бы даже сказал больше: пришло время прочувствовать все то, что стояло за гранью сегодняшнего дня, не спеша делать выводы, давая возможность всему этому устояться, чтобы раскрыться, может быть, уже задним числом, новыми неожиданными гранями.

 

8.

Всякая хорошая история заканчивается и просит поставить точку в том самом месте, где это обычно следует – в самом конце. Но что-то подсказывало мне: «Точка не здесь», – и спрашивало: «А есть ли она вообще? Должна ли быть?  Ведь все, что есть, – всего лишь фрагменты целого, которое не кончается. В этом и состоит главная логика и прелесть бытия – из постоянно пополняемого багажа непрестанных накоплений и состоит жизнь – только тогда и имеющая ценность, если она имеет этих накоплений достаточно для того, чтобы быть интересной, быть потрясающей! И – способной иметь ПЕРСПЕКТИВУ. Все время – обновляющейся, обещающей, зовущей…  И дающей.» 

Господи! Да что же это такое! Самое-то главное я чуть и не позабыл…  Мы стали уже подсобирываться. Начинало смеркаться, а впереди было шесть часов – поначалу сумеречной, а затем и долгой ночной – дороги. Набрали из озера воды со сходен, огляделись вокруг на прощание, на все четыре стороны поклонились и отправились к своей машине. Перекусить на дорожку, да с миром и с Богом двинуться обратно. Но вот что произошло незадолго до этого, сразу как только мы обошли озеро по всему полному кругу…

В какой-то момент на экране моего собственного внутреннего видеовизора появилась… «матрона, благословенная небом…» Это была  слегка преклоненная фигура сидящей  Матушки Богородицы. Тоже, как и этого озера, – моей покровительницы. Вся, как обычно, в белом, она не смотрела на меня, и я не просил и не ждал от нее ответа. Или чего-то еще.  Сознание мое полностью отстранилось уже от того, что произошло и что еще можно было бы ожидать. И было уже за все это, ныне пройденное, благодарно сверх всякой меры.  

Но уж коли разговор пошел, то да, конечно: я ждал перемен от своей Судьбы. Нужно было менять в ней многое, если не все, на данном этапе наших с ней взаимоотношений. Ибо на пороге стояло иное. Но я не мог на нее и обижаться. Все, что делалось, делалось по обоюдному согласию между ею и мной. И то, что произошло сегодня, готовилось теми бесконечными днями и ночами неустанного и, казалось, бесконечного бдения, готовившего настойчиво и беззаветно сегодняшний день. Вот почему темные силы держали нас почти физически, не допуская и мысли о нашем отъезде сюда. Чтобы все у меня, а значит, и у многих других, осталось по-прежнему. Но…

Старое ушло, и прежнее уже не вернется. Я очень  люблю повторять эту библейскую фразу, и делаю это без зазрения совести – там, где только это возможно. Да, я-то понимал, что этим днем прошлое осталось позади, а впереди будет только то новое, что, действительно, себя заслужило и теперь, и отныне будет просто обязано вести и везти меня вперед без всяких оглядок.  Потому что время мое пришло.

 Да, с некоторых пор Судьба моя, как казалось мне, от меня отвернулась, и так надолго, что  сомнений не было: она обо мне забыла. Заслужил ли я такого… –  думаю, что нет, как раз напротив…. Но ведь никому ничего доказывать не станешь. Смешно. Да никто и слушать не будет. Теперь ведь дай только отмашку с позволеньем поплакаться, – всеобщий слезный океан хлынет и сметет и все остальное единой всеобщей волной вселенского рыдания.

 Но люди полны достоинства, и не просят, и не требуют, ибо что-то понимают, не зная, как следует, что. Возможно, то, что просить и ныть бесполезно. Все из нас, на каком-то десятом или двадцать первом уровне сознания и подсознания понимают: нужно что-то другое, а именно: то, что исходит от нас самих, от нашей внутренней готовности, собранности и способности обуздать свою Судьбу.  Из этого и состоит школа нашего бытия, и самим нам предстоит ее понужать, и, по возможности, не поворачивать к ней спину, чтобы от нее как следует и врасплох не досталось. 

…Она не говорила, но голос ее вошел в меня и произнес без слов, но более весомо, слышимо и естественно, чем как если бы это было со словами: «Все тебе будет отныне  дано по воле твоей…»  И эти слова вошли в каждую мою пору, чтобы каждая клеточка помнила.

Кажется, в ее фигуре ничего не изменилось, может быть, она чуть выпрямилась и чуть вышла из своей закрытой позы. Может быть, ее обязывала к сдержанности некая условность, принятая между людьми и иерархами; может, у этой сдержанности была своя манера общения, или своя предыстория, уходящая в глубины времен… Но за этим за всем стояла тайна, и озвучить ее, не доставив никому разочарований, или, совершенно напротив, не вызвав благоговейного восторга, не было, по-видимому, никакой возможности. Пока не было. Вот почему, наверное, она, Матушка Богородица, так и не вышла из принятого ею первоначально нейтрального образа и растаяла тотчас из видимости, будто ее и не было.

 

9.

 Мы набрали свою водичку в захваченные для этого емкости и, благословясь, отправились домой. Скажу вам больше. Именно эта дорога размером по времени в шесть часов и стала логическим продолжением главной части начатого нами сегодня сюжета и, формально, – его логическим завершением. Пока мы были на озере, на нас не выпало ни дождинки. Только выехали, – дождик сразу разошелся – мелкий, но внятный. И сопровождал до самого дома. Возвращались мы почти молча, словно боясь стронуть и неосторожным словом вспугнуть или расплескать то, что увидели, то, что почувствовали. Во все это надо было вжиться – теперь уже задним числом. Ибо работа настоящая началась только теперь. И предстоящая дорога была  кстати – как духовный хлеб, как первейшая на данном этапе необходимость. Пока снова мы не впряглись в коловерти  текущего обыденного бытия.

Мы возвращались по прежней дороге, но была она, кажется, совсем иная.  С ее раскрытой книгой дорожных знаков, ежеминутных возможных  встреч и иных могущих быть неожиданностей. К нам навстречу шла ночь – с активным встречным – поначалу – движением, с лесными, слава Богу, оставшимися еще кое-где, массивами, окружавшими нас по сторонам.

Иногда вся эта смесь выстраивалась в некую картину отличной от остального мира самостоятельной жизни, и в нас снова возникало тогда и не покидало то самое озерное, теперь уже непреходящее ощущение и ожидание возможного чуда. А следом приходило и понимание того, откуда оно происходит. Мы, своей поездкой, вышли из размеренного течения нашего привычного бытия, в котором – час за часом, минута за минутой –  скидывали бездумно свою жизнь в угоду тем, кто никогда не даст за нее ни гроша, добиваясь от человека только одного: чтобы он НЕ ПРОСНУЛСЯ.

А чтобы вот так же сновал по-прежнему бездумно, будто челнок, от работы до кухни, и полагал всю свою жизнь, дарованную ему Богом на собственное ВЕЛИКОЕ БОЖЕСТВЕННОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ, только на то, чтобы питать своей безцельной механической энергей тех в Космосе, кто, в отличие от некоторых из нас, имеет свои задачи и цели, и весьма амбициозные, и успешно осуществляет их за счет человека, в том числе и нацеленные против него.

Мы двигаемся далее по трассе, и  кажется нам, что каждая, хотя и усеченная тьмой за окном, панорамная картина, встающая у нас перед глазами поминутно, действует на нас, будто мастер гипноза, создавая в нас ассоциации, связывающие нас с прошлым.  И легкой своей рукою, без видимых и ощутимых усилий, перекидывает мостки в будущее. Имея же возможность бывать во всех измерениях времени, мы какой-то очень умной интуитивной догадкой начинаем в какую-то секунду понимать, что нет ни того, ни другого, то есть ни прошлого, ни будущего, а есть только настоящее, в котором мы пребываем и которое всегда и всюду имеет право сделать себя любезным нашему сердцу.

И инструмент для этого в наших руках. Я оглядываюсь по сторонам –  почти украдкой – догадываясь и понимая, что немедленно, прямо сейчас, готов выдать вам, и не только вам, огромную космическую тайную, дающую вам возможность воспользоваться этим механизмом в любое время. Я набираю в грудь побольше воздуха и, на самом деле, делаю ЭТО. Я говорю мысленно и утверждаю, что этот безотказный инструмент и Главный Ключ к таинствам всего сущего есть наше положительное мышление, есть НАША БЕЗЗАВЕТНАЯ ЛЮБОВЬ КО ВСЕМУ, ЧТО ЕСТЬ. Но никто ведь – вы понимаете, никто – не настаивает немедленно на немедленном понимании такой простой и вместе дерзкой мысли. Это придет позднее, а пока…

Пока мы понимаем, что дорога – категория вневременная. И мы сегодня находимся здесь, в этом счастливом вневременном пространстве, и мы всматриваемся в нее, которая воистину и все время нам преподносит. А когда в распадки спускается туман, то кажется нам иногда, в такие минуты, что небо спустилось на землю и целуется с нею, полагая, что это для всех сокрыто. Вот тогда и начинаем мы ощущать в себе некую общность и вдобавок неразрывную связь с небом, совершенно интуитивно полагая, что между землей и небом, между ИМИ и нами – в каком-то очень высоком и очень хорошем смысле – нет принципиальных различий и нет разделений, как и между НИМИ и человеком. Потому что все мы, образно говоря, находимся на одной общей кухне и варимся – в хорошем смысле – на одном и том же котле ВСЕОБЩЕГО ПРЕОБРАЖЕНИЯ.

Вот теперь-то, пожалуй, приняли сердцем и вы: что такое дорога и для чего дана она человеку. Как средство для пробуждения духа. Как средство пробужденья для жизни. Низко кланяюсь.

 

Ваш Геннадий Лучинин.

Лебяжье. Вятка. 14-15. 10. 2012

На снимках: на Светлояре. Фото автора

 

 

 

 

 

 

                                                                            ПОЧТИ МИСТИКА

УТИШЕНИЕ

 

         ... А хотелось Божественной Человечности ...

 

Кажется, что один день похож на другой как близнецы братья, как блинчики со сковородки. Ибо вращается человек в малом круге своих забот – да, примерно по одинаковым в чем-то объектам-субъектам – и только и считает недели по банным дням, которые – так кажется – следуют каждый день – так уплотнилось время – и у нас нет ни сил, ни времени попросить их хотя бы приостановиться, чтобы опомниться и найти в этом почти единообразном кругообращении что-то существенное, за что можно было бы запнуться и зацепиться...

– Для чего? Чтобы выйти на следующий этаж кругообращений.

 

1.

НО ВОТ ЧТО я вам порекомендую, милостивый сударь, или милостивая сударыня: не слушайте вы это интеллигентское нытье, или совершенно не принимайте всерьез. Потому что дни наши похожи один на другой только внешне – на самом же деле, внутри них, то есть нас, кипит работа, или идет борьба за качество каждого нашего последующего шага.

И эта толкотня дней однажды – за кажущимся нашим бездействием – вдруг приносит свои плоды и вдруг, в одночасье, переносит вас на ту самую ступеньку этажом выше, которая нужна вам всего лишь для того, чтобы – со временем – шагнуть с нее на следующую ступень. А затем на следующую и так далее.

Ибо каждый наш прожитой день есть западенка, в которую мы с вами складываем  свои дневные накопления. Они невидимы глазу, их не потрогаешь рукой. Дело ведь здесь вот в чем: однажды вы поставили перед собою задачу, и одну и другую, и третью, за которыми и маячит смутно, или ярко, или вполне определенно – ваша цель, ваше, как теперь говорят, Целеположение. Но у каждого человека Целеположение свое. И в таком случае мы видим перед собою на примере человечества, известное нам по физике, – хаотическое, или так называемое  броуновское движение.

При таком движении нация хиреет, страна в развале и в разладе, ибо надо для хорошего, здорового поспешествования единую цель, оплодотворенную могучей идеей. Единое могучее устремление всех в одном направлении, или хотя бы большинства. И тогда нет невозможного для народа, государства, человека. Совсем не поэтизирую идеологию – все время хочется быть от нее подальше, а это значит – найти и высвободить время для занятий по душе – для живого настоящего творчества, для познания нового, для путешествий, рыбалки, ягод... Но вот беда: без хорошей, здоровой, мощной идеологии народу не обойтись. 

И такая идеология у нас, у человечества, есть! Здоровая, мощная – какую и запрашивали. Я уже говорил вам об этом прежде и не раз, но повторенье – мать ученья, и вот говорю снова: наше теперешнее Целеположение, или идеология – это идея Богочеловечества. И если в двух словах, то это идея, ведущая каждого человека по пути совершенствования к совершенству, к вершинам совершенства. А СОВОКУПНОСТЬ СОВЕРШЕННЫХ ЛЮДЕЙ – ЭТО И ЕСТЬ СОВЕРШЕННОЕ ОБЩЕСТВО, или Общество Справедливости. А совершенство и есть Бог. Совершенство – это знания о природе всего сущего, это положительное мышление, это чистая и бескорыстная любовь всего ко всему. Вы ведь помните из азбучного: Бог – это ЛЮБОВЬ.

  Как видите, идеология проста, но если войти в ее смыслы по-настоящему, дух у вас точно перехватит. Хотя бы оттого только, что вы... и вдруг можете стать Богом! «Да ни в каком сне!» – воскликнете вы и будете... неправы. Просто нужна работа над собой. Целеположенная, целенаправленная. Но до себя ли! Однако же – смотрите сами. Что может быть приятнее, когда ваши труды над собою однажды начнут приносить плоды...

Я рассказывал вам, да и не раз, откровенно о своих проблемах, открытиях и радостях, а с кем, как не с вами, мой милостивый читатель, я ими и поделюсь и на этот раз?!. Тем более что очень уж похожи они на приключенческий роман, где и страсти с борьбой и погонями, где игра в пятнашки с завязанными глазами и прочие разные непонятные штуки, от которых настроение человека шарахается из одной крайности в другую и похоже на небо, на котором все меняется поминутно, словно в диафильме, где кадры искусственно переводит своею рукою приставленный для этого оператор.

Наша задача привести свое Целеположение  к внутреннему его приятию, то есть, избрав для себя главное, этому главному следовать, и все второстепенные дела, как им и положено, перевести на вторые и третьи, и прочие роли. Вот такая напряженная работа и происходила внутри меня изо дня в день уже долгое время, и не всегда мне было понятно наверняка, выполнит она свою задачу, или же останется пилить прежние опилки из прошлого, тогда как прошлое миновало и настойчиво поворачивало наши глаза и ноги в завтрашний день, в перспективу. Предлагая напряженный каждодневный труд над собой, предлагая преодолеть инерцию мышления...

 

2.

31 ИЮЛЯ денек с утра был вялый – дождь, тучи, ветер. И вдруг ветер стих, оставив небо затянутым. Вот она – погода для рыбалки! Все необходимое по дому к двенадцати дня было сделано, и я в несколько минут завершил все сборы к поездке и отправился в путь. Преодолел все расстояние до своего озера, где была у меня лодочка на постоянной основе, за час с небольшим, установив личный рекорд скорости. Так  все складывалось хорошо и само собой, что, кажется, и думать ни о чем было не надо – только знай пошевеливайся...

Такие гладкие дорожки приучили меня к мысли, что что-то сегодня должно произойти. Хотя мы понимаем, что что-то происходит все время, а вот сегодня  – должно произойти еще и что-то хорошее, и... необычное. И вот – в затончике, на Старице, где доводится мне весной рыбачить, и мимо которого проходил я теперь на своей лодочке, – вдруг в паре десятков метров от меня, за моей спиной, словно что-то шарахнулось и обрушилось, и забарахталось, и захлопало, и захлопотало. 

Обернулся, глянул – серый журавль на взлете! Как бы и вам на такое чудо хоть разок глянуть да полюбоваться сблизи! Птица большая, тяжелая. Чтобы взлететь, ей нужны большие усилия, и траектория ее полета идет под совсем малым углом, и летит она, прижимаясь к воде, к кустам, сквозь кусты... И вообще она – большая – почти с маленького человека. И вот с такой-то комплекцией ей надо еще лететь, да в авральном режиме... И вот тут ты и насмотришься на нее, и никогда уже больше картины такой не забудешь.

Глупая однако. Кто же просил ее так беспокоиться, так всполошно бежать от проезжего мирного человека без нужды – что я ей сделаю?!. Даже фотоаппарат не успел вытащить, чтобы оставить вам снимок на память. Да какой фотоаппарат! – дыхание перехватило – обо всем позабыл я перед такой красотой, перед таким чудом. Не знаю, почему-то эта птица напоминает мне таинственную летающую женщину – наверное, потому, что у нее длинные – в зимних серых обтягивающих шерстяных штанах ноги. Но скорее всего – напоминание это от ее особой беззащитности, слегка похожей на неуклюжесть. Но, скорее, дело даже не  этом...

Думая о женщине даже вообще, я придерживаю дыхание, словно инстинктивно желаю перед нею поклониться. Ибо не своею даже волею – это происходит во мне само собой – и я вижу ее великий и многотрудный путь в Вечности, где и приняла она свои каждодневные – великие и подчас немыслимые испытания. Они и составляют ее неумолчный и беззаветный подвиг, неостановимо ведущий ее к Великой Судьбе, ведущий к Величию. И в какие-то моменты я начинаю ощущать их совокупное присутствие, от которого душа моя начинает сначала ныть, а потом и петь, и над собою самим возвышаться, тоже – словно птица – благодарная, тронутая до глубин.

Знаете, в такие минуты, как теперешняя, мне кажется, что женщины со временем тоже станут летать и в чем-то очень существенном будут на журавлей похожи. В чем и как? Да вот и подсказка: образ этот сложился не просто так – мы ведь сколько угодно видели с вами крылатых ангелов и архангелов. Вот я и говорю, что скоро у лучших из земных женщин такие крылья появятся – как у ангелов и святых. Только произойдет это в новой мерности... В которую мы уже вошли и которая немыслимо обещает.

А еще в этой птице – кто слышал ее клик, тот знает – сидит какая-то большая Вселенская тревога, и клик этот ее вызывает такую же ответную за нее тревогу и какое-то сверхчеловеческое сострадание. И страдание за всех, кому в этом мире непросто. А кому просто? Проще сказать, – это любовь – вот что это такое. Что же касается любви, то обеспокоило меня то, что летит она одна, тогда как журавли обычно живут и летают парами. Словом, – целая история. Но то, что они, журавли, да, кстати, и цапли, вот уже несколько лет как появились в наших местах и здесь прижились, – хорошая примета...

 

3.

ПОРЫБАЧИЛ неплохо и плохо. Сначала погода была мягкая – безветренная, без солнца – то, что надо. Вот тут и поклевало, и даже щуренок залетел в мой садок. А потом снова начался ветер, с порывами, с рваными солнечными просветами – и рыбалку можно было бросать. Нашел однако малый, почти  безветренный закуток в конце озера – и он тоже – на общем фоне развивающегося ветреного беспредела – сколько-то порадовал. А потом пошли мощные тучи с молниями и – следом – настоящий ливень.

Рыбака ливнем не напугаешь – он к нему готов. Сапоги-болотники, накидка с капюшоном – все, что для такого случая надо, есть. И сладкий чай в термосе с крепкой заваркой. Одна сплошная романтика в чистом виде. Прошел по лугу от озера километра полтора – а травы почти в рост – вымок с ног до головы. Так ведь и это тоже – хоть и маленькое, но приключение, и тоже – романтика!..

Представьте себе: за озером – вплотную – бор, а перед ним – пойма в виде большой луговины шириной метров четыреста, а затем – луг – еще с километр. И эта луговина с травами в рост человека, и луг – с травами чуть покороче – напоены влагой, и все сверкает, и сверкает так, что ты поневоле стараешься разглядеть товары в этой алмазной лавке природы, и на все это сто раз виденное все равно смотришь чрезмерными глазами.

Да что луговина!.. Вы бы только видели, какое было небо перед дождем на озере! Я ведь рыбачу без оглядки. Рыбалка, брат! Оглядываться некогда – это всегда каждосекундный труд и напряжение – тем более, когда ветер. Тут и лодку надо держать на месте, и заброс сделать точный, и не шевелиться, и не делать лишних движений, тем более резких, и подсечку не проморгать во время волны...

Тучку эту я за своею спиной не увидел, а спиною ее только почувствовал, и даже уже над головой у себя, да и то только тогда, когда прозвучал звонок из дома и предупредил: у нас гроза. Глянул – и увидел: прямо над моей головой висела могучая туча и наливалась чернотой на глазах. Ее поддерживал огромный, в половину неба, дождевой темно-синий фронт, сгущая обстановку.

Далее картина уплотнялась, словно кто-то нарочно решил и здесь показать мне что-то из ряда вон. Эта мощная туча стала сворачиваться, словно шерстяное одеяло, словно кулек для конфет в сельповской лавке, представляя собою в эпицентре что-то сильно угрожающее. Это очень походило на смерч, который  здесь, у нас, я видел только раз в жизни, да и то уже очень давно. Но тогда в его эпицентре, в который мы попали, ничего не было видно даже в двух метрах. Но, слава Богу, смерч этот не достиг земли...

А сейчас, здесь, вот оно! То-то грянет! И я вспомнил про фотоаппарат и бросился все это поскорее заснять. Тут-то и грянуло, и молния тоже была хороша. Вот тогда только я спохватился и спешно стал доставать из рюкзака накидку, и все равно не успел. Небо показало свой характер и в этот раз. Словом, все было отменно прекрасно.

Но только что вышел я на Старицу к своей другой лодочке, – как выглянуло солнце, и все, что только что произошло, – от бури на озере до рая на реке – было настолько контрастно, что показалось, что дождя с бурей только что не было, а был какой-то всего лишь краткий эпизод, вырванный из другого времени. И то время, в которое я после этого попал, тоже было другим, и никто не знал, что за новый эпизод здесь меня поджидает, и показалось даже, что этот новый эпизод уже начинался, и был как раз диаметрально противоположен предыдущему...

 

4.

ВОТ ТУТ-ТО чаек с бутербродами мне и пригодился. Направил лодочку по течению, а сам – за трапезу. А она, трапеза-то, – хороша, да как же к месту! Не жизнь, а сплошное счастье. А много ли надо для него человеку?! И когда плывешь по реке, это ощущение усиливается кратно. Усиливается движением, потому что попадаешь как бы в красивый калейдоскоп, в котором все меняется каждую секунду, где одно превосходнее другого, и оттого  бытие твое в данный момент приобретает особый вкус и смысл.

Но я ведь не рассказал вам самого интересного. Когда после дождя солнце вызолотило мокрое лицо мира, мир сам удивился себе, заглянув в зеркало. Вот это, скажу я вам, была для меня фотосессия! Мир ликовал, мир был прекрасен. И это прекрасное, усиленное повсеместным сиянием от дождя, отражалось в реке. Река же – в свою очередь – плавилась красками отражения, усиленная бликами от небольшого внутреннего волнения, и давала эти блики на берега, и все это качалось и перемигивалось, и светилось, и двигалось – в том числе и на берегу – в виде бликов от воды. И это все сверкало, и, будто дитя, смеялось от радости. Все это было похоже на карнавал света и цвета, похожий на Праздник Природы, на который меня сознательно пригласили.

Кто пригласил?  Да Тот, кто заведует всеми этими красками мира, и всеми сияниями и отражениями, ибо все, что живет и сияет, отражается и радуется, сотворено Им – нашим Создателем. Да. А вот теперь, как вы понимаете, действительно, – самое главное... Ибо в какой-то пиковый момент моего восторга сознание мое расширилось, и душа освободилась от всего прежде ее угнетавшего, потому что получила от всего только что сказанного самое настоящее ПОТРЯСЕНИЕ. Но это было не все. И мне – в этот момент – пришлось следить и за тем, что началось у меня еще и в самом себе.

 Вдруг я почувствовал, как пространство вокруг меня, но прежде всего во мне самом, раздвинулось, и сам я тоже, вместе с ним, вырос до его пределов, чьи пределы были невидимы. И все это происходило для того, чтобы сразу же затем перейти в мое сердце. Мало сказать, что сердце мое освободилось от всего беспокойного привходящего и  мелкого и суетного, и все только что описанные потрясения от чудес природы отошли на восьмой план, потому что пришло – ИНОЕ.

В него вошли мир, любовь и тепло, а еще я бы сказал – пришло внутреннее равновесие. Я бы еще сказал, – внутренние КРОТОСТЬ и ПРИМИРЕНИЕ всего со всем. Я бы даже сказал, – пришло УТИШЕНИЕ. А что есть утишение? Это состояние, которое утишает сомнения и метания, примиряет нас с реальностью и подтверждает полное доверие к Богу. Более того – налаживает  наш взор и наше сердечное движение прямо к Нему – к сердцевине всего сущего. А затем и окончательно приводит на ПУТЬ ПОСТУПЛЕНИЯ В БОГИ. Да ведь, просто-то если сказать, – все, что мы ни делаем, и есть путь в Боги, а, значит, – в Бессмертие. И наоборот. Все остальное – наш выбор.

 

5.

ИТАК, действие продолжалось... Ничему не успевал я давать имена, потому что только успевал быть и чувствовать, чтобы из происходящего ничего не упустить, и все, что со мною происходило, понять и почувствовать правильно. Ибо это было для меня очень важно, потому что – на данный момент –  важнее ничего уже не было. Потому что Тот, Кто со мною сейчас говорил, говорил не словами, а говорил со мною через мои ощущения той энергетики, которая от Него исходила и в которой заключалась информация. Что это за ощущения и что за информация?

Я, как и многие другие, кто ждал часа, когда начнутся вокруг нас и внутри ощутимые и видимые изменения на границе двух взаимопроникающих ныне эпох, кажется, этого часа дождались. И я почувствовал, но сначала догадался, что пространство, которое меня полностью в себе растворило и вместе меня заполнило, было одновременно и той Сущностью, которая им, этим Пространством, управляла. Логично? – Да.

Да, это был Создатель – тот самый – Единый и Единственный, который есть Все и Всюду. Таким образом, мы, вместе с Ним, оказались здесь, как я понял, для диалога –  чтобы лучше понять и почувствовать друг друга, ибо в этом диалоге возникла необходимость. Но более всего, – требовалось расставить некоторые точки над «i».

Чтобы сказать об этом состоянии совсем просто, нужно сказать, что мы были в том Пространстве, которое так и называлось – ЛЮБОВЬ. Что еще? Это было ощущение Света, в котором я тоже находился. Но не яркого и ослепляющего, а теплого Света внутри меня и вокруг. Это ощущение  тоже было мягкое и ровное, и понимающее. Словно в минуты отдохновения у камина и под торшером – в благостном тепле и уюте. Так начался наш мысленный диалог. Но если сказать точнее, это был диалог восприятия на уровне эмоциональных ощущений и едва явленных мыслеобразов.

Я выразил свою радость – оттого, что это, наконец, произошло, и наша встреча состоялась, и теперь, наконец, и прежде всего в наших взаимоотношениях, появится определенность. Она была на данный момент необходима мне, как кислород больному, и хороша тем, что это напряжение мне требовалось снять и получить освобождение от своих сомнений и метаний. Потому что вот уже года три я жил в их великих и могучих тисках, о чем уже и говорил в своих новеллах и читателю, и Ему Самому, напрямую – на озере Светлояр, в июле 2015-го и ранее, называя причины этих сомнений и беспокойств.

Но вот ведь: все же Он сам пришел ко мне на помощь, чтобы, сказать, наверное, что прощает мне мои сомнения, потому что все они родом из прошлого. А  прошлое предстояло закрывать, чтобы оно не отвлекало нас более от нашего Будущего, в котором все иное, и потому его, Прошлое, как существо себя уже полностью, или, скорее, – почти  исчерпавшее, сегодня нужно было уже просто оставить в покое. Но как это сделать? 

 И это мое прошение о прощении было очень похожее одновременно и на покаяние.  И Он мне это подтвердил – как принятый к сведению и свершившийся факт. Я почувствовал, что Он был со мною терпелив, был ко мне расположен и, как я понял, был настроен на мир и рассчитывал на устраивающие нас обоих  результаты диалога.

 

6.

ЭТО ОЗНАЧАЛО, что я был ему нужен. Надо ли говорить, как нужен был мне  Он?!. Ведь я-то в его наличии и верховном руководстве всем и всеми не сомневался. В чем вопрос? Мои сомнения заключались в том, что, как мне казалось, Он был чрезмерно  строгим, а порою и жестким по отношению к нам, человекам, озвучивая в своих регулярных посланиях землянам наши недостатки и пути их устранения, требуя от нас дисциплины, привлекая нас к решению своих, и, стало быть, и наших совместных задач. И все бы это было нормально, если бы в них не звучали регулярно предупреждения и угрозы наказания, в том числе и наказания самого крайнего.

Честно говоря, я никак не мог поверить, что Отец может разговаривать так с детьми и относил эти угрозы скорее на неточность перевода. Раве может любящий отец держать своих детей под страхом, чтобы внушить ему хорошее и благое?! Мне казалось, что нет. Ведь известно: пружина, которую сжимают, всегда расправляется. В то же время – кто такой Бог? Это все мы – ведь Он состоит – как соборная  Сущность – из всех нас сразу и нам подобным. А потому и методы его исходили от всего Соборного Разума...

В то же время перспективы, которые Он перед нами открывал и озвучивал, были немыслимо прекрасны и далеко превышали мои собственные. Поскольку над ними в многолетних своих мечтах и трудах размышлял и я. Мы совпадали с ним в основном, а именно: в том, что сейчас единственный путь спасения человечества от себя самого – это построение Общества Высшей Справедливости, построение Богочеловечества – ЧЕРЕЗ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ КАЖДОГО ИЗ НАС.

Только осознание этой необходимости объединит большинство людей планеты и позволит нам всем выйти из глобального тупика. Но преодоление тупика – всего лишь одна сторона дела. Самое главное – после этого для каждого человека – при его желании – открываются потрясающие перспективы. Возможность свободного творчества на благо общества, долголетие, а в перспективе – и бессмертие. Разве не об этом мечтает каждый из нас с юности?! Мечтает тысячелетия – в сотнях и сотнях своих воплощений в теле...

Далее. Нам запрещена была критика иерархов, стоящих над нами. Но если все так жестко там, наверху (а сказано не нами, что «внизу то же, что и вверху»), то что же остается делать людям, как не говорить друг с другом языком силы и диктата, наследуя пример «старших»? Так думал и чувствовал тогда я, а, честно говоря, ХОТЕЛОСЬ ИНОГО.  ХОТЕЛОСЬ БОЖЕСТВЕННОЙ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ. Как  вверху, так и внизу.

Однако в чувство меня приводило то, что Создатель у нас один на всех, и это НАМ следует подлаживаться под Него, а не Ему под нас. Так говорил Он сам. Он напоминал, что со своим Уставом в чужой монастырь не ходят. Но если эволюция имеет смысл, – так думал я тогда, так думаю я и теперь, то, чтобы расти всем, тогда и Ему тоже придется кое-в чем к нам прислушиваться. Со временем эта моя точка зрения во мне утвердилась.  

Но весь этот блок сомнений долгое время изнурял и подтачивал, и ослаблял меня изнутри, держал в напряжении. Потому что я не мог и не хотел поступаться своими принципами, ибо полагал, что поступившись ими и раз, и два, и три, к этому отступничеству быстро начнешь привыкать и постепенно научишься сдавать свои позиции, и, наконец, можешь потерять себя окончательно.

А ведь это дары и качества  даны нам Богом же – как наши стержневые личностные качества, как стержневые жизненные устои – как главные личностные характеристики и приметы. Одним словом, сдавать позиции легко – восстанавливать – трудно, почти невозможно.

С другой стороны, я понимал, что задачи, которые мы совместно с Ним решаем, требуют дисциплины от нас, Его будущих помощников, его команды, и, стало быть – требуют определенных жертв и уступок и от нас. Требуют работы над собой. Требуют перемен в нашем сознании. И это неотъемлемая, или другая часть компромисса, который не может быть односторонним. А еще я попросил у него для себя поддержки и защиты от регулярных нападок темных сил, и особенно одного конкретного «нападанта». Что, как я понял, Он тоже мне пообещал.

Вот в таком ключе мы с ним говорили, и я понял так, что Он принимает мою компромиссную позицию – в том числе еще и потому, что я не отказываюсь работать над собой в означенных направлениях. Ведь я должен был понимать – если уже не головой, так сердцем, что на данный момент именно я представляю собою несовершенство, от которого требуется одно: САМОСОВЕРШЕНСТВОВАТЬСЯ ДО УРОВНЯ БОГОЧЕЛОВЕКА. Вот и все.

По сути дела, что требовалось от нас по отношению друг к другу? Друг другу не  мешать делать каждому свой труд в соответствии с задачами единого для всех Целеполагания.  Кажется, на таком варианте мы и остановились. Он его принял, ибо расстались мы на хорошей ноте, и весь этот вечер, и ночь, и следующий день я жил в состоянии душевного подъема и светлых перспектив впереди. Как для меня лично, так и для всего человечества.

И вот в этом самом месте мне и хотелось бы поставить точку в долгой моей истории о долгом и трудном пути к Богу, который, конечно же, не кончается. Что хотелось бы добавить в виде завершающей картинки к нашему повествованию, чтобы не закончить наш разговор на слишком деловой ноте? У таких и подобных знаковых встреч в виртуальном мире есть одна удивительная особенность. Они сохраняют свое присутствие в нашей зрительной памяти и – прежде всего – в памяти ощущений, на очень долгое время, а некоторые из них – на годы, на целую жизнь.

Так вот...На другой день после этой встречи у меня – в какой-то момент, спонтанно –  возникло желание уточнить еще раз, или подтвердить, а была ли она, эта встреча, на самом деле и не была ли она плодом моего восхищенного состояния на фоне разыгравшейся природы?

И тогда мысленно я просто вернулся сознанием в то вчерашнее место и время, желая посмотреть нашу лодочку, в которой мы вчера плыли, со стороны. И вот что оказалось. Я увидел себя с веслами впереди, а на заднем сиденье – Его. Его – в виде светлого туманного облака, несколько перекрывавшего размеры лодочки.

А еще я обратил внимание на то, что лодочка моя – с Его стороны – ощутимо просела кормой в воду. Сразу-то этого я и не заметил. И сам я тоже был, частично, внутри этого полупрозрачного облака... Может быть, показалось?

И, чуть забегая вперед. Несколько раз с тех пор бывал я в этих местах, и каждый раз та самая птица – большая и тревожная, словно летающая женщина, перелетала мне дорогу к дому – да, обычно обратную дорогу – и даже в густых сумерках, – словно пытаясь мне что-то сказать, может быть, – от чего-то предостеречь... 

Мир вам, Свет и Любовь!

 

Геннадий Лучинин. 

09. 08. 2015

 

 

 

 


                 ОТЕЧЕСТВО МОЕ – РОССИЯ

ГОЛОС  МИСТИКА И РЕАЛЬНОСТЬ

     Путешествие – верный источник патриотизма, верный способ полюбить Родину всеми своими сердечными глубинами.

 

Осознанное взращивание родословного древа есть особый и важнейший  признак высокой общенациональной культуры.

 

И вот это стойкое ощущение недоговоренности и незавершенности того, что давно уже должно было завершиться полной ясностью и конкретным пониманием того, что происходит и для чего, ощутимо висело в воздухе и воздействовало на нас –  подобно тому, как воздействует полная луна в сгущающихся сумерках.

 

1.

И это стойкое ожидание чего-то неумолимого, что должно было вот-вот произойти в обществе и над ним, и вне его, не проходило. Хотя и вело нас всех, к какой-то ясной и понятной, и кем-то четко обозначенной цели, к которой мы шли, сами не ведая того, в каждый последующий момент нашего бытия. Но куда мы шли? И очень многие – на Земле и на Небе – нам говорили об этом и предупреждали: вот этого события не будет, а вот это произойдет до таких-то сроков. Но ничего не происходило.

 Боле того: это ощущение  ожиданий воздействовало на наиболее чутких из нас со всех сторон – извне и изнутри – и создавало нетерпение почти физическое – так сильно мы с вами – вместе и порознь – устали от толкотни обещанных Пространством перемен, так сильно ждали их в каждый настоящий и последующий моменты, будучи обращены в него душевным слухом и зрением,.. что от этих обещаний устали. И, кажется: появись они, перемены, перед нами на самом деле и тотчас, мы бы уже воззрились на них теперь с недоумением и через минуту отвернулись от них, устало зевая – одновременно, может быть, где-то, в самом глубоком закоулке нашей души, уже заведомо питая к ним легкое, – да, легкое, словно сизая дымка, отвращение.

Потому что вот этими «будет-не будет» из нас вытравили почти совсем желание ждать лучшего и хорошего, и надеяться в этих переменах на помощь Провиденциальных сил. Провиденциальные – это значит надмирные, или тонкомерные и нам не видимые – потому что живут в параллельном нам мире. Но по отношению к нам они первичны и выше нас на ступенях Космической Иерархии, и нами управляют, и ведут, и поддерживают. Если это так называемые светлые силы. Или напротив: есть те, которые нам активно противодействуют – чтобы мы не дремали, чтобы не перестали думать и делать, не перестали соответствовать задачам эволюции.

– Стоянка двадцать минут, – объявил водитель автобуса и направился в диспетчерскую. Автобус остановился в Советске – промежуточном городке нашего следования. Мы только час назад выехали из дома, и я никуда не собирался идти, надеясь продлить тягучую сладость незавершенного пробуждения от зябкой дорожной полудремы. Но жена попросила принести ей мороженое из станционного буфета.

Оказалось, что буфет на ремонте, и я вынужден был возвращаться с пустыми руками. Я вышел вон, на волю, но в период, когда дверь была уже открыта, но еще не захлопнулась за мною, услышал слова, прозвучавшие во мне: «Вы с Сидоровым равны...». Мой читатель, для вас эта фраза ровно ничего не сказала и не скажет. Но меня ею пронзило, словно молнией.

Петров, Иванов, Сидоров – какая разница – конечно, фамилия эта вымышленная. Но она подразумевает под собою человека с особыми способностями и возможностями, которому и судьба предназначила путь особый. Я знал этого человека, встречался с ним несколько раз, и даже переписывался, но быть на него похожим не хотел. Однако ГОЛОС был, он сказал – «равны», но это не значило, что мы с ним похожи. Мы с ним равны по возможностям и, вероятно, по задачам, которые предстоит решать. А это уже, как вы понимаете, совершенно разные вещи.

Но это долгая история, в которую я совсем не хотел бы углубляться, и привожу здесь этот голос лишь для того, чтобы его содержание и обстоятельства, при которых это произошло, сохранить в своей памяти. А еще потому, что этот голос был спусковым, или стартовым курком для очередной писательской истории – ведь я отправился в этот день в дорожное путешествие, что уже само по себе верный признак того, что сейчас что-то начнется.

Как видите, сразу и началось. И я подумал с легкой досадой на то, что вот: не отписался еще от прежней истории, как сразу же впал в новую – причем в сложнейшую из возможных: «на ловца и зверь»! И один из крючков этой новой истории, о котором я только что вам рассказал, уже зацепил меня и начал – по привычке – делать свое дело.

Скажу только одно: такие вот разные мысли пробудил во мне этот голос, и при этом поднял своим вторжением столько разночтений, столько душевных волнений, что больше и не надо. Но сказано же: человек предполагает, а Бог располагает. Я-то, вятский, в тишине своей душевной предугадывал, что голос этот мне еще не раз аукнется, и каким таким боком, – этого на Земле знать наверняка пока не мог никто, в том числе и я сам.

Но даю вам сегодня честное слово не отвлекаться более на эти – буквально – упавшие с неба вызовы, потому что задачи мои другие, а именно: путешествовать, отдыхать, радоваться жизни и не омрачать себя распутыванием подобных сложных историй, или одной из них, которая все равно пока еще не имеет выхода на истинное понимание того, что происходит на самом деле. Я полагал, что это понимание придет позднее, и придет-таки время, которое прольет на нашу ситуацию свой чистый и ясный свет.

Однако я всегда знал и знаю, что если голос был, то он прозвучал не случайно, и его появление на моем горизонте и при таких странных обстоятельствах непременно приведет меня – со временем – к разгадке. Вот тогда и встретимся снова, мой уважаемый читатель. А пока – счастливого пути! – всем и каждому, кто в любой момент готов пуститься в неизведанное, чтобы... Чтобы лучше понять себя и, может быть, при этом изменить – хотя бы на чуточку – мир нашего пребывания в лучшую сторону. Возможно, изменить через себя.

2.  

 поехали-то мы с женой – простенько – отдохнуть. Сынка нашего младшего проведать – глянуть, как живут-поживают с женушкой своей, как преуспевают. Город ихний посмотреть, может, на все разом и порадоваться. Воронеж – город большой, красивый. Как водится, старая его часть имеется и молодая – современная. К истории своей здесь относятся уважительно – как к старой, так и к новой. Музеи окрестные и содержание их об этом свидетельствуют.

 

 

В городе промышленные зоны, жилые кварталы, зоны отдыха. В промышленных коренниках – оборонка, самолетостроение. Чувствуется, что город формируется осмысленно – под руководством и контролем городских архитекторов. И потому все жилые микрорайоны отличаются друг от друга своей архитектурой, этажностью и цветовой гаммой, и, наверное, поэтому здесь трудно заблудиться.

 В этом областном центре несколько парков и парковых зон, в том числе с выходом  к реке Воронеж и огромному Воронежскому водохранилищу. В которых все очень хорошо выглядит – и архитектурно, и сердечно – продумано и  сделано, что называется, для себя. Торговля. В микрорайонах имеются гипермаркеты и торговые зоны с комплексом развлекательных программ. Все, или в основном все, сделано с хорошим вкусом, на евроуровне.

Что касается культуры, здесь много противоречий, которые сразу бросаются в глаза. Выступления гастролирующих мастеров сцены – по причине дороговизны билетов – почти недоступны населению со средним и низким уровнем зарплат – о пенсионерах говорить не приходится. В музеях в дефиците выставочные площади. В головном музее города имени И. Н Крамского экспонируется только четыре процента имеющихся в запасниках произведений искусства, причем экспозиции меняются не часто. Как говорится, здесь есть над чем работать, и в этой связи вспоминается Дом художников в Перми, имеющий одиннадцать тысяч квадратных метров выставочных площадей.

Всегда с великим почтением относился к всему, что связано с реформами Петра Великого. Воронежу в этом смысле повезло. Мы помним из истории, что именно в этих местах, на берегах реки Воронеж, были построены первые в России три корабельные верфи, от которых и «стал быти» первый российский флот, откуда «с великими трудами» пошли его первые корабли, чтобы затем «окошки в Европу прорубать».

И самый первый из этих кораблей – «Предистинация» – как мы помним из книги Алексея Толстого «Петр Первый», воспроизведен здесь по старинным чертежам и представляет собою во плоти на Набережной Петра музейный экспонат, на который почти невозможно попасть – таков на него спрос. Здесь тот, чья душа навсегда прикипела к морю, почувствует и почти морской дух, витающий над просторной гладью Воронежского водохранилища, и славный дух русского оружия, покрывший себя в славных морских  и всяких иных баталиях неувядаемой, неискоренимой славой.

Здесь, на Адмиралтейской площади, где народ встречает свои традиционные праздники, расположен и величественный обелиск Воинской Славы, упирающийся в самые небеса. Здесь порадует вас душевным миром и красивая Церковь Успения Матушки Богородицы и Пресвятой Приснодевы Марии. Вообще в городе много прекрасных белых храмов, выстроенных в лучших традициях русского православного зодчества.

На других улицах и самых святых местах города вы снова встретите несколько мемориалов и памятников героям войны, защитникам Родины, в том числе и с Вечным огнем. В старой части города, в центре, вы найдете еще одну дань памяти нашему великому реформатору – памятник Петру Великому, а также памятники Владимиру Высоцкому, писателю-земляку Андрею Платонову, безымянному военному почтальону и другие, которые мне пока не довелось увидеть в этот раз, в свое первое посещение города.

 

 

3.

КОНЕЧНО, я вполне мог бы обойтись без этих внешних и, безусловно, поверхностных штрихов, передающих облик города. Но мне захотелось сказать о нем несколько добрых слов, которых он, безусловно, заслуживает. Дело вот еще в чем: с подачи Президента и других активных и прогрессивных наших соотечественников, по линии средств массовой информации по стране сейчас катится безвременная акция, которую я назову просто – «Патриотизм в России».

И от одного из разработчиков темы прозвучала идея – каждому школьнику за одиннадцать школьных лет посетить не менее десяти городов страны, чтобы иметь о ней, о стране, более полное и визуальное представление. Получить его, так сказать, изнутри, а не понаслышке, – то есть из первых рук. Чтобы у каждого гражданина России – взрослого и  не очень – был самый веский и основательный повод гордиться своей страной и отдавать ей ОСОЗНАННО свою ЭНЕРГИЮ ПРЕОБРАЖЕНИЯ, ЭНЕРГИЮ ЛЮБВИ.

Мне очень понравилась эта идея, и было впечатление, что она уже реализуется, потому что во время этой своей поездки в Воронеж мы провели пару часов на Красной площади столицы и были приятно поражены тем, что почти вся она была занята экскурсантами-школьниками – ведь в это время как раз проходили школьные каникулы. Вот и о городе Воронеже мне захотелось сказать несколько теплых слов – с надеждой, что, может быть, когда-то и кого-то они привлекут в этот замечательный город – прекрасную частицу нашей великой и прекрасной Родины.

В эти прохладные дни первой декады ноября мы побывали своей семейкой еще и на Дону, и в двух пригородных старинных дворянских усадьбах. Мой сын Владимир, который привез нас сюда, на эту излучину Дона, эту самую излучину увидел с самолета и ее разыскал потом на машине, и с тех пор возит сюда своих друзей и родственников порадовать впечатлением. Панорама реки, действительно, поражает.

 

Дело в том, что Дон делает в этом месте петлю, так что сверху создается впечатление, будто одна и та же река течет параллельно самой себе и течения ее разнонаправленны. Но соль здесь не в этом. Мы прибыли на высокий, почти отвесный левый берег Дона и обмерли: высота берега была – боюсь соврать – метров двести, и река в этом среднем ее течении в период мелководья казалась речкой. Ибо с такой высоты она казалась узкой и мелкой, и все ее глубины и мели были отсюда видны, как на

ладони. И тот неизгладимый ее литературно-и киногероический образ, который сохранился в моем сознании еще со школьных пор по известному роману Шолохова, вдруг весьма пошатнулся.

Но дело не в этом. Нам не оставалось ничего иного, как принимать то, что есть, и этому радоваться, и в этом искать. И мы нашли. Почти вся та речная петля, о которой я только что говорил выше, была выстроена как раз этим невероятно высоким левым берегом, и в том месте, где мы находились, мы были словно на самом высоком борту этой природной арены и смотрели вниз, как на дно глубокой впадины – потому что противоположный берег был совсем пологим, а к тому же был полностью меловым (см. снимок), то есть белым.

 

 

Длина этой высокой «чаши-арены» составляла, на мой взгляд, километров семь плюс-минус и была для данной местности несомненной геологической загадкой. И все же душа моя была воспалена ощущением того, что где-то именно здесь, совсем неподалеку – всего километрах в трехстах южнее, была и есть та самая шолоховская станица Вешенская, и другие подобные станицы, где в яростной схватке без малого сотню лет тому назад сшиблись два не разгаданных до конца по своей неистовой силе и природе исторических недоразумения, которые мы называем революцией и гражданской войной –

как самыми уродливыми и парадоксальными на свете проявлениями  человеческих страстей, человеческой непримиримости.

Сшиблась сама с собой самая огромная в мире империя, словно неистово желая сама себя уничтожить. Чтобы обагрить – в нашем случае – Дон кровью и ВЕЛИКИМ ОСТЕРЕЖЕНИЕМ  для будущих поколений, если для таковых останется место. И всю эту страстную и неистовую битву рассказал нам на примере событий, происходивших неподалеку от этого места на локальном участке суши наш великий русский писатель Михаил Шолохов. Слышат ли эту историю последующие поколения? Хорошо ли слышат?..

Слышат, конечно. Потому что записал ее, эту историю, наш гениальный русский писатель, который и сам по себе уже есть глубоко выстраданное всей нашей российской землей, всей нашей милостивой  матушкой природой ПОРОЖДЕНИЕ, ПРИЗВАННОЕ ЗАПЕЧАТЛЕТЬ ЯВНОЕ ДЛЯ ПОТОМКОВ. И потому все, что мы здесь видели и чувствовали, имело на себе далекий отзвук и налет того гигантского события, того поворотного времени, которые сотрясали таким или подобным образом всю нашу прекрасную страну и еще давали самый яркий и видимый, и острастный урок и всему остальному миру. 

А потом я, наверное, еще с час, или больше того, снимал уголки здешнего леса, подошедшего к береговому обрыву вплотную. Дуб, вяз, липа, осина, клен – с кустарниками – преимущественно бересклета – составили в своей совокупности состояние полуобреченной на зиму розоватой грусти, которую лучше не задевать, чтобы не прослезить сами небеса – настолько все было здесь и трогательно, и светло, и печально.   Мой объектив собрал свой изрядный оброк с этой розоватой печали, и мы отправились домой, на первых порах сохраняя молчание, чтобы не вспугнуть те привидения прошлого, которые нас здесь окружали, чтобы напомнить о себе. Напомнить и о горьком, и о прекрасном, на которых и замешена вся наша строгая и вместе – совершенно удивительная жизнь.

 

 

4.

А сейчас о весьма существенных впечатлениях от поездки. Это было в один из дней ноября-2015. Мы побывали в двух старинных дворянских усадьбах. Вот где воистину школа воспитания высокого духа, вот где проверка Временем, которое здесь как бы застыло или замерло, пытаясь сказать нам то, что мы могли и хотели бы узнать и понять. 

КАК ни странно, очень похожие впечатления необыкновенной привязанности, словно необычные и поразившие наше воображение люди, оставляют по себе и

необыкновенные места, которые, на каком-то своем, ведомом только им основании, волей-неволею забирают частицу нашей души и оставляют ее себе, словно в заклад, – видимо для того, чтобы подогревать таким образом и поддерживать к себе со стороны то чувство любви и заботы о них, которые были вложены в них когда-то. Теми, кто их вынашивал в голове и в сердце, кто планировал, обживал и эти места обустраивал. И благословлял тех, кто останется после них – обустраивать их далее и более.

Километрах, наверное, в тридцати от Воронежа есть такое местечко – Рамонь – бывшее имение императорской семьи династии Романовых. Сюда ездят многочисленные туристы из России и из-за рубежа. Потому что здесь находится прекрасный дворцовый комплекс, выполненный из красного кирпича с белой отделкой – в трех этажах – с зубчатыми башнями и башенками – усеченными и с верхушками (см. первое фото автора). Архитектурный стиль – смешанная готика. Рядом – здания для прислуги, для производственных нужд, две надвратные башни разной высоты, одна из них – с часами. Огромный, прекрасный и, следовательно, ухоженный парк через дорогу напротив дворца.

Совсем не хотел вдаваться в описание деталей – как дворца, так и населяших его когда-то особ, но никак не мог от этого отказаться – в силу огромного уважения, которое вызывают дела живших здесь чуть более столетия назад его обитателей, да и сам замок тоже – при ближайшем рассмотрении – вызывает заслуженное восхищение. Хотя  достоинства его я увидел не сразу, ибо лицом к лицу лица не увидать.

Прежде всего поразил меня – да, замок, который – при ближайшем его рассмотрении – оказался для меня чудом архитектурного решения, ибо все его части, будучи по отношению друг к другу ассимметричны, составляли тем не менее единую гармоническую общую картину. Он хорош тем, что весь построен на архитектурных диссонансах. В нем есть двух-и трехэтажные уровни, не считая нулевого этажа, в нем есть башни усеченные и с теремами.

 Башни разнятся меж собою по высоте, и все это сооружение в целом я рассматриваю как редкий образец свободы архитектора в реализации своих художественных замыслов, в которых наличествуют внутренняя свобода и высочайший художественный вкус. Не исключаю, что такому решению способствовала и воля его царственных особ, также отличающихся высоким уровнем культуры и художественного вкуса.

Особенно поразил меня и огромный парк при дворце. Если из дворца поскорее хотелось уйти, поскольку внутри него не было никакой обстановки, а только исторические справки в рамках под стеклами (да, осень уже выдула из помещений его тепло, а старые печи, оставшиеся от настоящих владельцев, здесь не топились и никакого иного отопления не было вообще), то из парка – напротив – уходить совсем не хотелось.

 Здесь был уже свой развившийся и устоявшийся природный внутримир, где и деревья, и аллеи, и деревянные сиденья со спинками и резными металлическими орнаментами, и фонари, и фонтаны, и клумбы, и стриженые кустарники, и краснокирпичное обрамление по периметру парка с несколькими резными металлическими воротами – все было исполнено истинной любви и светлой гармонии. И необыкновенного вкуса. 

 

5.

И ВСЕ ЖЕ, уходя отсюда, мне было холодно не только оттого, что уличная прохлада забиралась за воротник, а оттого, что великолепно отстроенное и отлаженное, и  выпестованное в любви своими хозяевами превосходное капиталистическое хозяйство было разрушено еще в годы Октябрьской революции и ныне до сих пор не восстановлено изнутри ее главное здание. Хотя что же было бы восстанавливать, как не такое великолепие?!

Да, на восстановление его внутренних покоев до примерно прежнего состояния понадобятся сотни миллионов рублей и, возможно, более, но, как мне кажется, затраты стоят того. Потому что восстановление вот таких передовых для России хозяйств из руин прошлого – это ведь и есть настоящее проявление любви к Отечеству и к ее отчаянной истории, из которой все мы черпаем сегодня пригоршнями ее преимущественно драматические уроки, чтобы к прежнему не скатываться, а идти только вперед и вперед, питая себя любовью и силой Отечества, которые оно дарует нам безмерно и бессчетно, ибо оно нам – отец и мать – в двух лицах сразу.

А чтобы не быть совсем голословным, придется сделать совсем небольшой экскурс в историю этого поместья.

В 1879 году имение Раменское стало собственностью царствующей династии Романовых. Хозяевами его стали Ее Императорское Высочество принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская , племянница императора Александра Второго, и ее  супруг – Его Императорское Высочество Александр Петрович Ольденбургский. Под их руководством – по свидетельству экскурсоводов и сопроводительных справочных материалов – имение Рамонь превратилось в образцовое капиталистическое хозяйство. Потому что молодые хозяева были образованны и энергичны, и горели желанием созидать. Судите сами...

Вскоре на территории имения были построены корпус сахарного завода в двухэтажном исполнении, причем с применением прогрессивного тогда технического оборудования на паровой тяге. Затем пустили в строй фабрику шоколада и конфет в трехэтажном здании. Продукция пользовалась спросом в Отечестве и за рубежом. Для доставки сырья и отправки продукции была построена железнодорожная ветка – «Графская – Рамонь».

Было организовано образцовое откормочное хозяйство по выращиванию крупного рогатого скота, построены водонапорная башня и водопровод, выстроен комплекс конезаводских сооружений – с конюшней, ветлечебницей, манежем и каретной. Открыты ковровые мастерские. В 1880 году, через год после вступления во владение имением, в нем уже были открыты школа и больница, начали также работать образцовая столовая и общежитие для мастеровых завода.

Особое слово можно замолвить и об отношении распорядителей усадьбы к земле. В их веденье было семь тысяч десятин земли, которая простиралась своими границами до самого Дона. Обрабатываемые земли имели восемь севооборотов, и работа с землей проводилась по самым современным по тем временам технологиям. Были опытные участки, на котором осваивались новые технологи по выращиванию сельхозкультур,  и прежде всего сахародающих.

Во дворце также есть несколько изюминок, которые приподымают любопытные ушки и начинают задавать вопросы. Например, дворец в свои лучшие времена отапливался дровами через систему дымоходов,  которые получают древесное тепло из одной большой печи, расположенной в вестибюле. И видна прямым зрением разделка этих дымоходов в количестве пяти.

Конечно, мы не знаем, как они грели дворец в то далекое время на самом деле, но сейчас точно знаем: все здесь давно уже разрушено людьми и временем, и продолжает разрушаться, ибо, на самом деле, дворец сейчас совсем никак не отапливается и не восстанавливаются богатые и уникальные прежде интерьеры, украшенные изразцами, сделанные по уникальным по тем временам технологиям.

Стены были обобраны еще в начале Октябрьской революции. И посетители ходят здесь по первому и нулевому этажу, не раздеваясь и не подымаясь на верхние этажи, ибо полы и потолки уже находятся под угрозой обрушения. Великое во внешнем и жалкое внутри оставляет чувство глубокой печали, ибо мы, нынешнее поколение, уже должны нести ответственность за те далекие разрушения, ибо мы – наследники всего, что происходило на нашей многострадальной земле во все времена на территории России.

Воронежская область – это ведь черноземная зона – зона хороших возможностей в земледелии и, таким образом, – территория экономической состоятельности. Вот бы и заглянуть сюда этой состоятельности, тем более что примеры настоящей заботы о знаковых учреждениях культуры прошлого в области имеются.

Эту мысль я хотел бы подтвердить еще одной дополнительной информацией, которую получил уже по приезде домой. Она как раз совпала с моей мыслью о несправедливом отношении нынешних властей к судьбе бывшего имения царской семьи Ольденбургских, в свое время беспощадно разграбленной.

В журнале «Тайны ХХ века» в номере 33 за август 2016 года я встретил публикацию «Девы старых усадеб». Слухов о странностях семьи Ольденбургских ходит очень много, но я не стану их рассказывать – ведь это только слухи. Скажу только, что Евгения Ольденбургская, племянница императора Александра второго, урожденная княгиня Романова, после революции уехала за границу, где и скончалась в 1925 году.

Но, по свидетельству некоторых местных очевидцев, дух ее не мог расстаться так просто с этой землей, в которую семья вложила так много душевных и творческих сил. Кроме того, ходят слухи, что принцесса была жестка по отношению к своим дворовым, и по этой и иным причинам в замке встречали привидения и самой принцессы Ольденбургской, и ее дворовой девки Варвары, которая погибла в этом же замке.

Говорят также, что замок вместе с его хозяевами и со всем двором Романовых был проклят местным колдуном, который использовал в своем целительстве темную магию, за что и поплатился жизнью по приказу мужа принцессы. Так что замок очень непрост, и много ходит легенд о его бывших обитателях, и не исключено, что и теперь он пребывает в таком запущенном состоянии по причине этого названного проклятия, или по каким-то иным причинам. Но совершенно понятно и то, что ныне отогреть его можно только заботой и любовью. Ибо и мы, люди, поступили в свое время с обитателями замка непомерно жестоко.

 

6.

Мое особое внимание привлекла также информация о том, что во дворце собирались члены тайного масонского общества на свои собрания, и в самой высокой угловой башне замка справа даже отправляли свои ритуалы. Как известно, в тайное общество вольных каменщиков принимали людей необычных – облеченных высокой властью и необычными знаниями о природе вещей. Я бы даже сказал больше: способных принимать решения, могущие повернуть ход истории.

Будучи в этой боковой шестистенной башне, я  пытался уловить дух атмосферы каменщиков в те далекие дни, но он был весьма слаб и сохранил свои тайны, не доверив их непосвященному. Еще меня поразило стихотворение Великого Князя Константина Константиновича Романова, наследника престола, который здесь гостил и оставил на память о себе свое стихотворение, посвященное хозяевам дворца – супругам Ольденбургским –  в благодарность за гостеприимство.

И мы с вами таким образом тоже сможем – через это стихотворение – пусть совсем чуть – прикоснуться к культурному облику и аристократическому духу этой царственной особы и отметить его несомненный поэтический дар. Вот почему предлагаю стихотворение вашему вниманию, ибо не уверен, что вы побываете там в ближайшее время и сами сможете в этом убедиться.

 

«Мне бессильным не выразить словом,

Как у вас отдыхает душа –

Под сердечным  приветливым кровом –

И как ваша Рамонь хороша!

 

Хороша она далью лесною

И дворцом над обрывом крутым.

Хороша тихоструйной рекою

И привольным простором степным.

 

Но милее и лучше, и краше

Гор, оврагов, озер и полей

Дорогое радушие ваше

С простотой деревенской своей».

Подпись.

 

7.

ОДНАКО ЖЕ, переходя в русло разговора по нашей основной теме – о посещении загадочного замка, мне все-таки сильнее всего бросилась в глаза и произвела наиболее сильное эмоциональное впечатление  картина с родословным древом царской династии, которая висела здесь на стене и на которой были отмечены и хозяева известного нам имения. Но не потому, что эта династия царская. А потому, что осознанное взращивание родословного древа есть особый и важнейший  признак высокой общенациональной культуры.

Скажу более того: осознанный и ответственный подход к вопросу о сознательном взращивании семейного древа есть важнейшая составная часть общенациональной и общечеловеческой стратегии для подьема нации на более высокий уровень культурной и социальной жизни. Почему? Полагаю, что здесь даже и пояснений не требуется. Родовой клан, в котором члены его разбрелись по жизни кто куда и не взаимодействуют друг с другом, и не содействуют сознательно в развитии каждого из его членов, и этого фактора не знают и не признают, – на мой взгляд, вырождается.  

Помните, в своей предыдущей новелле «Аркаим» я рассказывал вам о фотографии моего спутника по совместной поездке на Аркаим Алмаза Мустафина, на которой не менее тридцати человек? Это все его родственники. Поддерживать добрые родственные отношения внутри своего клана и поддерживать жизнеспособность родового древа, насколько я понял, уже правило, уже сложившаяся национальная традиция не только в его доме, но в целом и во всем Татарстане, откуда он родом и где проживает.

 А вы думаете, товарищ, откуда у них такая их уверенность в себе, столько инициативы, столько созидательных проектов разного масштаба и уровня? Как раз отсюда. Они живут кланами, постоянно поддерживают внутри них родственные отношения, отмечают главные события в их жизни и – самое главное – помогают друг другу. Построить дом – нужно нанимать бригаду. Семейный клан делает это быстро и без привлечения рабсилы со стороны. И делает это отменно. Это и школа воспитания вообще, и школа в том числе и духовного воспитания. И школа обучения массовым профессиям.

 Захочет ли человек делать неблаговидный поступок, если знает наверняка, что его родовой клан его за это осудит? В любом случае – подумает. Вот так и проглядывает в этом нашем рассуждении и вопрос ответственности – перед семьей, нацией. Да и в вопросах защищенности от агрессивной среды это тоже очень важный фактор. 

Человеку с большими родовыми ответвлениями защититься и выжить, найти поддержку и получить душевное равновесие, кажется, все-таки проще, чем семьям, которые поодиночке разбрелись по свету, не прилагая никаких усилий по укреплению семейных уз, по укреплению и выстраиванию качества древа своего родового.

Ну и еще об одном из коренных вопросов, которые успешнее решаются в большой семье, – это вопрос о народонаселении. Большому клану, как мы сами понимаем, легче выводить и вырастить ребенка, чем в малой семье, – ведь условия меняются, ритм жизни растет, и содержать, и вырастить ребенка становится все дороже и сложнее. Большой семье легче найти няньку, работу, перспективу на будущее, когда жизнь твоя течет в окружении расположенных к тебе и родственных по духу и крови людей.

А чтобы родовое семейное дело работало, им нужно заниматься – вести учет, списки, даты, рисовать картину родового древа. Собирать информацию о своих родственниках, гордиться ими, создавать для этого повод. Поддерживать традиции, заслушивать отчеты своих юных родственников об их успешных делах, об их движении по жизни. Формировать зрелую и широкую, а не местечковую гражданскую позицию, формировать – если одним словом сказать, – человеческое достоинство.

 Итак, предлагаю сделать нам с вами сегодня вот такой простенький вывод из только что сказанного по поводу: осознанное и направленное взращивание семейного древа – есть важнейшая составляющая общей культурно-воспитательной работы любого народа.

... МЫ ПРОЕХАЛИ еще несколько километров и оказались на территории другой дворянской усадьбы, где я тоже нашел для себя возможность сделать выводы, очень  похожие на откровение. А еще я сделал здесь для себя неожиданное и хорошее открытие. Но обо всем об этом мы с вами договорим уже в следующий раз. В том числе и о голосе. Потому что голоса доносятся до нас не только из настоящего, но, как мы сегодня уже убедились, и из прошлого тоже. А также из будущего. Потому что Река нашего Времени едина. До следующих встреч!

 

Ваш Геннадий Лучинин

28. 11. 2015 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

ОДНАКО. Было бы несправедливо откланяться перед читателем, оставив совсем без внимания интригующую фабулу нашей настоящей новеллы, которая кроется в ее заголовке. Об этой своей задолженности я вспомнил, когда начал готовить книгу к печати. И как раз в это время и на эту тему появился неожиданный сигнал от того, с кем у меня не было взаимопонимания и с кем, по утверждению Высокого Иерарха, «мы были равны». Именно об этом равенстве говорил тот самый Голос, прозвучавший на автостанции в г. Советске. Голос, безусловно, был расположен ко мне и имел целью – дать мне возможность повысить свою самооценку.

О каком равенстве шла речь? О равенстве, которое очень многим было бы лестно, но не мне. Здесь сразу же надо понимать, что мы с ним равны в осуществлении задач, ведущих общество на новую ступень эволюционного совершенствования. Этим оба мы занимались и занимаемся – только каждый на своем участке работы. Как, впрочем, и любой из нас.

Однажды, еще в 2012 году, видя, что он со своим активом недорабатывает там, где  промедление недопустимо, я искренне и с простой души предложил ему свою помощь в организационной работе, поскольку знал, что делать. В ответ получил грубый ответ человека, видимо, полагающего, что я покушаюсь на его полномочия. С тех пор любое упоминание о нем вызывает во мне соответствующую реакцию.   

И вдруг на днях читаю в конце очередного послания Высокого Иерарха приписку от этого самого Сидорова (фамилия вымышленная): «Дорогие, простите меня за Все!». И подпись. Да, чтобы сделать такой шаг, согласен, нужно мужество. Как ни относился я к этому человеку, все же порадовался за него, стал думать о нем чуточку лучше. Извинялся он перед многими людьми сразу, но я отнес это извинение в том числе и на свой счет, и за сроком давности смягчил к нему свое отношение.

Сегодня, чтобы поставить в нашей истории точку, мы на этом с вами и остановимся. Будучи готовы в любой момент уменьшить количество недомолвок на эту тему.

Воистину: Мир вам, Свет и Любовь!

 

31. 03. 2019.

 

На снимках: виды Воронежа, Рамони, Дона и придонские пейзажи.  Фото автора.

 

 

                                                     

                                                    ИСТОРИЯ И МИСТИКА                                    

СКАЗИТЕЛЬ

                 

        Слушайте, слушайте сердце!..

 

  Я вышел в холодное оранжевое утро главного уральского города, сразу ощутив его размах, его ауру, амплитуду его дыхания.  Почти полтора миллиона населения, деловая  рабочая и культурная, и героическая атмосфера времен – минувших и нынешних… Екатеринбург. Целая страна камнерезных дел мастеров и мастеровых, страна рудознатцев. Огромный музей благородного камня под открытым небом, столица  всяческого полезного минерала – на весь гигантский размах крыльев могучего Уральского хребта. Но не только, не только...  Всякий край силен и отмечен прежде всего высокими именами, стяжавшими его славу. 

 

1.

 ВСЕ ЭТО витает над городом, все время о себе заявляет, и бродит по улицам его не длинная, но живая и плотная собственная история. И бродят по этим, самым старым, его улочкам разноцветные призраки его прошлого, которые лучше всего не задевать – даже невзначай – ни словом, ни рукавом, ни даже мыслью – мало ли что…  Во всяком случае, у меня этого не получилось. 

 Потому что... Главное, что бьется сейчас у меня в голове, как только сошел с поезда и ступил на здешнюю землю, я – на родине Павла Петровича Бажова, где он жил и творил более полувека, где и написал свою знаменитую на весь мир «Малахитовую шкатулку» – свою главную книгу. Никак не верится. Точно ли так? –  Да так, так, точно же так! – радостно подтверждает логический разум. С ума сойти: я – на родине Бажова – ведь и городок его детства – Сысерть – с его «сысертскими-то», где он родился, отсюда – два шажка по карте на юг.

Пусть простят меня его земляки, которые, может быть, не разделяют моего восторга, но это их право, а моя точка зрения такова: именно Бажов – главная достопримечательность этого города, всего этого немалого былинного и легендарного края. Правда, с некоторых пор с ней, с этой данностью, и не без основания, стала успешно конкурировать и другая. Но не будем сегодня о ней, а будем о простом и хорошем, и вот о чем…

Именно Бажов, вместе с другими выдающимися мыслителями и сказителями мира, воспел и показал в своих художественных работах простого человека, показал его великие мытарства и воззвал к защите его судьбы, к вызволению его, этого человека, из бездны бесчисленных и величайших угнетений и несправедливостей. Он слово за сирых замолвил, и Бог не услышать не мог… 

И вот… Представьте себе – ведь вы тоже веселый в душе человек, а также – одновременно – и человек серьезный!  Представьте себе, что сегодня, как раз сегодня – а когда же еще?! – отцы и представители города, и всей этой большой и созидательной территории,  а также гости, среди которых и  великие сказочники, и сказители мира, и великие почитатели сказок и сказов разных времен (и я среди них, и вы, товарищ, конечно, тоже) собрались сегодня здесь, на традиционный праздник Бажова – Праздник Великого Сказителя.

И вот все они вместе с нами, как раз сейчас, – оглянитесь-ка, оглянитесь! – выходят на эту самую привокзальную площадь – ведь других площадей я пока еще не знаю… Выходят с необычными знаменами, и несут их те же самые различные исторические персонажи отечественных и зарубежных сказок и сказов, и – прежде всего – повествований нашего главного героя...

 И вот – переднее знамя. На белом фоне его – слева, отступя от края чуток, сверху донизу – полоса. То ли малахитовая изумрудная вырезка с орнаментом под стать теме – вместе с чередующимися героями его повествований, то ли еще что. Правее, снизу, почти в центре, – две ящерки, тоже зеленые, изумрудные. И видно, что веселые и мудрые. С коронками на головах. А между ними – камень. Драгоценный. От него – свет и лучи. Имя ему – запомните: Христоцвет, – и тоже – будто бы с зелена, и высокие блики дает. А с другого боку глянешь – вроде, фиолетовый чуть отсвет идет. Значит, серьезный камень. А вот что сверху – догадайтесь! Правильно, кому же и быть, как не им: вверху – два лебедя Ермаковых – с разноцветными бусинками на шеях – красной да синей: «Клип-анг, клип-анг!» Хорошо слышно.

Здесь же и самые страстные поклонники этих персонажей, а это значит –  читатели.  Ведь писателя без читателя нет. А в итоге – в этой большой  колонне – и наши многочисленные современники, – те самые, которые не позволяют книгам Бажова залеживаться на полках книжных прилавков.

И так живой и сказочный дух истории объединился сегодня перед нашими  глазами и проходит по этим улицам вместе со мной и с вами тоже, мой читатель, пробуждая снова и снова в сердцах наших  любовь и подымая все выше и выше Знамя Всеобщего Сострадания к Божественному Миру Природы и Человека, ко всем населяющим его божиим существам, ко всей скорбной среде обретания нашего.

 

 2. 

 Откроюсь теперь – и вам первым – кто именно, и еще в детстве, сформировал мое непреходящее и стойкое восхищенное отношение к  художественному слову, к простому человеку, к жизни, которая полна секретов и всегда готова ими поделиться, если человек для этого созрел. Вообще-то, их, этих секретов, – великое множество. Но скажу только о детском периоде, когда делаются в сознании человека наибольшие закладки, от которых у будущего взрослого человека формируется наибольший и стойкий к чему-то интерес.

Это то самое, что когда-то поразило его сильнейшим образом, оставив на память о себе, в юной еще душе, наибольшее впечатление. Что и может составить – со временем – сферу его главного прикладного интереса, его непосредственной и уже наиболее осмысленной деятельности.

 Это известные сказки Пушкина и «Конек-горбунок» Ершова. И, конечно, и прежде всего – бажовские сказы. Именно они и заняли во мне свое особое место, и я бы даже сказал – преобладающее и главенствующее. Почему?  Потому что талантливые люди сильны умом, а гениальные – еще, и  прежде всего, – своей искренностью и сострадательностью, а, значит, – сердцем. И мерой того, что мы называем сердечностью, или способностью любить. Но не любовью полов, а Любовью Вселенской – той самой, что движет солнца и светила.

Ведь свои сказы Бажов писал сердцем. А дети это чувствуют, не понимая, почему его Таюткино  зеркальце и Олень Серебряное Копытце, почему Данило-мастер с его каменной дурман-чашей западают в их сердце до самой глубокой старости и сохраняют вокруг себя мягкую и стойкую ауру тепла ­и света – как бы по жизни их потом ни мотало. Сохраняют стойкую веру в Чудо и надежду на лучшее.

 Это пожизненный огонь, который согревает, не обжигая. И от чего-то  оберегает, и от чего-то нас предостерегает, и что-то особенно хорошее из жизни притягивает. В этих сказах, как мне чувствуется, – сила и магия оберега, заложенная в слова. И эта сила, как и сила драгоценного камня, скрыта внутри  и едва проглядывает внешне. Ведь все кипящие страсти – там, в глубинах, а на поверхности – лишь спокойная ровность. Движение покоя.

Впечатление такое, что уральский сказитель одинаково рассматривал могучую скрытую силу и красоту человека и камня, и проводил между ними полные достоинства параллели. А знаете ли вы, мой глубокоуважаемый читатель, что у камня есть душа – причем более, или менее развитая – в зависимости от того, в каких естественных природных условиях он находился и какую задачу выполнял? И с этой душой, как и с человеческой, можно разговаривать – конечно, без слов. Мне приходилось общаться с камнем (понятно, на тонком, энергоинформационном уровне) в самых разных местах страны, и всюду он охотно вступал в диалог, отвечая на вопросы по принципу «да-нет?»

  Бажов чувствовал камень и, может быть, и разговаривал с ним по-своему, но совершенно очевидно, что отношение к камню у него особое. Он и рассказал о нем, как никто, тоже о его скрытой силе и энергетике, о его особой внутренней природе, ведущей для нас свое таинственное повествование – ко времени, когда мы для такого чтения созреем.

 Ведь именно камень – во всей его большой внешней и скрытой внутренней красоте – тоже визитка местного края, причем из главных. Поделки, вырезки, вкрапления, даже картины из камня, в городе всюду. Не считая легенд и призраков, что бродят в смурную погоду по наиболее тесным улочкам города, вспоминая его самые отчаянные страницы. И самый, пожалуй, яркий совокупный портрет и «образ его многоликий» – камня – из всех его художественных описаний тоже, наверное, оставил своим поколениям земляков и соотечественников Павел Петрович Бажов.

 

3.

И последнее. Вы только не думайте, пожалуйста, что о Бажове мы с вами сказали уже все.  Нет – это только Бажов внешний, Бажов – человек, Бажов – сказитель. Со своими сказами, камнем и своей известной и достойной биографией. Между тем, Бажов – это целое великое и сакральное явление и достояние всего уральского и всего российского регионов.

Это тот человек, который уже в те давние времена предвидел будущее и готовил, сознательно, или бессознательно, эту тонкую духовную смычку «между прошлым и будущим», между двумя встретившимися ныне эпохами, способными говорить друг с другом на языке тонких душевных наитий и энергий, и, может быть,– едва оформившихся откровений и прозрений.

 Он – великий выразитель – наиболее яркий выразитель! –  совокупного народного духа, вкупе с единым духом природным и духами стихий, целого этого региона с его яркой и голографически объемной и содержательной  биографией. Вот куда надо нам смотреть и в каких плоскостях прежде всего рассматривать такое явление, как Бажов. И это ведь явление не только отечественной, но и ярчайшее из проявлений всей мировой культуры человечества, сопоставимое с духовными явлениями  Кампанеллы, Сервантеса, Ван Гога и  иными подобными представителями человеческого рода, высочайшего человеческого духа.   

В них столько любви, столько светлой энергии, в этих сказах-то его! Хотите прямого доказательства? Пожалуйста. На всем огромном жд-вокзале, на прилегающей огромной привокзальной площади с бесчисленными киосками сувениров  – в наземных и подземных переходах – мне так и не удалось найти главного сувенира этой большой и славной территории – книги сказов П. П. Бажова. Ни большой, ни малой книги – никакой.

А может быть, территория сама пока не осознает до конца, чем располагает?..  Но вряд ли. Я прячу обратно свое вдруг мелькнувшее предположение. Скорее всего, следует думать, что книгу мгновенно раскупают свои и приезжие. Потому что именно простой народ глубоко, как никто, чувствует истинно ценное и, действительно, народное, и нередко – гораздо лучше искусствоведов, совлеченных множеством противоречивых и амбициозных высоких мнений с истинных путей понимания и сердечного чувствования истинного искусства.

Вот такое получилось у нас с вами еще одно неожиданное отступление от темы, и, стало быть, одно из очередных наших с вами приключений. А потому движемся далее, к основному пункту нашего назначения и герою нашего дальнейшего повествования. К которому я еду за реальной поддержкой для своевременного издания тиража моей только что отпечатанной книги о Квантовом переходе. 

Но... ближе к цели! Так где – догадайтесь – живет наш главный герой, к которому я приближаюсь?.. Ни за что не догадаетесь! Конечно же, – на улице Бажова! И открывает дверь... тоже он сам.

– Батюшки светы! – удивляюсь я прямо с порога, не в силах и не желая сдерживать эмоций, – Бажов!

– Нет, не Бажов, – серьезно отвечает он, а в глазах искорка.

На самом же деле это – Юрий Алексеевич Махнев – серьезный и отзывчивый человек – на пенсии и вместе – ответственный за большое и важное дело. Крупный, седой, плотный и надежный, как уральский монолит. Умный, с седеющей бородкой – полная копия моего состоявшегося в детстве, и виденного позднее на портретах, представления о писателе.  М-да, воистину, судьба прихотлива...

 

Геннадий Лучинин

           28. 01. 2013

 

 

 

 

                        ОТЕЧЕСТВО: ГОЛОГРАФИЯ ПРОСТРАНСТВА

АРКАИМ–

МЕСТО ПРЕЛОМЛЕНИЯ СУДЕБ

 

ДОРОЖНЫЕ ЗАМЕТКИ. ПОВЕСТЬ

 

Я хотел поверить в чудо Аркаима...

 

  

  

Время ведь не линейно – оно есть Разумная Пространственная Суть, и может проявлять себя весьма самостоятельно, тем более в такое непредсказуемое время, как наше. Что за время такое? Об этом уже говорили и повторяться не будем, а будем идти вперед и входить в новые повороты бытия. И вот... только что было пошел я в эти «повороты», как провалился, будто в мешок, крайне неожиданных для себя  обстоятельств и последствий. Но эта мысль, как вы понимаете, еще далеко не закончена...

 

Глава первая

ЗНАК

КАРТОШКИН ДЕНЬ

НА КАЛЕНДАРЕ – почти середина сентября, рядом тарахтит трактор, а мы с женой  спешно собираем следом за ним картошку, чтобы дать ему возможность наехать очередной пласт. Проза? Да как сказать! Человек ведь, еще со дня своего рождения, словно подписывает с кем-то особый договор и вводится текущими обстоятельствами в текущий круговорот событий, в эти известные уже всем нам ритмы, ибо понимает, что они есть и что они почти неизменны. И вот что самое главное, – этим ритмам мы вынуждены добровольно  следовать.

И что если в этом мире мы намерены жить и дальше, значит нам предстоит и позаботиться о себе, а для того и в каждый предстоящий отрезок времени делать и это, и это, и то, и такая работа нам вовсе не в тягость, а в радость. И приносит нам свое удовлетворение уже оттого, что мы из этих ритмов не выпадаем, и способны эти  обстоятельства организовывать сами и им радоваться, вращаясь в их бесконечных коллизиях. И совсем ничего нет страшного в том, что праздничный стол по этой причине перенесен на завтра, а сегодня до вечера будет простая и понятная с детства работа.

Весь этот день, с утра, я принимал звонки по случаю своего очередного дня рождения, и настроение поднималось по своей шкале, как и положено в такой день, неуклонно вверх. А потом позвонила женщина, которой я был несомненно рад. В трубке был голос мудрости и деловитости, в нем было несомненное тепло и расположение. Она поведала о своих свежих путешествиях с подругами на озеро Байкал, а перед этим – еще и на Аркаим, куда я тоже собирался отправиться на следующей неделе.

И в этот момент память моя вырвала кусочек сна из позапрошлого утра, десятого сентября, где я увидел себя на вершине одной из аркаимских гор, где на самом-то деле я пока еще не бывал... Я стоял, подняв руки к небу, и сердце мое пылало огнем, который был хорошо виден издали, ибо был силен и горел, как костер. Меня смутило только то, что нижняя часть огня была белая, а верхняя пылала красным.

Но ведь так и бывает на самом деле в настоящем костре: снизу белое, потом – красное. Почему я и сделал тогда вывод, что на Аркаиме, о котором я слышал столько небылиц, теперь уже  буду наверняка. И, кажется даже, восстановлю что-то в своем сердце, которому требовалась тогда поддержка.

В этот  момент над головой моей вдруг взошло солнышко, что было само по себе необычно – потому что его давно уже в этот день не было. Не стало и раздражающих механических звуков, поскольку, закончив дела, с соседних полос вместе с трактором ушли люди. И вместе с этим солнечным озарением наступила странная тишина, обратившая на себя внимание. Я выпрямился и автоматически глянул на небо, словно желая узнать, что же такое в мире произошло.

И увидел следующее:  все небо, только что до самого горизонта бывшее в тучах по всему периметру видимой сферы, было скатано, словно солдатские одеяла в скатки, и сдвинуты к самому горизонту, и эти «одеяла» разложены рядами по всему кругу  обозрения. А прямо у нас, над головами, была почти ровная по краям, круглая чаша пронзительно синего неба, в которой, образно говоря, плескалось ослепительное солнце, словно оттуда приветствуя, словно давая нам свое благословение. Катаясь себе, словно на синем блюдечке – золотое яичко.

Это означало, как я понял, что небо сделало мне – следом за звонком от женщины – и свой подарок – в виде этой рукотворно организованной картины, в виде такой совершенно неожиданной красоты. И я этот подарок принял и оценил, и поблагодарил ТОГО, кто мне его сделал. Ибо к хорошему и относиться следует по-хорошему, потому что равновесие мира, которое ежеминутно находится в руках каждого из нас, не омрачилось бы и малой грустью, а напротив – порадовалось на то, что в мире невозможно прекрасного возможно взаимопонимание человека и стихий, а, следовательно, –  Земли и Неба.

Эта мысль о равновесии мира и уравновешивающих его энергиях показалась мне очень верной, и я понимал, что сегодня, в день своего рождения, мне не надо было бы ни о чем беспокоиться и полностью положиться на волю обстоятельств, и отдаться на их милосердное течение, и принимать из их рук все, что идет навстречу. И ничего, что по причине  распаханной неожиданно картошки мне пришлось отменить мероприятие по случаю своего появления на свет.

 

 ЗВОНОК ПРОЗВЕНЕЛ

Я начал догадываться, что все эти непредвиденные обстоятельства происходят не случайно. Тем более что в этот раз, действительно, я хотел сделать в себе маленькую революцию и, как и в любой из своих дней рождения, что-то изменить в своей жизни в какую-то иную и лучшую сторону. В частности, быть более решительным и последовательным в осуществлении своих планов и намерений.

Судя по всему, решение это было справедливо и в его осуществление включились и другие, и более могущественные силы, которые мы называем провиденциальными. Поскольку, видимо, это мое решение кто-то из них подслушал и оно им понравилось. Скорее всего – как мне кажется, – Государыне Вселенной. И вот что произошло далее.

Остатки дня я прожил именно так, как и хотел. Не пошел туда, куда надо было бы пойти для формы, не сделал то, чего тоже делать не хотел. А делал совсем другое. Я избавил себя от ненужной и дополнительной суеты, тем более что который уже день был нездоров. Вследствие простуды, физических перегрузок, бессонницы.

И вдруг, в такой-то вот обстановке, около девяти вечера прозвенел еще один звонок – его автор приглашал меня завтра, прямо с утра,  выехать в тот самый Аркаим, на Южный Урал. «Так сложились обстоятельства на этот час», – сказал он. Тогда как, вообще-то говоря, сделать это мы планировали на неделю позже. Я и планировал в это оставшееся до поездки время получить предварительную информацию о месте поездки, куда ехал впервые; и все-таки к тому времени восстановить здоровье.

Но получилось так, как получилось. В этом месте я поблагодарил мысленно мою Вселенную и иных моих поздравлистов, а сам почему-то вспомнил свой юбилей двухлетней давности. Тогда днем меня приходили поздравить представители администрации района и редактор местной газеты. А вечером, когда я сидел за компьютером, в поле моего собственного видеообозрения вошли три всадника, два из которых были самые узнаваемые в христианском мире иерархи, а справа от женщины, в центре общей экспозиции, находился я сам. Тоже на коне.

Пояснений не было. Они появились позднее. Но я понял, что такова была на тот момент моя перспектива на какой-то предстоящий отрезок времени, который показывал мне отчасти и мое прошлое, и, похоже, что и мое грядущее, связанное каким-то образом с ними, с этими иерархами, и с ними некое сотрудничество.

Так я воспринял тогда этот необыкновенный визит и все время ждал перемен, и перемен к лучшему. Вот почему естественно воспринял и «солнце на блюдечке», и некоторые другие вещи, о которых, может быть, не пришло время говорить. Это был, как я подумал, не только для меня подарок, но и ЗНАК. На благоприятное и неожиданное развитие последующих событий. И так мы и станем думать, и так себя и настраивать.

 

ГАЙФИ

На следующий день, еще до обеда, я был уже у него, и мы сразу отправились в его уютный и гостеприимный дом. Такой же была и хозяйка дома Альмира – всегда приветливая и с открытой улыбкой. И, конечно же, – мудрая, как и ее супруг.

Встав из-за стола, мы отправились смотреть его хозяйство. С улицы бы оно смотрелось обыкновенно – дом, сад, гараж. Но изнутри... Обойдя всю территорию по периметру, я поразился, и в этом не было ни грана искусственности. Территория его хозяйства за внешним фасадом представляла собою территорию укрепленного от набегов противника замка. Потому что домик его стоял, образно говоря, на краю небольшого дугообразного плато, за которым открывалась большая луговина в пойме реки, и на этой пойме кормилось общественное стадо.

А вот за рекой, прямо напротив дома, была гора с выходом ее разлома на берег реки. Все это вместе взятое смотрелось очень романтично, а береговая гора, насколько я понял,  представляла собою часть известных Вятских Увалов. Что же касается «замка», что со стороны реки дом был похож на крепость, он и в самом деле был отгорожен от ее поймы высоким проволочным забором, чтобы в сад и на гряды не забредали коровы и козы.

А деревья и кустарники, что были на територии ее хозяина, в совокупности очень напоминали собою часть дендропарка, в котором было много всяких удивительных диковинок. Были здесь и голубые ели, которые вносили в это растительное разноголосие особый торжественно-организующий колорит. Нечего и говорить, что здесь, на этой продуманной территории, было место для сада и огорода, и здесь тоже были весьма неожиданные посадки, в том числе и плодоносящие арбузы и дыни. Арбуз мы вечером попробовали. Некрупный, но очень сладкий.

Радовал сад, где были яблони и груши, а также другие плодово-ягодные деревья и кустарники. Аллеи сада увивала виноградная лоза. Виноград тоже был мелковат, но очень сладок. Из построек был большой сарай для кормовых запасов – с большим зеленым лужком перед ним – и блок деревянных подсобных строений – для хранения техники – мотоблоков, мотоциклов, прицепного и прочего инвентаря.

Здесь же, в этом ряду, была и особая комната, в которой хозяин дома принимал посетителей, которым он оказывал разнообразную помощь, ибо слыл в округе и был, как сейчас говорят, народным целителем. Рядом с особой комнатой была баня с парилкой. Вплотную к ней примыкал гараж в кирпичном исполнении.

 

ТЕРРИТОРИЯ ЛЮБВИ

Я смотрел на это хозяйство, в котором все было придумано до мелочей, начиная с выбора места, и создано с нуля этим человеком, моим другом, и  во мне снова проснулось былое сожаление о том, что у меня нет такого приволья, такого райского уголка, как у него здесь, и, стало быть, нет возможностей для такого широкого и подобного приусадебного творчества. Для сотворения, как говорит известная таежная богиня Анастасия, родового поместья, для создания Территории Любви.

Именно Территория Любви и была сотворена здесь постепенно кланом Низамовых – Миннерахманом (это полное имя Гайфи) и его супругой Альмирой, а также их детьми и внуками. Мне нравились жилые помещения дома. Стены бревенчатые из обработанного дерева, но не обшитые сверху. Они дышали. Они создавали ощущение уюта и вместе надежности. Не привлекая к себе особого внимания. Все просто и хорошо для жизни.

А теперь об особом помещении. Здесь Гайфи принимал своих пациентов. К нему шли люди, обремененные недугами. Он практиковал уже десятилетия и без раздумья мог сказать, что надо делать при том, или ином заболевании. Конечно, у него были выверенные рецепты на все случаи жизни и был не только набор массажей, которые не забудешь, но и набор рецептов по прикладному использованию трав. Он имел в наборе и ряд целебных настоек, изготовленных собственноручно, и чувство сострадания, и желание быть нужным людям.

Это не просто слова. Вот пример из живой действительности. Однажды, года два-три назад,  у меня в квартире раздался звонок и его голос сказал: не могу ли я завтра приехать к вам, то есть ко мне? И не сказал, зачем. Как раз на завтра я собирался ехать в область, в больницу, и ответил ему отказом. На другое утро он звонит снова и на этот раз признается, что он народный целитель, и хотел бы приехать и поддержать  мое здоровье своими средствами. Поскольку «видит» мое состояние. И он приехал за двести километров, и провел свои целебные процедуры, оставил нам собственноручно настоенные на травах микстуры и ни за что не взял ни копейки.

Дело в том, что он увидел и почувствовал мое сердечное состояние на расстоянии, с помощью трансового зрения, и предложил свои услуги, и приехал. Так началось наше знакомство, а затем и дружба. Хотя мы виделись с ним и ранее, на собрании единомышленников в Лебяжье, куда он приезжал вместе с другими людьми. Так получилось, что на том собрании я много говорил и показывал свои картины, и читал свои стихи. И он меня запомнил. А потом приезжал ко мне на персональную выставку картин авангарда в Уржум и просто в гости ко мне на родину. Вот такой человек Гайфи.

Конечно, в праздничные дни и юбилеи в этот его дом-крепость съезжается много гостей – и дети,  и внуки, и братья и сестры хозяев со своими выводками, и все здесь резко выходит за рамки патриархального уклада, и глаза, и лица хозяев дома оживляются и светлеют, и теплеют, и сами они начинают, что называется,  на ускоренных оборотах поворачиваться, чтобы всем угодить, чтобы всех порадовать.

 

МАЛЕНЬКЕ ХИТРОСТИ

Но не думайте, пожалуйста, что все в этой истории прямолинейно и нет здесь никаких хитростей. Однажды мы с ними, будучи вместе семьями, разговорились, и  оказалось, что странным образом наши судьбы переплетены. На это указывал один очевидный знак. Дата моего дня рождения совпадала с датой рождения его сына и дочери. И это еще не все. Это также и дата бракосочетания Гайфи с супругой. Этот знак мы оба, кажется, почувствовали, и вот теперь судьба наша вновь свела нас в таком интересном мероприятии.

Кстати сказать, свела не просто так, а благодаря опять-таки стараниям Гайфи. Я как-то в телефонном разговоре с ним проговорился, что тоже, как и он, хотел бы съездить в Аркаим, куда он, как оказалось, как раз собирался. Прошло совсем немного времени, как эту поездку он организовал. И человека подобрал очень интересного, очень живого, да впридачу еще и с хорошей машиной.

 Но рассказ об этом человеке – о Гайфи – в таком усеченном виде был бы весьма неполон, если не сказать о нем еще несколько слов. У него есть одна очень красивая страсть – коллекционировать интересных людей. Каким образом? Устраивать с ними встречи. Примерно так, как это произошло в случае со мной, и совершенно иными разными способами. И он, несмотря на большие расстояния, к ним, таким людям, ездит, и с ними общается, и берет от них то лучшее – творческое и человеческое, что в них имеется, и этими особыми дарами помаленьку прирастает и сам. Отчего кажется порою, если только начать в эту сторону думать, что все его настоящие и живые рецепторы направлены к хорошему и прекрасному, что и ведет его, и ему сопутствует на его путях прорастания в Вечность.

Однако, как это и было в одной из библейских историй, связанных с одним из друзей Иисуса Христа, он в годы своей молодости, по его собственному признанию, был по жизни человеком резким и крайне самостоятельным и не слушал ничьих доводов, имея на предмет исследования собственную категорическую точку зрения. Она и была единственной для принятия решений. Надо думать, что такая позиция создавала ему по жизни немало трудностей. Но пришло ИНОЕ время – и он – как-то однажды – решил себя ИЗМЕНИТЬ. И голос мудрости, словно свет с небес, сошел на него в тот раз, как и сходил на него постепенно в дальнейшем.

Сейчас он больше слушает и меньше говорит. И – в определенные моменты – будучи, образно говоря, рукою Создателя, – творит угодную Богом реальность, которая для тех или иных причин угодна Высокому Промыслу, а, следовательно, угодна и людям. Теперь вы понимаете, что поездка, в которую мы тронулись в два часа утра в сентябре  2015 года из его дома, была организована им, и без него состояться не могла. По крайней мере, в таком составе и с таким результатом.

Но ведь, как вы понимаете, произойти происходящему еще мало. Важно это происходящее прожить и из него сделать выводы. Для тех, кто в настоящей данности принимал участие, и для тех, кто был от этого вовсе далек. Потому что ничего случайного  в мире нашего проживания – и в иных мирах тоже – не бывает. И потому важно, чтобы любое человеческое движение было уроком на Будущее и вело его и его соплеменников по пути взросления и мудрости

Вот почему – подобно моему другу из иного времени – Уолту Уитмену – я и ПОЮ НЕУСТАННО ЧЕЛОВЕКА. В том числе и Гайфи, как в нашем случае, и других людей, чей свет хорош и виден издалека, ибо и светит, и греет. И который учит. Потому что ОН, человек, – и мера, и путь, и средство для  действительного Преображения реальностей. Он и лакмус для выявления того сокрытого и сокровенного, что сокрыто лишь до поры и сегодня требует своего истинного проявления. Поскольку время для этого созрело.

И сегодня – с полным осознанием того, о чем говорю, – я благодарю Создателя за эту великую возможность, предоставленную Им мне. За эту возможность рассказывать о людях и всех тех вещах, о которых я только что сказал. О таких поездках, как эта, в которую мы отправлялись. 

  

05. 10. 2015

  

 

 Глава вторая

ТЕРРИТОРИЯ

БЕЗ ГРАНИЦ

МЫ ВЫЕХАЛИ в два часа от Гайфи, а в три, в четвертом – от дома человека по имени Алмаз – и на его просторном и быстроходном джипе покатили прямо на восток, навстречу солнцу и своим новым приключениям. И, кажется, сразу были вознаграждены. За мужество встать в такую рань и, видимо, вообще за то, что сумели оторваться от родного гнезда, от привычного комфорта и отправиться навстречу Неизвестному.

 

СОПРИЧАСТНОСТЬ

Мы ехали навстречу восходу, и имели совершенное счастье наблюдать за тем, как пробуждается ото сна этот дымчатый уголок нашей Планеты, нашей Родины. Солнце еще не подошло к горизонту, но все небо уже заливал плотный ало-малиновый и вместе  золотистый свод, который с каждым нашим шагом разгорался все более, раздвигая пространство.

Все прибрежные ложки и долины, мимо которых мы пролетали, были снизу плотно залиты, а сверху – едва тронуты туманом. И из этого тумана поднималось алое тело утра и дышало свежестью и любовью. Дышало открытостью. Ведь алый цвет – символ любви. И мы въезжали в эту любовь, в это утро, словно в сказку, куда нас позвали, и где к нашей встрече все было готово.

Навстречу нам вставали заспанные кусты и деревья, делая приветственные знаки, пробегали прикорнувшие на время домики и целые деревни, речки и ручейки. А вот и мост через Вятку, в устье реки, у Мамадыша. Вятка здесь широкая, почти похожая на Волгу – тоже заспанная, вся загадочная – с рукавами и островками, с рыбацкими затонами, со своими  хорошими надеждами на будущее.

Я был здесь впервые, и все мне было интересно: и то, как земля пробуждалась, открывая человеку свои романтические таинства, и то, как она ежесекундно менялась в цвете и форме, но самое главное то, как она разговаривала с нами, со мной на своем безгласном языке. Что это за разговор?

Да, здесь сошлись и свет, и не погаснувший еще мрак – они спорили между собою, отстаивая свои права на собственные территории, и свет наступал, а тьма постепенно отступала, и видеть этот процесс было неожиданно сладко. Сладко было лететь вперед и каждой клеточкой тела и чувства ощущать эту свою необыкновенную и загадочную страну без границ, где все было устроено божественным промыслом  и немыслимой красотой для восхищения и роста человека.

НО БЫЛО здесь и еще одно совершенно особое чувство – это ощущение своей сопричастности к тому, что мы называем Родиной, Отечеством, Отчизной. О таких вещах простые люди вслух не говорят – вероятно, из опасения неосторожным словом разрушить совершенство, которое окружает вас со всех сторон, чтобы нашептать вам все то, о чем ведь никто вам в повседневных ваших и заземленных заботах и хлопотах не расскажет и даже не намекнет, не шепнет на ушко – о том, что в этом мире живет не сопоставимая ни с чем по своей прикладной для нас ценности – так называемая Территория Любви – ТВОЯ ТЕРРИТОРИЯ.

 Которую ты унаследовал от своих далеких и близких во времени прапредков и предков. Так говорят поэты и писатели, а еще философы и хорошие священники, которым дозволено все – в их творческом самовыражении, в их духовных экспериментах над людьми с помощью слова.

Но ведь и это не все, и далеко не все. Одно дело ощущать свою причастность к этой нескончаемой территории и чувствовать и наслаждаться ее нескончаемой красотой, воплощенной в простое. И совсем другое дело – чувствовать за нее, за каждый ее клочок и клеточку ее тела свою ответственность, и личную ответственность, которую ты – так же, как и принял в целости и сохранности, и тем более – без малейшего усечения ее площади – ты точно так же обязан передать ее и своим детям, да еще проследить, чтобы и они сделали то же самое по отношению к вашим и своим внукам.

Вот эта-то связка, которая сидит внутри каждого из нас крепче жизни, и говорит с нами своим уже слишком красивым языком без слов, переворачивая нас снизу доверху и наоборот, а мы и не понимаем, почему у нас временами ни с того-ни с сего начинает першить в горле, а в глазах образуется дымка, через призму которой мы все это полупонимаем и получувствуем, и за которой открывается вдруг перед нами то самое главное святое и неизбывное, что у человека имеется на всем белом свете. Это его любовь к Отечеству и его личная ответственность перед ним.

Вот почему она, Родина, нам сегодня и открывается, и открывается – и той стороной, и этой,  и внешним, и внутренним, и только теперь мы понимаем, и то еще далеко не совсем, с чего это так и с какой это такой стати впиваемся мы глазами все сильнее и сильнее в каждый клочок нашей порою более чем обыденной реальности, пробегающей за нашими окнами – и далеко не сразу, а то и вовсе не понимаем еще, что это такое и за что происходит с нами сегодня такое, отчего душа наша находится совершенно в несвойственной нам растраве и на каком-то необыкновенном подъеме. 

 

МЫ – РОССИЙСКИЕ

ПОТОМУ ЧТО сегодня,  и вот таким бесподобным и совершенно  неотразимым образом, мы пришли к ней на свидание, чтобы ее чуть  лучше и чуть глубже понять и почувствовать, и признаться ей в очередной – совсем нечастый раз – в своей немеркнущей и несомненной любви, и несомненной и неодолимой вере в нее. Потому что любовь к Отечеству – самое сильное чувство из всех возможных. Кроме, быть может, чувства к Богу.  

Ведь чтобы иногда приходить самостоятельно к пониманию таких простых вещей, совсем не обязательно всходить на очередную голгофу, и не на одну – для того, чтобы сделать верные выводы. Знаете что? Я сейчас могу начать говорить вещи, которые могут показаться вам странными, но они не странные, а прочувствованные. И в них нет национальной заносчивости и фанатизма. Но эти слова я должен сегодня сказать во что бы то ни стало, иначе без них очень хорошо было бы оставаться и просиживать свои штаны и дома.

Почему русских так не любят и не принимают многие в большом  мире? Потому что самое сильное чувство, которое есть у человека после любви, это зависть к совершенству других. Это у нас-то, у русских совершенство?! –  воскликнут некоторые и будут правы и неправы. Давайте разбираться. Потому что, скажу я вам, – у нас самая большая в мире территория. Не потому, что самая большая и все тут. А потому большая, что сохраняется и оберегается в большой любви и выстроена прочным и спаянным русским генотипом в содружестве с другими многочисленными народами, населяющими эту территорию .

 И за эту большую и сакральную, или сокровенную любовь и сам Бог – создатель всего живого и сущего – помогает нам в этом ее обережении. Более того: Он связывает именно с этой территорией свои далеко идущие планы. А они заключаются в том, чтобы через эту Вселенскую Любовь и Самоотречение от себя и своего в пользу всеобщего мира, суметь с их помощью весь этот обширный планетарный мир по имени человечество  спасти и сохранить для жизни и для будущего.

Потому что способность любить – самый большой дар Бога человеку, и именно мы, русские – вместе со всеми иными, проживающими на этой нашей территории народами и народностями, сумели, как никто другой, этот дар сохранить и пронести через миллионы лет земной эволюции. Да, именно: эту способность любить и отказываться от своего кровного в пользу другого – быть может, менее удачливого и счастливого соседа, или маленького народа.

 

ПРУЖИНА

ЗНАЕТЕ, чтобы такие вещи начать понимать, надо было нас сильно наклонить и сильно прижать, чтобы полнее и окончательно сумели мы, наконец, распрямиться, чтобы себя осознать, чтобы узнать, кто мы такие на самом деле и для чего. Это осознание приходит как раз на фоне тяжких испытаний всего мирового человечества и на слиянии целой большой кучи факторов, которые ничего нам не объясняют на нашем языке, но все, но многое объясняют на своем. Чтобы мы думали и начали делать выводы. И стали поступать соответственно.

Надобно от нас, чтобы мы – со своей способностью любить и жертвовать собою во имя других – эту свою жертвенность снова доказали, и мир в этом убедили в очередной раз. И эти свои качества показав, попытались бы показать миру идею, которая сумела бы его, этот мир, объединить на неких всеобщих базовых ценностях, которые бы мы сумели назвать и сделать их привлекательными для всех простых людей Планеты.

Которые бы, войдя в умы и сердца многих, в сердца большинства сделали бы эту идею самой привлекательной и совершенно привлекательной, и уже необратимой. Ибо разве не устали мы все пить из чаши зла и только и делать, что воевать друг с другом и зализывать после войны свои живые раны, чтобы снова воевать дальше?!

Конечно устали. Поэтому сегодня мы с вами и говорим и повторяем настойчиво снова и снова, словно заговариваем: « любовь, любовь, любовь – всего ко всему и всех ко всем!» Мы говорим: «единство всех простых людей, желающих мира, – на неких простых, понятных и общих нравственных ценностях». Мы говорим: «неагрессивное приятие всего, что есть, – как проявление прямого божественнного промысла, направленного на бесконечное преображение человека и его территорий – до создания совершенного и справедливого общества без границ  для всех людей и народов больших и малых  без исключения».

Потому что все это сотворил наш Создатель в любви и вере в нас, и в то, что мы будем едиными и достойными своего Отца Небесного. Сказка? – Да! Но кто из нас с вами не заслужил жить в таком сказочном обществе? Полагаю, что заслужили мы все вместе взятые – за миллионы лет наших бесконечных испытаний и бесконечных мытарств в проявленном плане.  Но в чем тогда наша главная задача? Не утонем ли мы снова в словах и эмоциях, за этими словами и эмоциями не познав, не увидев сути?

Конечно, можем. Могут те, кто не готов к переменам. Вот и добрались мы с вами до сути. Да, главная наша задача на сегодня – преодолеть себя, преодолеть косность своего мышления и сознания, и встать, наконец, на путь служения миру и благу, себе и Природе. Встать, наконец, – на путь  служения людям и Богу, что, собственно говоря, одно и то же. Итак, наша главная задача – сделать БОЛЬШОЕ ИЗМЕНЕНИЕ В МИРЕ, чтобы мир стал другим – терпимым и милосердным ко всему, что есть. И это изменение мы можем сделать только через себя, через изменение каждого из нас. Через устремление к общей и единой цели. Все просто и понятно.

 

С ЧЕГО НАЧАТЬ

ИТАК, цель назвали – совершенное справедливое общество. Что делать? – сказали тоже. А вот как это делать? С чего начать? – Ну, давайте подумаем вместе. Для этого, похоже, мы с вами сегодня и собрались. Потому что решений на этот счет в разные времена многодумные головы принимали множество, и принимались вдохновенно их выполнять... Да вот результатов добились немного. А чего и добивались – ценой огромных потерь – выходило ненадолго. Да, кстати, мы ведь совсем позабыли про дорогу...

Тем дорога и хороша, что выбивая нас из привычной и заезженной колеи, в которой мы вращаемся и барахтаемся поминутно, мы – конечно, при желании – выходим на новый этаж рассуждений и способны бываем в этот очередной раз за обычным увидеть необычное и наоборот. То есть мы получаем возможность на старое взглянуть по-новому и вот тогда, может быть, в нашей частной и всеобщей жизни что-то изменить.

Светает все более, и все более, и, глядя на все, что происходит за окном, и мы тоже, весь экипаж, проникаемся оптимизмом. Въезжаем в Набережные Челны. Город просыпается. Множество дорожных развязок, промышленных производственных территорий. Нефтедобыча, нефте и-газопереработка, Камский автомобильный завод – «Камаз», другие сопутствующие производства. Инфраструктура и социальная часть города, жилые районы... мы едем и едем по городу, и я спрашиваю, каково же здесь население?

– Полтора миллиона человек, – отвечает Алмаз, а я в этом месте поперхнулся от удивления и спрашиваю то же самое снова. Ответ тот же. А ведь я припоминаю, что совсем недавно, всего полвека назад там не было и ста тысяч. Удивляюсь искренне, поражаюсь, а мои спутники не много-то говорят, потому что они-то все про здесь знают хорошо, и  им приятны мои изумления. Ведь они оба по национальности – татары – и им есть чем гордиться на этой успешной территории.

Больше того: за городом выезжаем на новую трехрядную дорогу. Чистая Европа! Асфальт ровный, дорога широкая – рассчитана на огромный поток машин, и мне говорят, да я и сам кое-что припоминаю. Да, именно эта дорога соединит Татарстан с Москвой... Да что Москва! – смотри вперед и далее. Именно здесь, по всей вероятности, пройдет, говоря словами журналистов, новый Великий китайский «шелковый путь»  протяженностью в несколько тысяч километров с центрами соединения – «Казань-Пекин».

Конечно, рядом пройдет и железная дорога. И эти две магистральные связки еще раз свяжут Европу с Азией, с Дальневосточным регионом. Что, несомненно даст толчок для развития и новые дополнительные возможности для этих огромных застоявшихся территорий.

Не заглядывая в большие и альтернативные глубины, будем думать так: перспектива хорошая. И уже не дорога встает перед нами, а наше Перспективное Всемирное Будущее, его клочок из наступающих времен, в который мы беззастенчиво въезжаем. Что тут скажешь? – здорово. Можно пить чай, не снижая скорости. Вот таким простым образом качество постепенно возвращается и в Россию.

Но такая супердорога скоро кончается, и мы едем по прежним, но все равно хорошим дорогам, и взору прибавляется отрады. «Нивы сжаты, рощи голы...» Да, но кое-где завершается еще уборка яровых зерновых, но в основном – кормовых силосных культур – кукуруза, подсолнух. По таким полям под солнечным небом бегают машины, терпеливо ходят трактора – и сердцу видеть все это несказанно отрадно. Что тут скажешь?! – Татария – благословенная и благополучная республика, отмеченная Богом!

Ехать вдоль этого благополучия – только стихи писать о хорошем и вдохновляющем. Паровые поля распаханы, озими густые и сочные. Последние рулоны кормов увозят с полей к фермам. Заброшенных земель не видно. Словом, земля прибрана, все деревни газифицированы, смотрятся изнутри и внешне в основном красиво и благополучно. Что называется, – завтрашний день России. Хорошо, отлично! Хорошего-то ведь как хочется  – ни в сказке сказать, ни пером описать!

     А вот кое-где  видятся и нефтеустановки по добыче нашего черного золота. По несколько штук рядом. Почти все то же видим мы и в Башкирии, или – по-новому – в Башкортостане. Вот только названия рек и речек, и населенных пунктов на дорожных указателях здесь прочитать не удается. Потому что, в отличие от Татарстана – написаны они сначала на башкирском, а потом уже на общегосударственном русском, что, конечно же, неправильно. В таких делах самость, с точки зрения автора этих строк, не совсем оправдана, потому что лишена здравого, то есть чисто прикладного житейского смысла.

 

ЗДРАВСТВУЙ, УРАЛ!

ЧАСОВ в одиннадцать дня мы пообедали близ одного случайного лесного островка и отправились дальше, вкусив чистейшей российской осени в желто-зелено-красной палитре, а наш неутомимый водитель успел чуть отдохнуть от одной и той же картины – нескончаемо бегущей перед глазами дороги. Наконец, мы достигли реки Урал  и меня постигли здесь сразу два удивления.

Первая: слишком узка оказалась она для моих прежних представлений о ней – ведь это та самая знаменитая река, где утонул легендарный начдив Красной Армии Чапаев. Чем больше уходило с тех пор времени, тем более биография его обрастала новыми подробностями о его личностном портрете, и он все более становился по-человечески привлекательным. Другая особенность. Прямо посередине моста через реку была надпись на красном транспаранте, извещающая о том, что мы пересекаем границу между Европой и Азией. Вот это да!

И плохо, что эта граница была там, где нельзя было останавливаться и таким образом  прочувствовать ее как следует, но я пытался представить себе, что мы находимся уже у юго-западных отрогов великого Уральского горного хребта, а за ним –  территория Урала, за которой – Сибирь, а там и – Дальний Восток.

И стоило эти расстояния себе хоть чуть представить, как начинало ныть где-то под ложечкой, и хотелось туда тоже, и хотелось сильно, но мы ехали в страну загадок Аркаим, и никто не знал, кто там и что для себя обнаружит, и получит ли  от встречи с ним вечное отторжение, или вечное притяжение. Говорят, что середок там не бывает. А потом, за славной казацкой рекой, увидели мы и первые отроги Уральских гор, и ушки мои снова встали топориком.

Это не было простое любопытство обывателя – «надо же, горы!». Это было нечто большее, но чего именно, сегодня на самом деле я пока не знал. А знал только одно: что меня странным образом всегда тянуло в горы, что меня всегда притягивали камни и камушки, и в них я видел и чувствовал некую скрытую магию, какое-то непонятное притяжение. Какую магию, с чего? Да, вспомнил: когда я несколько лет учился в школе-интернате за рекой Вяткой, напротив Вятских Полян, для меня было настоящим наслаждением бродить по тамошним железнодорожным путям и отыскивать на насыпях разные интересные камушки. Это был для меня целый осбый мир красоты и загадки.

При этом я испытывал ощущение, что все это: и железная дорога, и камушки на ее отвалах напоминают мне что-то очень сильно родное и очень знакомое. Но что скажет тебе интуиция, которая что бы ни сказала, ты все равно не сможешь дать этому имени?! И я привозил оттуда в свой поселочек – тоже на Вятке – целые сумки с этими красивыми интересными камущками и в очень редких, правда, случаях находил время, чтобы их поперебирать, или как-то использовать. Чтобы снова при этом почувствовать что-то тягуче-сладкое, и в то же время очень сильно заштрихованное временем и расстоянием.

 

СТРАСТНАЯ ПАЛИТРА

А ВОТ И ГОРЫ! Я готов был вылезть по пояс в окно, чтобы их как следует увидеть, почувствовать, заснять. Обнять! Урал, горы, Урал, камни, дух камня. Урал, леса на склонах. Урал. Дух России. Урал. Дух Европы и Азии. Что еще? – Страна-загадка. Но ведь я был на горах Кавказа – они ничуть, казалось бы, не хуже – напротив, кажутся еще более  грозными и загадочными – со своими говорливыми реками, своими огромными выходами каменных образований на склонах, своими длинными, как спруты, лианами и безжалостными колючками.

Я был на Жигулевских горах на Волге и на своих Вятских увалах  – они ведь тоже впечатляют. Но здесь все было совсем другое – что и почему? Дух его особый? Кто его знает... Но ведь зачем-то же мы сюда ехали. Может быть, когда-нибудь и разберемся?..

В некоторых местах водитель останавливался, чтобы мы могли сделать свои снимки.  Кажется, он знал наизусть, что последует за этим поворотом и за следующим, потому что память его была феноменальна. А ведь был он здесь прежде всего один раз. И вот так, делая зигзаги и повороты,  мы добрались до пика подъема. И постепенно начали спускаться вниз. Вот тут-то и началось для меня и моего художественного восприятия самое интересное.

Мы шли дальше, и вот меж склонов стали вдруг появляться просветы, и в них открывался ландшафт, от которого перехватывало дыхание. Здесь было видно сразу по три-четыре горные гряды и столько же пространственно-промежуточных  планов. И все они были разные по цвету и форме, а внизу, в этих седловинах меж горных гряд, стоял туман, и  горы вдали были синие, – как на редких цветных снимках, которые доводилось мне видеть прежде – в разные времена и в разных журналах еще с юности.

И в эту величавую миротворческую тишину вдруг врывались ближние планы подступающих вплотную холмов, покрытых лесами и кустарниками, тесными расщелинами и уступами, и скальными обнажениями. И по этой самой причине мы ехали словно в цветном калейдоскопе, где ситуация менялась мгновенно. И только ты раскрывал рот от изумления, как все мгновенно исчезало и на смену приходило другое художественное полотно – иное и тоже непредсказуемое – свое, горное. 

Однако в этой раскраске гор было еще одно несомненное для меня открытие. Его мне подарило время года, в которое мы въехали на изрядной скорости. В иных местах панорамы были таковы, что, честное слово, душа моя тихонечко верещала от избытка восхищения. Ну вот, представьте себе: идет сверху фиолетовая полоса скальных пород на  вершине горы. Затем следует полоса желтораскрашенных деревьев. Это осины. Чуть ниже – оранжевых. Снова скальные проемы, но уже темные, коричневые – с фиолетовым налетом, благодаря воздушной прослойке и расстоянию между нами.

И вдруг в этот жар врывается жар еще боле терпких и страстных расцветок – от красных до темно-вишневых. И эту палитру художника со знанием дела, уверенно разбивают клочки и массивы хвойных пород, и одинокие величавые ели на дальнем и ближнем планах. Впечатление такое, что они здесь распорядители, и все картины, которые мы здесь наблюдаем, пишутся под их непосредственным руководством и все, что здесь вообще происходит, – то же самое.

В них столько силы и достоинства, что хочется к ним подойти и встать рядом, и постоять, и прижаться к ним, и с ними сфотографироваться, чтобы к этим силе, мудрости и достоинству приблизиться и приобщиться, и просто – мысленно, потихонечку, чтобы никто не видел, – им поклониться.

ИЗРЕДКА здесь, на этих невысоких седловинах, по берегам горных речушек, сейчас полубезводных, показывались нам поселки и совсем небольшие селения, и я видел, что люди здесь, как и в нашей более европейской местности, занимаются немножко земледелием, держат скот и ставят близ своих жилищ стога сена, и делают другие кормозаготовки. И я думал, и не знал, и спрашивал себя, а хотел бы я жить здесь или нет – в этой стране, полной величия и высокого достоинства?..

И, в конечном итоге, приходил к выводу, что лучше, чем у нас на Вятке, на сей момент земли все-таки нет. Потому что у нас много рек и речек, и островов среди них, а еще – бесчисленное множество карасиных озер. И наши тамошние расстояния и пространства не давят на нас своим авторитетом, позволяя нам быстро прибывать к месту назначения, ибо для этого нам не надо никуда карабкаться по каменистым уступам. А потому наши вятские места, по нашему разумению, дают нам умиротворяющие мир и уют, дают нам простую возможность быть такими, какие мы есть, и не подавляют нас своим высокородным величием.

И  хорошо это или плохо, лучше это или хуже, – все равно никто не скажет нам лучше нас. Потому что перед своим очередным воплощением на Земле каждый из нас сам выбирал себе место проживания и своих родителей, и свою судьбу – правда, с учетом и в соответствии со своими предыдущими заслугами...

Когда же мы стали приближаться к равнинной части, увидели в нескольких разных местах рудные-и камнеразработки. В одном месте брали в карьере руду желтовато-коричневого и вместе чуть зеленоватого цвета, в другом – мы увидели огромный курган белой каменой фракции, которая была готова для переправки в другие регионы. Словом, почти все самое существенное, что и должны были мы здесь, примерно, увидеть, мы увидели.

И вот к полудню спустились с гор, и покинули территорию Башкортостана,  и ступили на территорию Челябинской области. И прошли насквозь город металлургов – Магнитогорск, и перед нами земля стала на глазах постепенно распрямляться и вот, однако, пошла уже далее и степь. И было у нас впереди езды до места назначения все равно еще несколько часов.

Что ты хочешь, брат, – Россия! Одно слово: страна бескрайних просторов и возможностей. Найди-ка ей во всем мире подобие, найди-ка ее концы и края – и не найдешь. И не ищи. Потому что это – территория без границ, или территория любви, а, значит, – территория Бога.

 

 

 

 

                                                                                На снимке: гора Шаманка (Шаманиха)

 

Глава третья

МЕСТА СИЛЫ

 

Аркаим – это место, где  выпрямляются люди и выправляются судьбы...

 

Непросто сориентироваться в этом месте, где до самого горизонта одно и то же, или ничего нового. Только меняются местами холмы и тучи над головой. А основной и единственный здесь цвет на все про все выгоревший беж и единая, и единственная до горизонта трава – ковыль. Но, конечно, это только первое и внешнее, и, как вы понимаете, поверхностное впечатление...

 

СТРАНА ГОРОДОВ

ОДНАКО: всего здесь, как и везде, хватает. Но того, что имеется у нас, в европейской части России, скажем, в Черноземье, в достатке, а где-то и с избытком, здесь этого, в Великой степи, в таких щедрых объемах, конечно, нет. Но то, что есть, ценится сторицей и ведет себя на этой дефицитной во всем территории, с крайней степенью уважения и ценится дороже золота. Вот почему в том числе, на эту скудную внешне территорию с каждым годом приезжает все больше и больше туристов и паломников – в эту безгласную и безынтересную, и, на первый взгляд, почти пустующую степь.

Скажу вам под большим секретом, что эту территорию немыслимого  безмолвия и вечного горизонта перед глазами посещали в разное время наши Премьер Медведев, а в другое время, несколько позже, – и Президент Путин. Как бы не так: поехали они сюда или куда-то в другое место, подобное этому, ни с того-ни с сего!..

Говорят, что территория эта – по большому счету – энергетический портал с кодовыми целевыми энергиями, направленными на преображение сознания всего живого на Планете – и сущего, и разумного. Это ЦЕНТР ФОРМИРОВАНИЯ, ИЛИ КРИСТАЛЛИЗАЦИИ   НА ПЛАНЕТЕ НОВОГО СОЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕКА. Или природная академия для всех отстающих, но желающих при этом двигаться вперед, в нужном эволюционном  направлении. Ну как?..

Другие считают, что здесь, в этом месте Планеты – выход энергий, корректирующих качество событий и судеб. А проще говоря, – энергий, выравнивающих содержание пространства до уровня совершенства, до божественного качества. То есть... Мы, конечно,  не знали наверняка, но вполне могли предположить, что Аркаим – это место, где выправляются и выпрямляются люди и судьбы. Вот для чего мы здесь с вами. В том числе и для коррекции такого рода.

И еще многое другое, от чего голова идет кругом, что прочитаете вы в разных информисточниках о здешних местах и его не видимом простому глазу содержании. Но

я-то ехал сюда и ничего этого не знал прямым знанием, а только чувствовал, что этот клочок суши на карте Планеты есть не что иное, как одна сплошная легенда, просто загадка, просто любовь. Это столько еще всего, что не расскажешь и в многотомнике, на что лучше всего взглянуть своими собственными глазами. Для того, чтобы почувствовать.

И эта Территория Любви  представляет собою нечто целое, объединяющее в себе на данный момент целую небольшую древнюю страну. И не все еще раскопаны и найдены поселения, которые здесь называют городами. Геологи и археологи продолжают работу.  Протяженность этой территории 350-400 км с севера на юг и 120 на 150 – с запада на восток. И вся она называется Страной городов, потому что в ней, помимо гор-сопок, обнаружено еще и более двух десятков древних укрепленных поселений с расстоянием между ними 50-70 километров.

Эти поселения – ровесники всемирно известных египетских пирамид и Стоунхенджа в Англии. Их возраст – по разным оценкам – от почти четырех до пяти тысяч лет. Эта Страна городов под общим названием Аркаим расположена близ восточных склонов  Уральских гор и по праву считается одной из главных мировых сенсаций конца прошлого столетия.

Зачем же приехал сюда я, приезжают другие люди? – спросите вы. Да, познание тайн, да, загадки-отгадки... А не было ли простого человеческого прикладного интереса – съездить, просто говоря, с реальной, или практической пользой для себя? Признаюсь честно, – было. Я приехал сюда для перестройки своего организма на новый, более благоприятный для жизни режим здоровья. Приехал и для того, чтобы освободиться от неких переживаний прошлого и настоящего, и вырваться навсегда из их цепких лап, пьющих почем зря мою энергию. Приехал сюда для перехода на качественно новый виток сознания.

 

И впереди всего – тайнА...

И все-таки главная цель – познать тайное и необычное, если оно, действительно, здесь есть, как многие, побывавшие здесь очевидцы говорят. Но уж коль пошло такое дело, выложу вам и свою самую тайную тайну: да, я хотел об этой поездке рассказать вам, мой читатель, потому что понимал, что просто так я никуда не езжу – не так уж много у меня для этого времени и средств, и мои благодетели с верхних этажей сознания обязательно вставляют меня в таких случаях в одну из своих программ, ставя меня перед загадками и вопросами, на которые я должен ответить.

Для них я – лакмус, внедряемый в узел проблем и выявляющий, и обнажающий скрытое и тайное. Для чего? А как вы думаете? – Да для того, чтобы своими открытиями поделиться с вами, мой дорогой читатель, мой самый надежный друг. Вот почему все повороты нашего повествования – порою утомительные – служат, на самом деле, свою плановую службу и отвечают на поставленные перед ними вопросы, ибо все они важны для понимания общей писательской задачи.

А те, кто водит меня по ступеням моих многоэтажных приключений, они тоже ведь молодцы, потому что ставят в своих планах галочку, дескать, да, – и наше дело тоже сделано. Пусть и не нашими руками. И мне вся эта механика с некоторых пор тоже понятна, и я ее принимаю, хотя она порою так же крайне тяжка, как – вместе  – и невыносимо прекрасна, и интересна. А, кроме того, она вполне может быть еще и полезна. Вот почему на эти и подобные эксперименты я иду осознанно, как и любой из нас с вами – потому что вся наша жизнь – целеположенная цепь взаимодополняющих экспериментов и приключений.

Но вот что еще попутно хотел бы я вам сказать, пока случай представился. О том, что все, что с нами происходит, – не есть случайность, а есть наше следование тому сценарию, который для нас расписан в господствующем над нами тонком плане, причем еще до того, как мы появились на белый свет, на свет божий. И мы этому плану либо следуем, если прислушиваемся к себе, к своему внутреннему «Я»; либо не следуем. Либо следуем так себе – через пень-колоду.

Как вы понимаете, результаты у всех этих троих «следователей» разные, но кто что-то не успел сделать в этой настоящей текущей жизни, будет доделки эти доделывать в следующей – плюсом к основной программе. Вот почему правильней всего было бы жить иногда в состоянии абсолютного расслабления, чтобы себя слышать и научиться делать это в системе, и этому зову следовать. И возможность для таких отступлений от себя на расстояния, позволяющие нам взглянуть на нас самих со стороны, и дают нам как раз путешествия, дают самые простые – пусть краткосрочные – как и наши созерцательные вылазки на природу.

 Но куда приведет нас этот путь? – спросите вы. – Это путь  к себе, в котором Бог. Так будем думать сегодня и мы с вами. Так думать и на это надеяться, что все-таки приведет.

 

НА ЛЕСТНИЦЕ

Вот вы опять думаете: как это так – Бог во мне? Почему я его не вижу, не слышу, не чувствую. Делаю порою что попало, и все мне сходит с рук. Да, именно в вас, читатель, или в каждом из нас. И это Он нас ведет и подсказывает, и предостерегает. Ибо Бог – ВОПЛОЩЕНННАЯ ЛЮБОВЬ. И Он желает нам счастья и ведет нас к нему. Вот почему я говорю: слушайте себя. Бог плохому не научит.

Что же касается технологий Его присутствия в нас, то об этом я, кажется, уже говорил. Тем не менее повторюсь. Человек состоит в основном из семи космических тел разной плотности, качества и назначения, из чего мы сразу должны сделать вывод о том, что человек – Космическая Сущность. И три из этих семи тел – верхние, тонковибрационные – они не умирают, они бессмертны, и переходят с одного уровня миробытия и сознания  на другой, ПОДЫМАЯСЬ ИЛИ ОПУСКАЯСЬ по ступенькам самореализации.

Эти три тонкомерных и тонковибрационных тела эзотерики – люди, занимающиеся исследованиями невидимого, называют Божественной монадой, в которой находится и Дух Создателя, с которым наиболее продвинутые, или просветленные люди устанавливают постоянное сообщение; и Душа, и тело памяти с заложенными в него программами той самой самореализации. Примерно, так. 

А четыре из этих тел нижнего уровня, чье назначенье быть подспорьем человеку в плотном земном воплощении, после ухода человека из плотного физического тела в мир иной, тоже – одно за другим – распадаются на плотные и тонкие частицы, или на строительный материал Вселенной. Но. Мы с вами снова отступили от нашей поездки и теперь снова добросовестно возвращаемся в русло основного повествования...

МЫ ПРИЕХАЛИ туда, где о нас уже знали и где нас ждали. Хозяин встретил радушно – глаза добрые, кажется, теплые. Ему был 81 год, и всем, кого я знаю и люблю, мог бы пожелать быть таким же деятельным, как в его лета. Как и оба моих спутника, он тоже – татарин, но на нем – за сто верст – был виден налет индийского этноса – и скорее я назвал бы его индийцем. Все это проступало и  в отличной от нашей, более мягкой манере поведения и общения, и в более темной, чем у нас, коже.

Да, так и оказалось, и этот налет хорошо объяснялся. На самом деле он, вот уже несколько лет, ездит зимой в Индию, проживает там в ашраме последнего воплощенного на Земле Мессии Саи Бабы, несколько лет назад покинувшего плотный план. Более того, и весь Аркаим со всей его территорией он считает ашрамом Саи Бабы, имея на этот счет свои аргументы, в которые мы с вами пока не собираемся входить.

А не так давно наш хозяин – зовут его Феликс Фатхи – выступал там на английском языке с докладом – по всей вероятности, как раз об Аркаиме. Потому что Аркаим теперь – его главный конек, или предмет и повод для его научных исследований. В 2011 году он перебрался сюда из Пермского края на постоянное место жительства и вот строит здесь теперь свой дом, и имеет очень серьезные планы на свое слово в научном постижении этой священной для многих окрестных народов территории.

Потому что Аркаим – великая находка и для индийцев тоже. Поскольку именно здесь, в этой огромной и почти безлюдной ныне степи,  проживали их древние праотцы, заложившие основу нового идийского этноса. Ибо проживавшие здесь, на территории Аркаима, пять тысяч лет назад арийцы (аркаимцы) перед очередным оледенением спустились  на юг, вниз по карте, чтобы выжить, и привнесли в индоцивилизацию свои эволюционные достижения, которые далеко превосходили уровень развития здешнего коренного населения.

Таким образом, арийцы дали новый благотворный толчок в развитии населения Индии, или принципиально нового этноса. Но арийцы ушли тогда не только в Индию и  Китай, но и на Ближний Восток, и в малую Азию, и в Европу. Но история эта не так проста, как может показаться на первый взгляд. И без новых отступлений нам не обойтись.

Дело в том, что об Аркаиме сейчас идет море дискуссий, излагается множество точек зрения по развитию событий и в общих чертах, и в нюансах, но мы с вами примем одну общую и будем ей следовать, ни на чем не настаивая, потому что кто мы такие, чтобы едва приехали – и сразу делать категорические выводы, ничего толком об этой истории не зная, тем более в деталях.

Но мы будем делать такую попытку, потому что есть одна история, на которой мы стоим твердо и которая дает нам отправную точку для наших рассуждений. Ибо в корнях – истоки, от истоков – и жизнь, и правда. Ведь мы не претендуем на истину. А истина и правда – вещи совершенно разные, хотя – в некоторых случаях – и вполне могут совпадать. Ибо: сколько людей – столько и правд. Сколько людей – столько и богов. В потенциале. Вот почему, делая такие заявления, я повторяю опять: просыпайтесь и вспоминайте себя. Ищите в своей нативной (от первоистоков) памяти свою прошлую историю.

А эта прошлая память как раз напрямую связана с Аркаимом. История эта длинная, но нам все равно от нее никуда не деться, и у нас только один путь: эту память о нашем прошлом у себя освежить. И когда я говорю такие вещи, предвкушая возвращение в эту тему, в сердце моем снова просыпается волна теплой и сильной любви к моему Отечеству. Любви, которой оно заслуживает.

 

 

 

 

 

 

Глава четвертая

 

 ЛУЧШЕ ГОР

МОГУТ БЫТЬ...

 

... И все преодолею я,

И ничто не преодолеет меня!

 

С утра пораньше мы отправились в горы. Вопрос трепетал в воздухе: как отнесется к нам Аркаим, откроет ли, откроется ли сам? Что в нас изменит, коснется ли нас каким- нибудь образом вообще. Этот вопрос не стоял в голове в таком прямом виде, но он подразумевался всей атмосферой, царившей у нас в головах. Полагаю, что так было,  примерно, у нас у всех – конечно, – за небольшими расхождениями. Не считая нашего провожатого. Он-то – с полным правом – считался здесь старожилом и был в горах, что называется, свой.

 

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ       

Первая наша поездка была на гору ПОКАЯНИЯ. Езды было от поселения Александровское, административного центра Аркаима, двадцать километров, и уже свежее, утреннее восприятие принимало степь совсем по-иному, чем это было вчера. Хотя бы потому, что утро вечера мудренее. Сегодня это уже был наш целевой, персональный визит к ней в гости, и она в этом случае тоже вела себя по-новому, более радушно, позволяя себя почувствовать.

И я хотел подойти к ней поближе. Ведь тогда еще информации об Аркаиме в моем распоряжении не было почти никакой, кроме самой общей, и я мог этой степи, которую многие теперь, кто там побывал, называют Великой, – я мог теперь только довериться и, насколько это было возможно, – открыться. И получить только то, что она сама согласилась бы мне приоткрыть.

Я закрывал глаза и пытался увидеть нечто в поле ментального зрения. Но ничего особенного не было, кроме смутных размытых субстанций, витающих в отдалении, и которые уже, кажется, были готовы открыться, но не открывались, поскольку для такого восприятия не готов был, скорее, я сам, потому что на тот момент еще и не сформулировал, как следует, что именно я хочу от нее получить.

Я открывал глаза и видел до самого горизонта одно и то же: степь, кое-где оживленную холмами, кое-где оживленную стайкой деревьев, что было верным признаком наличия в этом скудном месте тоже скудных, но все-таки источников воды.

Что еще меня удивляло и сильно бросалось в глаза, так это множество хорошо  наезженных автомобильных дорог – прямо в степи. Они шли и почти параллельно, и пересекались под разными углами, но в этом их многообразии не было ни одного хоть какого-то регулирующего дорожного указателя. Как так можно ездить?! Но наш Феликс отлично здесь ориентировался и, что еще больше меня удивляло, ориентировался в них и наш водитель Алмаз, побывавший прежде в этих местах один только раз.

Мы прибыли к горе, с которой – по всей элементарной логике цели нашего путешествия – и должны были начать – а если еще точнее, – продолжить наше путешествие. На первый взгляд, на ней не было ничего примечательного. Гора как гора, правда, скорее похожая на холм. А еще точнее – на женскую грудь на теле Земли. Но эту мысль я быстро отогнал, ибо эта – с позволенья сказать – гора была обозначена здесь совсем под другим именем и настраивала на серьезный лад.

 

ПОЛУЧИТЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ

И ПОКА мы подымались разутыми ногами к вершине горы росточком менее четырехсот метров, Феликс нас наставлял, что от нас здесь требуется, чтобы поездка достигла цели – ведь  на самом деле каждый из нас, проделывая сюда огромный путь, связывал с ней свои определенные надежды. И какие-то очень общие, и сугубо сокровенные.

Итак, мы, начиная свой духовный семинар на Аркаиме именно с этой горы, должны были получить от нее тоже ДУХОВНОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ, или ОТПУЩЕНИЕ для дальнейшего успешного взаимодействия с этим местом сакральной силы. Что это значит? А вот что: нам следовало настроиться не только на диапазон собственных проблем, но – прежде всего – настроиться на глобальный размах чувствования пространства, в котором находятся и Россия, и Планета вместе с Человечеством и далее по возрастающей – Солнечная система, Галактика, Вселенная. Это нам самим надо было решить, чтобы понять, с какими величинами мы способны работать, другими словами говоря, к чему готовы на сей самый час.

Почему так? Потому что место здесь такое – говорящее со звездами, Иерархами Космоса, с Богом. И нам следовало таким требованиям хотя бы отчасти соответствовать. Мне эта мысль очень понравилась, и я после медитаций сердечно поблагодарил нашего наставника за уровень и масштаб  работы, на который он нас настроил. Мы ведь все с вами видим, что в мире возрастает и возрастает градус агрессии людей к людям, народов к народам.

Далее. Многие из нас знают и чувствуют, что так бесконечно продолжаться не может и что такая напряженность в человеческом обществе, раздираемом противоречиями и претензиями друг к другу, может вылиться в какие угодно немыслимые формы, способные уничтожить цивилизацию.

Кажется, мир держит свой указательный палец на спусковом крючке. И позволят нам этого сценария избежать только знающие и ответственные люди, способные, будучи в вере, взаимодействовать с Богом и в своих намерениях быть последовательными и настойчивыми. 

И совсем немногие третьи понимают и знают, что мир подошел к черте, за которой земной мир ждет ИЗМЕНЕНИЕ. Которое в одночасье переменит качество нашего земного и сопредельного с нами  пространства, и вынудит и нас – любого из живущих – сделать то же самое – независимо от нашей воли. Таков Космос со своими непреложными правилами.

Он, кстати, давал нам время, достаточное для подготовки и последующего перехода в иномерность. Что требовало от нас соответствующих качественных параметров, и прежде всего – в сфере духовности. Но и они, эти просвещенные третьи, не знают, что и как делать конкретно, чтобы срочно начать работать на ситуацию.

 

КАК СТАТЬ ДРУГИМИ

МАЛАЯ ЧАСТЬ людей этим параметрам соответствует, значительная часть – нет. Что делать? – помогать им стать другими. Своими молитвами и другими благими и видимыми делами у себя дома и вот здесь, сегодня, – на Аркаиме. Но эффективность нашего ходатайства здесь гораздо выше, чем где-либо. Вот почему нам лично следовало делать покаяние и просить у Матушки Земли и у Неба  отпущение прегрешений наших – вольных или  невольных – не только для себя, но и для родов своих во всех их предыдущих поколениях – по женской и мужской линиям – до самого Первоистока. И для своего народа русского и многонационального, и для всего человечества. Для его спасения, для последующего  установления гармоний мира у нас на Планете и в Космосе.

И  только тогда уже просить земной и небесной поддержки для решения наших личных больших и малых проблем и задач. Конечно, внешне все было на самом деле гораздо проще, но ситуация изнутри выглядела еще сложнее – вот почему приходится такие непростые вещи детализировать, – с надеждой, что кому-то они могут тоже пригодиться в их прикладной самостоятельной практике. Пусть и у себя на малой родине,  и в любом другом месте, ибо Пространство требует от любого из нас понимания и милосердия, и благой волевой поддержки.

 И мы приносили наши покаяния, и просили Гору и Господа нашего о милостях для нас, неразумных, и просили дать нам возможность поработать плодотворно на то Будущее, которое мы просим. А это Будущее было в нашем представлении как приносящее счастье для всех. Мы все по-своему знали уже о таком механизме воздействия мыслью, в основе которого лежит понимание того, что мысль материальна и способна менять любую реальность.

То есть главная задача всех землян сейчас в том, чтобы спасти нашу цивилизацию от саморазрушения, или, что называется, спасти ее от нас самих. И значит, в том числе, спасти и самим себе жизнь и биографию. При чем биография? У тех, кто понимал, что происходит и как – в смысле смены двух эпох – соус был в том, что те, кто готовился к переходу в другую эволюционную эпоху, переходил на качественно новую эволюционную ступень возможностей – с долголетием и бессмертием. 

Те, в чьи головы такие непростые вещи не укладывались, оставались на следующий виток эволюции, или на новый солнечный год протяженностью 26000 лет. С переходом на другие планеты, аналогичные нашей Земле, обычным земным способом. Чтобы все начать сначала...

 А потом мы просили помочь нам в решении своих личных проблем – у кого что: по семейным делам, по здоровью и прочим. И во всю эту ситуацию желательно было войти и сделать свое дело серьезно и основательно. Я уже говорил о своих личных мотивах, которые меня сюда привели. И – с учетом только что сказанного – отдался выполнению своей программы искренне и с совершенной верою в то, что делаю.

Мы произносили свои молитвы и просьбы, лежа сначала на земле, раскинув руки, чтобы с Горой, Планетой и Богом полностью слиться. Потом подымались и шли по магической спирали, выложенной энтузиастами и учениками духовных школ, сначала в левую сторону к центру и от центра обратно. И в этом тоже была своя технология. Шли против солнца – совершали покаяние. Обратно – работали со своими просьбами и намерениями.

Вот так – в двух словах – и совершалось это действо, эта самозабвенная работа, и налаживались контакты и взаимодействие со Вселенной. Поначалу не сразу и поймешь, что и как делать, и чувствовать, но понимание постепенно приходит,  и все, или не все, начинает совершается так, как и было нами задумано, или же так, как более угодно Вселенной и Богу.

А потом мы познакомились с горой поближе, обходили ее и так, и этак, чтобы вжиться в ее энергии, ее более почувствовать. Чтобы познакомиться с ней, сродниться. Делились мнениями о своих впечатлениях, спрашивали о непонятном. Кажется, только полностью исчерпав свой интерес, как следует устав интеллектуально и физически, мы начали спускаться вниз. Никуда не спешили, никто никого не торопил – все проходило в максимально спокойной обстановке. Жили, – как дышали.

 

ГОРА РАЗУМА

ОНА находилась в нескольких километрах отсюда, и вместе с горой Покаяния обе они составляли основание линейной пирамиды из трех точек, на которых сегодня мы собирались побывать. По-разному трактуют силу и содержание этой второй горы провидцы и оракулы, и толкователи разных теорий. Но именно здесь открываются некоторым из многих откровения о содержании момента, характерного для общей обстановки на Аркаиме, или  для конкретных людей – об их общей судьбе, или некоторых ее фрагментах. Но спектр ощущений – самый различный. Он такой, какой способны мы сами на данный конкретный момент задать и воспринять – как  данную реальность и самих себя в этой реальности осознать.

Сразу оговорюсь. Это все мои и не только мои наблюдения и вытекающие из них рассуждения могут быть для кого-то совсем иными, ибо сколько людей, – столько и мнений, и представлений о том, что мы вокруг себя видим, что идет нам в руку, что именно нам, именно в этот момент, дается силами Провидения познать и почувствовать. Потому что каждый из нас в этом мире – единственный на свете, уникальный и неповторимый экземпляр. 

И пока мы подымались вверх по длинному склону – снова босые – так уже здесь принято – чтобы лучше чувствовать энергии земли –  меня доставала мысль, почему горы Аркаима так названы и имеют ли они, эти названия, – под собою какую-то мотивированную почву, другими словами говоря, – сакральную силу. Мысль эта как пришла, так и ушла, и объяснение свое этому явлению я дал уже позднее – когда вернулся к себе домой, на Вятку.

Дело в том, что эта территория Аркаима лежит в Аркаимской долине и вся она по периметру окружена подобными горами-сопками и представляет собою некое единое комплексное образование, объединенное какою-то, возможно скрытою, или сакральной идеей. Или же просто представляет собою откровение проживавшего здесь народа, оставленное для нас. С какой целью? Чтобы ответить, например, на какой-то очень важный вопрос своим далеким потомкам, то есть нам. Какой – об этом мы еще, возможно,  скажем, а пока продолжаем начатое.

В одной из трактовок Аркаима в газете я нашел предположение о том, что он, Аркаим, всей своей обозначенной на карте территорией представляет собою некую микрокопию Вселенной, в которой есть все, что должно быть для нормального функционирования этого, или иного природного образования. Ведь Вселенная – это живой, единый и разумный Космический организм. Более того, – все уровни и степени совершенства бытия в Космосе идентичны между собою и устроены по единой, так называемой матричной схеме.

Точно по такой же подобной схеме устроен и человек. И если мы такую мысль принимаем, то значит, как у человека, так и у подобных ему образований, должны быть и тело,  и его управляющие и функционирующие органы, и тонкие структуры, которые по отношению к телу первичны и им управляют. Вот смотрите: гора Покаяния, или иносказательно говоря, – гора Совести. Вот гора Разума, на которую сейчас мы восходим.  Есть гора Любви. А также  гора Власти, Богатства, Плодородия и другие.  С этим все понятно.

Если эта моя мысль верна, то в недалеком будущем названия гор Аркаима будут более упорядочены и приведены в соответствие с их функциональным назначением. А оно в том, чтобы исполнять предназначенные этому образованию функции. Ведь совсем не просто так сердцевина этой магической территории называется так же – Аркаим (или Откровение) – и представляет собою, по мнению компетентных ученых, астрологическую обсерваторию.

Которая тысячелетия назад не только наблюдала за жизнью своей Вселенной по имени Небадон, но и осуществляла с нею двустороннюю информационную связь на уровне простейших астрологических и астрономических инструментов, но прежде всего – на уровне сознания, или посредством прямого телепатического общения с Иерархами Вечности.

Догадки, гипотезы... И так будет еше долго, пока перед нашими взорами не выстроится красивая и стройная многомерная картина истинной разгадки этой новой и такой необычной страны в ее самых удивительных аспектах... Выстроится верная голография этого избранного уголка Пространства.

 

ЗЕЛЕНЫЙ КАНЬОН

И МЫ ХОДИЛИ на вершине этой новой горы – по сакральной спирали, и возвращались обратно – босые, до самого дна углубленные в себя – до тех глубин, когда сознание уже перестает работать, а на смену приходит ощущение твоей растворенности в Пространстве, с которым ты имеешь дело. И когда ты доходишь в таком виде до диалога с ним, это означает, что твои слова услышаны, твои задачи решаются. Но просто ли дойти до такого состояния, которое многое позволяет?.. Увы.

Как и мои товарищи, я лежал на этой земле лицом вниз ногами к вершине горы, раскинув руки в стороны, мысленно проговаривая основные нужные слова. Лицо мое находилось несколько ниже ног вниз по склону, потому что вершина горы была занята спиралью, выложенной из камней и камушков, и в этом месте уже начинала закругляться вниз. А затем я пытался войти в то самое медитативное состояние, которое могло что-то сказать. Феликс предупреждал: запоминайте, что увидите.

И вот началось. Вдруг перед моими закрытыми глазами открылся – как это можно назвать? – довольно глубокий каньон, или провал, и, как оказалось, я лежал, приблизившись головой к самому его краю. Я видел его донную часть и противоположный склон, одинаково покрытые пушистой зеленой, словно постриженной, короткой густой травкой, которая бывает на газонах. Она была словно только что постиранной – настолько была чиста и так насыщена цветом. Ландшафт их был весьма разнообразный и живописный, и производил – на первый взгляд – хорошее впечатление. Хотя и казалось, что это место не на нашей Планете.

Но потом началось странное. Этот зеленый привлекательный провал начал меня к себе притягивать. Туда, вниз. Разумом я понимал, что никуда я не денусь, будучи на земле, а потому себя успокаивал и довольно успешно, на всякий случай покрепче нащупывая землю под руками. Это придало уверенности, но совсем ненадолго. Меня туда стягивала неведомая мистическая сила, и вдруг ноги мои начало вместе со мной заносить вверх и переворачивать прямо в каньон.

Нужно было отдаться в руки эксперимента, либо из него резко выходить. Я сделал второе. Вот теперь, когда этот эпизод в моей реальной жизни позади, мне иногда кажется, что что-то очень интересное из предоставленной мне тогда возможности я упустил, потому что, по-русски говоря, сдрейфил. Уже после возвращения из Аркаима, уже дома, подобный случай со мной произошел снова, и тогда уже я принял предложенную мне ситуацию. Потому что, как мне кажется,  в этом втором случае я был здоров. А произошло вот что...

 

ХОДАТАЙСТВОВАЛИ ЗА ПЛАНЕТУ

МЫ – СНОВА три человека, но только уже совсем другие, у меня дома, делали целевой мыслепосыл, направленный на улучшение обстановки дел на Планете. После одинаковой части каждый импровизировал на свою тему. Я в этот раз обратился к Планете Земля, к ее духовной составляющей – Леди Гайе – как она сама себя называла, и направил в ее адрес потоки своей благодарной любви, в этой воистину безмерной любви ей признаваясь. 

Окутал ее гирляндами цветов и отважился задать ей несколько вопросов, которые пришли мне в голову спонтанно, по ситуации. Вопросы самые наболевшие. Будет ли Квантовый переход, сколько процентов населения этот переход осилит...  И самый записной и предсказуемый вопрос – когда это произойдет.

Ответ не заставил себя долго ждать, тем более что я получил ответы на все свои  вопросы, Но, по понятной причине, оглашу только один из них, поскольку со сроками уже не раз обманывался и больше не хотел подобных разочарований. Произошло же следующее (привожу дословно извлечение из моего же письма товарищу)...

«Я сегодня, по вашему опыту - заказал пообщаться с нашей Планетой, ибо любовь моя к ней, кажется так – аналогов вообще не имеет. Увидел ее сначала близко, с ночной стороны. Потом – в отдаленье.  Голубая, светлая, счастливая... А потом вдруг вижу –  приближается ко мне от нее что-то темное, похожее на толстый гибкий  шланг, слегка размытый для полного восприятия и приноравливается к моему  лицу чем-то похожим на широкую  воронку. От неожиданности удивился, мотнул головой.

 Исчезло это темное. И вдруг, смотрю, приближается снова. То же самое. Понял: я должен просто доверяться. Доверился. Иду навстречу, ныряю в это самое, в длинное... И вот...  скольжу вперед по длинному и широкому туннелю. В нем темно. Жутковато, однако.

И вдруг ... распахивается свет, и я вижу прямо перед собою женскую балетную труппу – человек тридцать – в белоснежных пачках. Они построены и радостно делают навстречу мне фигуры и реверансы. Скользят, будто бабочки – легки и, воздушны – воплощение света и радости.

        За ними вижу много людей. Это мужчины и женщины. Они в праздничных светлых одеждах –  тоже счастливые, яркие. Кажется, здесь происходит некое торжество по поводу. Понял, что я увидел момент после Квантового вознесения Планеты вместе с людьми. Говорю ей, своей Планете  о своей бесконечной любви к ней, думаю, о чем спросить. Спросил: "Это рай?"

  Да, – отвечала Она...»

 

Альтернатива на восхождение

ПРИМЕР этот привел я для того, чтобы спросить себя, а если бы я отважился на опрокидывание себя в этот виртуальный зеленый каньон, наверняка, со мной могло бы произойти что-то интересное, о чем я теперь уже больше не узнаю. Ведь я успел тогда только почувствовать, как спина моя твердеет – уж не готовя ли себя таким образом для крыльев и для проникновения моего духа в то самое далекое прошлое, которое на этот момент себя пока еще не обозначило и о чем я тоже собираюсь вам рассказать, но несколько позже.

Там мы вчетвером обсуждали, кто что видел, еще раз медитировали, но уже в другом месте, и уже лежа лицом вверх. Чтобы лучше почувствовать себя здесь и дать возможность почувствовать нас и Аркаиму. И мне в этот раз явилось все иное, хотя и продолжение предыдущего. Снова я видел мягкие зеленые холмы с горными уступами, но только они теперь уже показывали мне горы, которые были выше горизонта моего зрения, и я видел их – с редкими горными деревцами, уже впереди себя, и они как бы звали уже к подъему – возможно, так можно было это понять.

Это можно было понять и так, что я не принял движения вниз, в тот пушистый манящий каньон, и теперь мне предлагали на выбор иную альтернативу. Альтернативу движения и роста. Это было хорошее прочтение загадки и на этом варианте и можно было пока остановиться, чтобы следовать дальше – по нашим новым маршрутам, начинавшим проявлять к нам явный интерес.

Наш удивительный Гайфи перед тем, как покинуть гору, раздавал нам всем по паре грецких орехов, странным способом подготовленных к всходам, а мне давал и монетки, чтобы я мог оставить здесь память о себе и, по всей видимости, еще и для того, чтобы заякорить здесь свое присутствие. Ведь он понимал, что ничего подобного в своих коротких сборах я подготовить дома не успевал, тем более со здешними обычаями не был знаком. И мы сажали здесь эти орехи, упрятывая их поглубже в землю, под камни, чтобы солнышко их пощадило...

 

ГОРА ЧЕКА

ЗАТЕМ мы вернулись на обед к себе домой и теперь уже – после короткого отдыха – отправились за полсотни километров – по спрямленному пути – к самой высокой горе Аркаима – горе Чеке – с ударением на последнем слоге. Она и лежала в вершине сакрального треугольника из трех гор, она и произвела на меня – в основном своими внешними проявлениями – самое сильное впечатление.

Здесь тоже – после медитативной части нашего с ней общения – мои видения продолжились. Перед глазами проходили снова те же самые – нет – такие же, или подобные ландшафты, но только в них было больше света и, как мне казалось, уже  больше перспективы. Я видел, например, как ландшафт, уже изменивший свою зеленоватую окраску на фиолетовые и алые тона, становится все более воздушным. И эти ландшафты выстроились в композицию, ведущую вверх, прямо в небеса.

 И там, за этим выступом, похожим на естественный природный мост, устремленный вперед и вверх, – там, впереди, куда он уходил, были свет и золотисто-розовое сияние. Иносказательно говоря, – было Будущее. Именно так и следовало после этого думать и так настраивать себя. У меня после этого появилось и ощущение, что душа моя выпрямлялась от одной медитации к другой, потому и визуальные картины ментального плана стали оптимистичнее, стали более обещающими.

Возможно, именно эту версию, а никакие другие, и можно было бы положить в основу этой тенденции. Ведь для того мы сюда и приехали, чтобы выровнять свои заблуждения и совсем убрать свои какие-то очевидные и очень мешающие нам закорючки, чтобы в целом прийти к душевному равновесию и принимать свой собственный и внешний миры такими, какие они есть. Но лишь для того, чтобы их преображая, не вступать с ними в глубокие расхождения, а тем более в конфликты... Однако отступим чуточку назад.

 

ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ

КОГДА МЫ поднялись на гору и после принятого ряда медитаций ее обошли, то и здесь получили огромное удовлетворение. Очень интересным было географическое положение горы. На западе, не так далеко, была граница Башкортостана. С востока, почти на расстоянии простой видимости, – Монголия. С юга и юго-востока подступала Оренбургская область. На самом же деле территория Аркаима – Страны городов – находится на южной оконечности Челябинской области. Или на восточных отрогах юга Уральских гор. И на этой невидимо обособленной территории лежит печать огромной тайны, которая вот она! А попробуй ее возьми...

И мы смотрели с нее во все стороны, и уже только от того, что открывалось нам сверху, нам казалось, что мы находимся на какой-то пуповине мира. Но не от того, что мы находились на возвышении, и даль перед нами раздвинулась и существенно приоткрылась. Но оттого, что место это было, действительно, особое, для понимания которого нам следовало открыть свои наибольшие душевные створы, чтобы что-то понять, что-то почувствовать. Из того, что нам понять хотелось особенно. А особенно, как я понял, понять нам хотелось прежде всего себя. С помощью Аркаима.

... И когда еще только мы на эту гору  поднимались, мне же, на самом деле, казалось, что мы спускаемся – по лестнице времен – глубоко вниз. Потому что мы подымались вверх по потокам застывшей лавы – после немыслимо отдаленных от нас во времени вулканических процессов, и воображение рисовало Планету в огне и дыме, когда земля меняла свой рельеф, когда из-за высоких температур и сильных газовыделений над Землей стояла  непрерывная высокая плотная и душная дымовая и газовая завеса, состоящая из продуктов горения.

Это происходило в те десятки и сотни миллионов лет тому назад, когда Планета в своих мучительных раздумьях о том, как лучше употребить свою жизнь, искала эти пути и находилась в процессе божественного творения той реальности и решения тех задач, которые были поручены ей Небесами. И вот теперь и здесь наиболее ощутимо мы могли проникнуть своим воображением и уйти в то далекое прошлое, чтобы – хотя бы пока чуть –  попытаться если не увидеть, то представить мысленно и почувствовать тот грандиозный процесс, что происходил здесь когда-то, на этой славной территории нынешнего Аркаима.

Никогда раньше я не видел вот так вплотную застывшей вулканической лавы. Я шел прямо по ней и это было настоящее потрясение для меня, и мои эмоции зашкаливали. Время, ветер и солнце, а изредка и дожди,  все эти многие годы опекали этот музей природы под открытым небом, берегли и сохранили для нас эту прекрасную картину вулканических страстей. Представьте себе эти красные сползающие из жерла вниз  красные потоки магмы. Которые застыли и оставили нам на память эту огромную картину – скорее скульптурную группу – размером с гору.

Ведь это, должно быть, – металл. Монолитный и одухотворенный в своем порыве вырваться на свободу и сделать, наконец, свое волеизъявление. Но что за волеизъявление? Так и слышу изнутри себя словно чей-то голос: «Молодой человек, перестаньте морочить нам голову». Не перестану. Мне кажется, что это – ГИМН ЖИЗНИ И СВОБОДЕ, воплощенный в этом непонятном моему разумению природном образовании.

При этом мы вынуждены к сказанному добавить, что все эти процессы происходили под толщей воды Мирового океана. В те годы, когда формировался облик Планеты. И потому, пожалуй, мне стало понятнее, почему эта магматическая лава, из которой сформирована гора (все здешние горы) так сильно растрескана. И каждая трещинка несет в себе отпечатки тех многих миллионов лет, которые здесь по-своему творили свои «скульптурные группы», которые мы с вами называем теперь горами-сопками...

 

СКУЛЬПТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

 И ЭТА ИДЕЯ самовыражения планеты таким способом меня завораживала, и я хотел проникнуть в эту мысль понятней и глубже, но  ничего стоящего на этот счет у меня не получалось – наверное, потому, что картина эта была на сегодня выше моего простого  человеческого разумения, не способного сказать словами об этой невыразимо прекрасной картине страстей нашей планеты из ее далекого юношеского периода. Понятно, что не хватало элементарной информации, чтобы иметь какие-то предпосылки для обобщений.

Но вопрос от меня не отвязывался. Что такое эта ваша лава-магма – металл или все-таки камень? Я взял маленький камушек, тяжелый, как металл, и приложил к магазиновскому магниту с изображением Аркаима. Притяжения не было. Значит, это все-таки камень? Но как же тогда мог он плавиться – пусть и при огромных температурах – и быть таким монолитным и текучим, как расплавленный металл?!

Я смотрел и кожей чувствовал, как трескались от времени эти потоки лавы и из этой магмы тоже образовывались камни необыкновенно твердой породы, которые очень непросто было отколоть, даже самую малость. И выходило, на мой дилетантский взгляд, что это была промежуточная между металлом и камнем порода, представляющая на самом деле их симбиоз, или красивый результат скульптурного творчества Самой Матушки Природы.

И эту застывшую лаву бороздили глубокие трещины – сверху донизу, в основном продольные, и постепенно цельная лава становилась большими камнями, а потом и малыми, ибо процесс реформации всего живого неостановим. И туда, в эти расщелины, помаленьку  набивалось ветрами степной пыли, и там, в ней, между камней росли и расцветали меленькие цветы простой и обычной формы, и вместе невиданной красоты, в которой не было ничего лишнего. Оттого и говорят, что все гениальное просто. И справедливость этого утверждения понимаешь, как нигде, именно здесь.

И невиданных форм здесь тоже очень немало. Потому что все, что творила здесь Природа, носило печать превосходной степени, ибо из малых возможностей, очень бережными руками творения здесь создавались большие шедевры. А однажды мне пришла в голову и мысль о том, что к этим творениям флоры приложены в основном женские руки. В одном же из теоретических предположений о прошлых корнях территории была озвучена мысль, что в Аркаиме  заложено средоточие женских энергий, и что вездесущее Женское Начало и здесь есть главный управделами. Все равно рано или поздно мы обо всем об этом и многом прочем другом со временем узнаем...

И когда мы отсюда, с этой горы уходили, набрав воды у ее подножия, мне казалось, – по общему ощущению – что меня просто распирало от полноты чувств и впечатлений. Мне казалось, что на эту гору я мог бы  ходить ежедневно и каждый раз для меня нашлась бы тема нового интереса, настолько здесь было всего много, и это все было разное и необычное – и сакральное, и художественное – и ничто не повторялось. Ни сами камни, расписанные разнообразными мхами и лишайниками, ни цветы, сотворенные в великой любви, ни выстроенные ими в сочетаниях одухотворенные природные композиции. 

И когда мы с этой горы уже  уходили, и когда я уже оттуда, с Аркаима, уехал к себе домой, она все еще от себя не отпускала, видимо, желая нам что-то договорить. Вероятно, из того, что за такое короткое время она сделать, естественно, не смогла, да и не успела. Скажу вам только такую простую вещь: нам за время проживания здесь не удалось побывать и на самом заповедном месте Аркаима –  в его центре, с которого, фактически, начинался весь Аркаим. И который считался пупком заповедной территории, где и располагалась древняя астрологическая  обсерватория ариев – наших далеких предков.

Конечно, время для этого мы могли бы и выбрать, но так получилось сознательно, потому что когда однажды в наших самостоятельных поисках мы на нее выйти не сумели, негласный распорядитель наших путешествий Алмаз сказал, словно бы в озарении: «А давайте не будем спешить, и в этот раз ее, Аркаимскую обсерваторию, обойдем. Зато у нас будет железный повод приехать сюда и в другой раз».

И мы согласились.

 

ПОХОД В ПРОШЛОЕ

ПЕРВЫЙ аркаимовский день путешествий продолжался. Наш провожатый Феликс  Фатхиев еще за обедом дал вводную на следующую часть нашей поездки. Нам предстояло сделать попытку найти в долине реки Большая Караганка древнее захоронение проживавшего там в первой трети второго тысячелетия нашей эры татарского поселения. После горы Чеки мы и направились туда, весьма захваченные идеей, и, честно говоря, – не очень-то на что-то рассчитывая.

Дело в том, что, где-то буквально в эти дни, одной известной журналисткой (фамилию не могли вспомнить) в средствах массовой информации были озвучены итоги ее длительных архивных изысканий в документах старины по поводу одного древнего трагического события. Ориентировочно, в 1295 году, здесь, неподалеку от  горы Чеки, на берегу реки Большая Караганка, напротив высокого и красивого берегового горного разлома, отряд иранских воинов устроил жестокую резню и перебил все население деревни.

Откуда и зачем такая жестокость?  Дело в том, что проживавшие здесь татары сменили языческую веру огнепоклонников на исламскую. Этот факт и стал поводом для такого жестокого наказания. Более того, этот же факт стал и отправной точкой другого исследования, или отправной точкой для осмысления и некоторых новых реалий текущего дня. И проводить его, уважаемый читатель, мы будем в этот раз вместе с вами...

Вы знаете, мы нашли это место. И этот высокий горный разлом, и под ним реку, которая как раз здесь разветвлялась на три рукава и образовывала таким образом внутри себя два небольших продолговатых острова.

Темный скальный выход отражался в воде, отчего вода тоже казалась черна. А на этом берегу, где мы находились, склон был отлогий и ровный, и здесь, на этой нашей стороне, находилась небольшая березовая роща, а точнее сказать – березовый ряд. Выше них была равнина, на которой можно было возделывать поля, содержать стада.

Место на самом деле было приметное, и было ощущение, что если бы нам на этих безоглядных просторах пришлось выбирать место для новой жизни, то вряд ли мы могли найти для себя что-то поинтереснее. Время добросовестно сохранило основные приметы того ландшафта до наших дней.

Путем логических умозаключений и изучения местности прямо на колесах нашего вездеходного автомобиля, нами постепенно было обнаружено и место поселения, и место казни, и погребения несчастных. Меня поразило то, что  степь настолько мало меняется в таких больших временных пластах, и что нам удалось эти трагические следы прошлого так быстро обнаружить. И те давние события почти зримо предстали перед нами...

Происходили эти поиски так... Алмаз обладает уникальной остротой зрения. Зрение его больше единицы. Сознательно делая по долине разъезды туда и обратно, он и уловил некоторые различия высоты ковыля на месте былой деревни в сравнении с окрестными степными просторами. И мы начали поиск. И сразу нашли места заброшенных жилищ, а затем – по логике возможного развития событий – отыскали и места захоронений.

 

ЭНЕРГОТЕСТИРОВАНИЕ

Любое открытие  – большое и малое – готовится исподволь, для чего – в нужный час и в нужном месте – собирает нужных людей, потому что такие вещи лучше всего делаются коллективно, придавая ему наиболее полную картину для прочтения этого события и в самый малый срок. Давайте рассмотрим эту мысль на примере нашей группы...

Гайфи – собрал нас в команду, организовал поездку; Феликс – поставил задачу; Алмаз – привез и разглядел своим орлиным взором искомое место, зафиксировал на смартфоне сам факт находки. Мне тоже – неожиданно для меня – досталось дело. Я подтвердил факт наличия произошедшей здесь трагедии. Каким образом я это сделал?

Материя для понимания непростая, но у нас нет иного выбора, как пояснить вопрос на пальцах. Дело в том, что при вращении субъекта, отмеченного печатью разумности, вокруг некой оси своего вращения, или любого вращения вокруг иных тел, – вокруг него создается  микролептонное поле, которое содержит в себе информацию об этом субъекте.

Эта информация не поддается тлению и не стирается за истечением времени. Хотя, возможно, и теряет свою остроту и яркость. В результате: и мы с вами, и все, что есть, обладает таким индивидуальным микролептонным полем, которое читается посвященными. 

Как вы понимаете, любой из нас с вами ВСЕГДА находится в сложной системе многократно пересекающихся вращений. Пример: Планета вращается вокруг своей оси. Она, в свою очередь, вращается вокруг Солнца. Солнце тоже пребывает в такой же вращающейся среде и так далее...

Как я уже говорил, очень трудно, почти невозможно поверить в то, что вот эти не сильно заметные углубления в почве в форме квадрата или прямоугольника, заросшие до неузнаваемости вечной ковыльной травой за прошедшие семьсот лет, все-таки сумели сохранить это место после трагедии почти не тронутым.

Объяснение, конечно, есть, и оно простое. У любых, мне кажется, народов было плохой приметой селиться на местах больших трагедий. Вот почему это место и сохранило себя в неприкосновенности до наших дней. И теперь, я полагаю, – дело чести ныне живущих людей создать здесь – по крайней мере, – мемориальную скульптурную группу с краткой текстовкой о происшедших здесь давних событиях.

Именно в силу того, что вот этот сохранивший себя на микролептонном уровне вопль той истории с тех пор не затихает. Его только что не видно глазами, но жить в этом месте невозможно. Духи безобразно ушедших из жизни людей будут вас беспокоить. Как я это обнаружил? С помощью ладоней своих рук. Лозоходцы считывают информацию с помощью импровизированных проволочных антенн уголками, тогда как этот поиск можно вести совсем простым, буквально «подручным материалом».

Я спросил это информационное поле на глубине примерных возможных захоронений, спросил, здесь ли они, эти захоронения, и мои ладони приняли ответ, передав в мозг его содержание: «Да». Я спросил, кто здесь? Энергоинформационный ответ показал наличие останков разных биосуществ. Вот в этой яме были зарыты взрослые и дети. Вот здесь – под углублением поменьше – был упокоен человек с высоким общественным положением. Энергетика его была несравнимо сильнее в сопоставлении с энергетикой других людей.

Эти захоронения сразу были отмечены камнями с горы, чтобы память о происшедшем событии не затерялась в веках, а легенды ее подтверждали, передавая от поколения к поколению. Мы все притихли перед тем, что здесь произошло, и чем дольше мы здесь находились, тем эмоционально глубже проникала в нас эта глубокая драма из прошлого. Так чувствовал себя и я, но представьте себе, что чувствовали в этом месте мои спутники – ведь здесь погиби их единоверцы, люди их национальности, братья по крови.      

        

         ВОТ ГДЕ НАХОДИЛСЯ УЖАС...

Когда все мы отошли от первого потрясения, Алмаз снял на смартфон мое пояснение о наличии произошедшей здесь, на этом самом месте, трагедии и о способе получения информации. А Феликс добавил несколько слов о его истории. Алмаз заверил, что с этим материалом обязательно побывает в Казанском музее истории и этнографии. И нам можно было думать, что канувшие когда-то в лету события ныне вновь реанимированы, и – по всей логике могущих быть в дальнейшем событий в ощущениях – колесо истории – в какой-то его  локальной части – закрутилось вновь, тронутое энергиями дней нынешних.

Я же между тем ходил взад и вперед, задумав провести еще одно исследование доступными мне средствами. Я вошел в медитативное состояние и запросил Время показать мне фрагмент тех давних событий в ощущениях, сразу оговорив: только на микродолю секунды. Я все понимал, насколько это было опасно для моего здоровья, тем более что в форме я находился, как известно, далеко не лучшей. И эта картина была мне дана, и, ослепительно вспыхнув, сразу погасла.

Мне открылся визуально – в цвете и эмоциональной динамике фрагмент картины тех жестоких событий, но он дан мне был не напрямую, а опосредованно. Я увидел ее, как всполох – сквозь вековые завесы, через стекло и в каплях дождя. Там блеснули угрожающие вспышки, менявшие цвета с красного на темно-красные и темные подтеки, и снова переходящие в красный, а затем в зеленый, и снова перемешенный с красным. И на эту самую микродолю, о которой я просил, в сердце мое рванулся огромной силы сконцентрированный коллективный вопль ужаса. Он ударил меня в сердце – и для меня теперь доказательств по этому вопросу было более чем достаточно. И эмоциональных переживаний тоже.

Дорога была немалая, и мы, отмолчавшись какое-то время, теперь обменивались мнениями по поводу открывшейся ситуации. Дело нешуточное: фактически мы сделали открытие, которое даст этому месту, или, по крайней мере, – может дать ему вторую жизнь. Люди будут теперь о нем знать, и своим безмерным состраданием вернут ему и тем, кто там тогда был, новую жизнь, но только в другой форме. В виде озвученной памяти.

Это место – со временем – войдет в один из туристических маршрутов по здешним  аркаимовским местам, а историки подкинут в топку этой истории новых дров, и равновесие мира, нарушенного тогда, в те далекие отчаянные времена, отныне будет отчасти восстановлено. По крайней мере, на этой скорбной территории разумного мира.

 

                     

 Глава пятая

ГЛАЗ БОГА

 

 – Были ли ярко запоминающиеся влияния вибрации отдельных гор Аркаима на состояние здоровья вашего организма?

         – Да, особенно остро я почувствовал это на горе Любви, где мне и двум моим спутникам, встречавшим на ней рассвет, открылся так называемый журналистами Глаз Бога. И много что еще...

                                                                         ( Из интервью с автором)

 

ГОРА ЛЮБВИ

В ЭТУ ПЕРВУЮ здесь ночь мы все замерзли, ибо те, кто встал утром раньше, даже застали на улице белую изморось, или легкий иней. Замерз даже наш непробиваемый Гайфи. Я же не только замерз, но еще и не спал. Но только было задремал, как меня тут же и разбудил  Алмаз: «Подъем-подъем! Встречаем рассвет на горе Любви». И мы выехали, не успев даже попить чайку, хотя все для этого было готово. Алмаз торопил – он уже знал, что к чему, и, похоже, торопил не зря.

А я в эту бессонную ночь, на которую всего было отведено нам менее четырех часов,  сделал  еще одно открытие, похожее на потрясение. Дело в том, что незадолго перед поездкой я тоже пережил сильное потрясение, которое по своей силе было почти сопоставимо с тем, что было у меня вчера, у реки Большая Караганка, когда оживленные мною микролептоны жертв той былой трагедии в короткую долю секунды сообщили мне пик того эмоционального накала, который сопровождал уже известный нам страшный акт.

Потрясение о котором я говорю, сообщила мне мимолетно знакомая девушка в своем интернет-письме, формально не обращаясь ко мне за помощью, но фактически обращаясь. Ибо сама она еще не знала во всей полноте того, насколько сложна и серьезна была ее история на тот момент. Ее бедная душа изрывалась и находилась в таком смятении, которое переносит свое смятение и на весь Большой мир – настолько велика была сила ее отчаяния и страдания. Настолько велика была их цена. Потому что она – по природе своей – личность, и личность харизматическая. И когда такие люди сильно страдают, вместе с ними и за них страдает и весь окрестный, и даже далеко отстоящий мир.

Чтобы вывести ее из этого состояния, была нужна большая любовь, и не просто любовь, а вся моя любовь. И сейчас, когда я пишу эти слова, пик ее отчаяния миновал, и самое сложное для нее осталось у нее позади. Но теперь уже, независимо от того, какой она сделает выбор, жизнь ее вне опасности. И это состояние относительного равновесия позволит ей сделать осмысление, от которого так сильно зависит ее будущее. 

... НЕБО С УТРА было затянуто тучами полностью. В сумеречном состоянии природы мы поднялись на гору, которая находилась рядом с базовой частью поселка Александровский. И сверху это поселение обнаруживало свою относительную компактность и лежало, будучи в глубоком сне, словно в ладошке у Природы. Мы порадовались этому новому обстоятельству, поскольку от него шло ощущение уюта и защищенности, и осмотрелись. Здесь, на вершине, тоже были выложенные в камне энергетические спирали. Мы начали свои медитации, пока время восхода не подошло.

И вот близился, и подошел момент рассвета. Облака у горизонта чуть приподнялись, давая желтую полоску, и в эту полоску, медленно приподнимая ее вверх, словно глазные веки, солнце начало свое восхождение в новый день. В этот момент, не сговариваясь, все мы почувствовали ладонями и всем телом поток сильной благотворной энергии, исходившей от светила и от этой небесной «расщелины». Она увеличивалась по чуть-чуть и надувала нас, наши руки и распростертые ладони энергией – как ветер паруса. Ощущение было сильное и редкое. Но самое потрясающее произошло следом. 

Затем солнце показалось почти полностью, и тогда облака начали сходить на него сверху, его будто бы обтекая. Снизу от горизонта тонкая полоска облачности сильного алого цвета делала то же самое, но поджимая и обтекая его снизу. Это двустороннее схождение и образовало фигуру, похожую на глаз – с отчетливым зрачком и светло-золотистыми белками. И этот глаз Небесный скульптор прорисовывал и лепил на наших глазах – быстро-быстро и все отчетливей.

В этот момент, до сердечной боли, я пожалел, что забыл взять с собой фотоаппарат. Что же произошло дальше? – Перед нами образовался «написанный» в золотистых и фиолетовых тонах и полутонах НЕБЕСНЫЙ ГЛАЗ. Так я окрестил его сразу. Мы же глядели на него во все глаза и только и думали, чтобы он смотрел на нас как можно дольше и сказал что-то, может быть, еще, от чего бы мы были так же поражены. Помните? – Мы живем ожиданием чуда...

Но куда же еще больше?! Это было самое четкое, яркое и конкретное изображение Небесного Глаза. Хотелось на него смотреть и чувствовать. Захотелось его запомнить и написать с него хотя бы этюд, и я смотрел на него, и мороз восхищения шел по коже. Однако, когда дома я попытался взять этот момент на карандаш, у меня это не получилось, как бы сильно этого ни хотелось.

Уже после, просматривая газеты об Аркаиме, я встретил другое определение этому явлению. Журналисты называли его – ГЛАЗОМ БОГА. И это было очень точное название. Как и там, на горе Любви, так и здесь, у себя дома, мне не хочется расставаться с этим чудом природы даже в минуты его описания. И этот момент вспоминаю с наибольшим теплом в сердце, и хотел бы передать его и вам, мой читатель!. А коли так, то этот свой маленький рассказ дополню событием, которое произошло уже у меня дома, со мной – после возвращения из поездки.

... 11 октября, утром рано, перед моим внутренним взором вдруг сам по себе возник  этот Глаз Бога в точности, в копии – каким я и видел его тогда на вершине горы Любви – и в сердце мое снова вошло тепло. Я начал было и дальше вспоминать всю эту историю, но вовремя спохватился, потому что подумал: ведь появился он передо мною в этот второй раз, наверное, не просто так. И стал ждать, что будет дальше.

Но ничего не было, и я стал экспериментировать. Направил его взгляд на свое сердце, в котором поджимало с утра, и почувствовал, как болезненное ощущение сразу ушло. Хорошо! Показан инструмент, показан метод, которым можно и нужно пользоваться.

Затем этот Глаз сам посмотрел на меня, в мои глаза, и направился дальше, в их глубину, в район третьего глаза. И я его увидел, и оказалось, что мой третий глаз, который я видел у себя вот так отчетливо впервые, был точной копией Глаза Бога. Этот глаз Бога активизировал и мой кристалл в голове, возвращенный мне и в меня имплантированный полтора-два года тому назад. Таким образом, мой третий глаз оказался в эпицентре этого кристалла, оказался как бы под его защитой и еще – будучи усилен. Вместе – не уходил из поля зрения и Глаз Бога. И они – мой глаз и Его – смотрели друг на друга, словно в зеркало, друг друга словно бы дополняя и усиливая.

Что будет дальше? – Полагаю, будет их дальнейшая активация. Когда? – Кто ж его знает?!  Известно только, что каждому славному событию свое время и место. И наше время ждать и надеяться, что в этом деле Великого Пробуждения и Преображения будет сделан и следующий шаг. Наше же простое дело в это славное время этому своему ожиданию соответствовать.

 

ЖЕНСКАЯ РОЩА

ПРОЙДЯ свои очередные медитации, мы почувствовали особый контакт с горой, и это была возможность для нас полнее открыть свои энергетические чакры, и, прежде всего, – сердечную. Это был повод почувствовать, как удивительно устроен наш мир и сколько в нем любви и радости. Почувствовать, что самый главный дар Бога человеку – жизнь. И она дана нам для того, чтобы этот мир познавать и жить в мире со всем миром.  И мир распространять – в мире, страждущем мира. Силою своей бесконечной любви, силою преображения.

К этой поре солнышко спряталось за плотным слоем облаков совсем, но утро все равно набирало свет и силу, и даль перед нами раздвинулась. Она звала, и мы пошли, но куда? Мои товарищи решили отсюда идти на Аркаимское городище, или центральную часть всего Аркаима  – астрообсерваторию. Туда, где были начаты первые раскопки и обнажена небольшая часть общей композиции.

Мы пошли к горе напрямик, но, взойдя на нее, поняли, что  все-таки с выбором горы ошиблись и начали, по-русски говоря, немножко плутать. Но снова выбрали ориентир и стали возвращаться в сторону нашего поселения, где оставили машину. Так мы попали в широко известную здесь среди туристов Женскую рощу. Кто-то считал – по журналистским описаниям – что роща эта колдовская, и некоторые из людей здесь испытывали неприятные ощущения, а одна женщина сильно заболела, как она считала, – от воздействия местных духов.

Но мы этого ничего не знали и подходили к этим березам, чьи тела были искривлены странным образом и все по-разному, – как будто здесь когда-то и что-то их сильно скручивало и корежило. Мы подходили к этим березам с любовью, с радостью, с полной открытостью. Прижимались к ним, гладили стволы и ветви. А кто отважится покуситься на любовь и открытость?!

И наше ощущение чувства любви – к этой роще, к этим странным березам, к нашему удивительному миру, щедрому на хорошее, здесь усилилось. Мне даже еще показалось – правда, уже задним числом – что здесь мы получили дополнительный заряд доброй энергии.

 

АРКАИМ ОТСТОЯЛИ

КОВЫЛЬНОЙ степью мы прошли еще километра, может быть, полтора, и подошли к горе Шаманке, или Шаманихе – одной из самых энергетически насыщенных мест силы на территории Аркаима. Но нас к ней не пропускала речка, похожая на широкий  ручей, где густо росли камыш и осока. Мы разулись, и форсировали обжигающую холодом преграду. Поднялись на взгорок, и здесь отрылась перед нами – почти вплотную – слева от горы – плотина, имеющая одну из самых своих знаменитых аркаимских историй. Отсюда, с этой плотины, и началась звездная история Аркаима в нашей новейшей истории. Но что такое Аркаим и откуда он взялся?

Для начала скажем так. Он возник как ответ на вопросы ученого мира, как ответ на вызовы времени. Поясню. Среди ученых во второй половине двадцатого века звучали споры и предположения. Они  искали истоки происхождения своих народов и этносов.

          «Многие из них считали, что когда-то, в древнейшие времена у европейцев,  а также у народов Индии, Персии и частично Азии были общие предки, так называемые праиндоевропейцы. Их еше называли ариями» (Виталий Голубев. Газета «Тайна жизни» –  №6 за 2015 год).

Затем, перед приближающимся оледенением, арии разбрелись по всему белому свету, разнося по другим территориям свою высокую общую культуру жизни и духовную культуру, какой не было тогда еще на Планете.

 «...начиная с 1952 года, при проведении аэрофотосъемки, а позднее и на космических снимках в степи отмечались странные круги явно искусственного происхождения. И вот в 1987 году представился случай исследовать один такой круг, который попадал в зону затопления».

Теперь О ЗАТОПЛЕНИИ. Для этой огромной степной местности предполагалось создать водохранилище для нужд Большекарганской  межхозяйственной оросительной системы на базе местной реки. Плотину построили. Но к тому времени существовало и действующее положение о необходимости обязательного исследования местностей, ориентируемых под затопление. На наличие в ней древних археологических сооружений, других артефактов.

Вот почему туда была направлена маленькая экспедиция – на предмет исследования наличия здесь этих самых возможных археологических сооружений. Экспедиция из двух археологов и нескольких студентов очень скоро дала миру одну из главных археологических сенсаций двадцатого столетия.

В этом самом 1987 году в месте слияния рек Большая Караганка и Утяганка, в двух километрах к юго-востоку от поселка Александровское Брединского района Челябинской области, где мы теперь и находились, ими был обнаружен Аркаим. Или Аркаимское городище, или астрологическая обсерватория прошлого – центральное место притяжения здешней так называемой учеными Страны городов или – в целом – АРКАИМА. Группа ученых, при поддержке видных деятелей науки и культуры, сумели тогда отстоять Аркаим и отменить проект затопления территории.

 

ТИХИЙ ГОЛОС

 И МЫ ТРОЕ, сорганизовавшиеся для настоящей поездки людей теперь как раз и вышли на эту самую плотину, которая осталась памятником несостоявшемуся проекту прошлого века. Но мы не стали к ней подходить – время было дорого, и направились сразу к подножию горы Шаманки. Она считается священной горой Аркаима и местом общения с ее духовными покровителями. Но мы-то ничего этого не знали, хотя тоже понимали, что гора является местом силы или источником концентрированных энергий.

Но что это за такие энергии и откуда они? Вот что говорит об этом та же уральская газета «Тайна жизни»: « Аркаимская долина, или Большекараганская, расположена на слиянии степных рек Большая Караганка и Утяганка. В месте Урало-Тобольского водораздела на гранитной гряде. Этот естественный природный разлом привел к усилению энергоинформационных вибраций местности. С древности эта долина была обжита людьми и считалась Местом Силы. И горы по краям долины тоже считаются Местами Силы. Внутри Аркаимской долины расположены более семидесяти археологических памятников разных эпох».

Но мир сильно изменился за несколько сотен и десятков последних лет, и появилось понимание того, что видимая нами реальность представляет собою только малую часть всеобщего существующего мира. А большая его часть остается для человека невидимой. И в этом невидимом мире существуют свои тонкоматериальные миры разной плотности и разной частоты вибраций – в зависимости от уровня разумности существ, проживающих и там, и тут. Существуют свои законы, которые распространяются на весь Большой Космос.

И Космос представляет собою – в силу такого расклада вещей – Единый Живой Космический Организм, в котором все части целого между собою связаны и готовы к взаимодействию и сотрудничеству. И в нем существует огромное количество различных миров, похожих и непохожих один на другой, и всех их объединяет то, что они находятся в состоянии бесконечного эксперимента, чья цель найти варианты совершенного устроения мира, в котором хорошо всем. И в эту систему иерархий вписаны разнополюсные силы, одна из которых противодействует благим устремлениям и делам.

В этой борьбе – как раз посередке этих взаимодействий – и проходит ЛИНИЯ РАВНОВЕСИЯ, которая примиряет стороны с их противоположно различными взглядами  на истину. Но будущее за теми, кто несет миру Любовь – как основополагающую энергию Преображения Пространства. Все же темные и нейтральные до времени силы, в том числе и так называемой серой ориентации – со временем – придут к пониманию и ощущению главной тенденции мира – его стремление к Миру, Любви, к взаимодействию и сотрудничеству, к полной открытости друг перед другом. Это понадобится им даже для того, чтобы не оказаться за бортом истории...

Мир многообразен по своему устройству, имеет множество планов и подпланов бытия, и в каждом из этих уголков вселенных существуют свои духовные иерархи и управляющие системы. Но больше всего поражает нашу мысль то, что все, что вокруг нас есть, открытое и для нас – до поры – сокрытое, представляет собою, как мы об этом только что говорили, –  Единый и Разумный Космический организм, двигающийся по ступеням эволюции к Вершинам Абсолюта. Эта мысль тоже непроста для понимания, но она говорит о том, что все мы перед Богом равны и все мы – кто бы мы ни были – травинка, деревце, животное, человек, камень, – имеем право и надежду на достижение самых высоких эволюционных вершин.

А руководит всем этим соборным множеством разного и единого одна сущность – Создатель всего сущего – Отец Абсолют. И все, что есть, это Его творения, созданные Им самим или по поручению множества его иерархий. Все, что им сотворено,–  сотворено в любви и имеет в своих генетических хромосомах программы движения и роста – опять-таки к тем самым Вершинам Абсолюта.

Будучи готовыми к пониманию таких вещей, люди открывают для себя постепенно эти невидимые для них миры, по крайней мере, принимают для себя их наличие и даже мысль о возможности общения с ними. И вот как раз такая история здесь со мною и произошла. Эти истории негромкие – они легче, нежнее и тоньше звучания и дуновения степного ветерка, они совсем неприметны и никак не видимы внешне.

Но когда с нами такие вещи происходят, то мы помним каждое из них, ибо они приходят к нам как напоминание о том, что они существуют – наравне и параллельно с нами, приходят – как напутствие, как маленькая подсказка, сделанная ТИХИМ ГОЛОСОМ. Но голосом, который не забудешь, пока живешь в данной промежуточной реальности.

 

«ПОДНИМАЙСЯ, СЫНОК...»

МЫ, КАК ХОРОШИЕ послушники, перед восхождением, как обычно, разулись, обувь взяли с собой наверх. А еще встали на колени и, закрыв глаза, каждый справа от себя стали искать руками камень, который нам обязательно что-то скажет. Его нужно было только правильно прочитать. Так настраивали путешественников знающие люди, а также экскурсоводы. У нас таким знающим человеком был Алмаз. И Гайфи тоже. С их посыла и делали мы вот такие обрядовые штуки.  Я глянул по правую руку от себя и этот камушек увидел и понял, что он и будет моим, и таким образом забот по его поиску у меня не будет. Так я и сделал.

Камушек был хорош: представлял из себя усеченную пирамидку – почти равнобедренную, и рисунок был интересный, и я решил, что с удовольствием взял бы его с собой на память. Потом посмотрел на Гайфи. Камушка под рукой у него не оказалось, и он на коленках, с закрытыми глазами двинулся вперед, пока не нащупал. Со стороны мы смотрелись, наверное, как глупые мальчишки, или взрослые идиоты.

Но меня не смущало в этих обрядах ничего абсолютно, потому что мы сами для себя вышли из круга привычных представлений о мире нашего постоянного проживания и о нем забыли. Мы вели себя свободно, или так, как нам это было удобно, так, как нас это устраивало. В то же время мы вели себя так, как вели бы себя дети, которые приехали сюда в гости, но которые выполняли бы принятые здесь правила.

Мы играли в игру, которая нам была нужна – для того, чтобы: максимально уйдя от себя поверхностного, максимально приблизиться к своим божественным глубинам, к себе истинному. Приблизиться, может быть, хотя бы к малой части тех потенциалов, что миллионы лет назад заложил в нас Создатель.

Но вот что интересно: прежде, чем начать восхождение, нам нужно было попросить у Горы позволения на нее взойти. И мы легли на землю и попросили ее об этом каждый по-своему. Слова мы подбирали сами, и никто теперь не заставит меня вспомнить дословно, что я ей говорил. Во всех случаях общения с горами, с любой из них я был совершенно серьезен, абсолютно им доверялся, и был с ними абсолютно искренен. Все.

Закончив к ней свое обращение, лежал не шевелясь и прислушиваясь к тому, что она мне ответит. И вместе беспокоился: ответила бы... А не ответить она не может – так я полагал. И она мне сказала, обнаружив себя мыслью в моей голове:

– Поднимайся, сынок.

 

ОРЕШКИ ОТ ГАЙФИ

ЭТО БЫЛО тоже ошеломляюще прекрасное ощущение. Знаете, в таких случаях ты ведь настроен на большее и лучшее, но все равно готов принять любой вариант: и ответ, и неответ. И кто-то, если честно, может быть, даже и рад тому, что этого не произошло. Потому что ты – то, что здесь надо, и тебя здесь приняли. И в любом другом обычном месте ты даже и не подумал бы думать о том, что где бы ты ни сказал, что с тобой «говорила гора», почти везде первым делом подумают, что ты первый из присутствующих кандидат на консультацию у психиатра.

Я поднялся с улыбкой, слушая этот  голос в себе, который уже прозвучал и который все же звучать во мне продолжал. И чем больше проходило времени, тем более усиливалось во мне звучание этого голоса. Несмотря на то, что он был тихий и глубокий. Это был голос грудной, сердечный, всепроникающий и еще не знаю, какой.

И мне всегда прежде казалось, что нет ничего такого, что я не мог бы выразить словами своего родного русского и прарусского языка – космического первоязыка разумных существ нашей Планеты. Но это и был как раз тот самый случай, который, действительно, выразить по-настоящему я не мог, как, конечно же, не мог его и воспроизвести.

Но я понимал, что можно было подумать об этом явлении сразу. И где-то ближе к вечеру, или даже только на другой день, я понял, что со мною говорила гора, но в голос ее и через ее посредство был привнесен еще и иной голос. Это был голос ВСЕГО ЧТО ЕСТЬ, но только ЖЕНСКОГО РОДА. И подтверждение этого наличия здесь и верховенства над прочими была именно Женская энергия. И я понял, что моя женская тема нашла меня и здесь, чтобы еще раз мне что-то сказать.

Да, это была мне лучшая память об Аркаиме. И еще: не этот, но такой же голос – только МУЖСКОЙ – однажды я уже слышал, и об этом рассазывал вам по следам совершенно другой истории. Я хотел взять с собою на память тот камушек, который наощупь взяла рука, и посоветовался с товарищами. Но Алмаз сказал, что делать этого вообще-то не принято. Увы.

И мы поднялись наверх, и снова серьезно, как всегда работали, и снова Гайфи выдал нам по паре орешков для посадки, и снова мы шли по спирали, и слева направо, и наоборот, и снова думали и говорили, и каялись, и обещались, и хотели: разного –  хорошего и самого лучшего – для себя и для всех, кто жил на этой Планете. Да и самой Планете – тоже. Ведь, на самом деле, – она наш главный дом, она – один из наших родителей и воспитателей жизни.

Мир вам, Свет и Любовь!

 

 

                                                                                         Феликс Фатхи

 Глава шестая

 

ПЯТЬ АНГЕЛОВ

Феликса Фатхи

 

НА ЭТОМ день наших приключений на горах был завершен, и, заглянув в продуктовый  магазин, мы возвратились домой. Потому что здесь нас ожидала плановая работа – чисто прикладного, или житейского характера. Дело в том, что Алмаз, еще в прошлый приезд сюда, познакомился здесь – «совершенно случайно» – с Феликсом, у которого мы были теперь на постое и чьим несомненным даром путеводителя и экскурсовода пользовались.

 

... А ТОВАРИЩА ВЫРУЧАЙ...

Алмаз побывал у него в гостях, в его недостроенном доме, и увидел, как трудно живет этот человек, будучи в одиночестве, да еще и на своих пенсионных харчах. Оказалось, что  в доме у него нет ни электричества, ни газа, ни воды. Воды нет потому, что нет электричества. Слава Богу, скважина пробурена у самого дома. Представьте себе, что еду свою он готовит себе на костре в ограде, причем и с дровами здесь тоже дефицит, и за водой ходить тоже далеко. И транспорта своего у него нет. Одним словом, – интеллигенция. 

Вот почему только сегодня нам предстояло укрепить, а, значит, сварить ему электросваркой железные ворота, собранные на «живую нитку», и провести в помещении электропроводку, перестлать пол.  Для этих работ Алмаз и Гайфи привезли с собой трансформатор, дающий автономную электроэнергию для сварки, и для обеспечения рабочего режима для всей сопутствующей малой техники, призванной пилить, резать, строгать и – как уже говорилось, – варить. Словом, обеспечивать необходимую поддержку всех стройработ, работающих на электричестве. 

Трудно было себе представить, что все это можно было бы сделать в наших условиях до конца оставшегося дня – тем более что много времени ушло на подготовку к работе этого самого трансформатора и вообще на подготовку. Мне, как человеку весьма далекому от таких работ, поначалу в это невозможно было поверить. Но я уже знал немножко своих товарищей, и в частности Алмаза, который собственноручно, при поддержке членов своей семьи, построил свой дом в двух уровнях всего за полгода. Дом этот я видел пока только с внешней стороны. Что же касается Гайфи, то о его возможностях я уже говорил.

Поэтому я настроился на чудеса, и они на самом деле начали происходить. И скоро в дом пришел свет – от того самого трансформатора, и уже при нем, при свете, мы делали окончательную электропроводку. И ворота стояли теперь твердо, и к позднему вечеру проводка тоже была на месте – только подключай. Я помогал Алмазу в его священнодействиях, будучи у него на подхвате, делая вспомогательные работы, без чего тоже ведь не обойтись. Гайфи работал самостоятельно, в необходимых случаях ему ассистировал хозяин дома.

 

СИМВОЛ РССИИ

СКАЖУ БОЛЬШЕ, в перерыве между этими работами нам удалось побеседовать с Феликсом. Он тоже на такую встречу был настроен и сам предложил поговорить. Он, действительно, был уникальным человеком даже для этого уникального места, и в свои деятельные семьдесят восемь уже сам по себе представлял находку для теперешнего Аркаима. А также для серьезных туристов и тем более паломников из дальних краев.

Более того, наверное, его можно было бы назвать и наиболее выраженным носителем духа здешних мест. Ведь еще в 2014 году он издал так называемый духовный путеводитель – небольшую книжицу на 40 страниц – на двух языках – английском и русском – с обязывающим заголовком – «Манифест Аркаима».

Вот несколько четверостиший из его Манифеста, дающих представление о том, как он видит себе и чувствует эту территорию, с которой окончательно связал свою судьбу с 2011 года, переселившись сюда окончательно на постоянное место жительства:

«...Аркаим – это символ России.

Как Стоунхендж для англичан,

Как башня Эйфеля во Франции,

А в Мексике – как Кукулькан...

 

Энергетика Аркаима

Сильнее Гималайской,

Во Вселенском масштабе –

Метагалактический портал...

 

Аркаим – колыбель Вселенной,

Наш от ариев путь в века,

В наши души вошла нетленной

Предков – Дэ-Эн-Ка...

 

Аркаим – связь Земли и Неба,

Древней жизни обсерватория,

Где-то быль, а где и – небыль, –

Проекция небесной территории...

 

В завершение своих разговоров он выражает надежду  на то, что с помощью Аркаима, с велением Времени...

«... И станет человек лучистым,

И станет свет излучать...»

 

А в сноске на обратной стороне книги об авторе сказано буквально следующее: «Феликс Фатхи, кандидат биологических наук. Родился в 1937 году в России, Республике  Башкортостан. Автор нескольких эзотерических книг. У него есть пять ангелов хранителей».

 

ЗА ЧТО АНГЕЛЫ...

Я БЫ ДОБАВИЛ к сказанному еще и следующее. Он – по национальности татарин, многие годы жил в Башкирии. Говорит на русском, английском, татарском, башкирском, индийском языках. Возможно, это не все. Уже несколько лет живет в суровые зимние месяцы в Индии, в ашраме Саи Бабы, поскольку считает себя его духовным наместником, или нынешним представителем этого Бога на Земле, а также является реинкарнацией старшего сына Пророка Мохаммада. Считает Аркаим ашрамом Саи Бабы, или его духовной территорией, на которой он, Феликс Фатхи, его теперь и замещает.

Вот такая, что называется, простая история. И, конечно, не могу же я вам о нем хоть что-нибудь не рассказать. Ну, например, о его пяти ангелах-хранителях, о некоторых других интересных вещах. Но это значит, и о части его биографии...

Родился Феликс Фаизович Фатхиев 3 ноября 1937 года в поселке Юсуп – название поселка в честь пророка Юсупа. Родители – селяне. Отец был коммунистом. Однажды за то, что наделял бедняков землей, намеряя наделы саженью, чуть не поплатился жизнью. Мать – домохозяйка. Родила пятерых детей, в том числе одного брата и трех сестер Феликсу. Деревня была большая – на 250 дворов и почти вся деревня – родня.

Чем запомнилась деревня? В ней была мечеть. Почти рядом – озеро – радость мальчишек – в пойме спокойной реки Белая. До него идти с километр. В трудные годы оно подкармливало. После войны жарили рыбу прямо на берегу, над костром. Но рыбы было в достатке, когда озеро заливало весной. Зимой случался замор. С озером у Феликса была связана одна загадочная и непростая история. Духи озера каждый год, по рассказу Фатхи, забирали из них, ребят, по одному человеку. Видимо, это была такая плата за рыбу.

Однажды, в детстве, в озере начал тонуть мальчик на четыре года младше Феликса. Он спас его, за что и получил, с благословения небес, третьего  ангела-хранителя. Это означает, что два из них были даны ему от рождения.

А затем пошли годы юношества – школа, вуз... Женился, породил троих детей. Стал по специальности биологом, закончил аспирантуру, получил звание кандидата биологических наук. Серьезно относился к воспитанию детей, никогда не ругался. За это получил четвертого ангела.

После аспирантуры поехал работать в Южно-Уральский заповедник с целью организовать биологические исследования на базе местной богатейшей мастерской природы. Площадь заповедника – 257 тысяч гектаров. Его поражало разнообразие форм и видов флоры и фауны – и с художественной точки зрения, и с научной, и с практической – прикладной. Потому что мир живой природы создан Творцом в помощь человеку и не только ему. Он, как и человек, тоже проходит свой эволюционный путь и у него – тоже свои задачи.

Однако: вместо того, чтобы преподавать, Феликс увлекся исследованиями этого богатейшего края и, прежде всего – леса и его флоры и фауны. Представьте себе: площадь лесопокрытия составляет здесь 95 процентов от всей площади. Лес растет даже на камнях. В горных реках и речках – в изобилии рыбы – форель, хариус, таймень. Много зверья. Но и звери, и растения болеют, и Феликс Фатхи работал над тем, чтобы увеличивать популяции птиц, предотвращать эпидемии среди зверей. Занимался и вопросами бортничества.

Но главная тема его интереса – исследование эфирно-масличных и алкалоидных растений, или высших типов растений, а это мхи и травянистые растения, а также древянистые и древянисто-кустарниковые. Исследовал содержание этих растений и органы размножения, искал их причинно-следственные связи – с тем, чтобы полнее поставить на службу человеку.

 Фатхи относился к растениям, как к живым существам, а в минуты наивысшего их чувствования, кажется, пытался с ними разговаривать. Но чем же он занимался в основном? Он изучал свойства различных растений и их способность воздействовать на природу человека. Он не давал рекомендаций фармацевтам, каким образом исцелять людей от их болезней. Он просто предоставлял материалы своих живых опытов над растениями для дальнейших выводов другим изыскателям. И такую работу временами продолжает и сейчас.

По итогам своих исследований писал научные работы, издавал в виде брошюр, публиковал свои выводы в газетах и журналах. Его исследования давали толчок научной мысли для тех, кто шел в своих изысканиях следом за ним, кто умом и сердцем служил Отечеству, оберегая и увеличивая его природные богатства.

Двенадцать лет в общей сложности занимался он исследованиями свойств растений, занимался обережением лесных богатств. Работал замдиректора заповедника, затем и его начальником. За всю эту широкую по диапазону и важную для народного хозяйства страны работу, которую делал со всей возможной ответственностью, получил пятого ангела- хранителя.

 

ПУТЬ К СОВЕРШЕНСТВУ

Конечно, читателей заинтересует, как это так: Феликс Фатхи, серьезный человек, с кандидатской ученой степенью, считает своих ангелов-хранителей, словно медали на груди. Дело здесь вот в чем. Многолетняя работа, предполагающая большое общение с природой, привела его к мысли о том, что мир гораздо сложнее и богаче, чем мы думаем о нем своим обыденным сознанием, видим своим обыденным зрением. Такие мысли привели его к эзотерическим знаниям, или знаниям о невидимом мире, в котором мы живем, зная об этом мире и не зная. И он этим невидимым миром увлекся.

Читал книги Блаватской и Рерихов – великих отечественных эзотериков, обращался к трудам западных мыслителей невидимого мира и, наконец, обратился к мудрецам и эзотерикам Востока. Увлечение его достигло такой тяги, что в итоге он оказался в знаменитой Тибетской школе Шамбалы, где и постигал мудрости духовного воспитания,  и занимался этим целых три года. Вот уж чему, действительно, можно позавидовать – в хорошем смысле слова.

Здесь он и осознал свое предназначение в жизни, и отследил свои родовые и духовные корни в череде предшествующих воплощений, здесь его поразили и непреложная заданность мира, и в то же время возможность свободного творчества. Зрелая романтика, или романтика зрелого возраста?! Да, именно так.

Здесь он избрал главное направление своего  дальнейшего жизненного пути, и, как вы теперь понимаете, это был путь духовного служения человечеству. Несмотря на многие последовавшие затем сложности такого выбора. Это был, как вы понимаете тоже, и путь дальнейших духовных испытаний и постижений.

Поиски этих путей привели его однажды в Аркаим, который его духовный наставник и учитель Саи Баба полагал за территорию своего духовного кураторства, ибо место это было настолько сокровенное, настолько нераскрытое людьми во всей, или хотя бы приблизительной полноте его духовно-энергетического содержания, что здесь, и только здесь видел Феликс Фатхи  главное поле своих дальнейших научных исследований.

Девятнадцать раз во время работы в природном заповеднике он привозил сюда с верхнего Урала детей-школьников в турпоездки – за 650 километров – с тем, чтобы они почувствовали наполнение этого места и быстрее приобщились к таинствам здешнего духовного мира, к таинствам мира невидимого – не видимого для обыкновенного человека. Наконец, в 2011-м году Феликс Фатхи поселился в Аркаиме окончательно, где – в период нашего с ним знакомства – и приводил в порядок свое новое гнездышко для дальнейшего творческого и деятельного бытия. 

По этому поводу Феликс Фатхи говорит: «Мною командуют, меня ориентируют». Кто? – спросите вы, а я вам скажу: Провиденциальные силы. Те, которые живут над нами невидимо и ведут нас в русле нашей судьбы, нашего прямого предназначения.

Кстати сказать, в первый же день нашего приезда к нему в Аркаим, уже поздно вечером, Феликс Фаизович получил из Москвы весточку о том, что какое-то его очередное научное изыскание готовы опубликовать в одном из центральных изданий страны. И это, как он говорит, станет еще одним очередным шагом на пути к возможной защите им – теперь уже ученой докторской диссертации. Потому что для подачи заявки на защиту очередной ученой степени нужно иметь определенный минимум публикаций в центральной прессе.

Теперь вы понимаете, что этот человек все время находится в работе и, скажем так, вносит свою посильную лепту в дело просвещения простого человека, приобщая его к духовным и научным знаниям. Помогая ему найти свой путь к совершенству. Делает он это через свои научные изыскания и последующие публикации, наконец, через свою активную экскурсоводческую деятельность на Аркаиме. 

... В настоящее время Феликс по-прежнему сотрудничает с центральными изданиями, готовится издавать книжки, собирается в текущем году выступить с рефератом в Ашраме Саи Бабы в Индии, в штате Кашмир.

05-06. 10. 2015

 

 

Глава седьмая                                  

Сатья Саи Баба

СВИДЕТЕЛЬСТВА О ГРЯДУЩЕМ

 

Мы говорили с Феликсом и на горе Чеке – в первый день нашего пребывания на Аркаиме, и во второй день нашего проживания у него. Говорили не только об Аркаиме. Конечно, мне больше хотелось знать и о Саи Бабе, и о самом Феликсе, о том, каким образом они познакомились, вообще как складывались их отношения, если они вообще были. Просто хотелось знать о Сатья Саи Бабе как можно больше. Ведь он был последним из живших на Планете воплощенных богов. И, до недавних пор, до своей смерти 22 апреля 2011 года, был нашим современником. А еще и вот по какой причине...

В доме у Фатхи висит на стенах три изображения Саи Бабы. Два плакатных  и одно  журнального формата. Но вот что удивительно: стоило посмотреть на любой из них, как я оказывался в зоне его притяжения. От него шли свет и энергия любви. Он был сама воплощенная Любовь. На одном из таких плакатов он выставил перед собою ладони вперед.

И я мысленно прикладывал к его ладоням свои и каждый раз ощущал их живую мягкость, но, – главным образом, – струящуюся из них энергию. Я реально чувствовал их тепло, их настоящее присутствие в нашем мире. Честно говоря, от него было трудно  оторваться – от его прозрачной чистоты и обаяния, от его масштабности. Он хорошо вошел в мое сердце, и я был этому рад, и надеялся там его для себя и сохранить, потому что мне это нравилось.

Кто же такой Сатья Саи Баба? Это Бог, воплощенный в живого человека, проживший жизнь мусульманского святого. Для чего Боги и Пророки? Чтобы через них вбросить в общество новые постулаты, актуальные для нового времени. Они – боги – приходят к нам, людям, в трудные времена и на поворотных моментах истории народов или группы народов как просветители.

Приходят, когда в этом нуждается общество и больше того – готово воспринять слова истины на веру. Они приходят, чтобы поддержать духовно своих соотечественников и единоверцев, и вселить в них надежду на новое и благоприятное Будущее. Но самое главное, как я уже только что говорил, – они дают людям новые духовные ориентиры и, будучи пророками, свидетельствуют о грядущем.

Вот на той самой горе Чеке, в самый первый день нашего путешествия по Аркаиму, Феликс и рассказал мне, о чем перед своим уходом с плотного земного плана Сатья Саи Баба предупреждал своих соплеменников и всех жителей Планеты. Он  говорил: «Скоро будет вода – тогда идите на север. Ибо Земля переместится сверху вниз, и будет погода на Севере, как на экваторе».

Наверное, вы понимаете, читатель, что речь идет о грядущем смещении полюсов Планеты, что, в конечном итоге, и приведет к таянию снегов в Арктике и, как следствие, –  к сильному повышению уровня воды на Планете. И этот процесс уже начался и продолжается, о чем свидетельствуют и ученые. О перезагрузке мы с вами уже, кажется, говорили и теперь понимаем, для чего регулярно происходит смещение полюсов.

 

НАСТАНУТ ВРЕМЕНА...

 

ВТОРОЕ ЕГО предупреждение такое: «Настанут такие времена, что одни станут переходить вверх, другие опустятся вниз. Вверх же пойдут те, кто не ест мяса от живородящих животных».Было и третье предупреждение, но я его забыл и вспомнить не мог. Феликса же в этот момент не оказалось рядом, а интернета на Аркаиме  пока нет. Но и из этих двух предостережений следовало так много информации для знающего и думающего человека, что более и не требуется, чтобы знать, что к чему и куда движется мир, и к чему всем нам надо теперь готовиться.

Ибо что мы видим сегодня своими собственными глазами? Мы видим, что на Планете меняются реальности самых разных планов. Первое, что бросается в глаза, – изменение климата. Второе – участившиеся в разы катаклизмы – мелкие и крупные – в виде наводнений, землетрясений, эпидемий. Меняются самоощущения человека, его состояние здоровья, мгновенно отзывающееся на любые изменения природы и климата. Нас окружают производные от новых вирусных мутаций. Меняется природа в силу изменения климата, в силу очевидного потепления. Растения тоже мутируют, увеличиваясь в размерах, меняясь в характеристиках. 

Что происходит? Происходит ГЛОБАЛЬНОЕ ИЗМЕНЕНИЕ. Планета готовится – вместе с людьми – переместиться в новые пространственные координаты, или ВОЗНЕСТИСЬ. Для чего? Чтобы переместить людей – главный продукт эволюционирующей Вселенной – на новую эволюционную ступень, следующую по ранжиру. Ведь не для того мы с вами живем, чтобы просто жить. А для того, чтобы узнать о мире, в котором живем, узнать о себе – кто мы такие есть. Чтобы вырасти разумом и степенью ответственности за все, что происходит вокруг нас и что сами мы в себе сотворяем. Что дает нам надежду на будущее.

А о какой ответственности можно говорить нам, людям, если сегодня – куда ни глянь, – реки крови и моря страданий переходят из одной страны в другую и ищут глазами следующую страну, чтобы и ее предать анафеме. Стоит только взглянуть на толпы беженцев из северной Африки в Европу. Стоит только взглянуть, что готов сотворить человек с человеком только за то, что тот исповедует иную веру, отстаивает свои национальные интересы на собственной территории проживания.

За то, что рожает детей и старается сохранить жизни и семьи, которые не от человека, но от Бога. Эти люди вслух говорят о Боге и трясут его имя на каждом шагу, пытаясь оправдать свои подлости, и тут же предают Его делами своими.

Но худшее то, что некоторые люди осмелились подменить понятия и сместить всеобшие человеческие ценности, не оставив людям никаких надежд на лучшее Будущее. Потому что в основу человеческих взаимоотношений они положили открытую подлость, насилие, клевету, не оставив людям взамен ничего святого. И в силу этих самых причин мы и сами видим теперь, что предсказанные пророками те самые апокалиптические времена наступили, ибо мы их заслужили. Как своими делами не от Бога, так и собственным бездействием.

Это наш экзамен, это требование Космоса к нам, как к своим ученикам. Это ТРЕБОВАНИЕ НАШЕЙ ЗРЕЛОСТИ, которая состоит в том числе и в том, чтобы мы были способны осознать себя не только гражданами своей страны, но и гражданами Космоса, понимающими, что все разумное – целесообразно и живет, имея общее целеположение –этим единым и общим космическим законам соответствовать. И заниматься ПРЕОБРАЖЕНИЕМ, а не разрушать вверенное нам Божественное Пространство.

Но только очень малая часть людей к этому изменению и перемещению готова, большая часть готова не совсем и многие – не готовы совсем. Потому что ведь и в деле осознанного и сознательного участия в эволюционном процессе – мы не очень-то преуспели, потому что большинство из нас жили и живем по-прежнему для того, чтобы есть, а не для того едим, чтобы жить и сотворять в себе и вокруг себя новый благой мир по знакомым нам божеским заповедям.

 

И ОДНИ, И ДРУГИЕ...

 

ЧТО означает «пойдут вверх»? Это тоже из слов Саи Бабы. Это значит, продолжат свое поступательное восхождение по лестнице эволюции. Подымутся на следующую ступень самореализации, или освоят новое качество своего бесконечного божественного потенциала. Вниз пойдут те, кто ничего не ведает о Мироустройстве и не признает Бога, и не живет по установленным Им Всеобщим Законам Космоса.

Но проблема таких людей даже не в том, что они что-то не знают, а в том, что знать не хотят. В лучшем случае, такие люди пойдут на повторный круг эволюции длиною в солнечный год, или на 26 тысяч лет назад. На одну из планет Солнечной или иной системы звезд.

Те же, кто проводил и проводит политику разрушения, кто этому содействовал и в  этом участвовал, – независимо от того, какими словами и теориями прикрывался, – того тоже ждет своя дорога в процессе грядущего Вознесения. Ведь мы с вами живем сегодня среди множества мерзостей потому, что верим, знаем и надеемся, что зло будет наказано. Так или иначе. Потому что верим в Бога и в СПРАВЕДЛИВОЕ УСТРОЕНИЕ МИРА, где всякому воздается по делам его. Так действуют и Космические законы, основанные на взаимодействии и равновесии энергий. Энергий добра и зла. 

Что же касается «мяса от живородящих животных», то речь идет о необходимости изменить качество питания – для того, чтобы легче преодолеть высокочастотные вибрации, в которые во время пика Квантового перехода будет входить наша Планета вместе с людьми. Для этого клеточный состав нашего организма должен на эти высокие вибрации  перенастроиться. И не есть тяжелой мясной пищи, по крайней мере, хотя бы перейти на питание мясом птицы. Ибо птица – существо не живородящее, а приносящее яйца. Это мясо не накапливает в себе генетически энергию ужаса, которая пронизывает его в момент расставания с жизнью. Примерно так.

Но вот что было для меня важнее всего в результате обмена такой информацией. Мы с вами, кажется, уже говорили о смене двух эпох – эпохи Кали-Юги – темной эпохи – на Сатья-Югу – эпоху Света, Белую эпоху, которая уже к нам вошла и теперь ожидает от нас внимания и понимания. Слушающий да услышит.

Всю эту историю со сменой эпох я – в общих чертах – давно уже знал и вот теперь еще раз встретил подтверждение предполагаемым грядущим изменениям, которые уже никто не отменит, ибо ситуация миновала зону бифуркации, и на данный момент считается  невозвратной.

Важно было то, что я встретил это подтверждение из уст ЗНАЮЩЕГО ЧЕЛОВЕКА, информация исходила к нему от ЕЩЕ БОЛЕЕ ЗНАЮЩЕГО, и оттого была важна, как мало какая другая, и цены ей, по правде говоря, на данный воспаленный момент нашей части Вечности не было. А было мгновенно и объективно меняющееся Пространство. Да и не доверять Саи Бабе я не мог, ибо уже видел – и сейчас, и раньше – его лицо, его глаза на портретах, исходящую от него энергию. Энергию невообразимой силы.

А вот и одно из многочисленных свидетельств такой силы пророка, которое привел мне Феликс Фатхи. В США жил известный крупный бизнесмен Айзек Тайгретт. Однажды он ехал по горной дороге и в какой-то момент не справился с управлением. Машина полетела в глубокое ущелье. В эти доли секунды, когда вся его жизнь промелькнула перед его глазами, он вдруг увидел себя на руках у Сатья Саи Бабы, известного в мире святого. Машина разбилась вдребезги, а сам бизнесмен остался жив и невредим. 

 С тех пор миллиардер был необычайно предан живому пророку и сделал немало того, о чем тот просил. Например, Тайгретт пожертвовал 108 миллионов долларов на строительство Института медицинских наук в городе Путтапарти (Индия). И – по иронии судьбы – в этом супергоспитале и скончался после продолжительной болезни. Здесь же, кстати, – выходит, по той же «иронии» –  умер и сам Саи Баба в возрасте 81 год.

Почему я и говорю, что все в мире взаимосвязано, но очень редко такие связи выходят на поверхность нашего обыденного зрения и сознания, и подтверждают высказанную мною уже не однажды эту аксиому. Подобную той, которая проявила себя, например, в пересечениях моей судьбы с судьбой семьи Гайфи, пересечениях, выраженных, в нашем случае, через цифру двенадцать.

 

ПРОЯВЛЕНИЯ

 

РОДИЛСЯ Саи Баба 23 ноября 1926 года и сменил в этом мире другого мусульманского святого Ширди Саи Бабу. Который в свою очередь пророчествовал, что после его смерти  его сменит Сатья Саи Баба и следом за ним придет Према Саи Баба. Он должен быть рожден  – по пророчествам – в 2019 году. Но он уже родился – в силу ускорения эволюционных процессов. Место его рождения – город Мадрас, или – по-индусски – Чинай. Этот город находится на берегу Бенгальского залива. Ребенок этот пока не распознан, но мать его – посвященным лицам – была известна уже заранее.

Все эти даты и имена с подачи Феликса Фатхиева уже сами по себе свидетельствуют о наступлении необычных времен, я бы к этому добавил, – ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ. И в это чрезвычайное время наша задача войти всеми нашими фибрами в обнявшие нас для любви временные потоки бытия и почувствовать их и понять, что они от нас хотят. Вот мы, трое, приехали с нашей Вятки на далекий Аркаим как раз с этой самой целью и сделали это осознанно.

Чтобы послушать себя и свои глубины, сопоставить их с Большими Космическими Глубинами и войти в их исключительные и благодатные потоки, и с ними, наконец,  срастись. Вот для чего Аркаим, вот для чего мы здесь. Вот для чего обосновался здесь Феликс Фатхи, вот для чего ездят сюда многочисленные группы туристов и паломников, словно к святым местам.

Вот для чего ездят сюда люди со всех сторон света, осознавая или не осознавая это для себя вполне, или вполне не осознавая. Но дело ведь не в этом. А в том, что все эти люди чувствуют, что живут в обстановке и в период зримых и незримых перемен, и тоже хотят себя изменить. И это славное начало для нового дыхания, для нового шага, для новой жизни, для новой эпохи. Для нового человека уже в ином качестве.

Далее оказалось, что Феликс четырнадцать раз ездил в ашрам к Саи Бабе и несколько раз брал у него интервью. А 7 марта 2001 года, во время одного из таких интервью,  Пророк дал Феликсу исцеление глаз, то есть вернул ему нормальное зрение, а также вернул обоняние. После чего Саи Баба констатировал, что Фатхи был полуслепым и без запаха, то есть нос его был лишен обоняния.

И когда вернулось зрение и обоняние, Феликс рассказал об этом чуде своим товарищам дома. После чего у него осталось в распоряжении только три запаха. Оказывается, хвастаться такими вещами нельзя, и таким образом он был одновременно и наказан. Но глаза исцелил. Пророк также обратил внимание на Феликса, выходца из России, оценил его прилежание и преданность, и однажды сказал на встрече со своими послушниками, что узнает Феликса из миллиона людей. Вот как он ему показался и запомнился.

Феликс рассказал мне еще несколько историй, свидетельствующих о великом даре Саи Бабы совершать чудеса, помогая людям. Но я и не сомневался в этих его способностях, ибо видел его лица на портретах. Фатхи рассказал, что впервые душа Саи Бабы была воплощена в главного жреца Атлантиды. Затем в Александра Македонского, а еще Авраама, от которого пошли мусульманские и еврейские нации, и наконец, – в Иисуса  Христа.

Среди всех пророков Земли только четверо были арабами, все остальные – еврейского происхождения. Он рассказал о совершенно иной трактовке появления на свет Иисуса Христа и его дальнейшем воспитании, нежели это принято в христианском вероучении. И, наконец, сказал, что Иисус Христос жил в Индии и похоронен в штате Кашмир, в деревне Шринагар. Я слушал, кое-что записывал в блокнот и в иных местах качал головой, поражаясь тому, что для христианской веры и истоков ее привычного миру зарождения в этих трактовках не осталось ровным счетом ничего.

 

Иисус Христос и трансовые сны

 

ЧУТЬ придя в себя после его рассказа, я его и спросил почти дословно об этом своем сомнении, но прежде рассказал свою историю, связанную тоже с Иисусом Христом. Потому что уже лет около тридцати тому назад я – в достаточно плотный отрезок времени – увидел три трансовых, или наведенных сна – с небольшим временным интервалом друг от друга. Такие сны даются с целью и задачей, поскольку они «наведенные». После разговора с Фатхи мне только теперь и стала понятна цель тех самых моих наведенных снов. Это сны, которые проявляют себя ярче любой земной реальности и которые закладываются и врезаются в память навсегда.

Они даются для того, чтобы однажды, или не однажды нам пригодиться в каком-то чрезвычайно важном для нас деле, или в спорном – вот как у нас сейчас с Феликсом – вопросе. Они даются и для того, чтобы пробудить в человеке память о себе. Время такое пришло, и такие откровения о своем прошлом – близком и далеком – получают теперь о себе очень многие люди. Чтобы выпрямить свою судьбу, для чего лучше познать итоги своего длительного предшествующего пути, понять свое конкретное назначение на нынешнее и будущие времена.

И я рассказал ему об этих своих снах буквально в двух словах, потому что было необходимо нам с ним разойтись во времени, чтобы предложить объективные данные с обеих сторон и выяснить настоящую судьбу большого выпавшего нам противоречия по поводу истинной биографии Иисуса Христа.

 Первый наведенный сон. Я видел, как я, будучи подростком 12-14 лет, вел по базарной площади Иисуса Христа за ручку – когда он был еще мальчиком лет семи. Это означало, что в какой-то отрезок времени он был под моим попечением. Это означало, что я был или другом, или членом его семьи. Проведя свое собственное расследование с помощью всезнающего интернета, пришел к выводу, что в те давние библейские времена  я был евангелистом и святым апостолом Лукой. И вместе – был первым иконописцем, написавшем с натуры первые три в истории иконописи портрета Матушки Богородицы.

Пару лет тому назад встретил в интернете сообщение о том, что только что (на то время) в итальянском городе Падуя были найдены останки святого апостола Луки. Посредством трансового перемещения (то есть перемещения в духе) я там побывал, и версия моя о моем прежнем воплощении в этом образе подтвердилась.

Затем мне были показаны еще две встречи с Иисусом Христом. После своих путешествий по Восточной Азии он пришел ко мне за медицинской помощью. Потому что в том своем далеком воплощении я был грек по национальности и профессиональный врач по образованию. А также писатель и – о чем уже говорил, – еще и художник. Пришел именно ко мне и по иным причинам, описанным выше. У него очень сильно была поражена и нарывала, и гноилась левосторонняя часть бедра и прилегающей голени. 

Меня удивило в этой истории то, что лечила его моя жена, а не я. Но я докопался и до этих причин. Дело в том, что она была знахарка и располагала, по всей вероятности, большими целительскими возможностями, чем я. И второй раз он появлялся у меня в доме с этой же целью – для лечения. И снова все то же самое: опять врачевала его моя жена – кстати, одно и то же лицо и в этой теперешней моей жизни.

Я не могу не верить итогам своих трансовых перемещений, а, значит, и согласиться с такими расхождениями в двух ведущих вероучениях мира по поводу биографии основоположника христианской веры Иисуса Христа. И теперь только, мне кажется, я начинаю понимать, для чего мне были показаны эти наведенные ранее трансовые сны. Во-первых, для того, чтобы я полнее мог осознать себя. И второе, и главное: чтобы в нужное время я мог заступиться за истину.

И, обдумав про себя все эти непростые вещи, я и спросил у Феликса Фатхи: а что же такой своей трактовкой он оставляет христианству, оставляя Иисуса – и жизнь, и биографию, и тело его в Индии, в Шринагаре?

 

ОТСЕКИ ОБОСОБЛЕНИЯ

 

Я смотрел на него, как вы понимаете, с большим напряжением, смотрел  выжидающе, затаив дыхание, и даже и близко не мог предположить, что именно может он мне теперь ответить на мой вопрос. А он сказал мне – дословно – следующее: «ДУМАЙТЕ САМИ». Сказал серьезно. После этого я с  ним на эту тему ничего больше не говорил, ибо уже внутренним своим ощущением понял: ВЕРА БЕСКОМПРОМИССНА И НЕ ГОТОВА ИДТИ НА УСТУПКИ даже на таком уровне сознания, как у Феликса Фатхи. И это еще один очень важный вывод в наших духовных изысканиях.

Понимал я также и другое. В том числе по итогам двух его последующих реакций, о которых вам пока еще не рассказал. Теперь я понимал, что и национальный фактор, и фактор светского устройства общества, и прежде всего, может быть, религиозный фактор, являются главными причинами  разъединения людей по разным отсекам их обособления. Не принимающими никаких разумных доводов для иных прочтений, кроме своих собственных.

А это был уже другой очень серьезный вывод, и теперь следовало обдумать, как разрешить это огромное противоречие, чтобы ничего больше и никогда людей не разводило, а только объединяло. Для чего? – ДЛЯ СПАСЕНИЯ НАШЕГО ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БУДУЩЕГО, предназначенного служить БЛАГОМУ. И для спасения нашего настоящего – тоже. Для поступательного движения цивилизации.

 

 

                 Река Большая Караганка с видом на пос. Александровское

 

 

 

 

Глава восьмая

ДОЛИНА КАМНЕЙ

 

ПОСОВЕЩАВШИСЬ, мы решили не перегружать этот последний день нашего пребывания здесь чрезмерными путешествиями, потому что впечатлений было уже более чем довольно. А кроме того, в этот день предстояло еще строгать доски и перестлать пол в рабочей комнате Феликса. И не только. Было работы и по мелочам.

ДЕНЬТРЕТИЙ

Мы решили выехать на гору Банку, которую здесь называли и Банкиршей, и горой Богатства. Езды несколько километров, и я, казалось, впивался глазами в каждый метр пути, чтобы что-то еще познать для себя, а более всего – почувствовать. Может быть, то самое сакральное и сокровенное, которого выпало здесь на нашу долю уже немало, но тем не менее чего-то такого хотелось получить и на прощание. И что-то еще разглядеть. Если глядеть пристально.

Да так оно и было: все сегодня казалось мне необыкновенным: и этот бесконечный ковыль, словно ковер, покрывший все это огромное пространство огромной загадкой; и табуны коней, промелькнувшие почти вблизи от нас и словно перемешавшие прошлое с настоящим – кажется, все это, вместе взятое, выпрямило привычные времена, и мы были во всех измерениях сразу, ибо Время и Пространство сплелись между собою в единое, не забыв прихватить в свои объятия и нас.

Скажу вам по правде, я потерял на какие-то несколько мгновений ощущение настоящей реальности и растворился во времени, метаясь, словно листок в бурю, в различных временных пластах и их естественных колебаниях, желающих посмотреть на себя со многих разных сторон и желающих – хоть немножечко – разобраться в себе. Я вышел из этого состояния и вошел в музыкальную составляющую сегодняшней палитры утренних ощущений.

И эти  неизменные татарские мелодии, звучавшие в машине в записях, которые за дорогу меня весьма утомили, сегодня казались мне нормальными и естественными – как и степь, которая была такой же, как и эти бесконечные и во многом единообразные мелодии, которые несведущему человеку было почти невозможно отличить одну от другой. Сегодня мне казалось, что эти мелодии происходили из самих этих степей и были ее настоящими детьми, или же настоящими родителями – потому что сегодня я мог бы с равным основанием принять оба этих варианта за равноценные.

Ибо сегодня было нетрудно предположить, что эти бескрайние степи породила и воспитала вот эта музыка. Я понял также совершенно простую и очевидную мысль о том, что – по своей корневой сути – татарский народ – это и есть такое же простое и очевидное порожденье таких степей – вот почему между этой музыкой и этой степью можно было поставить смело и знак равенства, словно между двумя женщинами, которые своею простой красотой усиливали и подчеркивали красоту друг друга.

Первую часть этой мысли я озвучил своим товарищам, и Алмаз ее принял и развил, отметив, что у татарских мелодий есть свой особый почерк, который определяется особым музыкальным уложением, которое ограничивает диапазон музыкальных средств до определенных логических пределов.

Он назвал даже имя этого уложения, но я его быстро позабыл, хотя с Алмазом согласился, потому что это было очень мудрое решение, выполняющее сразу несколько задач – и по части самобытности, и по части ощущения через мелодию ассоциативного родства между материнской степью этноса и самим этносом.

Потому что именно это уложение, как мне кажется, и не позволяет татарскому народу позабыть свои глубокие корневые истоки и далекую, и совершенно пьянящую любой неискушенный разум неизбывностью своей ПЕРВОМАТЕРИИ, имя которой СТЕПЬ, имя которой – БОГ.

 

ЛАКОНИЗМ ПРЕКРАСНОГО

МЫ СТАЛИ восходить на гору, и я заметил еще одну существенную особенность этих аркаимских гор, больше похожих на сопки. Сопки не были похожи одна на другую, как и люди. Ведь и у нас, у людей, у всех одинаково: две руки – две ноги, а по содержанию внутреннему, по проявлениям своим и возможностям все мы чрезвычайно разные. Точно так же и наши аркаимские горы-сопки.

Гора Чека, на которой мы были в первый день, и которая поразила меня более прочих гор, была словно музей под открытым небом, и на ней не было места, которое бы меня не интересовало и как любопытствующего туриста, и как художника, и поэта, и как геолога, если бы я таковым был, и как ученого – тоже. Я полагал, что эта гора моложе других, поскольку ветры времени ее не занесли еще пылью и не обложили цветами и травами со всех сторон, как это было на горе, где мы оказались сегодня с утра.

На этой горе Богатства меня поразило именно богатство и разнообразие трав, которых не было на других горах, или, быть может, не было в таком изобилии, как здесь. Я не мог оторваться от их милой простоты, которая, по мне, во сто крат дороже буйной растительности, в которой настоящей красоте наружу не пробиться. Все время до этого мне казалось, что здесь, на этих горах, – с пяток наименований растений, но это далеко не так.

Разнообразие их на этот раз было безусловным, и его бесперспективно было бы класть на счеты. И пока мы подымались до самого верха, все эти редкие маленькие цветочки, и каждый из них в отдельности были для меня настоящим подарком. А если это так, представьте себе, сколько положительных эмоций получили бы вы здесь, сколько могли получить дополнительных энергий – ведь каждое из этих крошечных божественных созданий здесь открывается вам, словно откровение. Откровение Создателя, сразу поставившего перед собою задачу – потрясти вас наверняка своим лаконизмом прекрасного. 

И вообще все горы, на которых мы были здесь, – на самом деле – очень разные – со своим индивидуальным лицом, даже характером, а потому к каждой нужен и свой индивидуальный подход. Чтобы навести мосты, чтобы выстроить отношения. Мы также на этой горе принесли свои покаяния и просили известных милостей – поскольку никто из нас  не был отягощен избытком средств. 

Я не сразу узнал, что здесь можно «заряжать» монетки на удачу, на материальное благополучие. Положив их под камушек, чтобы они пропитались этой энергией благополучия. Скажем так, – чтобы они намагнитились и притягивали понятно что. Шутки шутками, но один из нас, побывавший здесь ранее, сказал, что все здесь вполне серьезно, и после такой подзарядки в прошлый раз у него с тех пор – «тьфу-тьфу» – проблем с этими самыми не было.

В этот раз, себе на удивление, я обнаружил у себя монетки в кармане и положил их на подзарядку под надежный камушек. Но не всем деньги даются в руки легко – видимо, в силу жизненного целеполагания индивидуума, либо кармической заданности. Приехав домой, я перевернул, что называется, все карманы, но монетки не обнаружил. Хотя знаю, что ими не расплачивался, их не трогал. Честное слово. И расстроился. Потому что денежки-то уж точно: меня не баловали.

Что вы думаете? Через несколько дней я сунул руку в карман – они были там. Мистика? Да. Как я полагаю, таким образом мне было дано понять, что мир и впрямь не так прост, как кажется на первый взгляд. Что он просматривается и управляется из мира тонкого, и такие штучки – вроде этой и ей подобной, которые они с нами проделывают, дело для них обычное. Таким образом они приучают нас, как мне кажется, относиться к этому ихнему миру внимательнее и серьезнее. А, может быть, они просто пошутили. Словом, не берите в голову.

 

ГОРА ВЛАСТИ

ЭТО – следующая гора. Она находилась неподалеку от первой, тоже имела свои мелкие особенности, но, честно говоря, свои эмоции я уже издержал только что и теперь поднимался наверх почти безэмоционально, отмечая мелкие особенности новой горы, что называется, на автомате и отличие ее от предыдущей горы-сопки, и думал о чем-то другом. Наверное, о том, что просить эту гору мне не о чем. Разве что о власти над собой. Это хороший поворот мысли, и  его можно было запустить в разработку, но я подумал о судьбе Алмаза.

Как я понял, он баллотировался несколько лет назад на пост главы администрации по месту проживания. Сейчас счастлив, что сохранил тогда свободу, что с тех пор приобрел жизненный опыт и, похоже, вот теперь готов к новым испытаниям на ступенях  власти. Вот ему эта гора, вероятно, была нужна. Но, если честно, я бы все равно посоветовал ему сохранить себя для более натуральной живой и естественной жизни, в которой он может принадлежать себе и, вставая по утрам, идти или ехать туда, куда поведет его его свободный смелый ум, его настоящее дело.

Конечно, он умен, талантлив, напорист – способен, словно в боевой обстановке,  мгновенно принимать решения и эти его решения способны быть оптимальными. Ему нравится быть на острие жизни и ежесекундно, и ежеминутно принимать решения и действовать. Но у него есть очень большое НО. Он живет в другом временном измерении, скорость течения которого превышает скорость обычного течения окружающей его жизни.

А потому перед ним выстроилась альтернатива, которая: либо позволит ему увлечь свой управляющий персонал за собой и последовательно осуществлять свои планы, либо восстановит против себя окружение, ибо угнаться за ним – за его мыслью и динамикой действия обычному человеку просто невозможно. А где взять необычных? Вдобавок он горяч по характеру и увлекается так, что не догонишь.

Он играет в демократию, но на самом деле слушает только себя. А демократические камуфляжи типа – «А как видишь эту ситуацию ты?» рассчитаны на пять секунд, ибо у него нет ни времени, ни терпения даже дождаться ответа, ибо он сразу же начинает действовать в русле принимаемых им собственных решений. Хотя в общей культуре ему не откажешь. Как не откажешь и в духовности. Ведь взяв неделю отпуска, он поехал в Аркаим – в мир высоких энергий и загадок, а не туда, где – при его-то способностях – можно, что называется, «сорвать бабки», чтобы потом поехать в Эмираты.

Таким образом: с ним бесконечно интересно, но кто вынесет такие темпы, такие непрерывные блицмарши?! Однако же именно в этой ипостаси он видит и чувствует себя наилучшим образом, и кто запретит ему попробовать себя в таком качестве на практике, если таким будет его выбор?! А ведь его выбор – это и выбор Бога. Все.

Итак, обычным образом мы разговаривали с горой, и когда вышли из этого диалога, Феликс Фатхи предложил нам свои тексты общения с ней, после чего ходатайствовал перед горою за каждого из нас персонально. Приятно, когда о тебе заботятся всерьез – без всяких просьб – по собственному внутреннему велению. Он делал это вслух и для меня, в частности, он попросил полнее открыть мои энергетические чакры. Я знал, что здесь у меня пробелы, и был ему за это несказанно признателен.

Когда мы поднялись с земли, я подошел к Феликсу и обнял его со словами искренней благодарности. К нам подошли Алмаз и Гайфи, и все мы обнялись кучей и так стояли какое-то время, испытывая и ощущая, как наши эмоции выходят на свой пик, а мы этим светлым актом – где-то внутри себя, уже скорее на подсознательном уровне, прощаемся с Аркаимом, ибо все уже идет к завершению нашего с ним бесподобного общения.  Начинаем таким образом прощаться и друг с другом.

 

         ДОЛИНА КАМНЕЙ

НО И НА ЭТОМ наш маршрут не был закончен. Еще мы отправились в долину камней. Несмотря на то, что все они, трое, там были, им хотелось показать эту долину и мне. Мало сказать, что она произвела на меня впечатление. Она, словно порыв пыльной бури, взметнула передо мною такое множество вопросов, что я понял: и малой части ответов на все эти вопросы я сегодня не получу – как бы этого ни хотел.

Ибо здесь была заповеданная территория в десятки гектаров, для понимания которой нужна была серьезная предшествующая информационная подготовка. У меня сразу сложилось впечатление, что перед нами была часть какой-то цивилизации с сугубо своим течением и правилами жизни. Эта жизнь текла здесь в замедленном ритме, и попасть в эту динамику человеку было весьма непросто – по крайней мере, без соответствующей подготовки. Да вряд ли это и могло бы иметь какой-то смысл.

В этом смысле выше нас на две головы сразу был Феликс. Казалось, он знал об этих  камнях все, но при этом отпускал эти знания очень дозированно, – так, что я ничего об этой долине камней с его слов, как следует, не запомнил. Однако, было совершенно очевидно, что он эту тему исследует, и очень серьезно, но пока не настолько преуспел, чтобы этим оперировать. Или не желал делиться своими открытиями.

А я все же поделюсь с вами самыми сильными своими впечатлениями по этому поводу. В моем представлении, – мы попали в большой и серьезный город – с солидным населением, где есть административный и интеллектуальный центры с различными  структурами управления, и простое, и управляемое население – на периферии этого «города». И эти камни, как и люди, живут здесь своей жизнью, в которой иное течение времени – и это их главное отличие от нас.

Мы все – по очереди и вместе – сфотографировались у камня, который здесь называли – Разум, или Мозг. Он был в двух семядолях – как и человеческий головной мозг, и был ростом с человека. Представлял собою крупнозернистый песчаник, и – на первую вскидку – от роду ему было сотни миллионов лет. Откуда здесь появился? Из земли. Казалось, что все эти камни (хотелось сказать – парни) появились здесь в одно время. Словно по команде.  Команда была. Это словно переход какой-то цивилизации на Планете из одной реальности-мерности в другую.

Вот они и приготовились, появившись на свет божий из Земли. Но когда они здесь в таком виде появились, – вопрос. И другие вопросы, и вопросы. Впечатление такое, что валуны, подобные этому, миллионы лет назад побывали под ледником, который их мял и катал, и привел, наконец, примерно в шаровидную и эллипсоидную форму, в которых быстрее и удобнее перемещаться в подпочвенном пространстве.

Этот валун по имени Разум был здесь из породы валунов наиболее солидным, и было ощущение, что он в этой долине представляет собою некий интеллектуальный вычислительный центр. С которым, кстати, можно было общаться и получить от него несколько односложных ответов на вопросы по типу «да-нет». Здесь было много и других, подобных ему обкатанных валунов.

Но вот снова вопрос. Были здесь и другие камни – остроугольные, которые не «мяты» миллионы лет. Но и те, и другие были расположены рядом – на этой холмистой территории – вразбивку меж собою. То есть было впечатление, что они из разного времени, но тогда почему и как они – все такие разные – оказались на одной территории? Теперь подойдем к самому «административному центру» – как мы с вами его только что обозначили.

Вот здесь снова были загадки, так загадки! Они, эти огромные камни в два и более  человеческих роста были словно распилены на большие фрагменты. Причем, углы разделки были прямые, а стороны – ровные, словно отшлифованы. Он стояли у подножия отлогой сопки, словно шатер, словно кремль, словно скульптурная группа, – опираясь друг на друга.

Я пытался понять, что все это означает, но ничего вразумительного из этого так и не получилось. Может быть, это такое своеобразное письмо в камне, – закодированное и адресованное нам – их дальним родственникам по разуму?

Рядом с этой группой камней находилась другая – совсем на небольшом расстоянии.  Эти – тоже большие камни – пребывали тоже в своей стихии, где была своя некая логика. По крайней мере, эту их композицию венчало – если так можно назвать, – каменное ложе – ровное и, словно отшлифованное – размером, превышающим человеческий рост. Наш мудрый Феликс знал, как распорядиться этим камнем. Он предлагал всем нам по очереди ложиться на него и – после обычной мысленной подготовки – представить себе свое, или наше общее будущее.

Каждый увидел свое. Я увидел бесконечные потоки воды, которые лились отовсюду – по лугам, по горам, по долинам – и проливались ручьями, большими и малыми водопадами, неслись потоками. Подобные потоки я видел и в других своих медитациях. Словом, если начнешь думать, – подумаешь. У камня Разума, закрыв глаза, видел пещеры, горные разломы, тропы, повороты – замкнутый на себя горный пейзаж.

Вот так: вопросы, вопросы, вопросы. Феликс наши видения не комментировал, видимо, раскладывая у себя в голове свой пасьянс, или суммируя базовые данные для ребуса, который, возможно, удастся ему со временем прочитать. Но совершенно очевидно, что мы соприкоснулись здесь с тайной. Соприкоснулись с территорией, на которой, как и у нас, текла своя жизнь, в корне отличная от нашей, человеческой. Но имевшая точно такую же, как и у нас, у людей, главную цель – эволюционировать.

   

 

                                                                                       «Скульптурная» группа

 

 

                                                                                                    В музее Аркаима

Глава девятая

ПЕРЕЗАГРУЗКА

 

ЕЩЕ Утром этого дня мои товарищи рекомендовали мне побывать в поселке Александровский, где был центр местной теперешней цивилизации, и осмотреть его достопримечательности. Ведь там, как оказалось, был роскошный музей. Неподалеку от него, – в паре километров –  был и сам Аркаим, от которого пошла вся эта длинная и трогательная история о прародине ариев-гипербореев. И которая притягивала сюда теперь тысячи туристов и паломников не только из России, но и остального мира, страждущих чудес и истин.

 

 В МУЗЕЕ

Как вы помните,  в то памятное утро, когда для нас открылся Глаз Бога на вершине горы Любви, мы не сумели самостоятельно пройти к Аркаиму, поскольку потерять там ориентиры ровным счетом ничего не стоит. Зато мы нашли там много других вещей, которые мне и по сей день воистину греют сердце. Тогда же, планируя наши последние сутки пребывания здесь, сознательно решили на Аркаиме в этот раз не показываться, чтобы в дальнейшем у нас был повод снова вернуться сюда. 

Но ведь я здесь был впервые, и у меня было твердое намерение побывать в местном музее и узнать, и увидеть в нем истинную пуповину того, что влечет сюда людей из дальних и ближних краев, словно пчел на мед. И вообще мне в этот день требовалось  уединение, чтобы не только познать, а прежде всего всею своею шкурою и всеми вмонтированными в нее тонкими фибрами Аркаим ПРОЧУВСТВОВАТЬ в общих чертах.

И Я ПОШЕЛ в музей, и нашел его для этой дикой ныне пока еще местности весьма солидным и достойным учреждением, где любознательный и пытливый мозг мог узнать для себя все, что хотел, или, по крайней мере, – многое из того – в силу серьезности своего намерения. Это здание в два этажа – в камне, с очень современными и профессионально выполненными художественными экспозициями, с хорошим большим витражом в тему, соединяющим два этажа и... разные эпохи.

Это здание с научными разработками и иллюстрациями вскрытия и реконструкции основного комплекса древних сооружений, каковым и являлся Аркаим – как сердцевина Страны городов, как ее астрологическая обсерватория.

Когда-то в этой Стране городов проживали древние арии – наши далекие предки, в очень давние времена покинувшие северную страну Арктиду, или Гиперборею. И отсюда, из Аркаима, они тоже – и снова довольно быстро – ушли, чтобы избежать очередного оледенения. Уходя, они сожгли после себя свои города. По всей видимости, для того, чтобы ни у кого не возникло искушения вернуться сюда, чтобы погибнуть здесь от жестоких морозов.  

И почерк, и поступь этих оледенений показывают нам и подтверждают наше понимание того, что в мире, где мы проживаем, существуют свои законы, на определенных этапах эволюции не подвластные человеку. А руководят этими процессами некие провиденциальные, или божественные силы, выстраивая логическую эволюционную цепочку созревания человеческого разума до нужных, до необходимых, до угодных Разумному Космосу кондиций.

 

ЧТО БЫЛО ПОДО ЛЬДОМ

В этом месте своих рассуждений не могу не остановиться на факте недавних (проведенных уже в двадцать первом веке) сверхсовременных методов бурения северных льдов на месте предполагаемой территории проживания гипербореев. Результаты показали верность теории существования легендарной страны Гипербореи за полярным кругом. А вы послушайте, и ваши сомнения на этот счет тоже отпадут. Бурение льдов на километровой толще льда принесло открытие.

Что оказалось? Уральская газета «Тайна жизни»  в третьем номере за 2013 год пишет по этому поводу буквально следующее: «В образцах пород возрастом 18 миллионов лет в Арктике были найдены не только замерзшие образцы некогда плодородной почвы, но даже фрагменты растений. В частности, фрагмент виноградной лозы. Все это подтверждает рассказанное в ведических мифах» (автор публикации «Аркаим во всемирной истории» Антон Соловьев).

Человечество давно желало узнать когда-нибудь однажды наиболее правдоподобную историю происхождения человека. И это открытие произвело взрыв в научном мире, а потом уже, постепенно этот «взрыв» докатился и до массового сознания, и вот, похоже, теперь начинает и в этой среде набирать обороты. Вот почему летом в Аркаим наблюдается такое широкое паломничество. Причем не только из России, но и из Индии,  и Ирана, и даже Китая и Пакистана.  Все думающие люди хотят знать свою праисторию.

Зачем? Чтобы соответствующим образом смотреть вперед и выстраивать историю грядущую. Уже со знаком плюс, историю для человечества оптимистическую. Самое время...

 

ПЕРЕЗАГРУЗКА

ПРИШЕЛ в музей с намерением  послушать обзорную экскурсию, пойти туда, сделать это... Но вдруг поймал себя на мысли, что в душе моей к этому времени накопилась сильная усталость и неспособность что-то воспринимать. От непрерывного движения, от избытка впечатлений, от нескольких бессонных ночей, которые установили для организма свой изматывающий ритм на выживание. К этому добавлялась еще и невозможность присесть, прилечь, отдохнуть, потому что помещение Феликса для  четверых было тесновато и там к тому же все время происходили ремонтные работы.

Мне срочно нужна была, образно говоря, ПЕРЕЗАГРУЗКА. Прицепившись механически к этому термину, я подумал о том, что и наша Планета Земля периодически такую перезагрузку делает. При завершении определенного космического цикла времени. Для чего? Чтобы, благодаря смене полюсов, получить новые дополнительные энергии, новые дополнительные силы на следующий новый эволюционный цикл.

Причем: если человечество исчерпало чашу терпения Космоса и стало угрожать ему распространением в его пространствах энергий и эманаций жадности и насилия, тогда население уничтожается. За счет полной смены полюсов. Что, как правило,  вызывает потоп и иные природные катаклизмы.

Но и в таком случае у человека сохраняется его бессмертная божественная монада (дух, душа, сознание). Приходит время – и она снова отправляется в физическое воплощение на ту же родную планету Земля, или иные планеты, подобные этой по своим жизненным параметрам. А это означает, что человеку снова предоставляется возможность войти в русло эволюционного потока.

И когда он изменит свое сознание на достаточное для ИЗМЕНЕНИЯ собственного качества, и тогда перемена полюсов Планеты тоже произойдет, но произойдет постепенно, в щадящем режиме, и будет для человека терпима и достаточно безболезненна. Есть и такой вариант эволюционного развития, который происходит с циклической периодичностью – раз в 26000 лет, при смене Солнечного года. В этом случае вся Планета вместе с людьми переместится в иные, но уже более тонкомерные пространственные слои, предусматривающие и иные уровни сознания.

И эти уровни человечеству приходится осваивать осознанно, чтобы соответствовать новым космическим требованиям. Именно такой период и переживает ныне наша Планета Земля вместе со всеми нами, и каждый из нас должен найти свой путь в Будущее. Что это за путь и каково главное условие для вхождения в него?

Человек должен стать для этого достойного Будущего подарком. Для этого ему нужно изменить свое сознание. Сделать его нейтральным, или, по-русски говоря, сделать его терпимым к плохим и не очень хорошим проявлениям жизни. Любить все, что есть в поле нашего обозрения и в сфере нашего восприятия. Ведь все, что мы видим вокруг себя, есть творения Бога, который творит только совершенное. И если что-то нам сильно не нравится, мы все равно должны проявлять терпимость и искать достойные пути эволюционного преображения Божественной реальности.

Когда же силы очевидного зла нарушают божественное равновесие между силами добра и силами противодействия, тогда к ним могут быть приняты меры особого  воздействия. Те, которые, например, мы видим сегодня со стороны России по отношению к Исламскому Государству, не имеющему никаких общих признаков божественного, кроме происхождения, показавшего свою полную деградацию на теперешнем отрезке своего реэволюционного пути.

Это означает, что они превысили чашу возможного и допустимого. Хотя, по чести признать, как мы уже говорили, существуют и другие, и более демократичные способы возвращения заблудших  групп людей и народов на более истинные пути.

 

ВЗГЛЯД В НЕБО

ТОГДА я пошел по музейным комнатам и увидел, как хороши их интерьеры, сделанные с любовью и художественным вкусом. Особенно среди экспонатов мне понравились уральские минералы, и прежде всего камни самоцветы.  Они были настолько хороши, что я не мог оторвать от них глаз. Но мне хотелось больше всего в этом наборе природной красоты найти малахит, который снова я хотел увидеть своими глазами и потрогать собственными руками. Это желание происходило еще с детского возраста, со времен первого знакомства со сказами уральского сказителя Петра Бажова.

Вот почему, найдя их необработанные образцы, я сразу положил себе в голову задачу – найти в местных торговых домиках украшение из малахита для жены. Ведь насколько я помнил по предварительному знакомству с центром поселка Александровское, таких киосков здесь множество. Мне понравились в музее образцы одежды жителей древнего Аркаима, отлично исполненный в объеме муляж степной девушки, которую я назвал про себя кипчакскской царевной.

Хороши были каменные фигурки, найденные на раскопках древнего Аркаимского сооружения и на территориях других поселений Страны городов. Одна из них очень сильно напоминала мне моего друга Гайфи в хорошем настроении, скажем, после бани или в собственном саду. Когда его широкая улыбка говорит нам о том, что мир до того хорош, что в нем, по определению, уже не может быть ничего плохого.

Но особенно меня поразила динамическая фигурка аркаимского человека в камне, присевшего в своих раздумьях – руки на груди и подавшегося вперед – как будто желающего сказать. Весь его облик – до умопомрачения простой и мудрый одновременно –  был какой-то крик в Вечность, который дошел до нас из тех невообразимо давних времен, словно желая с нами говорить на своем языке, который нам, ныне живущим, следовало бы понять – как важнейшее условие нашего дальнейшего благополучного жития.

Но больше всего меня поразило то, что он своими большими проемами вместо глаз смотрел в небо, словно обращаясь к нему, словно советуясь с ним, словно ожидая оттуда ни больше-ни меньше – как откровения. Или простой подсказки. Я тоже смотрел в это лицо и тоже думал, что же это может быть за откровение, которое непременно хотел он до нас донести. Но рассматривал вяло, словно бы по инерции...

Сейчас-то, по прошествии времени, я расцениваю это состояние не только как болезненное, но еще и как внутренний тормоз, остерегающий меня перегрузиться физически, а также тем интеллектуальным материалом, который шел на меня со всех сторон, и которого для меня, для моих грядущих выводов, было тогда уже, на тот момент, вполне достаточно. Как и полученных здесь энергий.

 

ШЕЛ К ВЫВОДАМ

ЧТО ДАЛЬШЕ? И я пошел по территории современного поселка куда глядят глаза. Вот три кургана рядом. Когда-то ими была заселена вся степь, ибо они были местами захоронения людей и одновременно храмами для молитв, здесь же совершались и обрядовые действа. На самом деле, курганов в степи уже не осталось – они обветшали и распались от времени. Но исследователи быта древних аркаимцев из среды ученых их возродили и сделали доступными для посещения туристами.

Вот казацкая изба со всем возможным обиходом и утварью. Ведь именно казаки вот уже несколько последних веков населяли эти степные места и строили здесь свои станицы. Неподалеку увидите вы и реконструированную станичную ветряную мельницу, которая  смотрится здесь очень по-домашнему, но – в то же время – и как старая нахохленная и доживающая птица, уставшая от бездействия.

Рядом  с казацкой избой и мельницей – башкирская юрта. На всем отпечаток старины и даже больше того – времени, распростершегося здесь, кажется, тоже диковинною птицею, осуществляющему на штатной основе связь времен и народов. поколений и верований, традиций и обрядов. Да что обрядов?! Берите больше – ЦИВИЛИЗАЦИЙ! А то, что видит здесь, на земле степняков, нынешний турист, – это всего лишь эрзац того, что когда-то здесь жило и ликовало, или негодовало когда-то, если то, или иное от них требовала матушка жизнь.

Я прошел дальше, через реку Большую Караганку, и увидел организованное и оформленное в какую-то очень разномастную, но вполне приемлемую форму деревню для проживания туристов, или часть тургородка. Здесь были и вагончики, и юрты, и палатки громадных размеров, и все они ждали своих гостей. И, наверняка, их было и будет здесь немало, но уже спустя какое-то время после нас – например, в дни осеннего солнцестояния 22-24 сентября.

Вы ведь понимаете, что это было мое прощание с Аркаимом. И работа соответствующая – прямая и подспудная, сугубо аналитическая – совершалась одновременно на нескольких уровнях. И одна разумная часть моего «Я» спрашивала, что происходит, в смысле совершается. А другая, более поверхностная, не желающая себя напрягать и расходовать, ибо в этом смысле, все, что можно было сделать, уже было сделано, – поэтому она отвечала на все вопросы однозначно: «Не все хорошо, что происходит, но хорошо уже то, что происходит».

И эта часть разума блокировала всякую мою работу, ибо ей было виднее, что надо мне на самом деле делать. А мое простое и обычное дело – положиться на ее волю и понимать, что во мне все, что для меня нужно, добросовестно делается, и настойчиво отстаивает меня для нынешней реальности. И вот счастье: ничто и никто этой его задаче сейчас, когда я один, ничто и никто не противостоит, не противоречит. Пока не противоречит.

В этом и состояло на данный момент мое безэмоциональное счастье, которому на тот момент все сопутствовало. Ибо меня... вели.  Куда? К каким-то выводам. Так подспудно понимал я тогдашнюю ситуацию.

 

 

«Путь к себе»

 прошелся по когда-то уже памятным мне местам. Это была речка Большая Караганка, в которой я искупался сразу по приезду сюда и которая подсыпала мне проблем. Но у меня не было к ней и микродоли претензий.  Я любил ее просто и сердечно, без всяких высоких слов, любил все, что здесь было и происходило, и даже не сомневался, что наши взаимоотношения обоюдны.

 Потом прошел за речку по мостику к высокому береговому выходу скальных пород и попытался их тоже почувствовать и даже считать какую-то информацию из прошлого, но тщетно. И это было все, на что сегодня хватало мне сил. И я даже думать не хотел и тем более представить себе, что день сегодняшний потребует их еще.

Я шел по маленькому здешнему «Монмартрику», где буквой «Г» были расположены двусторонние улочки магазинов и кафе, и думал, куда же лучше всего зайти, чтобы обойтись наименьшей денежной потерей. И вот неожиданно названия магазинов, словно добрые старые знакомые, привлекли мое внимание, поскольку в них угадывались  интеллект и знание эзотерики, и дух места, в котором мы находились. Один из них назывался «Путь к себе». Так назывался журнал, который я выписывал много лет назад, пока он не подорожал.

Путь к себе – это и название школы эзотерики, где я проводил свои занятия со слушателями смешанных возрастных групп и рассказывал молодым и умудренным о Будущем, которое нас поджидает, и какое счастье, что мы родились на нашей Планете в такое потрясающее время, какого до сих пор у нас еще не бывало.

На противоположной стороне улицы увидел киоск с названием «Ларец». Так же называлась и моя большая поэма, адресованная молодежи. Это было мое к ним обращение и наставление – к только что вступающим и уже вступившим в самостоятельную жизнь. Это было и приглашение Аркаимом меня, вот почему, иносказательно говоря, я был здесь, как будто у себя дома, вот почему доверился ему полностью и полностью воспринял то, что он мне говорил и показывал. 

Вошел в «Путь к себе» – магазин с поделками и сувенирами из уральского камня. И странным образом – можно сказать, одним махом – подобрал все, что хотел. Но разве на мои пенсионерские возьмешь все, что хочешь?! Однако же я не забыл и первым делом приобрел тот желаемый малахитовый кулон на цепочке для своей Валентины.

Камушек был тяжелый, словно металлический, но таким примерно я его себе и представлял. И рисунок меня тоже удовлетворил. Своими узорами он писал замкнутые линии фрактала, и был похож – по цвету и рисунку – на приливную игру морской волны и вместе – на изумрудный цветок каменных дел Данилы-мастера.

 Кое-что, по мелочевке, я подобрал там еще и для своих друзей, и родственников, и теперь путь мой лежал в книжный магазин, с помощью которого теперь-то уже я смог бы выведать у Аркаима его главные секреты о самом себе – чтобы ответить тем самым на часть своих вопросов. А также на оставшуюся – пока еще не отвеченную – часть ответить со временем уже самому.

 

КАЗАН И КАЗАНЬ

ТЕПЕРЬ пару километров пешком – и я дома. Времени было около трех, и ребята как раз обедали, а точнее обед заканчивали, и я получил свою порцию из котелка. Хотя Алмаз еще ранее настаивал, что это не котелок, а казан. И настаивал серьезно и категорически, и я сразу понял, почему. Потому что от «казан» пошло слово Казань, столица Татарстана.

 И, по этой трактовке, слова и «казан», и «Казань» имели в своей смысловой корзине понятие ИЗОБИЛИЕ, БЛАГОПОЛУЧИЕ, и что-то, наверное, еще. И это изобилие, и благополучие и были приоритетами гласной и негласной внутренней политики маленькой республики, успешнее других народов России выстраивающей свою жизнь, свой традиционный уклад. Наиболее успешно реализующей эти свои внутренние лозунги.

Эта установка сидела глубоко внутри них, в их психологии и, в известной мере,  определяла их устремления. Потому что быть несостоятельным, неблагополучным в этой республике – тоже негласно – не приветствовалось. Эту мысль я записал для себя в уме, чтобы не забыть развить ее в последующем повествовании. 

Чтобы не забыть и не упустить из виду совсем, анализируя задним числом свою поездку, я сделал для себя и другой замечательный вывод. А он в том, что время на Аркаиме течет совсем по-иному, нежели у нас на Вятке. Мое путешествие вместе с дорогой заняло в реальности семь дней. В моем же умозрительном аналитическом представлении это время растягивалось ровно на месяц. Это означает, что время там было для меня плотнее в четыре раза. 

 СОЗИДАНИЕ

СЛОВОМ, друзья мои работали, нашлось дело и мне – вскопать небольшой участок земли, чтобы посадить рассаду для будущего сада. У Гайфи осталось еще около двух десятков грецких орехов, подготовленных для посадки. Осталось от тех самых, которые мы высаживали на вершинах гор. Я начал копать и снова сделал для себя настоящее открытие. Лопата входила в землю не более, чем наполовину. Дальше был слой черной земли, похожий на вязкий цемент, совсем чуть не схватившийся до конца. Ничего себе!

И оказалось, что верхний слой большинства здешних земель состоит из наносов вулканической пыли, и слой плодородного гумуса, наработанный веками и тысячелетиями, составляет собою всего лишь те самые пол-лопаты, которые я здесь обнаружил. Так вот почему в этих степных местах так много заброшенных или запущенных площадей, отправленных под ковыль, вот почему здесь так много выжженных площадей, сознательно пущенных под огонь. Для чего?

Чтобы: хотя бы на чуть, пусть на миллиметр в год, увеличивать этот гумусный плодородный слой, определяющий количественно и качественно содержание нашего стола. И я не мог в этот момент не сделать сравнение с нашей землей, откуда я приехал и к которой у меня тоже были свои претензии. И только тогда я  возблагодарил мысленно Бога за то, что мы у себя имеем. Здорово.

 Вот почему такие крошечные, едва ли не в рост человека, вырастают здесь березы, которые мы находим в расщелинах гор среди камней, в редких местах среди долин и, в крошечных рощах в поймах небольших рек. Вот почему сразу бросается нам в глаза любой крошечный цветочек, разбивающий степное единообразие  и напоминающий о том, как все в этом мире, и в том числе самое простое бытие, стремится к красоте и общей гармонии, собирая прямо из воздуха небесную росу и считывая с невидимого листа божественную поэзию, шепчущую о любви.

В великих трудах я вскопал-таки еще почти на пол-лопаты этого сцементировавшегося черного слоя от древних вулканов. Затем с соседней заброшенной прифермской территории принес пару мешков сухого навоза, оставшегося здесь после разрушенных перестройками животноводческих ферм. И все эти три слоя смешал, и посадил семена орехов в ямки – в четыре ряда, четыре в ряд, и дважды полил – эти будущие саженцы грецких деревьев – числом всего шестнадцать. И попросил небо позаботиться об этом крошечном рассаднике, чтобы он весь выжил.

Как же, – вы спросите, – вообще сажают здесь деревья, распахивают пашню под зерновые?

Ямы под саженцы бурят тракторами с так называемыми «буроямами», а землю обрабатывают по специальным технологиям. Знаете, после того, как я увидел эту многострадальную древнюю землю с такой неожиданной стороны, меня снова пробило.

Картина прежнего мира вмиг переменилась в моих глазах, и, следуя несложным своим рассуждениям, я увидел на месте нынешнего Аркаима могучие горы, начиненные страстями и энергиями богов и их неослабную на тот период вулканическую деятельность по преобразованию земли на свой лад.

 Это были, как вы понимаете, столбы огня и тучи черной пыли, и слои магмы, текущие хаотично по склонам гор, формируя картину будущего. В том числе и погибающую зелень, и – порою – огонь и едкий дым, исходящий из живых дышащих кратеров и расщелин. Но это был процесс творения, это был созидательный процесс.

 

ДО НОВЫХ ВСТРЕЧ!

НАКОНЕЦ, дело закончили, пол в комнате был застлан, подходило время ужина,  кашеварил у костра, как обычно, сам хозяин дома Феликс. Потом мы поужинали, и я попросил Алмаза отключить трансформатор, чтобы без его шума, в нормальной обстановке, подвести кое-какие итоги прожитых здесь дней и как-то оформить их завершение, и дать возможность тем, кто хотел высказаться по случаю отъезда и просто сказать, кто что хотел.

Я и начал этот разговор с искренней и горячей благодарности всем, кто этой поездке содействовал и сопутствовал тем или иным образом. Извинился за то, что попал в их компанию таким обессиленным, отчего и был в общих строительных делах недостаточно полезен. Сказал, что, на самом деле, я такой же трудяга, как и они, и не боюсь простого труда. И это не просто слова. Для убедительности привел примеры.

Мне кажется, меня поняли. Затем обменялись подарочками и сувенирами. Разговор наш продолжался, был сердечным и открытым – и в этот вечер мы легли спать усталые, но, как говорят в таких случаях, – удовлетворенные жизнью. Впервые, может быть, за всю эту неделю, я уснул крепко и разбудил меня в два утра голос Алмаза. В этот час мы планировали выехать, но он сказал, что уснуть не мог совсем и, чтобы ехать, ему требуется дополнительно часа четыре – для восстановления сил.

– Конечно, – какой разговор! – ведь наше с Гайфи дело – смотреть вперед да наслаждаться дорогой...

 Проснулись – солнце чуть приподнялось над горизонтом и заглядывало в наш двор, где мы только что все снова собрались заправиться на дорожку. Казан был на костре – хозяин бодрствовал всю ночь, пока мы спали. Охранял машину, поддерживал огонек, разогрел еду. Перед поездкой я попросил всех – по русскому обычаю – зайти в дом и присесть перед дорогой, поблагодарить хозяина, попросить у своих богов счастливого пути. Что мы и сделали.

 И такие обычаи хорошо настраивают, и позволяют окончательно расстаться с местом отъезда и его хозяевами без недомолвок. Прощай, Аркаим, до новых встреч!..

 

 

                                                                         Камушки-самоцветы

 

  

                                                                                        На вершине горы-сопки

Глава десятая

ПУТЬ ОДИН – ЕДИНЕНИЕ

 

 МЫ ВЫЕХАЛИ, и я опять, мысленно, вернулся в Аркаим и провел какое-то время  в непрерывном контакте с ним. Аркаим. Что же это такое? Вот только теперь, отстраняясь от него физически все более, я мог к нему вернуться снова и на самом деле, и обобщить каким-то – пока самому мне не ведомым образом – собственные впечатления.

 

ПОДАРОК ИЗ ПРОШЛОГО

Корзина впечатлений была полна, и теперь необходимо было сделать некоторые обобщения и каким-то образом систематизировать то, что я вместе с вами, читатель, увидел здесь и почувствовал. И все это уложить в некую гармоническую систему, в которой все, как в только что выстроенном доме, строго выверено и совершенно.

Как это сделать? В этом месте я должен был полностью расслабиться и выпустить дух мой на свободу, дав ему задание самому определиться, с чего начать такое исследование, чтобы вот прямо уже теперь начать отвечать на вопросы, которых во мне теперь был целый хороший взвод. И дух мой, освобожденный от жестких тягот физического мира, отправился в Аркаимскую долину, чтобы ответить на мой первый вопрос – «ЧТО?» Именно так он и был ему задан, и прозвучал, как задание...

И тогда дух мой, отпущенный на волю, распростерся над этой притягивающей меня невообразимо территорией и растворился над ним на все расстояние, ограниченное горами Аркаима и полностью над этой территорией растворился, чтобы... Чтобы что-то понять и это что-то каким-то образом выразить. О притяжении, о таинственности, о сакральности места, о его каком-то подспудном величии, не явленном внешне, но откуда-то все время исходящем.

Далее я ждал, что будет, что откроется, откроется ли что. И вдруг увидел внутренним зрением, как растворенный мой дух начинает собираться помаленьку легкими дымчатыми облачками, а затем и небольшими пластами, как это уже было здесь со мною однажды, входя в левостороннее движение, И вдруг начал собираться быстро и решительно, словно обрадовавшись решению, которое пришло изнутри и стало отвечать на самый сакральный и актуальный вопрос любого проявленного мира – «ЧТО?»

И я почувствовал далее, как вокруг меня стало образовываться тело, которое мой окунувшийся в прошлое дух пытался материализовать, чтобы вспомнить и увидеть, что это было. И я почувствовал далее, как энергии с периферии моего пространственного чувствования стали собираться в центр и уплотняться, и это было хорошее, сильное и острое ощущение ВОЗВРАЩЕНИЯ. Возвращения меня из прошлого.

И вот квинтэссенция всего этого сакрального акта...  Я почувствовал, а затем и увидел себя в виде могучего черного орла с вороненым отливом пера, с пронзительным взглядом желтых глаз в коричнево-бежевом оперении. Орла, исполненного достоинства и воли. И этот орел был не что иное, как я сам – и он былсинтезированный образ духа этого священного места по имени Аркаим. И я почувствовал физически, как спину мою стягивают и отягощают огромные сильные крылья, почувствовал мужественную волю этого существа, перешедшего ныне в бесплотный дух, по-прежнему охраняющий вверенную ему богами территорию.

 

ВОПЛОЩЕНИЯ

Понятно, что концентрация воли и энергий потребовала от меня больших душевных усилий, и какое-то время невидящими глазами я смотрел внутрь себя, пытаясь очнуться  окончательно. Это был шок. В произошедшее непросто было поверить и поверить почти невозможно. Но я поверил и этот образ принял, ибо себя прежнего – из миллионнолетних далей – узнал.

Но как же тогда быть мне с моим духом, которого я сам послал на выяснение причин притяжения к этому месту, к камням вообще, к недавно увиденному – буквально перед самой поездкой сюда – в одном из журналов, или в газете – орла на гербе Алтая. 

И я вспомнил в этой связи и одно из других своих космических воплощений – в другое, но только гигантское существо из глубин Космоса – и тоже похожее на птицу. И я пошел своим задним зрением осматривать только что увиденный и почувствованный мною образ, и оказалось, что его можно было рассмотреть и почувствовать снова, отвечая на свои вопросы – «А МОЖЕТ ЛИ?..» – снова утвердительно.

И ЭТО тоже было очередное открытие Аркаима. Я понимал, что и это далеко не все. Впервые за неделю, поспав сегодняшней ночью часа три и, не имея груза неудовлетворенности за все, что здесь происходило в эти дни, я делал заметки в блокнот о главном из того, что здесь происходило, и видел, что линия моих рассуждений выходит далеко вперед, за рамки увиденного.

Выходит из прежнего и оставляет это прежнее за своей спиной. Однако не отрекаясь от него, а только отталкиваясь от его накоплений – информационных, энергетических, будучи с этим прошлым в неразрывной связке. Которая не держит, а поддерживает и движет.

И это тоже было очень хорошее и сильное впечатление, ответившее на вопрос о связях прошлого с настоящим, которое снова и снова сказало, что без прошлого будущего нет. И любой памятник прошломубыл ли, есть ли он в камне  или в книге, или в карте, или просто в памяти – это средство для укрепления и восстановления этих связей.

И в этих связях – сила и поддержка – энергия того прошлого, которое может находиться рядом с нами одновременно, но в иных пространственных слоях, и оказывать на нас свое влияние, и оказывать нам непосредственную и реальную помощь, если в этом возникла необходимость.

Давайте же и мы с вами запомним эту непростую, на первый взгляд, мысль и никогда не будем о ней забывать. Чтобы дальнейшие наши шаги в Будущее были тверже и уверенней. Ведь совершенно не случайно слова, вынесенные в заголовок нашей публикации – « Аркаим – место преломления судеб» – напоминают нам о том, что в мире тонком, который нами управляет и который находится в нас и вне нас, ВСЕ ВЗАИМОСВЯЗАНО МЕЖДУ СОБОЮ И ВСЕ ЕДИНО. Во Времени и в Пространстве.

И любая наша агрессия, или, напротив – любовь, любая наша эмоция – большая или малая – колеблет Мироздание в ту или иную сторону. И каждый момент нашего бытия, отмеченный нашей деятельностью, и даже просто нашими размышлениями, меняет его на ту самую почти невидимую и неощутимую МИКРОДОЛЮ, которая тем не менее УЧАСТВУЕТ В ПРЕОБРАЖЕНИИ МИРА.

 

 О ЕДИНСТВЕ ВРЕМЕН

И ЭТО тоже очень хороший вывод. Который заслуживает того, чтобы прямо здесь и сейчас поставить в наших рассуждениях точку. И все бы точно так и было, если бы путь наш не лежал и не следовал к линии горизонта. Одного и другого, и пятого, и еще иных горизонтов.

Этот вывод о взаимосвязи времен был понятен мне и прежде, но здесь ощущение действия этого Вселенского правила я дополнительно еще и почувствовал, что называется, на собственной шкуре. А что это для меня значит на моем внутреннем оценочном уровне моих собственных действий на данный период? Это для меня – награда. В виде всего того удивительного, что открылось мне в этих местах и меня за эти несколько дней изменило, что дало мне, надеюсь, запас прочности на Будущее. В виде новых знаний, в виде новых энергий, в виде нового окрыления.

Для меня награда – откровения и выводы, которые дались мне тоже с благословения здешних мест. И как пик откровений Аркаима – явление мне моего прежнего духа из громадной древности. Это награда мне за мое желание двигаться вперед, но сначала и для этого...  приведшего меня в прошлое. Чтобы восстановить утраченные прежние связки, наличие которых в мире делало мир прошлого и будущего, и, конечно же, – настоящего тоже  совершеннее и гармоничней. Делало его более цельным и целеполагающим.

И наша задача – не только эти связи восстановить, но их еще и выровнять. А это возможно? – Да, в том-то и дело, что да. Этим Аркаим и занимается в том числе. Помните наши молитвы о прощении «всего нашего рода по мужской и женской линии до самых первоистоков?». Ведь это не просто так.

И это уже – наработанная местная практика. Именно об этом мы и просили небо и горы, чтобы прошлое нас назад не тянуло, а, дав нам прощение, – в любви и в ощущении родства и сородства нас не только отпустило, но и укрепило, и направило, и подтолкнуло вперед. Вот что делает Аркаим. Естественно, через наше осмысленное желание двигаться вперед и к вершинам.

 

ОБНОВЛЕНИЕ

МЫ ВЫЕХАЛИ и, что называется, – легли на обратный курс, или направились, а еще точнее, – полетели к дому. И все-таки поспавший Алмаз, и всегда бодрый и готовый к действию Гайфи, и тоже поспавший – почти как следует, я, – все это создавало нам уже совершенно другое настроение и переносило нас в иное измерение, в котором уже был Аркаим и все, что ему сопутствовало. И мы понимали, что все мы теперь уже другие, может быть, совершенно другие, нежели до приезда сюда, и ощущение обновления нас охватило, и мы были уже в этом новом измерении, которое нас изменило. Изменило каждого по-своему, и это было хорошо и отлично, ибо к каждому из нас пришло то, что нам было НЕОБХОДИМО, что было нам ПОРУЧЕНО вернуть и приобрести заново. А  также то, чего сознательно, или бессознательно хотели и мы сами.

Сумев поспать, я – впервые за все аркаимское время – чувствовал себя в рабочей форме, и глаза мои смотрели на все, что проносилось за бортом нашего судна, с новым и острым интересом, и я снова смотрел и наблюдал свое Отечество и проникался к нему снова надувающей сердце гордостью и любовью.

Вот опять горы Урала. За эти несколько дней, что мы здесь не были, цвета его гор изменились. Склоны в лесных массивах приобрели более интенсивный цвет, и горы теперь зажглись еще более, были еще более светлы и радостны, и смотреть на них снова было несказанное счастье. Но это счастье было спокойное и ровное, которое не просило меня, например, вырываться из окна навстречу новой неожиданности, поджидавшей за каждым новым поворотом, за каждым новым десятком метров. Оно говорило, что все, что мы видели здесь, вошло уже в наши сердца, и теперь уже с нами срослось, и стало нашей неотъемлемой частью и, стало быть, – и нашим богатством.

Снова мы видели поселки и маленькие поселения, стада домашних животных, и в том числе конное стадо, кормившееся на обочине горной дороги и не обращавшее на нас никакого внимания. Мы видели горные разработки в карьерах и передвигающиеся  неспешно, словно солидные жуки, машины с рудой. Мы видели, как постепенно в горы входила цивилизация – с железной дорогой и железнодорожными вокзалами, гостиницы для приезжающих и кемпинги для туристов и путешественников, яркие кафе и учреждения культуры.

И скоро все это закончилось, и вновь мы оказались на мосту через реку Урал, бывший Яик, и переехали границу между Азией и Европой. И что-то произошло? И нет, и да. Мы вошли в иные координаты реальности, которые уже перевели стрелки нашего Времени и Бытия не только на другие географические широты, но и на другое мироощущение. Я острее стал чувствовать происходящее, и понимать, что именно со мной произошло и со всеми нами. Но не все сразу выпрямилось в моем сознании окончательно, а раскрывалось постепенно, по мере нашего продвижения вперед.

Что же со мной произошло? И я не стал бы вам рассказывать всякую ерунду, если бы эта ерунда не представляла собою маленькие разноцветные пазлы, которые нам – вместе с вами, читатель, предстояло собрать, чтобы увидеть общую картину, ради которой мы с вами вот уже столько путешествуем вместе, и куда только не засунули свой нос, – в какие только измерения. Ибо все они, эти маленькие ситуации, которые мы прошли, и есть те самые настоящие пазлы, о которых мы с вами только что говорили.

 

ОТПУЩЕНИЕ

А ПРОИЗОШЛО со мною, полагаю, вот что... Довлеющая надо мною распорядительная сила, видимо, сознательно прижала меня так, чтобы я едва мог дышать, и только видеть и чувствовать, и даже не анализировать. А мог видеть и чувствовать, и смотреть лишь в тех направлениях, куда этой «довлеющей» было угодно. Это для того, чтобы в своих восторгах от увиденного нового я не изошел в чрезмерных эмоциях и не растряс свою энергию по мелочам, растряс не туда. А куда надо?

И вот теперь сознание мое распрямлялось, и творческий аналитический ум как бы получил отпущение. «Вот теперь свое получи. Под расписку» – будто кто-то сказал мне надо мной. И от самых Уральских гор, словно сбрызнутый живой водой, я уже работал, не отрываясь от блокнотов. Написал даже несколько стихотворений, которые следовало, конечно, еще доработать дома. Но писать одно, чувствовать другое. И второе важнее – ведь именно ради этого и отправляемся мы с вами в путь.

 Снова я пожирал глазами пейзажи за окном, снова входил мысленно в иное бытие, которым живут здешние люди, мои соотечественники, и ими проникался, и им сочувствовал. Наверное, потому, что передвигаться по горам сложнее, чем по нашей пересеченной местности. А передвигаться там можно только в две стороны, куда указывает дорога – то есть туда и обратно.

Это связывало и руки, и ноги – вот почему, восхищаясь этими местами, я уже понимал, что они не для меня. Для меня – леса и перелески, луга и вода, реки и озера, низины и возвышенности, которые все время перемежают друг друга, словно наперегонки, предоставляя сердечному взору и то, и другое, и пятое, и десятое. Не воздвигая перед нами чрезмерных преград.

ПОЧЕМУ ТАК?

Чтобы унести с собой на память частичку этих мест, я читал названия населенных пунктов, где мы проезжали, пытаясь их запомнить и даже некоторые из них записал. Но однажды вдруг поймал себя на мысли, что не только запомнить, но и прочитать почти ничего не могу. Это был весьма раздражающий психику фактор, но механическое восприятие того, что пробегало за окном, кажется, не давало возможности определить, то есть просто констатировать, почему же это происходит.

Однако в какой-то момент я на этом сосредоточился и увидел причину. Эти надписи были сделаны не для всех, а только для местного населения. А мы проезжали по территории Башкортостана. Это была территория в более чем шестьсот километров. Никто из нас не разговаривал на башкирском языке, и, получается, что все мы были обречены  на такой результат восприятия этой части дорожной реальности. Слепое восприятие.

И надписи были на трех языках, единый же и могучий – один для всех – здесь шел  вторым. Пустяк? Как видите, не пустяк.

– Как так? – скажете вы, этого просто не может быть. Не может – и этого нет. Да. Не должно быть. Но это есть. Потому что верхние надписи сделаны на башкирском, и пока читаешь незнакомый язык, пока поймешь, что он незнакомый, дорожный указатель снова остается уже позади. Желая прочитать теперь уже наверняка следующий, ты все равно об этой особенности забываешь, а когда вспомнил, что вот тут какая закавыка, как снова сразу оказывается то же самое: вспоминать об этом уже поздно – опять проехали.

А как быть тем двумстам языкам и народностям, которые населяют нашу страну, а как быть зарубежным гостям, которые настроены на «великий и могучий»? Не является ли такое положение унижением для нашей великой страны? Ведь это совершенно очевидно и есть: привнесенное национальной самостью беспорядка в порядок. Нет же такого, к примеру, в Татарии, по которой мы проезжали днями раньше.

И я чувствовал, что в этой ситуации кроется какой-то подвох, какая-то простая и понятная закавыка, которая нам мешает, которая нас, народы России, каким-то странным и нехорошим образом – мелко, но разделяет и разъединяет. Но не именно этими – вернее, не только этими – НЕ ТАК написанными знаками, а целой системой недомолвок, сделанных не так. И этот подвох следовало найти, его сформулировать и вывести на чистую воду, и привести его в соответствие с простой и понятной логикой здравого смысла.

Которое больше не будет преградой, а будет средством единения  и сплочение народов на каких-то простых и понятных ВСЕМ, кто у нас в стране проживает, правилах и принципах.

 

ЭТО НЕ ПУСТЯКИ...

ДЕЛО ЗДЕСЬ вот в чем. В психологии. Мы ведь привыкли читать сверху. И нас в этом не переделаешь. Какой вывод? Очень простой. На территории самой большой в мире страны должен быть ЕДИНЫЙ ЯЗЫК, который во всех представительских случаях един. Которого нам не пристало стыдиться, ибо он издревле – важнейшее средство единения разноголосых народов на единой территории. Который понимает всех, о которых заботится, которых защищает в минуту опасности. Это государственный язык, это – РУССКИЙ ЯЗЫК. И в таких важных вещах – а это вопрос государственности – мелочей нет и быть не может.

Другой скажет – пустяк, говорить не о чем... В таких делах пустяков не бывает. В  Башкирии ведь, когда так делают, понимают что делают что-то не так.  Но понимают не до конца, и заглушает здесь голос рассудка САМОСТЬ – ядовитое чувство, разрушающее единое, стремящееся к разделению и новым обособленным границам, которых – по большому и верному счету на Планете быть не должно вообще.

Скажу вам тоже по секрету: скоро их и не будет, если все мы захотим жить в любви и мире, в согласии. А это значит, не будет никаких границ, разделяющих люди и народы. Потому что такова воля здравого смысла, такова логика целеположения Надмирных сил Света. Потому что все мы дети одного Бога Отца-Матери и призваны жить в любви и в мире, независимо от языка и цвета кожи. Мы созданы для мирной и счастливой жизни без войн и насилия любых видов. Мы все меж собою равны и свободны, и живем для того, чтобы делать счастливыми других людей.

Разрушение этой простой и очевидной истины, этой божественной установки и начинается вот с таких пустяков, о которых я говорю, и начинает не на шутку разводить братские народы. А попробуйте потом собраться и понять, с чего и для чего началось, – если уже развелись!..

Вот этот «пустячок» с дорожными знаками наладил меня и на другие серьезные размышления, и вывел на аналогии, о которых страшно подумать, – не только произнести вслух. И говорить об этом не хочется, но тогда зачем мы с вами сотрясаем воздух и для чего взялись за перо, если дух отваги нас покидает как раз в то самое время, когда он более всего востребован и необходим. Ибо кому-то такие рассуждения могут  быть неприятными, в том числе и для моих новых друзей из Татарстана. 

И поскольку дискуссионная тема вышла на повестку дня и осознала свою актуальность, память моя тут же, словно имея свою задачу, подсунула мне и другой аналогичный случай. Речь идет о нашей вчерашней дискуссии с Феликсом Фатхи, которая не нашла решения, так и повиснув в воздухе. Напомню ее. У нас с ним были очень серьезные разночтения по поводу биографии Иисуса Христа. Все огромное количество христиан в мире знает, каким подвигом закончил свой бренный путь на Планете Земля наш духовный Учитель.

И вдруг оказывается, что он же, этот Учитель, по словам Феликса, закончил свой жизненный путь в Индии. Где, якобы, Он написал огромное количество трудов, которые там же, в Индии, хранятся, и где Он упокоился и сам. И там же нашел и вечное пристанище. Допустим, что Он жил там восемь лет, и написал свои достойные труды. Но вот дальше...

Но вот затем Он вернулся на родину, в те самые библейские места, с которым и связан Его Великий духовный подвиг. Вернулся он больной и разбитый, и приходил к нам с моей тогдашней (и нынешней тоже) супругой, о чем в свое время напомнил мне несколько лет тому назад трансовый сон, и напомнил дважды. А трансовые сны ничего не придумывают и не лгут. Он приходил к нам лечить свои больные ноги, поскольку жена моя была – по-нашему сказать, – народная целительница.

Несколько лет тому назад они вдвоем – вместе с матушкой Богородицей – приходили ко мне – и тоже дважды, с интервалом в два года – чтобы сообщить мне очень важную новость – о моей главной задаче на нынешнее воплощение. И что теперь? Мне от этого всего отказаться в пользу другого мнения, на котором тоже и авторитетно настаивает Феликс? Да никогда, ибо я посвящен в истину.

Тогда, перекипев про себя за Учителя, я спросил Феликса: «Ну и что мы теперь будем делать с этими разночтениями?»

Насколько вы помните, он ответил: «Думайте сами...»

Ну, хорошо, мы можем себе представить, что оба в чем-то правы и в чем-то неправы, и станем искать точки соприкосновения. А представьте себе, что на такую дискуссию собрались более горячие и молодые парни, чем мы с ним... Вполне допускаю, что там могла произойти нешуточная схватка, причем с использованием не только слов. Ведь у каждого свои аргументы, в которые он верит и которые, возможно, впитал с детства. Значит, в вопросах единения наций нам, как хлеб насущный, нужны веротерпимость и понимание многих иных коренных вопросов текущего бытия .

– А как ее, эту веротерпимость обрести?

– К этому нужна добрая воля сторон. Нужно собираться, объясняться представителям разных национальностей на региональных и общегосударственном уровнях – по самым острым проблемам расхождения, по перспективным направлениям развития. Кажется, на первый взгляд, что расхождений нет. Оказывается, – есть.

Но вот кто, думаем мы, подменив истину, подсунул вместо нее большой вопрос, чтобы стороны поссорить!? Это те, кто всю жизнь разводил, ибо таково их пожизненное задание от рождения. Вот вам пример только одной поездки. Налицо скрытая тенденция к разделению.

– Но кто этим просвещением займется?

– Идеологи наших руководящих структур. А у нас, извините, таких структур нет.

– Как нет?..

– Да очень просто: нет и все – потому что нет идеологии. А ее нет, потому что нет национальной идеи.

– Приехали... И ее точно нет? Вообще нет?

– Она есть. Единственная. Но ее пока не примут наши руководящие структуры страны. Ибо она кажется им настолько фантастичной, что немногие ее принимают всерьез, считая утопией, каких не бывало.

– И что это: не секрет?

– Это построение Единого Планетарного Государства без границ. На основе единой базовой религии – Единобожия. На основе единого базового языка – русского. На основе полного территориального слияния народов Планеты. На основе единого управленческого Международного Центра.

– Но как?

– В основе – идея построения Единого совершенного государства – по форме – Богочеловечества.

– Почему – Богочеловечества?

– Потому, что люди, – это забывшие себя боги. А боги – это – иными словами говоря – совершенные люди. Это – мы, за годы экспериментальной эволюции переставшие быть богами.

– А какие они должны быть?

– Их суть – Любовь. Это их преобладающее состояние. Любовь ко всем, кто есть, –  словно к собственным детям. Словно к Родине, Богу, Истине. От этого состояния – и отношение ко всему остальному сущему. Как к себе. И никакого насилия. Никого ни над кем. И над собой тоже. Наша задача – вспомнить себя и к себе вернуться.

– Этого можно добиться?

– Да. Осознанным последовательным самовоспитанием. Думай – прежде, чем подумать – не только сказать. Это следование правилам самовоспитания, которые находятся сейчас в разработке. Готовятся и основные ориентиры такой работы, или исходные данные по началу строительства такого совершенного общества. В них – что есть, что будет, что надо. Что требуется на это тысячелетие Преображения от каждого из нас.

– Тысячелетие – не слишком много?

– Нет, не много. Это пустяк для Вечности, которая отпущена для нас.

Не потеряем ли мы за перерождениями эти Ориентиры, не свернем ли в сторону?

– Нет, не потеряем. Поскольку у нас есть цель и мы решили в этих вопросах разобраться. И потому, что мы теперь будем вместе. А еще потому, что с нами – Бог. Который ведет и направляет.

 

ОДНАКО...

не можем же мы с вами прямо сейчас вот так просто взять и расстаться, даже не попробовав пролить хотя бы какой-то малый свет на часть истин об Иисусе Христе, имея на этот  счет самые различные мнения. Что происходит: серьезные люди не находят консенсуса, демонстрируя расхождение в принципиальных вопросах веры. Это не есть хорошо, а потому  есть естественная необходимость разобраться в причинах. Хотя бы в общих чертах. Давайте попробуем...

Некоторые исследователи считают, что, начиная с 12 до 30 лет, имя Иисуса Христа в христианских летописях не упоминается. Куда исчез? Кстати, и автор этих строк тоже обратил на это внимание. Следовательно, появляется вопрос: где И. Х. был все это время? И вот какая наиболее вероятная складывается из огромного количества свидетельств известных исторических фигур картина...

В сопровождении старшего наставника Он отправился по странам Ближнего Востока исследовать мир. И учить, и учиться, и проповедовать. Согласно свидетельств из разных древних источников того периода, они с проповедями прошли Персию (Иран), Афганистан, Турцию, Сирию... Однако, отмечается, что особое тяготение И. Х. испытывал к Индии, ибо там были проповедники, чьи учения были наиболее Ему близки. Из чего складывается впечатление, что он туда стремился.

По этой логике, он в тридцать лет вернулся обратно в Израиль, где снова проповедовал и ИСПОЛНЯЛ возложенную на него миссию Божиего Посланника. А в 33 был распят и – со временем – канонизирован – как Мессия, Пророк, Святой. Далее мы наслышаны, что Он – на сороковой день после распятя – вознесся в Дом Отца своего. Но так ли это было?..

И вот в чем потрясающая закавыка: многие исследователи жизненного пути Иисуса Христа приводят свидетельства встречи с Ним известных истории лиц, которые датируются послежизненными годами Иисуса Христа, то есть в период уже после Его распятия. Это – 40-50-ми годами н. э. и далее.

Объемная и методически выверенная сенсационная книга немецкого исследователя Холгера Керстена так и называется: «Иисус жил в Индии». И он излагает уже как непреложный факт, что: до распятия Иисус Христос жил на Ближнем Востоке, а после распятия – в Индии и еще где-либо. В книге описывается, что Он путешествовал по Индии вместе с Матерью Марией и одним из своих учеников и последователей Его учения Фомой. Что  существует Евангелие от Фомы, которое считается церковью апокрифическим и не рассматривается как источник истинной информации.

А мы снова возвращаемся в Индию. До нашего времени дошло множество свидетельств о   деяниях И. Х. и Его встречах с теми известными историческими личностями, которые оставили в древних источниках воспоминания о Нем. Кстати, упомянутый Холгер Керстен  считается  одним из самых основательных исследователей биографии И. Х. и он утверждает, что существует 21 исторический документ, в которых содержится свидетельство о Его пребывании в Кашмире. 

В индийских письменных источниках Иисус Христос упоминается как Исса Мессих или Юз Асаф (Вождь исцеленных). Обратите внимание: перевод имени также свидетельствует о тяжком испытании Святителя. А сам Он, по свидетельству источников,  умер в возрасте 80 лет в том самом индийском городе Шринагар в штате Кашмир. Там и захоронен. Ранее, неподалеку от Кашмира, нашла свое упокоение и его Мать Мария, которая известна миру как Матушка Богородица. 

Именно об этом говорил нам и Феликс Фатхи из Аркаима. Но тогда появляется не слишком ли много вопросов?.. Первый: понятно, почему Иисус Христос не остался в Израиле после распятия. Думаю, здесь ответов не требуются – все понятно.

Но почему такие страстные факты о «посмертной» жизни Иисуса не были озвучены церковью – ведь не могли же они оставаться бесконечной тайной? Можно предположить,  что церкви не нужны были новые версии и факты новой биографии Иисуса, ибо прежний сценарий, питавший идеологию церкви, их вполне устраивал.

Вот почему они тщательно замалчивали действительность из апокрифов того же Фомы – товарища И. Х. по путешествиям. Ибо Фома поведал миру необычное и для того мира – немыслимое. И это самое «немыслимое» для нас – ЖИЗНЬ Мессии ПОСЛЕ ЖИЗНИ. Вторая жизнь. Активная, деятельная, продуктивная. В Индии осталось много Его писаний, на Востоке они были и есть почитаемы, и тщательно изучались и изучаются. Они были и есть востребованной духовной пищей. Но вот «жизнь после жизни...»  Нас снова и снова сносит к этим словам.

Кажется, что самое простое после всего, что с Ним сотворили на Голгофе, было бы вернуться в Дом Отца Своего. И заняться другим делом. Но. Если мы пойдем путем дальнейших моих рассуждений, станет понятно, почему Он МОГ поступить именно так, как поступил. Дело в том, что мессианский народ Израиля, получивший от Создателя такой статус еще через Моисея, надежд Создателя не оправдал и не стал для мира духовным лидером и оплотом новой веры, как это предполагалось по первоначальному замыслу. Мало того: этот народ еще и распял Посланника Бога, совершив таким образом деяние против Бога.

Вот почему Иисус психологически не мог оставаться здесь для дальнейшего Служения. А отправился туда, где Ему, по крайней мере, духовно, было комфортно. Где труд Его мог быть оценен по достоинству, что мы с вами ныне и видим из многих свидетельств. Благодаря исследователям, которым тема Иисуса Христа близка сердцу.

 А не вознесся Он в дом Создателя потому, что считал свою задачу в Израиле невыполненной – по крайней мере, до конца. И если так, то это означает, что и в Индии Иисус Христос продолжал свой духовный подвиг – по своему разумению, по своему самоопределению и Целеположению Вышнему.

Таким образом, мы с вами – в основном – сняли с повестки дня вопрос, который вызвал недоумение и недопонимание между мною и Феликсом Фатхи. Хотя вопросы остались, но их было и будет всегда – а наша главная на сей момент задача – не уйти совсем в сторону от нашей основной темы и вернуться в ее русло.

Вот только, правда, остался у нас недообмолвленным еще один и очень принципиальный вопрос: могло ли быть такое в принципе, чтобы Иисус после гибели в физическом теле мог снова остаться для деятельной жизни в физическом мире? Я бы ответил на этот вопрос утвердительно. Потому что Он приходил показать нам совершенство духа и возможности тела человека Грядущего. И показал.

 И показал очень вовремя. Потому что именно сейчас, помаленьку, мы, люди Планеты Земля, вступаем в новую эпоху божественных возможностей человека. Вступаем на территорию Богочеловечества, где, как известно, Невозможное – возможно.

Кстати: профессор Хаснайн, который исследовал захоронение Юз Асафа (Иисуса Христа) в Шринагаре, утверждает, что на Его надгробной плите высечены отпечатки Его ступней и изображение распятия. И вот окончательный аргумент, который отвечает на наш принципиальный вопрос: расположение рубцов на распятии совпадает с рубцами  на Туринской Плащанице.

Это означает: Иисус Христос и Юз Асаф – одно и то же лицо. Это означает: есть жизнь после жизни! И что мы с Феликсом Фатхи оба – по-своему – правы.

Мир вам, Свет и Любовь!

 

Ваш Геннадий Лучинин

11. 04. 2019

  

 

 

Глава одиннадцатая

К Закону

Приоритетов

 

Есть много слов, которые сыплются в пустоту, и есть мало слов, которые говорят за все сразу – ибо любой из нас с вами знает – где-то глубоко, или не очень глубоко внутри себя, что когда-нибудь все мы – постепенно – сойдемся и сольемся в Великое Единство, основанное на Великой Любви Всего ко Всему, на Великой Любви Всех ко Всеобщему Миру, иначе у жизни не было бы никакого смысла быть...

 

И ДУМА МОЯ вернулась в прежнее, чтобы поднять на всеобщее обозрение и обсуждение тему, которая перед моим мысленным взором начинала постепенно выпрямляться и даже обретать крылья и паруса – кому как будет удобнее. И начинает обретать зримые контуры. О чем речь? Как раз об этих самых – САМОСТИ, НЕТЕРПИМОСТИ, ОБОСОБЛЕННОСТИ – самых главных врагах человечества, которые не хотят и не позволяют сделать нашу Планету настоящим раем, в котором славно живется и старому, и малому. 

Путь к этому один: ЕДИНЕНИЕ НАРОДОВ на какой-то очень общей для всех единой платформе. Но именно: через терпимость, открытость, единство  цели. А что обеспечивает единство и терпимость? Четко сформулированная цель, уложенная в коренную, или базисную идею. Идея есть – и давно. А вот как свести людей к общему знаменателю? Их объединить на самом деле? Вот здесь-то как раз, на этом самом месте, и начиналась пробуксовка.

Мы ехали уже часов шесть, и Алмаз в одном месте вдруг резко свернул влево. Здесь, на придорожном естественном небольшом возвышении было построено что-то вроде открытой плошадки под крышей для проезжающих. Как это называется? Забота о человеке. Пустяк, а приятно. Погода начала к тому времени уросить. Пошел мелкий дождик, порой прибавляющий обороты. Свернуть в перелесок – везде было сыро, в машине – тесно. И решили перекусить все-таки здесь, на этом ветродуе.

Здесь были простые дощаные столы со скамейками, с крышей над головой. Хорошо – спасибо. Но, как почти всегда у нас в России, было несколько «но». Прилично огороженная территория этого приюта была забросана газетами, остатками еды – словом, понятно. Со столов было не стерто. Алмаз посмотрел на все это и машинально выдал первую реакцию: «Народ – свинья!»

По мне это прозвучало слишком резко – как удар по лицу, и я сразу отреагировал, сказав, что народ свиньей быть не может, а свинячили здесь НЕКОТОРЫЕ, действительно, бескультурные представители этого народа. К тому же несколько урн, которые здесь стояли одна к одной, были переполнены, и потому большой вины «народа» здесь не было. А налицо была плохая работа организации, обслуживающей территорию, а если думать и дальше, то отдельных ответственных лиц, которые могли заболеть, уехать по срочной надобности и прочее. Потому и набросали.

Мы несколько мгновений раскачивались, как лучше поступить, но я предложил все-таки остановиться здесь и не метаться. Салфетками мы протерли большой стол и перекусили. Оба мои товарища отправились к машине, а я взял мокрую газету из под дождя и протер весь стол. Чтобы не так омрачать настроение тех, кто приедет сюда после нас.  

И был еще один случай, который меня «толкнул в плечо». Мы пересекли границу Татарстана, и  Алмаз с облегчением воскликнул: « Ну, вот – я и дома!» И это было бы просто и естественно, но он, обращаясь ко мне, меня почему-то спросил: « А как вы считаете?» И мне показалось, что к этому вопросу его подтолкнул его внутренний голос, направленный к тем, кто мог на него ответить.

Я сказал, что я везде дома и не стал развивать мысль дальше – по той же простой причине – чтобы среди друзей не прослыть ментором. А читателю я готов пояснить, что уже десятки лет осознанно считаю себя гражданином мира – по убеждению и по факту, и главной своей задачей на этой земле считаю изменить положение дел на планете таким образом, чтобы сблизить людей друг с другом и искоренить противостояния и войны. Это и есть моя главная жизненная задача, о которой когда-то приходили меня известить Иисус Христос и Матушка Богородица.

Добиться того, чтобы каждый из нас полюбил любовь к миру и пекся о процветании мира так же точно, как и о своих личных делах и заботах, и более того. Чтобы каждый из нас совершенствовался сам и именно через самосовершенствование совершенствовал и окрестный мир – и ближний, и дальний. Чтобы двигало нами желание быть и жить внутри созидательных процессов и заранее отвергать все разрушительное. 

 

ЧТО ДЕЛАЕТ МУДРОСТЬ...

И ЕЩЕ я заметил за Алмазом одну странную особенность. Будучи человеком крайне деятельным и талантливым в осуществлении любого дела, способным смотреть вперед и видеть перспективу в стратегии и тактике движения вообще, он своим сознанием и в своих планах, как мне показалось, и не собирался выйти за рамки своей национальной территории. Между тем Россия, действительно, страна для всех одаренных теми или иными достоинствами людей, тем более таких предприимчивых и деятельных, как Алмаз.

Он ограничивал свои творческие планы (он писал стихи, как и его отец), он горел желанием возглавить местную администрацию по месту проживания, но взгляд его не простирался за более дальние горизонты. Его национальная обособленность суживала перед ним рамки его самореализации, о чем я ему и сказал. 

Знаете, разъединяться и обособляться всегда ведь проще: «Я – не я, и проблема не моя». Но мудрее всего – объединять и объединяться, и искать, и находить компромиссы и общие точки соприкосновения, и чувствовать взамен надежность и поддержку со стороны тех, с кем ты искал и нашел общий язык. Это что касается взаимоотношений людей с людьми и народов с народами.

  Что же касается проблемы единого языка, то мы не можем не признать того, что это главное объединяющее все народы России средство. На всей нашей территории это единый и основной язык – как главнейшее достояние государства российского. Наша связующая нить, призванная и способная нас объединить, нам друг друга понимать и понять. Ведь без взаимного понимания и приятия друг друга какое же может быть единение? А оно нам – как воздух! Чтобы всем большим миром решать и большие задачи, которые под стать только такой огромной стране, как наша.

Здесь и решение социальных задач, а значит, экономических и финансовых, а значит, –  задач обороны и защиты национальных интересов всего нашего большого и великого народа. И далее по тексту.

 

К закону ПРИОРИТЕТОВ первого ряда

Все эти проблемы и вопросы вращались в моей голове, и я понимал, что все равно нам нужен какой-то очень простой и понятный для всех нас с вами механизм, который бы побудил нас всех – люди и народы – к единению и был способен этот процесс регулировать и направлять. Эта история с дорожным знаками. Эти точки нашего преткновения на религиозной почве с Феликсом Фатхи. Это примеры национального самовыделения и обособления от большого и единого государства, которых немало вы встретите в наших братских республиках и народностях. Над этим предстоит работать.

Здесь нужен, как я уже говорил, некий упорядочивающий механизм, может быть даже в виде Закона. Закона государственного уровня и надгосударственного – ведь когда вопрос коснется и сферы международного урегулирования аналогичных проблем, об этом думать тоже придется сразу. В конечном итоге, за дорогу мне такой Закон удалось сформулировать и дать ему предпосылки и обоснования, аналогичные которым я только что изложил вам.

Закон Приоритетов Первого ряда – вот как называется этот Закон. Он упорядочивал бы взаимоотношения субъектов Федерации относительно разграничения их полномочий на всю длину лестницы нашего общественного устройства – от управляющих верхов и до самых низовых структур самоуправления. Это Закон о порядке подчинения и соподчинения субъектов Федерации.

Однако. Придет время – и мы с вами будем говорить уже об упорядочении вопросов  Международного характера. Это означает, что наш Закон поставит во главу приоритетов первого ряда уже международную структуру, которая своими правами и полномочиями будет надстоять над всеми нижеследующими национальными формированиями.

Этот же механизм и порядок хорош и для дорожных знаков, и для языков, и верований, и прочих спорных вопросов, которые еще не обозначили себя под сенью этого простого и славного Закона, который мы вместе с вами, читатель, сформулировали во время нашей настоящей поездки.

Приведем конкретные примеры, которые еще раз пояснят механизм его действия.  

По дорожным знакам. На всей территории России первая надпись – на едином общенациональном государственном русском языке. Только так. За ней – по порядку – и все остальные – сверху до низу. Здесь логика настолько проста, что с ней согласится и школьник.

При построении Богочеловечества в Приоритеты первого ряда выходит идея построения Единого Планетарного государства Планеты Земля. Они и станут – со временем – главенствующими в распределении полномочий нижестоящих субъектов нового общественного устройства. Хотелось бы только сделать еще один маленький, но существенный акцент, который намерен высказаться в пользу такого Планетарного мироустройства.

Существует совокупная и целеполагающая воля Земли и Неба, которая сформулировала для нас единственно возможный путь в ЦЕЛЕСООБРАЗНОЕ  будущее. Оно и состоит в этой новой форме государственности, или общественного мироустройства. Только такое мироустройство, лишенное основ агрессивного и эгоистического капиталистического ведения общества, избавит нас от угрозы войн и в итоге – от неизбежного самоистребления общества.

Только поняв эту ныне совершенно очевидную аксиому, мы поймем, куда мы,  действительно, можем направить свои усилия и в какой форме реализовать их наилучшим образом. Поняв эту простую и очевидную истину, мы сможем – уже без оглядки назад и по сторонам – заняться главным и настоящим делом своей жизни, направленной на всеобщее благо. Чего же еще лучше?!.

Религиозный момент. На самом деле он очень важный, и крайне важный – и как его разрешить? Здесь речь тоже пойдет о нашем Универсальном Правиле – Законе Приоритетов Первого ряда. Смотрите, что происходит: на Планете в целом множество религий и вероисповеданий. Нам привычно кажется, что они принесли людям громадную пользу – с точки зрения становления их духовности.

 Действительно, с этой точки зрения, локальная польза была. Но гораздо больше было от их множества вреда. Потому что все они по-своему работали на разъединение, на разобщение людей по религиозным признакам. На духовное обособление, на возведение новых религиозных границ. А представьте себе, сколько было именно на религиозной почве военных противостояний, приносивших неисчислимые жертвы.

Да вот ведь: вы же не забыли наш свежий пример о жестоком уничтожении татарской деревни иранцами? Это ведь тоже произошло на религиозной почве. Этот пример словно бы специально был положен в русло нашего сюжета. Вот и наше столкновение с Феликсом по поводу разночтения биографии Иисуса Христа. Оно тоже не приблизило нас друг к другу.

Почему так произошло, что великие пророки, которые приходили на Планету, чтобы вбросить людям и народам новые духовные идеи, – в результате, с какого-то времени, эти же самые идеи начинали людей разъединять? Потому что во все времена для сил противодействия благому был актуален лозунг: «Разделяй и властвуй!». Они это и делали, и у них это хорошо получалось. Ибо главные положения учений пророков они заведомо искажали в свою пользу и в пользу своих хозяев из гражданского общества.

С получением нового Закона о Приоритетах Первого ряда нам нужно поискать и найти причину и повод, которые бы работали на единение народов. Вот что надлежит нам сделать: оставить всех наших пророков, или перевести их с первого ряда на своем прежнем месте на второй, чтобы их противостояния не оглушали нашего сознания. Тогда кто же окажется на уровне Первого ряда?

И здесь ответ тоже есть. На уровне Первого ряда будет теперь и отныне наш Единый Создатель, или, как Он сам себя называет, – Отец-Абсолют. Это Он сотворил нас всех вместе с Планетами и Галактиками. Это Его, мы, человечество, предали несправедливому забвению, отчего и оказывались много уже раз на краю гибели – духовной и физической.

Итак, в вопросах веры у нас отныне встанет на место Приоритета Первого ряда  Отец Создатель, который давно уже и очень давно ждет, когда же Его самое лучшее творение – ЧЕЛОВЕК –  встанет, наконец, на ноги и многое поймет, и однажды обратится к своему Создателю с предложением о сотрудничестве, о взаимосвязи и взаимодействии на постоянной основе.

На данный момент это произошло –  с некоторой, очень малой частью нашего населения. Но процесс развивается и пойдет на расширение. И уже начинает работать на объединение людей под Его началом. Вы спросите, а что же теперь делать с прежними богами – не отказаться же от них. А вы и не отказывайтесь. И ведите с ними ваши прежние диалоги, но теперь на арену ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ выходит новая религия. Ей имя – ЕДИНОБОЖИЕ. Ибо создавший нас и все, что вокруг нас есть, – ОДИН.

Это Он в разное время посылал к нам на Землю своих пророков с емкими Постулатами веры, но содержание которых в дальнейшем было искажено и опорочено земными служителями религий и храмов в собственных корыстных интересах. Проявление ЕДИНОБОЖИЯ как единой и единственной религии на Планете сразу снимет все религиозные границы разделения. Вы видите сами, как ведь все просто.  Теперь все предпосылки для этого у нас с вами есть. Нужна только наша с вами добрая воля. Придет время – и каждый из нас войдет с ним в прямой и постоянный контакт и поймет, что это такое – заниматься творением новых реальностей. С Божьей помощью.

Надо понять и такую вещь: в руках Создателя судьба каждого из нас. И он ждет от нас понимания таких вещей, понимания и участия в процессах Преображения, которые меняют сейчас людей и ждут от нас активной позиции и созидательной работы на будущее Планеты и Космоса.

Он ждет от нас большой и осмысленной работы над собой, над своим духовным самосовершенствованием. Он желает установления с каждым из нас устойчивой и постоянной связи между ним и его единодуховными детьми, то есть с нами.

Это Он приведет нас, землян, через своих духовных земных адептов, снова к мирному миру и духовному, и территориальному единению. Это произойдет тем быстрее, чем активнее мы с вами включимся в этот жизненно важный процесс. Все просто – и очень непросто: ибо все зависит от нас!  И теперь религиям, языкам и народам предстоит научиться такие вещи понимать, научиться друг с другом договариваться.  

 

РОССИЯ – ОПЛОТ ГРЯДУЩЕГО МИРА

И ТАК – в разных думах – продуктивных и разных – мы ехали вперед, и дорога нас принимала, и Родина – большая и малая тоже – раскрывала нам свои объятия. Словно желая сказать, что мы здесь в ее надежных руках, и нам ничего не угрожает. А, напротив: все к нам расположено и все нас чувствует, и понимает. И нас защищает.

Такое ощущение надежности было и у меня. И понимание того, что никто не отберет у меня страну, жену, сына и Бога, если они и есть самая заповедная территория моей и нашей любви. Мы не любим выставлять своих чувств напоказ, но они у нас есть – по крови и по зову Божественного духа. Они были, есть и будут, ибо это наша духовная составляющая, которая в свою очередь – и есть основа нашего жития и основа целостности многонациональной и многоконфессиональной нашей нации.

Больше того: наша многонациональная держава есть настоящая ОСНОВА, пример и образец того, каким станет –  в не очень отдаленном будущем – наше Единое Планетарное Государство – по внутреннему устройству, по принципам общих взаимоотношений, по Единым Правилам грядущего бытия.

 И наша Родина – по своей судьбе, по Высшему Божественному предназначению есть формирующийся для этого оплот нового планетарного мира. Иного не дано. А знаете еще почему? Потому что она, наша Россия, и к миру идет с любовью, и несет ему ПРАВДУ  и МИЛОСЕРДИЕ – то, чего недостает ныне людям Планеты более всего.

Пойдет следом за нами цивилизация – на крутом повороте истории, – значит, тоже выстоит и стоять будем вместе, как и Русь Святая, – во веки вечные. Задумает с мечом к нам идти, как многие хаживали, – бита будет. Ибо Родину у нас не только человек, но и камень любит и станет защищать до последнего. И это тоже в крови у русского человека.

Все просто. Разве не видно? – Явное и очевидное благое наше от нас исходит и ото всех сторон, и во все стороны. Обратитесь к нам, ступайте за нами, и будете тоже в любви и мире детишек растить и внуков. Ибо один теперь на Планете оплот мира и Бога Единого – Россия, или – Праматерь ее – Святая Русь.

Да, много иной раз от нас и глупости, и дурости исходит – в семье, как говорится, не без этого. Но эти глупости и дурости наши не являются определяющими для поступательного движения в новое время. Да, бедны мы, да, многого не хватает. И культуры тоже. Но мы талантливы и сострадательны, и на хорошее восприимчивы.  Потому что другим много отдаем, а сами перебиваемся, как можем. Хорошо это, плохо? – Это у нас в крови – сострадание и милосердие. Как без этого-то?!

Вот такая и есть наша Россия матушка – одна на весь мир – главная для него, для мира, жизнеобразующая опора и жизнеутверждающая сила, для мира сотворяющая и несущая ему МИР и БЛАГО, и ПЕРСПЕКТИВУ для всего живого и разумного. На том стоим, на том и будем стоять. Присмотритесь-ка, присмотритесь к нам, к России, повнимательней! 

Мир вам, Свет и Любовь!                   

 

05-06. 10.2015       

 

               

Глава двенадцатая

 

В ИНЫХ

ИЗМЕРЕНИЯХ

 

Я подъезжал к своему дому и вдруг – трансперсональным зрением – как и в тот прозорливый день, 10 сентября – еще перед отъездом из дома –  снова увидел себя на вершине аркаимской горы. Это была самая высокая его вершина – гора Чека, на которой мне было так хорошо и так интересно. И я увидел там себя в теле – сначала издали, а затем и почувствовал, как дух мой снова вышел там из меня и поднялся надо мной, воплощаясь в ПРЕЖНЕЕ.

 

ДО ВОСХОДА СОЛНЦА

Снова, как и в первый раз, пространственно-временные слои, вращаясь медленно светло-серыми дымками, концентрировались над моей головой, пока не вошли в меня и не стали мною – той тогдашней могучей птицей, которая там представляла меня в духе, и являла собою одновременно великий дух Аркаима. Ухх-хху, ухх-хху, ухх-хху – заговорили мои крылья надо мной, и могучая их сила вознесла меня в небо, совершая над горою спиральный полет, сужающийся к вершине.  

И мой внутренний голос в этот момент меня спросил: «Хочешь ли ты, сын мой, вернуться в прежнее?» И я понял, что это Отец мой Небесный  спрашивает меня о моем Будущем, какого я для себя желаю, и я ответил на его вопрос отрицательно. Ибо прошлое в прошлом, и его не стоит шевелить без особой необходимости. А дорога идущего ведет его вперед, ведет, как я это понимаю, – к свету, к вершинам, которые я и видел на Аркаиме в своих медитациях полного доверия к Природе и Богу.

Но мысль моя снова увела меня в прошлое – по всей вероятности, для того, чтобы я смог сделать для себя некие выводы, которые необходимы мне на предстоящий, скорее всего на тот самый, навязший в устах просвещенных людей, – Квантовый переход. И я вдруг снова вспомнил двойную и почти забытую на сегодня историю одного дня, которая очень хорошо дополняла общую картину моих трансовых перемещений в духе на территории пространства-времени.

Память вернула меня в свое видение тридцатилетней, или более того давности... Тогда я ехал ранним утром, еще до восхода солнца, в Вятку на совещание и во все глаза смотрел на просыпающийся мир и наслаждался чистотой и свежестью природы, а также неожиданным ощущением внезапно просыпающегося восторга, а затем и вовсе захватившего меня.

Мое восприятие мира быстро стало переходить в какую-то необычную и, можно сказать, в превосходную степень. И вдруг я оказался в ином измерении. Нет, внешние декорации не изменились по форме, но все они приняли некое необычное сияние, которое исходило изнутри того, что я видел. Это была та реальность, в которой я жил, и уже не та. Но вот что еще: в этот момент что-то очень сильно изменилось во мне. Сразу ведь не поймешь, что с тобою в настоящий момент происходит, тем более если это и впрямь необычное...

Но вот я насторожился, и удивление мое стало возрастать все более и более, поскольку вдруг стал слышать, как и что говорят цветы и деревья, птицы и ветер, и даже трава. Но вот что самое, может быть, главное: все они были преисполнены любви и мне о ней говорили своим языком – каждый на свой лад.

Они говорили, и говорили мне о том, как мир хорош и прекрасен, что все, что есть в этом мире, – одна лишь любовь, любовь и только любовь, и что она и есть главное содержание этого мира. Это был их разговор со мною без слов – на уровне чистого чувствования.

 

ОТКРОВЕНИЯ

Скажу вам честно, на тот момент это было, наверное, самое сильное потрясение в моей жизни. И глаза мои пробили слезы. И я сидел, поворотившись чуть в сторону от дороги, вправо, и думал о том, чтобы эти слезы не увидел мой водитель. Но как только я переключился на свою заботу о них, ощущение ирреального мира исчезло, и все стало по-прежнему. Но не скажите...

Прежнего уже как не бывало, и прежде всего – совсем не прежний был уже я сам, потому что потрясение этого утра перенесло меня на следующий уровень миропонимания и мироощущения, и теперь никто уже не мог меня вернуть в то прежнее состояние, из которого я только что вышел, и вышел навсегда. Благословенная минута. Да будет так! Ибо Небо добилось того, чтобы я окончательно укрепился в своем новом положении, в своем передвижении на иную ступень самоосознания. Но мистическая история этого дня еще не закончилась...

Вечером, возвращаясь домой из города, мне вновь было откровение. И тоже весьма...  Но посмотрите сами... Тогда я был редактором нашей местной районной газеты и возвращался домой на нашей редакционной машине из областного центра с ведомственного совещания. И вдруг увидел в умозрительном небе уже иной реальности странное существо над собою – не из нашего мира. И хорошо, что в юности я зачитывался фантастикой, что и позволяло мне ныне относиться к появлению таких существ в поле моего умозрения с достаточным пониманием и определенной степенью доверия.  

Понял я и другое, а именно: здесь, в этом странном огромном теле, когда-то очень давно жила прежде моя божественная монада, а, стало быть, и дух мой, и душа, и тело памяти. И эта моя монада, которая только что, над Аркаимом, входила в тело орла, так же точно – но только во времена моей тридцатилетней давности – отделилась от меня и вошла в тело, которое я и увидел тогда прямо над собой.

И мое сознание вспомнило, что когда-то – понятно, что чрезвычайно давно – я жил  в ЭТОМ теле. Оно было тугим, плотным и вместе – гибким и эластичным, и напоминало – как бы это точнее сказать?  – напоминало огромное тело в виде резинового матраца, впереди которого была небольшая голова, – полувтянутая в настоящий момент в плечи. Плечи были полукруглыми, а сзади гибкого и эластичного тела было что-то, напоминающее мягкую, слегка развевающуюся в потоках движения бахрому, которая регулировала направление этого движения и его скорость. Цвет тела был скорее темно-серый, с легким фиолетовым отливом. 

Мы выезжали из города, и в этот момент мне были показаны размеры этого тела. Оно размахом своим как раз полностью закрывало наш областной центр – город Киров. И войдя в это давнее прошлое, а с ним и в очень давнее свое тело, я почувствовал на миг его, или наше общее с ним на тот момент единое мироощущение. Я почувствовал размах и величие его сущности, а также высокую важность той миссии, которую он выполнял на тот момент в межпланетном и межзвездном космическом пространстве. Благую миссию – это я знал точно, потому что мне далось понять и его отношение к миру.

Я попытался – уже из сегодняшнего дня – войти в содержание той сущности более глубоко, но понял, что лучше всего делать этого не стоит – слишком сложно все в нем  было устроено. И достаточно закрыто. Одно лишь только мне показалось, что, возможно, это было коллективное биологическая существо – с управляющей сущностью, которую я из себя тогда представлял.

Это было коллективное существо с сознанием и населением целого рода, или той команды, которая населяла эту сущность. Которая, следовательно, и осуществляла свою осмысленную программу в океане бескрайнего космического разнообразия.

 

ИНОМЕРНОСТЬ

НО МЕНЯ томило вот что: и дух Аркаима – в том прежнем моем воплощении, и эта необыкновенная сущность были темного окраса, что меня и смущало, и достаточно  сильно. Больше всего на свете я  не хотел быть сущностью ни темной, ни серой ориентации, ибо, как мне казалось, внешнее – есть проявление внутреннего. Так ли это? И в этот момент голос – большой, глубокий и проникающий, который я уже слышал сегодня, произнес с расстановкой семикратное «нет», полагая, что одному «нет» я не доверюсь. «... Нет, это не так, потому что форма и содержание – не всегда едины».

И второй вопрос, который тоже сильно меня смущал, было желание узнать, есть ли необходимость возвращаться мне в тело духа Аркаима, ведь прошлое прошло и... И снова был мне голос Отца, сказавшего: «Нет, сын мой, твое будущее иное».

 Какое же? И я снова сначала почувствовал, как существо мое вздымается над обыденностью нашего привычного бытия, достигая небес, а потом и увидел за спиной своей растущие в странном разнообразии огромные белые крылья, развернувшиеся надо мной.

И тогда снова сознание мое перебросило мостик в совсем чуть отдаленное прошлое. Это были, как я понял, крылья, которые даровала мне Матерь Мира на озере Светлояр летом этого года. Или другие? – На этот вопрос на тот момент не было однозначного ответа. Только теперь они, эти крылья, расправлялись и раскрывались надо мною, какими-то будто секциями – в  удивительные формы – словно радуясь своему новому качеству, своим новым возможностям, своему новому предназначению, расписанному в Великой Книге Судеб.   

И мысль моя снова, в который уже раз в этот день, сделала еще одну, но, кажется,  ключевую связку во времени-пространстве, проливающую свет на дальнейшую картину моего будущего, на новые возможности нового бытия, открывающегося перед нами своим одухотворенным лицом, своими сияющими глазами. И она снова привела меня к той же картине, о которой совсем недавно я вспоминал и рассказывал вам, читатель, в нашем теперешнем повествовании.

И я понял еще и то, что у меня весь день сегодня особенный. Он призван был СОБРАТЬ В ЕДИНОЕ ПОЛОТНО те разрозненные отрывки моих не осознанных ранее трансперсональных перемещений и образов моих прежних воплощений, чтобы привести меня, да и нас с вами, читатель, к каким-то конкретным выводам. Или же хотя бы дали возможность обобщить некие промежуточные итоги, которые все равно нуждаются в осмыслении – ведь для этого – так мне кажется – уже почти есть необходимый исходный материал.

... Да, это были те самые гости из тонкого мира, где я увидел трех крылатых всадников. Да, они были у меня дома в день моего юбилея – почти ровно пять лет тому назад. По правую руку от Матери был Ее Сын, или Зов Духа – как он сам себя теперь называет, и кого мы привыкли знать Спасителем, принявшим за две тысячи лет до нас, нынешних, во имя спасения людей гибель собственного тела. Гибель через безмерное от них страдание. А по ее левую руку от нее, как я уже и говорил, был я сам. Но кто я для Нее, кто я для Него, кто мы сейчас вместе и что нас ждет завтра, и к чему мы СЕЙЧАС готовимся, в таком составе, к чему предназначены?

Кажется, что ответ на этот вопрос у меня почти есть, но кажется также, что пока еще не совсем, вот почему спешить с его оглашением не стоит. А стоит отдаться течению нашего здешнего земного бытия и тому Божественному Назначению, которое на данный момент, на участке нашего пребывания предлагает нам свои решения и программные разработки. Для спасения и божественного преображение нашего заблудшего мира. Для построения в нем нового совершенного общества людей, обещающих стать богами.

 

НАШ ПУТЬ –  ВОСХОЖДЕНИЕ

Все так просто? И да... И нет. Вот я, к примеру, позволю себе спросить прямо сейчас у вас, милостивый сударь, или милосердная сударыня – мой читатель! Скажите мне, кто из вас строил в некие давние времена мост между Индией и островом Шри-Ланка? И большинство из вас сразу ответит: «Вот уж точно не я!», или приблизительно подобным по смыслу образом. Но вот что я вам скажу: не спешите с выводами и ответами на такие странные вопросы. Быть может, как раз вы и были одним из самых активных строителей этого древнего, почти мифического сооружения, или даже его прорабом, а, может быть, и  самим его архитектором?

 Быть может, подобно автору, начавшему кое-что из своего прошлого вспоминать, и вы тоже воплощались в разное время в самых невероятных просторах Космоса в самых невероятных существах. Вот для чего автор сегодняшнего разговора и поведал вам  о нескольких, тоже невероятных своих прежних воплощениях, чтобы вы тоже начали себя ВСПОМИНАТЬ. Начали себя помаленьку ОСОЗНАВАТЬ, помаленьку ОСВАИВАТЬ...

Чтобы вы тоже поняли: человек на самом деле совсем не то, что он сам о себе пока думает и знает, а то, что он – Многомерная Космическая Сущность, состоящая из семи основных тел, три из которых – или божественная монада – о ней я тоже только что говорил, – не умирают. И идут, и творят, и подымаются по ступеням самореализации до самого пика Божественного Совершенства. 

Они, эти монады, –  порождение Создателя, или, как Он Сам говорит, – Его дети. Которых Он любит и всегда с любовью принимает их такими, какие они есть, и всегда их поддерживает. Ибо любой человек пришел в мир реального бытия со своей основной задачей на всю длину его короткого проявления в трехмерном мире, чтобы эту установку выполнить.

Чтобы пройти те некоторые необходимые для его дальнейшего роста уроки, которые суммируются с предыдущими уроками в других проявлениях, и – в совокупности – представляют собою на данный отрезок времени настоящий уровень его разумности, уровень его духовности, общий уровень его эволюционного роста.

И в зависимости от этого уровня человек либо перемещается на более высокие ступени Космической Иерархии, либо наоборот: деградирует и опускается вниз – как у нас, в России, когда-то говорили – «катится по наклонной». Но во все это надо поверить, и сознательно, и осознанно взяться за дело, чтобы перевести себя на иной уровень сознания и бытия, чтобы начать превращать в реальность свои самые потрясающие мечты.

Тема, как вы понимаете, не закончена и не закончится никогда. Что же касается  рукотворной перемычки между Индией и островом Шри-Ланка, то в длину она насчитывает около пятидесяти километров, ширина – от полутора до четырех километров, и большая ее часть находится в полузатопленном состоянии.

Однако перемычка спасает прилегающие прибрежные территории от разгула океанских стихий и сопутствующих им разрушений. Но никто ныне не знает наверняка, кто и когда, и как сотворил это спасительное сооружение, но время такое, когда многое нам открывается – и – нисколько не сомневаюсь – откроется и этот секрет. Уже пришло. Ведь именно об этом мы с вами и говорим сегодня и сейчас... И не исключено, что любой из тех, кто эти строки читает, в том далеком-предалеком прошлом воплощении был участником этого сооружения, и не удивлюсь, если  даже его архитектором... Ибо время такое пришло.

А раз так, я мысленно благодарю своих дорогих товарищей – Гайфи и Алмаза из Татарстана, и Феликса Фатхи из Аркаима – за интересное путешествие, и от всего сердца желаю им и всем, кто читал и читает наши строки, и всем, кто ныне на свете есть, – все время двигаться и в своих постижениях мира идти вперед. Осваивая горизонты Неизведанного Преображения.  

Я подъезжал к своему дому в Лебяжье на Вятке, и только машина вошла за ограду, как могучий орел – воплощенный дух Аркаима, плеснул передо мною могучими ментальными крыльями и, словно прощаясь, отправился восвояси, по месту своего настоящего пребывания. И сразу же восшумел следом за ним надо мною своими крылами и мой седьмой золотистый ангел. Вот эти самые крылья и даровала мне Матерь Мира на Светлояре в июле этого года.

Помните, ангелы даются за осмысленное Служение и за подвиг.

Мир вам, Свет и Любовь!

 

Геннадий Лучинин

07. 10. 2015

Фото все: Алмаза Мустафина и автора

 

  

                                                         ДОРОЖНЫЕ ЗАМЕТКИ

ВАЛААМ

                                                           К тебе, Отечество, я сердцем прирастаю...

 

Поэт оттого и поэт, что страсти его высоки...

 

Сила в вере, пока вера – в силе.

 

И пришел ко мне некто, кто в прошлом был фараоном...

 

– Уважаемый Геннадий Иванович, нас очень заинтересовал ваш рассказ о поездке на Валаам – нельзя ли чуть подробнее о том, что и как, и почем?..

Это строчка из интернет-письма. И я отписал...

 

1.

– Дорогая Валентина, с удовольствием отвечу на твои вопросы. Мы приехали, и два дня были в Питере, и смотрели, что было нам наиболее интересно. Кроме того, я еще порешал свои выставочные дела, поскольку получил предложение провести выставку своих картин в одной из галерей города.

 Приехали мы в Питер утром, а вечером, назавтра, – в 20. 00 – отправились на остров Валаам из речного порта на теплоходе Михаил Шолохов. Кстати, этот теплоход обслуживал ранее международные маршруты, и прежде всего был на связи с Германией. Видимо, поэтому сервис отменный и культурная программа – тоже. На третьем этаже играет по вечерам на скрипке и поет известные и неизвестные нам песни актриса и музыкант, и исполнитель песен разных лет Илона. На мой так взгляд, только из-за нее одной стоило туда поехать, чтобы услышать это несомненное чудо. 

Итак, вечером в 20. 00 мы сели на теплоход. Сразу после ужина на палубе была вечерняя экскурсия о формировании Ладоги и история ее вхождения под юрисдикцию государства Российского. Военная составляющая острова тоже прозвучала, и хорошо бы все это слушать нам всем очень внимательно. А еще – необыкновенная красота мест, а еще – восходы, закаты. Привез оттуда море фоток.

К тому же я всегда хотел побывать там как на месте высоких энергий (ведь это место силы) и вместе – место высокой духовной культуры. Хотел все это почувствовать. Кажется, в известной степени, это получилось. Конечно, у меня там было несколько историй, которые я опишу в очередной новелле.

И вот этот день, 25 июня. Он был крайне насыщенным. Мы ходили по святым скитам отшельников. Отменно выглядят церкви и церковки, и часовенки, уголки природы. Все здесь приведено в порядок и обустроено по лучшим отечественным образцам.  Экскурсия была протяженностью шесть км – пешим ходом. С обеда же плыли на катере и приехали на центральную усадьбу местного монастырского комплекса. Это чудо архитектурного совершенства. У меня там от красоты даже щемило сердце. И много было сказано здесь о подвиге духовников, и ведь, если ты знаешь, настоятель Валаамского монастыря – духовный наставник нашего Президента.

 Очень хотел с ним, с настоятелем, повидаться, но не получилось: программа была и без того большая и очень сжата по времени – ничего не хотелось пропустить из того, что предлагали. Зато нам показали местный церковный мужской ансамбль – конкурсант и лауреат многих международных премий. Они исполнили несколько церковных произведений. Красавцы – девушкам о таких только мечтать! Это было очень круто! Приобрели диски с их репертуаром. Вечером после ужина снова была та же Илона. Этажом выше – бальные танцы от профессионалов. Смотрели, кто что хотел. Работали кафе, рестораны, бары.

Завтрак был по типу шведского стола. Десятки наименований блюд и все на уровне.

Каюты двухместные  – очень шикарные  – просторные, вода горячая и наоборот. И все это происходило, как ты понимаешь, с видом на море-озеро. Ладога – сколько же всего связано с ней в нашей истории – уму непостижимо! И еще – это самое большое в Европе озеро. Плывешь – и ни одного берега не видно в некоторых местах!

 

  

 

Таким образом, мы были на Валааме всего один полный день, но то, что увидели, хватит вспоминать и осмысливать долгое время. Вечером, так же, в 20. 00, отправились мы в обратный путь, и снова была отличная развлекательная программа, и виды на море, и красота всюду неимоверная. А главное – простор, или то, чего весьма не хватает нам на нашей уютной и домашней Вятке.  И еще: обе эти ночи нам не надо было искать гостиницы и развлечений, ибо оба вечера были обустроены на высшем культурном уровне. 26-го, утром, в 8. 00, прибыли в Питер, и весь наш день снова был свободен для продолжения знакомства с городом до самого отъезда на вечернем поезде. 

По денежкам расклад такой: путевки стоят по 8500 р. на человека плюс дорога до Питера и обратно поездом (до Вятки идет сутки). Билет в одну сторону на человека около 3000 р. Плюс мелкие расходы, плюс стоимость путевок по памятным местам Санкт-Петербурга. Но если нужна гостиница, ее тоже, как и билеты, можно заказать по интернету. Ночь в хостеле, где мы остановились, стоит, например, от 700 рублей. И в самом центре города – аж близ памятника Фальконе царю Петру. Обслуживание везде, где мы были, – на высшем сердечном уровне – вот что важнее важного. Все это и остальное ты почерпнешь в интернете. Только забей строчку в Яндексе – "Путешествие на Валаам".

 

2.

    ... Мы поГрузились на четырехпалубный теплоход и вышли в путь. Нашли свои каюты и, поужинав, поднялись на верхнюю экскурсионную палубу. Небо было чистое, и горизонты открылись нам, и звали к себе. Мы постепенно выходили из устья Невы в створ Ладожского моря-озера, и экскурсовод рассказывала об этой территории и наиболее ярких событиях, происходивших здесь в разные исторические времена.  В том числе и часть истории Ладоги в грозные годы Отечественной войны.

Но, каюсь, сразу получилось так, что я словно бы выпал из этого повествования и попал туда, куда хотела моя душа. Я ей не перечил, и просто пребывал в каком-то своем и не своем мире, который призывал меня к себе в силу каких-то неясных приверженностей, которые увлекали меня в свои таинственные просторы. Но куда? – это пока было мне неведомо, и я был счастлив оттого, что, наконец, был предоставлен себе и пригласившему меня в гости пространству, в котором, по всей видимости, что-то для меня было заготовлено, на что стоило обратить внимание.

И когда мы вошли в створы озера, мне казалось, что мы вошли в иное, какое-то совершенное и неземное пространство. Мне, жителю иного – плотного и тесного – читай,  уютного пространства – где все густо перемешено – леса, поля, дороги и перелески, реки и ручейки, озера большие и малые, где все было милым и домашним, видимо, как раз в силу этих обстоятельств мне всегда не хватало простора. Вот почему особенно и всегда тянули к себе горы и море. Вот почему, в том числе, в моем маршрутном списке мая-июня в этот раз были Великая степь Аркаима и визуально безграничный  простор прекрасной и легендарной Ладоги.    

И слова экскурсовода гасли передо мной, и я смотрел в эти просторы, наполнявшиеся оранжевым цветом с переходом в синь и фиолет, и меня словно засасывало в эту линию горизонта, создавая ощущение, что будущее рядом и в него  можно войти вот таким простым способом. Это ощущение было полным и натуральным, и это было отличное ощущение. Мы ведь, человеки, по природе-то своей – в основном – робки и застенчивы, и не ставим перед собою задачу преодолеть порог невозможного. Но душа наша, привыкшая к космическим пространствам и глобальным территориальным просторам, всегда в этом нуждается – ненавязчиво, исподволь, но своего требует.

Вот почему изредка входим мы – под давлением, может быть, нами же организованных обстоятельств – в створы Необычного и ожидаем от сего обстоятельства чего-то совершенно необычного, что непременно обязано с нами произойти –  немедленно или же спустя какое-то, совсем небольшое время. И вот это самое Необычное, совсем вскоре –  почти сразу же после того, как мы разошлись по предложенным культурным мероприятиям – ко мне подступило вплотную.

К этому времени линия горизонта окрасилась почти в белый цвет – конечно же – в белесый – и небо потемнело и перешло в новую цветовую фазу, перерастая из сложного оранжевого в густой дымчатый темно-сине-фиолетовый, с преобладанием последнего. И эта магическая полоска горизонта – совершенно очевидно – по своим собственным законам – ничего уже не разделяла, а словно бы – если уже не склеивала, то совершенно очевидно, что соединяла две великие ипостаси – воды и неба. А то, что раскрашивало их в сложные небесные цвета, постепенно уходило на другую сторону Земли, чтобы заявить о себе уже на другой стороне горизонта всего через несколько часов. 

 

                     

3.

Я ПОШЕЛ в залу на нашей третьей палубе, где нам обещали скрипку. Исполнитель представилась – Илона. Молодая, темноволосая, черты лица приятные, по своей нервной конструкции очень хрупкая. Так показалось сразу – потому что голос ее был тихий и неровный, почти нервный – и чтобы расслышать ее и понять, нужно было вслушиваться. Но можно было и не вслушиваться, потому что по тональности, по искренности, с которой все это делалось, было понятно, что она говорит нам очень хорошие и понятные слова.

Сразу было видно и то, что она не новичок в своем деле, ибо мелодии ее были  записаны на сложном музыкальном комплексе, и она грамотно с ним управлялась. И вот... музыка заговорила. Это были в основном классические мелодии, известные нам по исполнению мастерами разных лет и эпох, и волей-неволей мы искали несовершенство, которое, как мне казалось, рано или поздно, себя проявит – ведь рассчитывать на то, что мы можем встретить здесь тоже мастера, было бы наивно.

 Однако практика показала, что невозможного нет. Записи были сделаны хорошо, но  соль была в том, что в нужный момент Илона входила в музыкальную ткань со своей скрипкой, увеличивая звуковую амплитуду порою до невозможных пределов – как в верхних, так и нижних регистрах. В какой-то момент магия переросла в колдовство, и я вошел своим состоянием, видимо, как раз в ту самую линию горизонта и далее за нее, переместившись в иное измерение. Но сразу надо помнить, что когда ты выходишь за горизонты видимого, нужно быть готовым и к неожиданностям...

Казалось, здесь, в музыке, в зале было смешение всех возможных стихий, возжелавших здесь и сейчас сказать все лучшее, что было у них за душой; возносящих человека до уровня  высочайших гармоний. Это было прекрасно – молодая женщина лепила из моей души невообразимое, ибо я к этому был готов и на это невообразимое настроен. Ибо так пела с помощью скрипки ее душа. В зале была тишина под стать происходящему. Затем она пела сама. Песни и классические, и те самые – сердечные и душевные – из эпохи социализма, которые переживают теперь ренессанс, или период возрождения.

 И эта часть ее выступления была тоже сделана почерком мастера и не уступала первой части. А мне пришло на ум сравнить ее мастерство с мастерством моего песенного любимца Александра Малинина, который, может быть, с месяц или два тому назад выступал со своей концертной программой «Серебряный бал», которая была озвучена на первом канале ТВ.

Мне пришло в голову идентифицировать их таланты по качеству исполнения – глубокой проникновенности и эмоциональному наполнению. Отчего у меня появилось  ощущение, что они, эти двое – Александр и Илона –  по таланту – стоят друг друга и могли бы с равноценным успехом выступать на одной профессиональной сцене. Уходя, я поклонился ей с чувством, не смея навязывать свое общество более того. Но не менее того и не желая разрушать разговорной речью только что полученное впечатление.

 

       

 

4.

На другой день вечером со мной пришли на ту же скрипку уже и мои попутчицы – жена и сестра, и вообще народу было побольше. На этот раз невооруженным глазом было видно, что сегодня девушка не в себе. Она начала говорить своим зрителям снова какие-то нужные слова, но голос ее был напряжен более вчерашнего, а в глазах – в какой-то момент – блеснули слезы. Было похоже на то, что мы присутствовали на территории какой-то скрытой драмы, которая протекала за ее спиною и внутри нее, и, по всей видимости, пока не имела возможности поправить положение.

Ей бы сейчас побыть одной, разобраться в себе, но разве мыслимо?! У артиста ведь как? Пришло время – отдай положенное согласно контракту – и тогда ты свободен, и никому не интересно, что с тобой происходит. М-да... А ведь она такой же, как и мы, человек, но только что с более совершенным внутренним миром, чем у любого из нас, ее зрителей – с более тонким и обостренным восприятием жизни.

Тем не менее концерт свой она отвела, но – признать, – уже не на вчерашнем уровне. После этого мы подошли к ней, и я сказал, что ее выступлений не забуду, и добавил, что даже представить себе не могу, как выживает она среди нас, обладая такой тонкой душевной конструкцией.

Что-то вроде того после меня говорила ей еще и моя сестра Маргарита, потому что тоже всю жизнь занимается сценической деятельностью – организует хоровое и индивидуальное пение, и кому как не ей понять состояние нашего визави... К тому же делает она это свое дело отменно – мне приходилось не раз видеть ее работу, и она по праву – заслуженный деятель культуры Российской Федерации.

Но, как мне кажется, разгадка ее, Илоны, ситуации была тогда уже передо мной. Каким образом? – Самым что ни на есть мистическим, и вместе – достаточно простым и житейским. Такая связка получилась в моем воображении несколько позже, и укрепилась окончательно, когда я приехал к себе домой и распечатал фото. Да, под шумок я набрался храбрости и пару раз ее, Илону, сфотографировал еще при первой встрече. Один снимок не получился – было темновато. А вот на втором она была со скрипкой и выглядела отлично, если не считать на переднем плане, перед ней, очень загадочного, к тому интересного, мужчину лет пятидесяти, который занял собою большую часть пространства на этом кадре.

Перед концертом он сел в кресло вплотную к окну,  откуда открывались горизонты и к которым направлялся наш теплоход, и тоже словно бы погрузился в их содержание и в то, что следовало за ними. Он сидел между ею и мной, а значит, – боком к нам обоим. За все время ее выступления он ни разу не оглянулся по сторонам, кажется, не оборачивался и на нее, и временами было непонятно, для чего же он сюда пришел.

Своей отстраненностью от жизни он напомнил мне байроновского Чайльд Гарольда, и – без всякого преувеличения – смотрелся загадочно, ибо имел какую-то свою сгущенную историю, которая оставила на нем свой вот такой неизгладимый отпечаток. В нем не было позы – он был в это время сам собой и, уйдя в свои глубины, кажется, наводил там какой-то порядок, которого ему не хватало на сей момент для внутреннего равновесия. Чувствовалось, что в груди его бушует какая-то буря, с которой, похоже, ему, тем не менее, удавалось справляться. Наверное, как раз благодаря своему уходу в себя.

На другой день его уже не было на концерте, и в какой-то момент – своим внутренним наитием – почему-то я связал ее слезы с его отсутствием и вообще с отсутствием чего-то, что составляло ее личные коренные интересы и планы, которые не были готовы ей ответить. Конечно, я искренне сочувствовал тому и другому, и желал, чтобы проблема их разрешилась, хотя частичка драмы, которая с ними происходила, в том числе и на моих глазах тоже, по всей вероятности, была не нова для общества и вызывала – по крайней мере, у меня – белую дымку легкого сочувствия.

 

5.

 Вообще говоря, войдя в русло этого настроения, хочу рассказать вам еще одну очень маленькую историю, почти подобную только что описанной –  но только что еще более  мистическую. Два дня до поездки на Валаам мы были в Санкт-Петербурге, и этот город будил во мне тоже собственные ассоциации, связанные с ним по прежним временам, по духу его героев, по прежним посещениям города.

И если в Екатеринбурге, к примеру, меня всюду сопровождал дух великого сказителя Бажова, творчеством которого я был пленен с детства, то здесь передо мною выступил дух мною любимого и обожаемого с юности великого русского поэта Александра Блока. И здесь, в этом городе, как и Александр Пушкин, он жил и творил, здесь прошел свои творческие и семейные драмы, и, конечно, в своем поэтическом творчестве прямо или косвенно оставил и характерные черты, и особенности любимого города.

 Мы только что с вами – в известной ситуации – упомянули состояние байроновского героя Чайльд-Гарольда, и в эту связку так называемого «байроновского настроения» по линии «Байрон – Блок» хорошо вписывались и наша сегодняшняя скрипачка, и тот самый безымянный герой у окна в кресле. Вот почему, на уровне наития, я связал задним числом драму женщины именно с этим человеком. Ибо навстречу им, этих двоим – мужчине и женщине со скрипкой, и предполагаемой, связанной с ними историей, так и просились, и витали в воздухе знакомые слова поэта, донельзя сопутствующие ситуации:

 

Ты рванулась движеньем испуганной птицы,

Ты прошла, словно сон мой, легка.

И вздохнули духи, задышали ресницы,

Зашептались тревожно шелка...

 

ВНЕШНЕ его, Блока, ресторанные стихи не очень-то подходили к нашему случаю, но дух, настроение и внутренняя динамика этой ситуации в какой-то части витали в этом мини-концертном зале и в том реальном времени, в котором мы находились. Но если бы только этим все закончилось. Дух Блока довлел надо мною и далее, и таким образом образовалась параллельно с этой, уже вчерне набросанной ситуацией, и другая – тоже очень своеобразная. И о ней я тоже настроен вам рассказать, мой читатель, ибо мистика, когда ты к ней готов, обнаруживает себя там, где, казалось бы, ждать ее не приходится...

Эту девушку я заприметил на другой день после первого скрипичного концерта, с утра, когда мы в сопровождении экскурсовода отправились по старым скитам в маршрут протяженностью шесть километров. Мы попали с ней в одну маршрутную группу, и едва я пересекся с ней первым случайным взглядом, как сразу понял, что мы с ней знакомы.

Где, когда и как это было, не знаю и не могу вспомнить, поскольку в реальной теперешней жизни этого быть не могло. Но уже в следующий момент я узнал в ней знакомого мне по книжным фоторепродукциям прошлого хорошо известный библиофилам портрет жены Блока – Любови Дмитриевны Менделеевой. На самом же деле, я чувствовал, что знал ее более того, ибо узнал сразу. Знал по прошлой, или прошлым жизням.

– Как так? – спросите вы с недоумением, а кто и с негодованием, – откуда он мог тут взяться – этот образ – спустя почти столетие?!.  

А я вам скажу. Потому что не сразу, но получил ответ на такой же свой собственный вопрос. Дело в том, что еще в той самой своей далекой юности, проникнувшись его, Блока, стихами и,  соответственно – через его биографию – и болями поэта, я никак не мог взять в толк, глядя на ее портреты, чем же она могла его так пленить, да более того – околдовать – иначе и не скажешь – такого умного, настолько  тонко чувствующего и понимающего, и предчувствующего великого человека.

Похоже, она была тем самым огнивом, которое и зажигало поэта, и жгло его всю последующую жизнь, потому что в таких драматических связках и высекаются искры божественных поэтических вдохновений и озарений. Это ли не Судьба, замешенная еще на Небесах?! Так люблю я ныне повторять при каждом загадочном случае – потому что реально пространство отвечает на наши вопросы, если только когда-то они были заданы и если они представляют собою хотя бы какой-то ваш личный или общественный интерес.

 И дело не только в этом. Пространство постепенно приучает нас разговаривать с ним, разговаривать со Вселенной, ибо такие наши качества очень скоро и очень сильно ей пригодятся. Поясню. Не так давно я описывал случай, когда две женщины, с которыми у меня были различные отношения в разных ситуациях, и проживающие ныне в разных географических местах, совсем не знающие друг друга, были друг на друга похожи внешне, как две капли воды. Но совсем не походили друг на друга по своему внутреннему душевному наполнению.

Они были космические близнецы, или родственные души (их может быть несколько одновременно), посланные высокой космической сущностью в разные места и в разное время с целью непрерывно получать через них их богатый  жизненный опыт. И у обеих из них были запланированы этим небесным сценарием встречи со мной. Для чего? Полагаю, для того, чтобы приоткрыть людям через меня некоторые космические закономерности, которые я только что высказал. И, конечно же, еще и для того, чтобы я сумел понять и раскрыть для себя себя самого.

Другой пример из самого настоящего времени, из дня буквально сегодняшнего – опыт тоже для меня совершенно неожиданный. Однажды с удивлением обнаружил в своей соседке по дому чьи-то очень знакомые и близкие мне черты лица другого – казалось бы, до боли знакомого и близкого мне человека. Это меня сильно смутило и заинтересовало, и я с неделю – да гораздо больше! – пытался вспомнить, кого же она мне так сильно и настойчиво напоминает, что вызывает во мне к тому же и сильные ностальгические чувства, и реальное человеческое и женское притяжение.

 Однажды войдя по своим делам в интернет, узнал в ней черты обожаемой мною Елены Ивановны Рерих, красавицы и умницы – высокого эзотерика, перевернувшего у человечества в первой половине прошлого столетия представления о мире. С ней, безусловно, мы были знакомы не только по ее книгам, но в том числе и по какой-то, или в каких-то из наших прошлых жизней. У этой молодой женщины, о которой я начал говорить, тоже  были черты Рерих – то же лицо, та же улыбка, те же крошечные, но такие  характерные складки у нижней губки, придающие ей особое обаяние, и которые ни с какими другими не спутаешь.

Я тоже спросил у нее, у моей соседки, не слышала ли она об этой удивительной женщине – Елене  Ивановне Рерих, не читала ли ее эзотерические книги. Оказалось, что об этой великой и прекрасной она наслышана, но вот книг ее не читала.

Тогда вкратце я попытался объяснить ей основы устроения мира, рассказал чуть о чете супругов Рерихов и попытался вызвать ее интерес к творчеству их обоих, и в частности Елены Ивановны – с надеждой – не вспомнит ли она ее – того, кто послал ее в этот плотный, реальный земной мир.

Спустя несколько дней, спросил, не обращалась ли она к таким-то источникам. Она  сказала, что да, видела Елену Рерих в интернете, на роскошном великолепном портрете, написанном ее сыном Святославом – тоже, как и его отец, великолепном художнике. Как раз там, на этом портрете, и видны отчетливо эти ее знакомые складочки у губ, придающие всему ее облику загадку и обаяние, и, конечно же, – ее «фирменное» величие. Передающее ее высокий дух, ее великое просветительское предназначение для всего человечества.

Ведь это она предупреждала нас о приближении новых очистительных огненных  энергий, о наступлении новой эпохи Сатья-Юги – Белой эпохи, эпохи Света. Это от ее «Белой эпохи» – словно по эстафете – пошел и мой Белый квадрат с базовой одноименной галереей картин и соответствующей идеологией – как прямое продолжение ее эзотерического наследия.

 

         6.

И ВОТ серия таких встреч со знакомыми незнакомыми людьми, перемешавшихся в моей нынешней и прошлых жизнях, продолжается. Этот факт подтверждает мысль о том, что жизнь человека непрерывна, что человек бессмертен душою и из воплощения в воплощение перемещается в свое будущее, получая все новые и новые уроки жизни. И с каждым новым  воплощением становится этим опытом человеческого бытия богаче, становится  совершеннее.

И вот что еще: мне кажется, что все мы знаем друг о друге гораздо более того, чем думаем, потому что из жизни в жизнь «пересекаемся» так или иначе с нашими хорошими, или не очень хорошими, знакомыми и родственниками по прошлым встречам и привязанностям гораздо чаще, чем можем это себе представить.

Насколько я понял, эти родственные души каждый раз осваивают новые  программы жизни, но вот что интересно: как мне показалось, они при этом не меняются внешне, по крайней мере – лицом. Может быть, я и ошибаюсь, и такое сходство бывает не всегда, но мой опыт в таких делах представляется мне весьма говорящим. Ведь один случай – это только один, два уже вызывают на размышления, а вот три аналогичных ситуации говорят уже о системе, или схеме, по которой устроена какая-то частичка нашего всеобщего космического бытия.

... Теперь вот новый персонаж из этой же серии загадочных историй оказался передо мною на Валааме, и у меня появилось стойкое ощущение, что в одной из прошлых жизней мы были с ней тоже и весьма близко знакомы. И я стал с нескрываемым исследовательским интересом к этой девушке присматриваться, но она не поразила меня ни фигурой (была – по мне так полновата), да и личиком тоже не сильно взяла. Но уже очень скоро я почувствовал, что интерес к ней у меня не только исследовательский.

 Очень скоро я ощутил к ней сильную тягу – и как к человеку, и как к особи противоположного пола, причем тяга эта усиливалась – независимо  от моих настроений. Базировалась она на каком-то скрытом энергетическом уровне, и объяснить ее я пока не мог. Как, кстати, и те многие до меня, кто пытался это сделать. Конечно же, мне захотелось хотя бы немножечко приподнять завесу над той самой загадочной причиной, по причине которой великий поэт настолько потерял от нее голову... От той, которую я встретил уже в этой своей жизни и которая вместе с Блоком в прошлом столетии – в первой его четверти – составили загадочную и грустную историю взаимоотношений двоих.

Но как, но где какие-то видимые аргументы в защиту того, что эта женщина – да,  какая там женщина?! – молодая девушка – в своем минувшем воплощении сыграла такую роковую роль в жизни моего любимого поэта? Простыми словами говоря, обладает ли она необходимыми для этого достоинствами? И вообще: имеет ли она какое-то реальное отношение к той роковой женщине из истории жизни поэта Блока, или это мое очередное воспаленное воображение подкидывает – по нескончаемой своей щедрости – очередную загадку? Как видите, подумать есть над чем...

Но вот ведь в чем дело: человек знает все, что происходит в этом мире и все может объяснить в силу уже имеющейся у него от рождения эрудиции и знаний, исходя из совокупного опыта своих предшествующих воплощений. Беда в том, что этот человек не знает такого механизма, а если даже о нем и узнает, как вы сейчас, читатель, то не скоро-то в это поверит, если вообще поверит когда-нибудь. А потому этим механизмом долго и очень долго может не воспользоваться на уровне осознания.

Я и сейчас, спустя недели три после того дня, вижу каждый взгляд этой «юницы», каждый поворот ее головы, любое самое мелкое движение, которые она совершала во время нашего совместного  прохождения маршрута. И мне казалось, что я был с ней когда-то очень сильно знаком. Но вместе я бы не хотел быть тем человеком из прошлого, к которому когда-то она ушла от Блока. Судя по ответу, который пришел мне на мой запрос, это все-таки был не я, и уже от этого мне стало гораздо легче.

Так сколько же ей лет, этой девушке, – я даже не мог и определить. Студентка, девушка после вуза, одиннадцатиклассница? Все могло быть. Да, наверное, это и неважно. Важно то, что ее отличала порода, а значит чувство меры, ощущение равновесия и уверенность в себе. Здесь были и открытость, и закрытость, и точность движений, и их осмысленность. Она легко, без всякого напряжения общалась с другими людьми, она жила, как дышала, и ни одной тучки не промелькнуло у нее на лице, в том числе и в случае, когда я с ней заговорил. Но это было чуть позднее.

 Пока же я наслаждался всем, что и как она делает, как выглядит в той или иной ситуации. Сначала она в нашем походе по святым местам Валаама шла в джинсах, но в некоторые церковные построения женщин в брюках и шортах здесь не пускают, и она переоделась в свое, поскольку была к такому повороту событий готова. И я увидел ее в белом ажурном палантине на голове и черной юбке до пят, которая делала ее стройнее и гораздо привлекательнее.

Теперь облик ее полностью изменился – на более затаенный и сдержанный, более загадочный. Каждая складка ее теперешней одежды несла секрет и усиливала влияние того, что мы называем природным магнетизмом и чему еще ни один – даже самый гениальный писатель – не дал до конца его полного имени и не раскрыл все механизмы этого воздействия. Все в ней было наполнено божественной природой, все время творящей  собственное совершенство.

Еще проще сказать, – она была хороша своей природной красотой, основу которой составляла прежде всего ее природная простота и естественность ее пребывания в нашем плотном мире. И  теперь – в этой одежде – в ней более читалась женственность, выпестованная веками и тысячелетиями воплощений, и вот теперь-то я и понял Блока вполне, ибо, да, его глубокое к ней чувство имело полное на то основание.

История, казалось бы, закрылась: вопрос задан – ответ дан. Теперь я понимал поэта и его отчаянные слова:

 

Но час настал – и ты – ушла из дому.

Я бросил в ночь заветное кольцо.

Ты отдала свою судьбу другому –

И я забыл прекрасное лицо...

 

Но более всего меня поражали и поражают его слова, в которых отчаянная и бездонная глубина его невозможного чувства, обреченного на безответность. 

 

Летели дни, крутясь проклятым роем,

Вино и страсть терзали грудь мою...

И вспомнил я тебя пред аналоем,

Я звал тебя, – как молодость свою.

 

Я звал тебя, но ты не обернулась!

Я слезы лил, но ты не снизошла...

Ты в синий плащ печально завернулась, –

В сырую ночь ты из дому ушла...

 

Не знаю, где приют своей гордыне

Ты, милая, ты, нежная, нашла...

Мне часто снится плащ твой синий,

В котором ты в сырую ночь ушла...

 

Сразу прошу прощения за возможные неточности в тексте и знаках препинания – записывал по памяти. Но главное в том, что, увы, я понял, что такое чувство для поэта было возможно и по какой именно причине возможно, понял тоже. Это целый ряд достоин и качеств, и свойств, о которых не скажешь односложно. Но говорить о которых, кажется, можно бесконечно.

Да, она, его единственная любовь, была достойна его высокого чувства, ибо не была красива общепринятой красотой, не была яркой внешне. Но была неотразима тем своим душевным внутренним наполнением, свежестью молодости, от которых, действительно, невозможно оторваться. И если это наполнение попробовать назвать одним единственным словом, то слово это –  МАГИЯ. Женская магия неосознанного притяжения.

 Она была прекрасна своим внутренним строем, в котором проглядывало высокое и державное, и вместе – самое простое человеческое. Она была самобытна и естественна, как вода и воздух, как их простое и естественное движение и взаимодействие, без которых ничему живому в этом мире не обойтись. И, размышляя о них обоих, еще я думал о том, почему же до сих пор наши лучшие композиторы не написали музыку на эти невыразимо пронзительные блоковские  слова, которые я только что привел, а мы с вами, читатель, не получили один из самых драматических отечественных романсов – ведь материал того более чем достоин.

... Но мне хотелось узнать еще и о том, как наследуя – без всякого сомнения – эту прошлую природу своей предшественницы по воплощению, и эту известную России историю, она знает ли о ней, об этой истории, чувствует ли ее через расстояние во времени и пространстве? И если да, то как к ней относится. А это означало: чтобы получить ответы на все эти вопросы, или хотя бы часть их, мне следовало с ней встретиться. Случая долго не представлялось, и все-таки это произошло.

 

7.

НАШ теплоход набирал ход, унося нас уже обратно – от Валаама в Санкт-Перербург. Вечер сгущался и снова был хорош и крепок, и, словно щедрый художник,  развертывал перед нами, людьми, – в основном из глубинки России, – панораму за панорамой, – из потрясающих цветных композиций. Ветерок тоже набирал силу, и люди начинали кутаться в теплые вещи и пледы. Но еще до этого – перед вторым скрипичным концертом,  мы столкнулись с этой желательной девушкой лицом к лицу. Я стоял у борта, наслаждаясь вечерними картинами – она вышла из каютного помещения прямо на меня. 

Я пожелал ей доброго вечера и пригласил на минутку пообщаться. Наблюдать за всеми ее реакциями было истинное удовольствие. Любопытство приглашало ее откликнуться, но все сторожевые системы разом выпрямились, просчитывая десятки вариантов возможного и выбирая из них наиболее оптимальный для принятия решения. Все эти внутренние процессы отражались у нее на лице, в ее фигуре, хотя было уже понятно, что поводов для беспокойства быть у нее не должно. Но совершенно и сразу было понятно и то, что передо мною – во всех отношениях – живой человек с очень подвижными интеллектуальной и эмоциональной сферами.

После небольшого предварения спросил ее, знает ли она что-нибудь о поэте  Александре Блоке, знакома ли с его биографией, читала ли его стихи. Она ответила, что о поэте слышала, а вот стихи не читала. Я в этом месте чуть не поперхнулся: называется – поговорили. Но замедлился только чуть. А потом очень вкратце рассказал историю поэта Блока и их взаимоотношений с Любовью Дмитриевной, дочерью всемирно известного ученого Менделеева (гениального автора периодической системы известной таблицы химических элементов). Я сказал, что она, моя собеседница, похожа на ту, из далекого прошлого женщину поэта Блока, как две капли воды, и в точности соответствует представляемому мною ее облику, в том числе и внутреннему содержанию.

Она слушала с нескрываемым удивлением, которое было написано на ее лице, и в то же время я видел, что она была полностью раскрыта для восприятия такой информации. Поверила ли она до конца в эту загадочную и печальную историю, в которой она является двойником этой женщины из прошлого, сказать было трудно. Грустно только, что ее интеллектуальное содержание в интересующем меня месте было совсем не заполнено. 

Захотела ли она проникнуться этой историей и попробовать в ней разобраться – если не до конца, то хотя бы отчасти? Захотела ли встретиться с поэтом через его стихи, встретиться со своим собственным предшествием – хотя бы через биографические источники о жизни и творчестве своего первого мужа, о себе из прошлой жизни?..

         Не знаю. А это надо?

Полагаю, что да. Потому что мне всегда казалось: человек, получив хотя бы какую-то частичку информации о своем прошлом воплощении, способен его, то есть себя тогдашнего, почувствовать и хотя бы какую-то часть из него вспомнить, пусть даже очень смутно. Вспомнить, может быть, отчасти и тех, кто был в тогдашнем его окружении – по крайней мере, из самых близких людей.

Зачем это надо? Да хотя бы затем, чтобы лучше познать себя – человека из своего собственного прошлого и обогатить свою биографию какими-то новыми фактами и  чувствами, расширить свое опытное душевное зрение и визуальное поле. Другими словами говоря, продлить себя и свою биографию на уровне прямого сознания и тем самым стать богаче и крепче, и опытней, и, следовательно, – мудрее.

Вообще интересно почувствовать бесконечность своей души, просто ее, душу свою,  почувствовать. Какая она – была и есть – на скрижалях своей собственной протяженной истории? Поговорить с ней... Что же касается нашей девушки, то, судя по ее реакции в нашем диалоге, по ее общему наполнению, череда ее предшествующих воплощений была весьма и весьма солидна.

Я, на всякий случай, спросил ее, – случайно, не Любовь ли имя ее? Она сказала, что нет, хотя об этом и без того можно было уже догадаться. И мне осталось только пожелать ей обратиться к творчеству поэта и попробовать понять его и вспомнить себя, или хотя бы совсем крошечную часть себя из того далекого прошлого, в котором она когда-то жила, и жила какое-то время с человеком, чье поэтическое наследие составляет ныне истинную славу и гордость Отечества.

Больше я не спрашивал эту девушку ни о чем: кто она, откуда, чем занимается – мне эти сведения были не нужны, ибо я не собирался обрекать себя на новый виток дополнительных исследований. Этого эпизода мне было достаточно, чтобы понять: да, такова она была тогда, в те блоковские времена, в дни своей светлой юности. С бесконечно богатым внутренним миром, бесконечно притягательная.

И вот самый  главный вывод, или прямой ответ на тот мой давний вопрос из моей юности: «мог ли поэт?..» Да, безусловно, поэт мог ее полюбить, полюбить глубоко и страстно, как это и было когда-то на самом деле. Чтобы написать об этом этапе их сердечных взаимоотношений такие пронзительные стихи.

Добавлю только вот что: они, эти двое, были, как теперь говорят, разного поля ягоды: она более прагматична – с сильным женским началом и волей, он – более лиричен, более утончен, более инфантилен. Утончен, кажется, до немыслимых пределов, – до крайней степени утонченности, и такой же степени слышимости всегда говорящего пространства.

Мне было очень важно найти ответ на этот свой давний вопрос еще и потому, что и сам я по жизни был тоже от женщин весьма зависим, и переживал свои отношения с ними очень сильно и глубоко. Вот такая крошечная история, которая изложена для того, чтобы поставить точку в одной старой недоговоренности. Чтобы идти далее по своему стратегическому маршруту.     

 

8.

ТЕПЕРЬ о стратегическом маршруте. Еще до поездки на Валаам я встретился с директором одной из художественных галерей города Санкт-Петербурга – Натальей Юрьевной. Название галереи – «Либерти», что в переводе с французского означает Свобода. Это она – в числе немногих – откликнулась на мои рассылки через интернет с предложением провести у них в галерее выставку моих картин концептуального авангарда «Белый квадрат». Мне очень хотелось сделать это именно здесь, в культурной столице нашего Отечества. Именно отсюда, из этого города, страстно хотел я запустить в мир свою главную идею Белого квадрата.

Белый квадрат – основная картина галереи с одноименным названием. А в галерее представлено десять жанров и техник, в том числе часть из них – авторские. Эта идея отвечала на главный вопрос всего нашего бытия, всего нашего человеческого сообщества, – что делать дальше, каким путем идти в свое будущее, чтобы будущее нас не покинуло. Это сделано в индивидуальной авторской манере – эзотерическими и философскими средствами, через картины и тексты к ним, через общую идеологию в искусстве и жизни, через поэзию и художественную прозу.

И вот к какому выводу пришли мы вместе с этой женщиной в результате:  идея заслуживает того, чтобы о ней объявить с одной из главных художественных площадок нашего Отечества. И эта площадка – Государственный Русский Музей. Затем выставиться и в ее галерее –  «Либерти». Мы говорили с ней почти четыре часа, пытаясь найти решение, как это лучше всего сделать. Кажется, в итоге свет впереди забрезжил.

 Я оставил ей более десятка своих изысканий по Белому квадрату и его картинам. Оставил свое обоснование нового авторского течения в изобразительном искусстве – Изомантризм. Она взялась сделать из всего этого материала выборку основной идеи на пару листов текста. Чтобы эту подборку –  вместе с собственным ходатайством –  представить дирекции Государственного Русского Музея – самого большого в мире музея русских художников. 

Наверное, главное в этом диалоге было то, что оба мы понимали: выставка моих картин в Русском Музее не прихоть вятского художника, а необходимость всего нашего общества – через изобразительное искусство и сопутствующую философию вбросить в человеческое пространство свежую и неожиданную для большинства населения идею, в которой нуждается наш земной мир на границе Великого Качания и который ныне снова спрашивает себя: БЫТЬ-НЕ БЫТЬ? У Белого квадрата ответ на задачу с положительным решением есть.

Только теперь, спустя время, я начинаю лучше понимать, что означает название галереи, которая откликнулась на мое предложение о выставке. Это галерея «Либерти», что в переводе с французского означает «Свобода». За этим названием человек, который понимает, как важно ДАТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ художнику сказать миру свое индивидуальное слово, от которого мир станет лучше, или чуточку лучше. Ведь каждый художник – в известной мере – есть путь и истина.

Такова задача любого художника – идти впереди общественного сознания и языком Прекрасного звать за собою – к свету, любви, правде. Хорошо, когда художник это понимает – плохо, когда он не способен пробиться со своими свежими идеями на общественную трибуну, каковой является галерея. А знаете почему? Потому что большинство музеев и галерей всеми своими фибрами глядят в прошлое и являются более всего хранителями прошлого художественного наследия поколений, наследия художников, уже выявленного временем. Ведь так проще. Первых импрессионистов, и не только их, общество тоже ведь приняло далеко не сразу. Между тем тогда это был прорыв в изобразительное искусство будущего.   

Главная же задача организаторов выставок, на мой взгляд, заключается в том, чтобы смотреть именно вперед и давать обществу новые идеи, в том числе и прежде всего – в изобразительном искусстве. Именно изобразительное искусство великий Леонардо да Винчи считал первым среди искусств. Ибо настоящий художник – прежде всего мыслитель и открыватель новых горизонтов, своими прозрениями способный идти даже впереди науки.

Да, мне трудно выставиться в большой галерее, потому что галеристы не понимают, не принимают, не видят, не хотят видеть, слышать, то, что на их первый взгляд им не понятно. Давно уже хочу создать на базе своих картин – в ограниченном варианте – галерею картин и других видов авторского искусства со своими идеями, которые составляют основу галереи. А в более развернутом виде – хотел бы создать Центр духовного и культурного  Преображения «Белый квадрат». Совместно с государственными структурами. Но мало кому хочется погружать мозги в глобальную идею, в философию, думать о будущем. Вот почему снова на чуть вернусь к мистике.

Много лет подряд, начиная еще с ельцинских времен и по наши дни, обращался со своими письмами в приемную Президентов, в Минкультуры, солидные галереи – ответ один – отрицательный. Устал. Решил – все: хватит суетиться, буду просто жить и продолжать работать на творческой ниве. Однако же при этом и не однажды направлял свои мысленные просьбы  Создателю: «Помоги выставиться, высказаться. С Центром тоже помоги...» Ведь мне мои картины нужно не только выставлять, но еще и сохранить для будущего. Но Он отвечал, что надо еще работать – дескать, не все сказано, не все сделано.

Однако в какой-то момент мне было дано понять, что вот теперь можно и пора говорить  и о завершении основной части работы, а это означает – о продвижении моего многопланового искусства в широкое общество, ибо такова главная задача моего текущего воплощения. И теперь, похоже, на этой длинной тропе длиною в сознательную творческую жизнь что-то стронулось с места. Одно из моих последних прошений – будем так думать – было услышано.

 Как это выглядело на практике? – спросите вы. А вот так: вдруг один мой молодой друг – из моих давних духовных учеников – предлагает мне (его силами) сделать рассылки с моими  предложениями о выставках в разные галереи мира. С миром пока не получилось – трудности перевода – а вот по Отечественным галереям он сделал более ста рассылок. Три галереи отозвались. В том числе и «Либерти».

         Ее директора, Наталью Юрьевну, заинтересовали прежде всего именно мои идеи. Она это правильно поняла и даже спросила меня, что в моем изобразительном преобладает: идея или картина? Я сказал, что преобладает идея – ведь мой авангард концептуальный. А концептуальные картины являются – в известной степени – иллюстрациями идей.

Не все в нашем с ней диалоге было гладко – полагаю, по причине моей провинциальной зажатости в некоторых вопросах. Но, в конце концов, она пришла к мысли о необходимости предоставить для выставки моих картин не только свою галерею, но и ходатайствовать перед Русским Музеем, чтобы приняли мою выставку и там. И она готова мне в этом содействовать, и готова сама сделать выборку сути из моих концептуальных текстов и обратиться с ходатайством в Русский Музей.

Как видите, линия на разрешение моей главной мечты о Русском Музее обозначилась теперь уже на следующем, втором этапе и стала обретать все более конкретные очертания. Это было отрадно и стало главным результатом моей поездки в мой любимый город на Неве Санкт-Петербург.

 

 

9.     

НО МИСТИКА продолжалась. Когда был на Валааме, снова обратился к тому же источнику за поддержкой с просьбой поддержать здоровье, чтобы суметь осуществить намеченное. Ибо если дело не сделано до конца, значит, не сделано ничего. Что вы думаете? В этот же день, на теплоходе же, познакомился с молодой милой и обаятельной женщиной. Зовут Марина, занимается фитнесом, предложила мне для поддержки здоровья новую технологию, которой она пользуется и сама. Это система активного долголетия – САД. Разработал ее ученый Игорь Ямсков.

Марина пользуется услугами фирмы уже несколько лет, выглядит – тридцати не дашь, а на самом деле ей за пятьдесят. Об этих услугах подробнее можно узнать в интернете. Метод САДа в том, чтобы объединить защитные и производительные силы организма и направить их на объединенное служение здоровью и долголетию в нужном русле. Примерно так.

И ЕЩЕ получил я один подарок от поездки на Валаам, о котором пока не успел рассказать... Это было в первую ночь поездки на теплоходе, когда мы шли к месту назначения. Ночью,  в третьем часу, меня будто кто толкнул в плечико. Что? – спросил я.  Да ничего: в ответ была тишина. Но ведь что-то же происходит, иначе зачем будить? Все же малость стряхнул сон и поднялся. Раздвинул штору, и остатки сна улетучились без следов. Прямо передо мною, где небо и вода слились в одну ясную и чистую светло-фиолетовую перспективу и свежесть, я почувствовал еще и свет, который струился в поле моего обозрения слева. Еще более я раздвинул штору и посмотрел туда, где находился этот источник света...

Вот где оно и находилось – самое настоящее откровение... И я увидел сакральный миг зарождения нового дня. Солнце тронуло горизонт и выглядело пока крохотной алой черточкой. Пока я искал фотоаппарат, эта черточка чуть подросла, и я увидел перед собою уже – так мне показалось – космического младенца, принявшего облик идеального золотого диска, очень похожего на НЛО.

По воде пошла постепенно золотистая дорожка, усиливая свое звучание. Теперь этот диск лежал в руках двух любезных друг другу стихий и ежесекундно менялся сам и менял весь прилегающий мир, в который входил полноправным хозяином.

 

И он пришел, священный миг венчанья,

Красы небесной и красы земной.

Заря была – немое восклицанье!

Весь мир плескался в чаше золотой...

 

Этот «младенец» уже дал горизонту цвет, и золотой диск подрастал каждый миг, прибавляя краски, которые все меняли. И небо от воды стало красным, и эта краска разлилась вверх и в стороны, и если бы не рябь на воде, эта краска пролилась бы без сомнения и на нее. Вот почему мелкая волна брала одной своей стороной золотисто-красного цвета от солнца, а другой – от противоположной стороны неба, и это был синий и темно-синий цвет, разбавленный темно-зеленой краской. Вот вам и живая «картина маслом».

А потом началось настоящее архитектурное строительство. Золотая дорожка на воде обретала плоть и прибавляла основательности новой зарождающейся конструкции. Между тем солнце обретало форму шара и в итоге создало замечательный ореол, который, словно раскинутые руки, раздался в стороны и вверх. Вместе с дорожкой на воде, которая тоже имела свой ореол, вся конструкция в комплексе обрела очертания креста.

– Вот он вам – настоящий Код Бога – взгляните! – мог бы сказать в этот момент о  такой картине  несомненный теоретик концепции Креста Федор Парыгин из Иркутска. В какой-то момент мне показалось, что и ради такого откровения мне тоже стоило отправиться в эту поездку. Словом, я делал снимки великого превращения Светила и преображения Пространства еще с полчаса, после чего отправился продолжать свой сон.

 А эти снимки стали у меня основой будущей выставки, которую готовлю я в настоящее время для нашего местного музея. Это будет своеобразный фотоотчет о моих поездках на Аркаим,  Питер-Валаам, а затем и в Москву. Будут на этой выставке, как вы понимаете, и кое-какие откровения моего Белого квадрата.

 Выставка открылась 31 июля 2016 года в поселке Лебяжье Кировской области в местном краеведческом музее. Добро пожаловать!

 

10.

Закончив путешествие и уже будучи в обратном поезде, я пытался понять, что же дала мне эта поездка в целом, ибо о некоторых романтических частностях мы уже говорили, но ведь они всего лишь отклик на мою открытость и писательское желание необычного. А по большому счету? Я спрашивал себя, что еще приобрел я здесь из того, что пригодится мне самому и будет интересно читателю.

 Признаюсь вам откровенно: после того, как познакомился с краткой историей острова и проживающего здесь населения, после целого ряда ситуаций, возникших здесь и уже в городе Петра по ходу нашего путешествия, я понял, что главные открытия находятся именно в этом измерении реального мира. Наверное, впервые так остро, как никогда, я почувствовал в этой поездке дух и душу и этого великого острова, и этого великого города – Санкт-Петербурга. А через них  почувствовал и здешнюю северную округу, и – в который уже раз – нашу Великую матушку Россию, а также – отчасти – и Великую душу нашего Великого народа. Как это произошло?

Это понимание, но еще не оформленное как следует и не сформировавшее себя до конца, пришло мне на Валааме, когда я почувствовал в себе строгость и подступающее затем внутреннее рыдание. Я понял причину и истоки этого состояния, когда возвращался в теплоходе с поездки на центральную усадьбу Валаама. Потому что я увидел там и, главным образом, почувствовал, незатухающий духовный подвиг нашего народа в лице здешнего местного монашества и всего его воцерковленного и невоцерковленного населения.

 Теперь, когда общая картина поездки у вас, мой читатель, перед глазами, мы можем еще раз в это путешествие оглянуться и попытаться взглянуть на некоторые происходившие там события глазами автора. Ведь мы с вами, читатель, еще почти совсем не рассказали о Валааме, и потому – совсем вкратце – немедленно попытаемся это упущение исправить. Начну с того, что я давно уже собирался побывать в этом святом и сакральном месте нашего Отечества – одном из самых  загадочных и привлекательных сил притяжения туристов, в том числе и зарубежных...

Итак, Валаамский архипелаг насчитывает 36 квадратных километров общей площади и состоит из десятков островов и островков и столько же заливов и заливчиков. Сам остров Валаам занимает 26 квадратных километров. Находится он в северной части Ладожского озера и представляет собою образование вулканического происхождения. В этой части его история очень похожа на праисторию Аркаима – тоже места силы, или приемника приходящих на Планету космических энергий. И вообще у меня постепенно складывается впечатление, что такие вулканические образования напрямую связаны с Космосом и имеют свое особое предназначение в формировании разумной жизни на Планете.

Веками этот остров был предметом жгучего интереса иноземцев и переходил из рук в руки от одних хозяев к другим. От шведов к финнам, от финнов к нам и снова к ним. Затем – при Петре Первом – вошел в состав России, и вот – будем думать – навсегда – вернулся к себе домой. И я увидел, как из года в год, из века в век этот уникальный остров, этот слиток некогда магматической лавы, из которой сформирован остров, называем мы ныне Валаамом, или Валаамским архипелагом, прирастал своим непрерывным духовным подвигом моления во благо России и человека, и неустанным созидательным трудом по обустраиванию этого уголка отечественного пространства.

Сегодня по праву это один из самых притягательных уголков для наших и зарубежных туристов. Я бы назвал Валаамский архипелаг с его духовно-архитектурным ансамблем духовной жемчужиной Ладоги, затаенной духовной жемчужиной России.

Здесь, на Валааме, по преданию, а также по утверждению нашего современника писателя-эзотерика Асова, еще в первом веке нашей эры, побывал Первоапостол Андрей Первозванный и читал свои проповеди, и склонял старожилов к новой духовности, и к новой вере Христовой. Которая, в свою очередь, – призывала нас всех к миролюбию, терпению и состраданию. Он, Андрей Первозванный, и заложил, по преданию, первый камень в здание новой веры на Руси, в духовное обустройство этого северного архипелага на территории будущей России.

И этот дух, и эта вера здесь чувствуются очень сильно. Чувствует этот дух и наш Президент Путин, прибывший на остров спустя пару недель после нас, чтобы тоже взять здесь духовного укрепления – ведь ему сейчас приходится неимоверно трудно, ибо время уплотняется, и событие находит на событие, и каждое из них требует высокой ответственности и великой зрелости.

И этот несомненный духовный подвиг Валаама перекликается, а еще точнее – неразрывно связан и с великим подвигом народа, построившего великий град Петров под водительством первого российского императора. Здесь и связанные с ним последующие военные баталии, прорубившие окно в Европу. И многие другие, стяжавшие славу Отечеству. Мне приходилось бывать на Пискаревском кладбище и читать известный на весь мир дневник Маши Савичевой. В котором в скупых детских строчках рассказана история постепенной гибели от голода всех членов ее семьи в дни блокады города.

Люди погибали от голода, но не сдались, ибо таков дух нашего народа, понимающего внутренним чувством свое великое предназначение – тем более теперь, во время великих перемен, обусловленных в том числе и задачами так называемого Квантового перехода. Мы живем в апокалиптические времена, как бы нам хотелось-не хотелось об этом говорить. Во времена, когда Планета будет переживать природные катаклизмы, которые весьма отразятся на состоянии человечества.

И когда я думал об этих «апокалиптических временах», мысль моя, порожденная движением в какие-то особые и редкие глубины, к какому-то озарению, вдруг промелькнула во мне, словно разряд молнии, и сказала, что город этот – по всему ряду уже только что перечисленных причин, не может быть наказан сверх того, что он уже получил, ибо право свое на грядущую жизнь в веках отстоял. Эта мысль согрела мне сердце, потому что его томило беспокойство о том, что город находится всего на высоте одного-двух метров над уровнем  мирового океана. И он – при возможных затоплениях суши – мог бы пострадать более других мест в Отечестве.

Как будет это сделано, не знаю, но теперь на сердце у меня отлегло, потому что есть понимание: в Комосе действует Закон Справедливости, и Создатель не допустит более  попущения на этот воистину великий город и его удивительный народ, который отличают истинная культура и истинное милосердие к себе подобным – старожил ли он города, или приехал к нему в гости. У автора нет такой задачи – рассказывать об этом подробнее, но в справедливости этих слов убедился он неоднократно и на этот раз, и убеждался в них прежде.

Этот город хорош и памятен с детства мне еще и тем, что здесь закончил перед самой войной факультет истории педагогического института мой отец Лучинин Иван Ефимович. Отсюда после окончания вуза ушел на финскую войну, отсюда ушел затем и на Великую Отечественную, и там, и тут нахватав ранений и контузий. Здесь же, под Ленинградом, после гибели ротного, выводил из окружения роту молодых солдат. Но он прошел всю войну и вернулся домой израненным, но живым... 

 

11.

ПОСЛЕ поездки на Валаам появились и некоторые другие выводы. Казалось, на первый взгляд,  что это обычные эмоции и впечатления человека, желающего восхищений от увиденного. Однако, если взглянуть поглубже, то все было весьма серьезно. И вот первый вывод. Да, Россия, действительно, – уникальная и удивительная страна, в которой есть на что посмотреть и почувствовать, есть чем проникнуться по большому и настоящему счету. Потому что Россия – это территория Бога и на ней проживает первонарод планеты, давший ответвления для произрастания на древе жизни другим белокожим народам и народностям.

Что означает выражение – «территория Бога»? То, что это самая большая в мире и неделимая территория, с которой Создатель проводит свою политику переустройства и совершенствования человеческой цивилизации, не позволяя ее разрушить темным силам  со своей основополагающей склонностью к разрушению. Он с ее территории, с территории России, и через нее смиряет волны жестокости и насилия, которые без такого всесущего руководства могли бы уже не раз захлестнуть человечество. Если оглянуться в прошлое, примеров такого назначения России для спасения жизни на Планете достаточно.

Эти знания, которые приводит автор, – из сакральных источников – через книги и Интернет, которые выходят на человека сами, если он готов их воспринимать. Вот почему народы, и прежде всего европейцы, смотрят на нас, Россию, с глубокой затаенной надеждой, потому что знают: даже в самой критической ситуации, как и во все иные строгие времена, мы снова придем к ним на помощь и спасем жизнь и всей цивилизации в целом, и им, в частности, тоже. Потому что мы – первонарод, и исполнены истинного и деятельного сострадания к иным проявлениям жизни, и глубоко жертвенны по своей духовной природе. В чем и состоит наша главная отличительная национальная черта.

Чем выше уровень нашего сознания и образования, тем более мы, русские – как ассимилированный этнос – просты в общении и отзывчивы на чужие беды и боли. Мы никого не отталкиваем от себя и готовы ответно дружить со всеми, кто стоит на позициях мира и добрососедства. И даже порою с теми, кто агрессивен по отношению к нам и пользуется нашим миролюбием в своих целях. Но мы способны понимать, что у многих народов властная верхушка живет отдельно от интересов своего народа и не отвечает их коренным интересам, следуя в фарватере чужой силы и иных, чуждых им интересов.   

Все меньше и меньше мы говорим теперь о механизме кармического Закона воздаяния за неблаговидные поступки на международной арене, но мы его всегда подразумеваем. Потому что он действует по принципу: «Что ты, – то и тебе». Таков этот закон, или закон равновесия энергий, существующих в мире. То есть страна, несущая агрессию во вне себя, агрессию и получает взамен – как результат действия того же механизма воздаяния. Получает в той или иной форме.

Тем более этот закон действует теперь, когда – в период совершения человечеством Квантового перехода – Пространство наиболее чувствительно к любым проявлениям разумной воли, формирующей свое собственное будущее любым своим мысленамерением, тем более поступком. Каким это таким, спросите вы, образом? А вот таким: все миролюбивое и творческое, и созидательное – как более совершенное по духу – в результате Квантового перехода – пойдет далее вверх по ступеням эволюционного совершенства. Все более агрессивное – как не выдержавшее эволюционный экзамен – опустится по этой лестнице вниз. Ибо Квантовый переход и есть линия такого водораздела.

Однако же никто не отнимает у нас права на необходимую самооборону. И если нас вынудят к ответным решительным действиям, мы ступим на эту вынужденную тропу и... победим. Потому что за нами Правда, потому что с нами – Бог. Такие пришли времена, товарищ. Такова судьба России – страны Бога. Вы знаете и без меня, что победа дается правому. Это закон Космоса. И в мире нет сил, способных поломать или изменить силу действия этого закона. Есть только силы, способные перенести его действие на другие сроки.

Вот почему Россия сохраняла и сохраняет огромные масштабы своей территории, ибо действует по законам справедливости. И, конечно же, потому, что гарантом исполнения этого закона является сам Создатель, который вправе требовать от нас духовного совершенства – тем более в такие ответственные переходные времена, как наше нынешнее. 

Потому что мы находимся на линии Великого Перехода из одной космической мерности в другую, мы находимся в состоянии ЭКЗАМЕНА ПЕРЕД ВЕЧНОСТЬЮ. И если кто-то не желает воспринимать такой реальности, тем хуже для него. Вселенная идет своим эволюционным путем и сегодня принимает экзамены только у тех, кто к ним готов, у тех, кто желает идти вверх по линии самореализации. В том числе и у тех, кто ничего этого не зная, живет по внутреннему предписанию действия этих законов и, следовательно, этим законам интуитивно следует.

 

 

 

12.

НО ВОТ ведь: снова карта мира забрызгана кровью, словно опыт прошлых времен ничему нас, землян, не учил и не научил. Коллективная безответственность европейских лидеров и наших заокеанских «партнеров» снова ставит человечество на грань новой глобальной войны. И это означает, что история повторяется: на спасение мира от международного терроризма – нового безусловного зла – снова приходит наша многострадальная Россия, и ставит этому злу конкретный заслон. Но это зло порождено другим очевидным злом, идущим к нам из-за океана и стяжающим себе союзников в Европе.

Вот почему – в противовес этому глобальному злу Создатель дал нам, наконец, достойного лидера и, проведя нашу нацию через серию огромных испытаний 90-х и двухтысячных, сумел сплотить нас для выполнения снова все той же великой задачи – спасения мира от гибели. И эта задача ныне по плечу только нам – Великому народу России – первонароду планеты. Потому что одних только  сострадания и жертвенности для этого спасения мало – нужны желание и умение, а еще возможности. Вот для чего, повторяю, Бог дал нам великие ресурсные пространства.

И все же самая главная черта нашей нации – ответственность. Ответственность за судьбы мира по большому счету. И мужество эту ответственность проявить. Еще не все лучшее проснулось пока в народе, но все идет к этому. И на службу нашим коренным задачам приходит наша другая национальная черта – талантливость. И пробуждается постепенно наш интеллектуальный и духовный потенциал. Не зря ведь говорят: пока гром не грянет, русский мужик не перекрестится. Теперь уже перекрестился. Потому что «русского медведя», похоже, все же разбудили. Теперь уже никому не дано сил и возможностей остановить нас на этом нашем пути Великого Подьема.

И эту нашу предназначенность и добрую волю уже почувствовали наиболее чуткие другие народы. Вот почему в Греции жгут американские и натовские флаги, а Германия вслух вспоминает об идее Путина создать новое ЕЭС (Европейское экономическое содружество) на территории от Лиссабона до Владивостока. А крайне осторожный в принятии решений Пекин открыто предлагает нам военно-политическое сотрудничество.

К чему говорю эти очевидные для кого-то вещи? К тому, что пришло нашему народу время окончательно расправить свои крылья, почистить перышки и встать на путь сознательного повсеместного преодоления своих прошлых комплексов, и понять, и принять такую простую вещь: Россия снова выходит на авансцену мировой истории, становится ее лидером и начинает выстраивать новый формат международных отношений. Выходит на путь высокого самоосознания и осознания своего предназначения в Вечности.

Этот новый формат ведет народы к объединению – на правах взаимного уважения и мирного и равного сотрудничества, на основе обновленного международного права. Ибо только такой формат ведет человечество в перспективу, обещая цивилизации новый расцвет. Вперед, Россия! – говорим мы вслух и молча – про себя – в минуты таких вот размышлений, которые побуждают нас подтянуться, которые снова делают нас мудрее и сильнее.

 

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

хочу вас спросить: не знакомы ли вы случайно с бывшим фараоном, а также в прошлом еще и капитаном самого известного в мире корабля по имени «Титаник»? Возможно, мне повезло в этом смысле больше, чем некоторым из вас. В том смысле, что я ныне встречаю вот уже второго бывшего фараона. Об одном из них я вам уже рассказывал в новелле «Аркаим» за текущий 2016 год, а вот только что ко мне в дверь постучал еще один из таких бывших. И теперь совсем чуть я хотел бы познакомить вас с этим человеком, поскольку и вам знакомство с ним может тоже принести некоторые дивиденды в смысле опыта преодоления себя.

Ну, так вот: не успел я поставить в нашей с вами новелле точку, к которой приблизился вплотную, как в дверь ко мне постучал тот самый мой молодой друг, о котором я сегодня уже говорил выше. Он привез показать и послушать свои новые песни и мелодии, новые семейные фото. Он завершил работу над своим вторым музыкальным диском, и, пережив, как он сам считает, свой этап становления на Вятке, буквально на днях отправляется учиться музыке и далее, и покорять музыкальные вершины в Санкт-Петербурге. То есть мы с ним в этом плане будто бы сговорились, сосредоточив свой интерес и свои перспективы на этом городе.

Ничего не бывает случайного: он начинает и продолжает свою творческую карьеру, а я пытаюсь завершить начатое, чтобы иметь возможность двигаться дальше. Вот почему мы и остановились в одной географической точке наших творческих притязаний. И совсем не случайно судьба его вывела его на меня. И в этом месте позволю себе еще раз сделать маленький экскурс в нашу совместную с ним историю.

Когда-то, в свои первые двадцать лет он забрел на огонек в мою галерею картин «Белый квадрат» в нашем Лебяжье. Я проводил очередное занятие в музыкально-литературном салоне «Свет», в школе эзотерики «Путь к себе». После этого мы с ним общались несколько раз, и я пришел к выводу, в том числе и с его слов, что он находится в состоянии глубокой депрессии, ибо находится на распутье и не знает, что делать дальше. К тому и обстоятельства ополчились против него.

После травмы завершилась его карьера отличного спортсмена. Закончил школу – что делать дальше? Поступил на экономфак в Кировском вузе, проучился пару лет, бросил – и по этой причине имел большой разлад с родителями. Но он понял, что не его это дело, а потому не хотел терять времени напрасно. Его предопределение в другом. В чем? Оказалось, что его увлечение музыкой не случайность. Он обратил внимание сюда, и ему показалось, что музыка сфер ему приоткрылась и поманила к себе, и в нем самом зазвучала ЕГО СОБСТВЕННАЯ музыка. После чего со всем жаром своего молодого пыла он пустился осваивать этот неведомый материк. Но вот предыстория.

Однажды, еще до того, как он определился со своим будущим, в один из своих депрессивных периодов, он пришел ко мне, и я показал ему свежие наработки картин своего Белого квадрата и кое-что из идеологии. Это был весьма длительный экспрессивный монолог, или экскурсия по волнам Белого квадрата. Теперь уже не помню, о чем именно шла речь.

Это потрясло его до слез, и он после этого даже заболел. Сильные личности способны и на сильные переживания. В результате он поверил в свои силы, путь его определился, и после этого он все свои усилия и помыслы направил на освоение великого океана звуков. Начались первые композиторские опыты. А еще у него – отличный голос для сольного пения.

Для своей разъездной концертной деятельности он взял себе творческий псевдоним Дмитрий Райс и вскоре организовал в Кирове собственную музыкальную студию записи,  организовал несколько авторских концертов и теперь окончательно настроен на сочинительство и глубокое дальнейшее овладение композиторскими секретами. Кстати, весь его относительно молодой творческий путь тоже сопровождает мистика и удача. Если вы помните, с этого мы и начали свое повествование об этом человеке.

Ибо он светел и благ по отношению к миру и все время настроен на преодоление трудностей, на освоение задач, которые он ставит перед собой. Его любимая книжка из той юности – «Чайка по имени Джонатан». Его любимые герои из жизни те, кто преодолел себя и вышел на пик мирового признания. Вот на таких людей он и держит свой ориентир. Судьба его, Дмитрия, тоже поначалу не баловала. В начале его творческого пути даже было время, когда он ночевал на городском вокзале. Но все это позади, и он не отступил с линии постижения и преодоления самого себя, с линии неуклонного подъема.

Пришли признание, возможность путешествовать по миру, погреться на дорогих сказочных островах. Но в жизни, как в жизни: были и спады в творчестве, и разочарования. Он десять лет преодолевал в себе несовершенство и вот стал настоящим композитором, чьи песни и мелодии выросли до международного уровня, и он слышит в себе потребность идти дальше – в развитии своего дара – сочинительстве музыки. Именно эта творческая стезя для него привлекательнее всего.

Хотя и поет он примерно так же, как Сергей Лазарев, блеснувший ныне на Евровиденье, и я не первый, кто об этом ему говорит. Значит, так оно и есть. Вот почему  мне очень хочется, чтобы он совершенствовал и развивал параллельно еще и свои вокальные способности. Потому что его исполнение наполняет наши сердца любовью, а отсюда и силой и верой в себя.

И вот он – новый этап в судьбе: он собирается менять место жительства, ибо это пространство для подпитки своего творческого дара исчерпал. И мне такая позиция не может не нравиться, хотя сам я просидел в своей «дыре» на Вятке, которую не хотел променять ни на какую другую «дыру», ибо здесь есть возможность для творчества, какую я не получу в большом городе. Ибо здесь есть самое главное – время.

К чему я все это рассказываю? К тому, чтобы ввести его в ткань своих повествований о времени, а это значит, в будущее, которое нуждается в таких людях, как он. Это время, которое желает от нас лучшего и ждет от нас большего. Этот молодой еще человек работает над собой и видит себя всегда впереди и в будущем. Ибо он – личность, нацеленная на движение и совершенствование, нацеленная на постижение и преодоление.   

И вот однажды, в одну из своих творческих пауз, он вспомнил обо мне – человеке, который, как он сам говорит, дал ему возможность поверить в себя. Он – благодарный человек, и забегал ко мне каждый год, как только приезжал домой к родителям в Лебяжье,  и мы обменивались своими новыми наработками, заряжаясь друг от друга.

А в этот раз он пришел, чтобы помочь. Потому что в свое время трудности моего плана преодолел, и теперь он уже знал, что делать и как именно. Остальное я рассказал. С его помощью я получил приглашение из Питера, и теперь моя эстафетная палочка передана в руки другого человека – директора галереи «Либерти», женщины, о которой я уже говорил. Будем думать, что механизм запущен, и все теперь в реализации моего творческого багажа, в выводе его на орбиту общественной жизни только начинается.

Если вы догадались, Дмитрий и есть тот самый бывший фараон и вместе бывший капитан  затонувшего «Титаника». Кладовая природы приоткрывает нам, людям, – пока на чуть – свои двери в прошлое. И наше прошлое поддерживает наше будущее, и напоминает нам о нас самих, и это дает нам дополнительные силы, и позволяет снова и снова уверовать в себя, в свои несомненные и нескончаемые божественные  возможности. И смело смотреть в свое непростое и великое будущее, которое нам уготовило Небо.

Удивительная вещь: на днях Дмитрий спросил своего младшенького: «Ты готов стать великим?» На этот период мальчику всего три года, но выглядит он примерно так, как маленький Будда. И он на взрослом серьезе принял и вызов, и путь: «Да, я готов!» Ибо уже, похоже, и сейчас он понимает и чувствует, что в жизни всегда есть место подвигу, и есть люди, которые готовы его совершить. А это значит, что нам есть с кого брать пример, ибо таких людей становится все больше и больше, и они есть, и находятся рядом с нами. Время такое, товарищ!

 Его дочь Настенька – постарше, она пойдет ныне в первый класс и мне тоже видится в ней сильная затаенная глубина и затаенная красота – духовная и физическая. И глубокое осмысление мира – уже далеко не детское – через свое космическое, сакральное понимание его особенностей и своего будущего пути. Все это дали им родители, настроенные на   

высокое, дало Провидение. Пожелаем Дмитрию и его семье, и всем нам тоже настоящих успехов в освоении Будущего!

 

 ПУТЕШЕСТВУЙТЕ!

Вот сколько интересных встреч и открытий позволила нам с вами, читатель, сделать всего лишь одна поездка в одно сокровенное местечко нашего Отечества – Валам и город на Неве – Санкт-Петербург. Вот почему сегодня, исходя из собственного опыта, говорю вам: ПУТЕШЕСТВУЙТЕ!  Путешествие меняет нашу энергетику, наши ощущения и ориентацию в пространстве, как вы понимаете, в сторону знака «плюс». Меняет наше отношение к себе и к людям, к Отечеству и, таким образом, выводит нас на новый уровень самоосознания. И, что тоже очень немаловажно, – меняет нашу самооценку.

Путешествие дает возможность абстрагироваться от своих проблем и сделать им расстановку по ранжиру, и дать им их настоящую оценку, и поступить с ними соответственно. А также ответить на свои застарелые вопросы, которые держали нас в своих путах, а также решить часть наших проблем или – по крайней мере – вывести их из этого разряда. Потому что в дороге меняется сознание, поскольку движение уже само по себе очищает нас от прошлого и сообщает новые энергии, и хороший вектор в новый завтрашний день.

Что для этого нужно, чтобы путешествие стало интересным и полезным? Только одно и самое главное – полностью открыться и довериться Пространству, в которое вы вступаете. И пригласить его в свои союзники, и сделать это осознанно. Если хотите, можно изложить ему и ваши намерения. Тогда Вселенная откликнется на ваш зов и будет с прилежанием исполнять ваши прихоти. Если только они не вступают в противоречие с законами Вселенной.

Но если вы не хотите в это поверить, то считайте, что я вам ничего не говорил. Потому что сила в вере – пока вера в силе. Будьте успешны и счастливы!

 

Геннадий Лучинин

Июль 2016

 

На снимках: виды Ладоги, Валаама и Санкт-Петербурга, а также некоторые ситуации, связанные с героями наших повествований. Какие и с кем – об этом вы догадаетесь сами.  Фото автора.

 

 

  АРКАИМ – территория Перспектив

  Часть первая

      ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------   

 

          ХРОНОЛОГИЯ ПЕРЕХОДА: ПУТЬ К БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

 

ЗОВ АРКАИМА

                                                                     ... Словно с моря мне подан знак:

над бездонным провалом в Вечность, задыхаясь, летит рысак...

                                                              А. Блок...

 

Никто и не думал, что так получится. Но обстоятельства открывались, а боги сопутствовали. Не стоит преувеличивать, но и преуменьшать тоже: это открытие потянет на открытие века. А теперь – в путь! Будьте с нами – и вы не соскучитесь...

 

1. К ПРИКЛЮЧЕНИЯМ ГОТОВ

Мы живем в пространстве, которое нас чувствует и которое чувствуем мы, – если с ним сонастроены и пытаемся понять его лучше. И глубже проникнуть в его задумчивые таинства. Проникая в них, мы таким образом проникаем и в себя, осознавая постепенно, для чего мы ныне находимся на Планете Земля и что от нас требуется, если мы появились на свет именно в это славное время, не исключающее громких и невероятных открытий, и – вместе – очередных потрясений для человечества...

БЫЛО начало мая 2018. Постепенно начались посадочные работы, которые переросли в деятельную подготовку очередной выставки моих искусств. И все это время, с начала пробуждения земли, я чувствовал в себе неосознанное томление и тоску – по-иному пространству, в котором все иное, и даже люди, томящиеся тем же томлением. Наконец, наудачу, я заказал своему другу Гайфи из Татарстана поездку на Аркаим, ибо притяжение Аркаима было выше всех иных притяжений.

Иное пространство звало меня, звало для чего-то, и я не мог не откликнуться на этот зов, и должен был быть там и буду – не тем, так иным путем. Даже если мой друг Гайфи и не сможет найти оказии для путешествия. Но Гайфи тоже слушает пространство и понимает, что на зов нужно откликаться – потому что он вписан в летопись наших деяний. И мы этому зову обязаны подчиниться, и ему следовать, иначе не произойдет того, что должно произойти. Или произойдет в другие сроки, но уже без нашего участия. И не так, как бы хотелось...

И  Гайфи – в третьей декаде мая – позвонил и сказал, что огородные дела в основном сделаны, и он сейчас – вот уже третий день – готовит машину к поездке. А еще через пару дней – вместе с  моей Валентиной – мы выехали к нему, чтобы теперь уже от него исчислять свой маршрут в страну приключений. Жену мою тоже, как и меня, тянуло в Аркаим, и истоки этой тяги она объясняла тем, что когда-то – в иной жизни – она там уже была. Но вот только когда и в каком качестве?

И как только мы тронулись в путь, меня что-то клюнуло изнутри, и я сказал мысленно курирующему меня пространству, что к приключениям готов и с этого момента сознательно полагаюсь в его руки. Полностью отстранившись от уже бывшего и становясь чистым листом бумаги, готовым к восприятию новых реальностей, что с этого момента тронулись мне и всей нашей команде навстречу...

 

2. Звезда на Урале

В ДОРОГЕ мы четверо (Гайфи тоже – со своей супругой Альмирой) были 29 мая, а 30 и 31, а также 1 июня – путешествовали по Аркаиму, и второго числа направились обратно. Почему об этом вспоминаю. А вот почему... Уже после поездки я вошел в интернет, и в числе других посланий прочитал письмо, мне адресованное, и о содержании которого есть необходимость сказать, чтобы полнее войти в атмосферу происходящих событий того периода.

Написала его мне Елена – моя давняя приятельница с Черноморского побережья Кавказа. Оба мы с ней, каждый по своему, ведем свою летопись Квантового перехода, или хронологию событий, предуготовляющих великие цивилизационные изменения на нашей Планете. Своей  деятельностью, направленной на углубление и ускорение этих процессов, она делится со мной, и мы вместе осмысливаем то, что происходит в ее потрясающей и совершенно немыслимой для несведущего разума практике.

Суть их в том, что в дни так называемых мысленных коллективных посылов, которые делают работники Света и примыкающие к ним желающие – тоже с целью ускорения процессов Перехода – она взаимодействует с Космосом на своем уровне – преимущественно в околопланетном Пространстве, совершенствуя его, Пространство, в пределах тех возможностей, которые открылись в ней с некоторых не очень давних пор. И она обретала, и бережно развивала в себе новые и необычные для себя невероятные навыки.

Для более полного понимания того, что она делает, привожу извлечения из того ее письма от 30 мая текущего года. Дело в том, что в этот день я с товарищами как раз был уже в Аркаиме, где мы с ними пытались расслышать то, что скажет нам местное пространство о текущих и грядущих событиях.

Вот ее отчет от 30.05.18.  Проведя работу на объединение и укрепление энергий Света на  Планете Земля, Елена с другими светлыми планетарными силами приступила к следующему этапу световой работы. Вот что она говорит об этом: «... В дальнейшем совместном полёте сначала оказалось Пространство без ориентиров. В следующем Пространстве сверху ко мне внутрь  широкими волнами стала поступать золотисто-сверкающая энергия. Когда её количество оказалось достаточным, пришла информация о необходимости формирования из неё большого светящегося Тора. После этой работы надо было войти всем вместе в него, для чего понадобилось усиление сплочённости и продвигающей силы.

Затем внутри вверху открылся Портал в виде белой восьмиконечной звезды, пройдя через который понадобилось создать Белую Планету. Планета расширилась и показала со стороны нашего полушария новое строение земель (выделения автора).

Они выглядели в виде огромного материка с внутренним океаном. Как бы объединились между собою Евразия, Африка, Австралия и Антарктида. Только неполные их территории. Понималось, что таких материков не один. И строение такое наиболее целесообразно для устройства равноправия всех людей на Земле. Потом вся Планета стала лавандово-золотистой, сверкающей, огромной, излучающей энергию Счастья и Гармонии от всеобщей Любви и Равноправия, Единства с СОЗДАТЕЛЕМ, – как в моем раннем детстве.  

С Любовью и Благодарностью к ВСЕВЫШНЕМУ, Высшим Силам и всем творящим в Посыле, вышла из Канала.

Но вот другое ее послание было сделано16.05.18 и вошло в это же письмо. И оно заинтересовало меня больше первого. А вот судите сами: «...Полетав затем некоторое время в фиолетово-изумрудном Пространстве, внизу него заметила узкий Портал, который уже закрывался. Но мы успели его пройти, придержав створки энергией Света. Увидела, как континент Северная Америка пропал, погрузившись в пучину океана.  

Вошла в воду Атлантического океана напротив Южной Америки и по дну продвигалась к Индийскому океану. Что-то влекло туда – даже думала, что будем поднимать Атлантиду. Однако увидела лежащую на дне Индийского океана большую восьмиконечную Звезду. Похожа она была больше на правильную снежинку с небольшими лучами и объёмным телом. Стояла задача общими силами поднять эту звезду на поверхность и положить её на территорию России.

Достаточно длительно, но мы объединенными усилиями все-таки смогли это сделать. Звезда заняла примерно треть территории России, её центр находился на Урале. С Любовью и Благодарностью к ВСЕВЫШНЕМУ, Высшим Силам и Душам, творящим в Посыле, вышла из Канала».

Конечно, для понимания сказанного требуются большие комментарии. Но мы их не планируем, ибо намерены двигаться далее в русле своей истории. Скажу только, что Елена  видела на тонком плане, то есть своей странствующей по около-и внутрипланетным просторам души некие реалии, которые, возможно, произойдут на нашей Планете в ближайшем будущем. И которые открылись ей таким образом.

Однако у вас, читатель, при желании, есть возможность, учитывая краткий комментарий автора, увидеть и почувствовать из описаний Елены некоторое из картин и откровений Будущего, или то, что, вероятно, еще предстоит пройти человечеству. Но наша с вами задача сконцентрировать свое внимание на следующей строчке: «Звезда заняла примерно треть территории России, её центр находился на Урале».

 

3. К точке пересечения

И КОГДА – уже задним числом, то есть после поездки на Аркаим, я это прочитал, сразу понял: это послание в ее части про звезду на Урале было адресовано в первую очередь мне. Потому что именно с Уралом и этой восьмиконечной звездой, обнаруженной Еленой в будущем и на тонком плане, было связано и наше открытие, о котором мы с вами будем говорить в дальнейшем.

Выскажу только еще одно свое существенное наблюдение: когда в одно и то же место, но с разных сторон, сходится в одни и те же руки разная по форме, но единая по смыслу и намерениям сакральная информация, это означает, что получателя такой информации целеположенно ведут Небеса. Зачем? Для того, чтобы она, эта информация, была им осмыслена и – уже в расшифрованном виде – передана в социум, и прежде всего тем, кого она могла затронуть непосредственно. И притянуть к себе для конкретного участия в грядущих событиях. 

 

 

Горная река

 

Итак, мы ехали вперед, на Урал и далее – в священное для населения Земли место – Аркаим, и сердце мое билось учащенно, и внутри его была сладость – от ощущения дороги, от свободы и душевной раскрепощенности, от предвкушения  открытий. Но что же такое Аркаим? Ведь мы только начали свое повествование, а столько раз уже назвали имя этого необычного места. Ему со дня открытия всего лишь 25 лет, но сейчас сюда паломничают туристы не только из России, но и со всего мира. Потому что... Но лучше всего приведу выдержку из интернет-источника: 

«... Жители Аркаима были высокоразвитым народом, (проживавшим на территории Аркаима около пяти тысяч лет тому назад – авт.) совершенной нацией, нацией будущего, которая проживала в гармонии с природой, по законам любви и добра... Именно от этой расы произошли многие народы Европы и Азии. Арии расселились по всему европейскому континенту, ушли в Иран, Индию, Англию, Скандинавию. Поиск родины ариев велся уже не один век. Ученые многих стран искали этот источник по всему миру. А источник арийской цивилизации крылся здесь, на Урале. И эта сенсация потрясла весь мир».

А вот еще одно подобное извлечение уже из другого информисточника: «... Как уверены эзотерики, Аркаим – место силы, колыбель человеческой цивилизации, пра-Родина  славян, ариев...»

Но что конкретно привлекает нас на Аркаим, кроме его истории? И уже третий источник говорит: «Здесь у людей активируется восприятие тонких материй, обостряется подсознание, открываются сверхспособности. Воздействие Земли и Космоса  здесь необычно... Земля соприкасается с Небом, а биологическая энергия человека соединяется с энергией Земли и Космоса... Каждый человек, попадая сюда, переключается на другую вибрацию, и это позволяет ему изменить события своей жизни и выйти на белую полосу своего бытия».

Вот и мне с моими товарищами выпала эта великая удача и повод – изменить жизнь, и подключить ее к новому направлению, к новым событиям. Но для этого понадобится известное материально-техническое обеспечение. Расстояние туда от нашего Лебяжья почти полторы тысячи км. Но, к примеру, расстояние обратно мы проехали одним днем, хотя нагрузка на водителя, конечно, была чрезмерна.

 

4. ЮЖНЫЙ УРАЛ 

А ЕЩЕ в этом путешествии у нас был Южный Урал. В этом месте машина пересекает его поперек не менее двух часов, и это тоже незабываемое зрелище и истинное наслаждение – любоваться великими красотами гор, жилыми поселениями в их седловинах, вольными стадами в живописных долинах, живыми сверкающими и бурлящими реками и речками. И вот – очень скоро к нам начинают подступать горы, а затем – постепенно – и окружать.

Иной раз мы видим до полудесятка горных гряд, которые сводят с ума своей таинственностью, разложенной на оттенки синего и голубого, и уходят в разных направлениях в неизведанное неведомое, которое кажется здесь бесконечным. Дорога, подчиняясь характеру гор, всегда неожиданна, и петляет, и бежит вперед и вперед, словно, объятая и ослепленная страстью и любопытством. И, словно в шутку, меняет уровни высоты, желая увидеть и показать как можно больше и лучше. Может быть, с легкой руки уральца Бажова, желая заглянуть в жабреев ходок, глянуть на Золотого Полоза, а если сильно повезет, то и на саму Хозяйку Медной Горы.. 

В Зауралье пересекаем реку Урал, и мы помним, что эта река мистически и географически разделяет и соединяет здесь Европу и Азию, о чем свидетельствует соответствующий пилон прямо на мосту. Всюду огромные пространства, и во всем смыслы, и во всем – таинство. И – море неизведанного. Так хочется, чтобы и вы, читатель, тоже все это увидели!

Спускаемся в степную зону и очень скоро Пересекаем город Магнитогорск – одну из  главных железорудных столиц Отечества – «Магнитку», и снова углубляемся в степь. И уже здесь слышим и предвосхищаем дух Аркаима.

Да, сейчас об Аркаиме написано великое множество книг и другой информации в других источниках, и эта лавина растет, как снежный ком с горы. И путешественники, и ученые, и эзотерики открывают для себя и для мира все новые грани этой уникальной по скрытым смыслам Страны городов. И чтобы больше уже не повторяться на эту тему, приведу в дополнение к сказанному об Аркаиме еще одно маленькое, но емкое извлечение из еженедельника «Тайны (№ 17 за апрель 2018 года) под заголовком «20 мистических мест России»:

«Продолжаем путешествие по Уралу. Именно здесь находится Аркаим – древнее поселение, найденное лишь в конце ХХ века. Аркаим считается одним из самых загадочных мест на нашей планете. Город четко спланирован в виде солнца с лучами и сориентирован по звездам. Любопытно, что некоторые дома в Аркаиме были многоквартирными, а его жители относились к европеоидной расе. Аркаим считается мощнейшим местом силы – многие люди приезжают сюда восстановить здоровье и набраться энергии».

Итак, Аркаим находится за южными отрогами Урала, за Магнитогорском – на юге  Челябинской области. Недалеко отсюда – Монголия, Китай. В поселке Александровский, который считается административным центром Аркаима, и находятся раскопки древнего города, есть великолепный музей «Страны городов» (так называют территорию Аркаима). Здесь есть гостиница, места для проживания в частном секторе, многие едут сюда со своими палатками. Есть – правда несовершенное – автобусное сообщение. Но из Челябинска налажен один ежедневный  автобусный рейс.

 А в Челябинск, например, можно не только доехать поездом или на машине, но сюда есть из Москвы ежедневный авиарейс. Особенно велик приток путешествеников в дни летнего солнцестояния (21-22 июня), когда энергии гор Аркаима активизируются чрезвычайно, и сила их воздействия возрастает.

 

5. День первый

НАШ приятель Феликс, который проживает на Аркаиме, сразу по приезде определил нас на постой, и все нам в этом месте понравилось... На следующий день с утра мы с женой отправились по намеченным целям. В одной из своих новелл  «Новейшая история» я рассказывал вам о народной целительнице по имени Нурия, но в двух словах снова напомню ее историю...

«...Нурия рассказала мне о себе – о том, что у нее в жизни был период, когда она с трудом могла жить среди людей. И кода зов рода сказал ей жить среди зверей, она ушла в лес и жила там несколько лет, пока ее внутренний голос, сошедший с Небес, не позвал ее возвращаться обратно к людям и помогать им. Что таково и есть отныне ее предназначение.

Ей не хотелось возвращаться к людям, но тогда последовало предупреждение: что если она не послушается, то ее вернут обратно на Небеса. И ей пришлось вернуться в этот поселок, и использовать по назначению явленный ей дар к исцелению и ясновидению. Ей велено было приступить к СЛУЖЕНИЮ...»

Как видите, судьба  удивительная, словно из сказов Бажова, или какой-то иной сказки. Но ведь такого и в сказке не скоро прочитаешь. Мы пришли к ней – был девятый час утра, погода – солнечная, хотя и прохладная, и, кажется, все должно бы быть прекрасно. Тем более, что мы были наслышаны, будто на данный момент она нигде не работала. Однако не все пошло гладко.

Я спросил ее, помнит ли она меня. Сказала, что помнит, но чувствовалось по всему, что она все равно не в духе. Говорила неохотно, выкурила при нас две папиросы – то ли от какого-то  потрясения, то ли от каких-то иных жизненных сложностей – остаться без работы в расцвете лет –  не шутка. А еще подумалось мне, что она, видя людей насквозь, немножко испортила на этом свое    отношение к жизни.

Все же мы разговорились, и говорили долго, и, расставаясь, обнялись. И, как и при нашей первой встрече, она сказала на прощание то же самое простое слово – «УВИДИМСЯ!»  То ее прежнее предсказание сбылось, и мы увиделись. Похоже, что увидимся и снова, раз она так сказала. Хотя сам-то я так тогда не думал. Но развернувшиеся затем здесь,  в Аркаиме, события показали, что она, скорее всего, – права.

В ее сложном и путаном разговоре нужно было быть очень внимательным, чтобы в ее речах поймать рациональное зерно, а проще сказать, – услышать ответы на вопросы, которые мы пришли ей задать. Моя жена их не услышала, но вот я после этой беседы уже знал, что делать, чтобы оказать помощь одному нашему родственнику. Забегая чуть вперед, скажу, что эта подсказка пригодилась и дала результат прямо здесь, на Аркаиме, буквально пару дней спустя.

6. СТРАНА ГОРОДОВ

ДАЛЕЕ наш спланированный заранее маршрут лежал в местный музей Аркаима. Это серьезное учреждение, дающее своими экспонатами представление о «Стране городов» – так называют долину Аркаима, в которой обнаружено на сегодняшний день 23 таких условных города.   В 21-м поселении проведены раскопки, и они принимают туристов. В двух такая работа только еще ведется. Сразу скажу, что точку в деле раскрытия чудес Аркаима вообще ставить еще преждевременно. Новые открытия ждут нас по-прежнему, и самые пытливые из нас включаются в поиски таких тайн.

Итак, Аркаиму более четырех тысяч лет. Чем он отличается от других мест на Планете, отчего произвел в думающем мире людей такой самый настоящий фурор? Аркаим с содружеством  всех этих городов представляет собою так называемое место силы, или энергетически насыщенный портал, через который Земля принимает космические энергии с Неба и, адаптировав их для местных земных условий, адресует их людям. И здесь, в эпицентре портала, эти энергии чрезвычайно активны. Хорошенько поняв их суть, многие из нас могли бы использовать их для новых научных открытий, для поправки здоровья, и даже для перемен в собственной судьбе.

Что в целом представляет собою так называемая Страна городов, или Аркаимская долина? Территорию площадью примерно 72 на 64 километра, вытянутую с севера на юг. Здесь находятся не только места древних жилых поселений и пастбища для выпаса домашнего скота. Эта территория характеризуется и наличием множества невысоких гор, которые называют здесь еще и сопками. 

Миллионы лет назад их сформировала вулканическая деятельность под водой (потому что в те времена территория Аркаима была затоплена океаном). И теперь эти горы представляют собой остатки концентрированной магматической лавы. Этих гор и горушек здесь десятки, и каждая обладает своими свойствами и качествами. Впечатление такое, что еще когда-то давно разумные космические существа сознательно создавали эту территорию, имея на нее какие-то свои определенные виды.

Не надо удивляться таким предположениям. Потому что многие небесные космические существа безсмертны, и задача их жизнедеятельности – сотворение новых реальностей. Потому что это основная составляющая их работы. И они живут в состоянии непрерывного ведения эксперимента. То же самое ожидает в будущем и многих из нас, кто склонен и счастлив открывать для себя неизведанное. И сотворять новые реальности.

Такое время не за горами. Ибо мы, земляне, живем в преддверии великих перемен, которые позволят нам очень скоро осознать себя уже в новом качестве, где будут и великие космические перспективы, и великие открытия в познании самих себя, и своих потенциальных божественных возможностей. Это произойдет после вознесения нашей Планеты в качественно новые и благоносные для человека пространства – ближе к центру Галактики. Такое время сегодня находится от нас на расстоянии вытянутой руки. 

 

                Музей и вид с горы Любви на поселок Александровский

                 

    А вот и музей. Двухэтажный музей Аркаима представляет собою научно-культурное  учреждение и одновременно – произведение искусства, ибо все здесь сделано с огромной любовью и знанием дела. Главные его экспозиции базируются на предметах раскопок, рассказывающих о реалиях того давнего времени, быте и возможностях наших далеких предков. Вспомним: «... Как уверены эзотерики, – Аркаим – место силы, колыбель человеческой цивилизации, пра-Родина  славян, ариев...» Вот почемупросвещенный мир был так потрясен этими бесчисленными открытиями Аркаима.

 

7. ПЕРВОГОРОД

В МУЗЕЕ мы видели большие выкладки камней, которыми так богат Урал, и есть ощущение, что очень и очень многие тайны и перспективы скрывает от человека в себе до сих

 

              Уральские камушки в музее

 

пор и он тоже. И когда мы говорим о степном и вместе гористом Аркаиме, мы под этим именем подразумеваем и Урал – необыкновенно мудрый, таинственный и привлекательный – с очень многих точек зрения. Не зря же поселились в этих краях наши мудрые пра-предки аркаимцы.

Здесь, в музее, есть серьезная научная база, отвечающая на вопросы об этом новом чуде света; есть самая современная демонстрационная техника, готовая рассказать об Аркаиме очень многое. А главным экспонатом является исполненный талантливыми руками макет Аркаима, который в этой раскладке городов стал первым и главным открытием всей Страны городов, ее центром.

После осмотра музея мы отправились именно на эти раскопки, где была сознательно рекультивирована (то есть раскопана и освобождена от земли) только часть этого уникального древнего поселения. Повел нас туда, за два с половиной километра от поселка Александровский, на территории которого мы находились, молодой человек со специальным геологическим образованием – Иван.

Он рассказывал очень интересно. И не подавал информацию как единственно возможную, а оставлял место для своих и для наших тоже предположений. Он говорил не только с пониманием дела, но и с большим интересом слушал наши версии событий, связанных с Аркаимом. Шли до раскопок древнего города по цветущей степной местности два с половиной километра, и наговорились, и начувствовались.

И вот оно –  укрепленное поселение Аркаим, которое дало имя всей Стране городов! О некоторых особенностях его рассказывает путеводитель-справочник. В том числе: «Уникальность этого поселения в том, что после того, как оно было оставлено жителями, за четыре прошедших тысячелетия его не затронули природные катаклизмы, заселения более поздних народов и современная деятельность человека.

Раскопками изучено 29 жилищ, участки внешней стены и рва, внутренней улицы и площадки в центре поселения – почти половина поселения. Поселение было возведено из дерева и грунта по единому плану. В его центре располагается площадь, вокруг нее создано два круга жилищ, один внутри другого. Каждый из них окружен стеной и рвом.

В поселение вело четыре входа, расположенных по сторонам света. Внутри жилищ, вероятно, выделялась жилая, хозяйственная и ритуальная зоны. В каждом доме находились колодец и печи, а также многочисленные предметы быта, дошедшие до нас в виде артефактов из культурного слоя памятника...».

 

Экскурсия на раскопки «столицы» Страны городов – Аркаима

 

Как сказал экскурсовод, в этом городе, судя по общей площади поселения и его постройкам, могло размещаться до полутора тысяч человек. Но, с учетом того, что здесь содержался и скот, и другие постройки хозназначения, то вероятнее всего предположить, что численность людей была человек 700. И мы смотрели на эти мощные стены и колодцы, и печи, и, кажется, душа и сердце наши погружались в ту давнюю глубокую реальность, словно спрашивая себя: «А не был ли и я когда-то среди этих людей, проживавших здесь и не делил ли вместе с ними тяготы и счастье того бытия?...»            

 

8. Самый вкусный...

После рабочей части программы дня мы пошли перекусить и удачно угодили в одну маленькую частную столовую. Хозяйка была приветлива и умна, и гостеприимна – звали ее Ольга. В ней чувствовался налет степной крови, но она сказала, что русская. Расставаясь с ней, я чистосердечно признался, что такого вкусного борща еще в жизни не едал. Она тут же поделилось рецептом, и там было так много всяческих ингредиентов, что они вполне объясняли такое качество исходного продукта. Да и все, чем она угощала, правда, было хорошо и отлично. Но вот жена моя возмутилась – похоже, я ей таких слов о ее борщах еще не говорил.

А дальше мы пошли подыскивать киоск, каких здесь множество, чтобы купить камушков – себе и своим родным. А кто камушки не любит? Кажется, таких людей нет, да и быть не должно. Потому что красивые камни – есть соль Земли и ее украшение, и форма ее самовыражения, и квинтэссенция ее любви к жизни и к Богу. Камушки здесь были с нескольких континентов, а один мексиканский – маленький, но удивительной красоты – продавец Татьяна мне просто подарила.

Еще, сколько было сил, мы побродили по тургородку, и не могли надышаться этой свежестью, которая исходила из этого пространства. От гор, от речки Большая Караганка, от свободы, которой здесь было больше, чем можно было мечтать. А сколько мы исходили, –казалось, уже свыше наших человеческих сил.

 

           Ольга и Татьяна

 

Затем пешком вернулись в жилой поселок Александровский, где размещались в частном секторе и мы. Вернулись, чтобы отдохнуть. А затем проведали наших друзей, которые остановились неподалеку. Договорились завтра встать пораньше, определились с маршрутом. Первый день вживания в новое пространство остался позади и принес чистую радость от всего увиденного, услышанного, прочувствованного.

Мира вам, Света, Любви!

 

Геннадий Лучинин

26. 06. 2018. Фото автора

(Продолжение следует)

 

  

 

 

 

 АРКАИМ – территория перспектив

Часть вторая

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 

 

                    ХРОНОЛОГИЯ ПЕРЕХОДА:  ПУТЬ К БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

            

АРИМОЙЯ

... И полог Тайны открывался,

которой я в любви признался...

 

... Приходит Время и властно

начинает звать к поступку...  

1. ДЕНЬ ВТОРОЙ

В ЭТОТ день мы проснулись пораньше – с тем, чтобы отправиться на гору Чеку. Ехать до нее 50 км, и она далее всех хорошо известных гор находится от поселения Александровское, в котором мы находились. В дороге перед нами открывалась бескрайняя степь, перемежаемая  сопками, называемых здесь горами; нечастыми стадами. И над всей этой степью висела печать тайны и мудрости, печать Времени.

И это наводило на глубокую отстраненность от текущих дел и выстраивало огромное полотно бытия, где слились в одно и прошлое, и настоящее, и будущее, являя собою Единую неразрывную тайну восхождения коллективного Разума к вершинам Света, к вершинам миропонимания. Войдя в поток такого чувствования, в сердце становилось светлее и покойнее, и, кажется, Разум принимал форму птицы, летящей над этими просторами в Едином потоке Времени, неведомо что из этого извлекая. А в душе начинала себя проявлять струна тонкого сердечного звучания.

А вот и наша гора Чека. Она самая высокая точка в Долине Аркаимских гор и на юге Челябинской области. Высота ее – 558 метров.

Гора является геологическим памятником природы, имеет форму конуса и возвышается над окружающей холмистой местностью, и видно ее издалека. У ее подножия берет начало несколько родников, и один из них, из которого мы отпили и набрали водицы, освящен как служителями православной церкви, так и ислама.

Вообще же гора представляет собою целый комплекс серьезных достопримечательностей, и чтобы обойти их все, понадобится, вероятно, целый день. Но мы поднялись только на основную вершину горы, где находится святилище эпохи неолита и магическая спираль, выложенная руками уже современных путешественников. На ней расположено десять погребальных и поминальных комплексов, пещерное святилище на северном склоне горы. А несколько километров поодаль отсюда – к северо-востоку от вершины – располагается  аллея менгиров эпохи бронзового века.

 

           Гора Чека

 

Но мы не имели цели обследовать все эти участки, а обошли только гору. И наш провожатый и нештатный экскурсовод Феликс уже научил нас, как наилучшим образом общаться с горой, как установить с ней настоящий контакт. И мы, прежде чем подняться на гору, разулись, прочитали молитвы и попросили гору нас принять и поддержать наши чаяния и просьбы. Но прежде всего принесли горе, связанной энергетическими порталами с Небом, свои глубокие покаяния за все свои собственные прегрешения – вольные или невольные – за прегрешения всего рода, затем – своих земляков, нашего народа, за все человечество.

Это была работа на полное душевное очищение, на полное внутреннее раскрепощение. И только после того, как гора нас приняла, мы могли подниматься на ее вершину, чтобы и там, но уже более полно, проходя магические спирали (их там не одна) провести тот же ритуал и теперь уже высказывать и свои требы и благодарения. Эта триада (покаяние, молитва, благодарение) –  осмелюсь высказать свое собственное понимание вопроса – действует не только в местах силы, но и на любой территории Планеты. Желательно – хотя бы на небольшой географической возвышенности...

 

 

Общение с горами ...

 

А потом – после проведения священнодейства – мы, лежа на земле, смотрели ввнутрь себя и видели необыкновенные картины, которые показывала нам гора. По ним мы могли строить догадки, на каких путях духовного восхождения мы находимся на данный момент и на что обратить внимание в дальнейшем. Но расшифровки такие могли делать только посвященные духовники, которые глубоко изучили магнетические особенности гор и были способны читать картины внутреннего состояния человека, подверженного такому энергетическому воздействию.

Теперь еще одна особенность, которая мне понравилась. Природа, испытывая нашу готовность к собственным внутренним изменениям, устроила нам редкое испытание. Представьте себе: на календаре – 30 июня, разгар лета, а в здешней природе едва ли не ноль градусов на термометре. Но это еще что?! Ветер такой, что иной раз начинает так толкать, что ноги не выдерживают и начинают уступать напору ветра. К высоким обрывам подходить нельзя – можно улететь. Ветер порывистый – только держись.

Мы мобилизовали на полную отдачу все наши теплые вещи, подняли капюшоны, а кое-кому пришлось даже подвязываться веревочкой. Однако простудного состояния – по ощущениям – не было. Воздух был сухой и расположенный к человеку. Все же продрогли мы здорово. В машине отогрелись и направились к следующей вершине. Это была гора Семи печатей. У нее  тоже был свой спектр воздействия, и, кажется, она была хороша для сердечников. И снова мы быстро замерзли, и  уже не очень-то могли сотрудничать с горой на должном уровне.

          Затем мы побывали еще на одной горе, и все-таки вскоре отправились в обратный путь. Всем побыстрее хотелось забраться в тепло. Перекусили, вздремнули, и после этого, вдруг, – на свежую голову, вот здесь, на диванчике, я и вспомнил о распечатках, которые привез с собой. Посмотрел тексты, и все вспомнил, и все понял. Понял, что именно здесь, в них, и находится то главное, ради чего звучал во мне еще с начала мая внутренний зов к переменам. Который и обозначил адрес перемен. И отчего все вместе мы сюда приехали...

Еще в феврале эта новелла – «Благая весть» – была запущена мною в итернет-рассылку для свободного читателя. Знаете, как это бывает, – тему разработал, новеллу завершил, с облегчением вздохнул и... принялся за следующую. Чтобы в общей тенденции запросов Времени выбрать следующее важное направление, и его отразить емко и понятно. И надо спешить, потому что  время мчит, и надо поймать золотую середину и выбрать из всего немыслимого перечня направлений и событий главное, и об этом главном сказать. Чтобы люди – хотя бы в основном –  были в курсе того, что происходит сейчас на Планете, в Пространстве наших надежд.

 

2. ПРОТИВОСТОЯНИЕ

А зачем, собственно, быть в курсе? Мало ли происходило всего и происходит вокруг нас по-прежнему, –  все равно всего не объять, – так  пусть же колесо жизни катится себе, как это всегда и было. Дело в том, что с некоторых пор все пошло иначе и требует осмысления, и требует к себе внимания. Потому что на наших глазах и внутри нас – всех вместе и в каждом по отдельности происходит так называемый Квантовый переход.

 Он призван, как непреложная истина Небес, для того, чтобы произошла смена двух эпох и вместе – смена цивилизаций и рас на нашей планете Земля и других планетах всеобщего Космического пространства. Это перекрестное и целеположенное стечение космических событий и новых энергий, которые нацелены на смену качества разумного эволюционного бытия и у нас на Планете, и в глобальном Космическом пространстве. Происходит процесс обновления жизни и перевод ее на иные восходящие ступени.

И то, над чем я по-прежнему продолжаю работать, есть цикл публикаций на тему «Путь к Богочеловечеству. Школа пробуждения». Но кого будить? Все живое и разумное, думающее и отвечающее за свою судьбу и какой-то части остального мира, по-прежнему живет своей заботной или беззаботной жизнью и делает то, что делали до них и прежние поколения... Именно в том и состоит моя добровольная задача, чтобы перевести элементарное сознание на иной уровень ответственности и осознанности, в том числе и за то, что происходит в остальном мире.

А в мире идет сражение. На границе смены эпох обостряется противостояние сил Света и Тьмы. Представители темных сил не хотят ничего менять – им все нравится. Мир устроен по их расписанию, а именно: в нем есть горстка немногих рабовладельцев, которые подчинили себе энергии и жизнедающие ресурсы общества. А все остальные люди есть их рабы, которые находятся у первых в невидимом подчинении и служении неправедной истине.

А истина проста: все в мире сотворено Богом единым, и все в этом мире равны от рождения и по праву, данному Создателем. И все люди перед этим Богом равны, и – по справедливости – должны быть равны и друг перед другом, будучи полностью свободны, в том числе и в выборе своего будущего

Так вот: люди должны знать, что происходит, и что будет дальше, и что надо – от всех вообще и от них в частности. А надо объединяться на основе только что выраженной в одном предложении формуле. И, зная содержание Времени и момента нашей всечеловеческой биографии, СДЕЛАТЬ СВОЙ ВЫБОР и ПРИНЯТЬ РЕШЕНИЕ: куда и с кем, и как двигаться дальше. К Свету Истинному, или во Тьму внешнюю, на эволюционное дно...

 

3. ВЫХОД ЕСТЬ ВСЕГДА

У НАС с вами теперь есть представление о том, с чего начать это движение к сближению людей. Уже есть люди – горстка людей, объединенных этой идеей. Сейчас нужно практически начинать такую работу, и есть понимание и представление о том, с чего и как ее начать, и как осуществлять практически. Но те, кто обладает для этого реальными возможностями и кое-что для такого начала уже сделали, еще не готовы эту тему принять. В их адрес написаны письма – и не по одному, но для серьезных перемен они пробудиться еще не готовы.

Что тут сказать? – Продолжая упорствовать в своем неведении и нежелании идти Времени навстречу, они рискуют со временем остаться вне Времени. Да, конечно, такие вещи делаются не в одночасье, но мне, с семи лет мечтавшему о преображении нашей общечеловеческой жизни, было от этого не легче. Справедливость избранного мною пути на создание Единого Планетарного государства без границ и без войн была подтверждена небесными иерархами Света. Да и у меня самого сомнений в этом не было и нет, как нет его и в возможности такого построения.

Но в какой-то момент – чувствуя бесполезностьт многих своих усилий – я был в состоянии разочарования  и оказался, что называется, на перепутье: что делать дальше? Ибо понимал, что безвыходных положений не бывает. И полагал, что высокая Космическая Суть – Время, иерархи Света, или кто-то, или что-то иное, – сделают это тоже своевременно и подскажут дальнейший путь к цели. 

Вот и сделалась у меня в начале мая та самая неосознанная тяга к Аркаиму. Я понимал, что это естественно: соскучился по хорошему месту, и тянет. К тому же, что касается Аркаима, то у меня с ним история давняя: в годы незапамятные я там был в ином воплощении, и таким образом эта тяга вполне объяснялась еще и этим обстоятельством. Вот так в итоге мы оказались здесь...

 Вот почему, когда я освободился от всех срочных дел у себя на родине, освободился вообще от всех забот – главных и второстепенных, я, приехав в Аркаим, понял, что совершенно не напрасно захватил с собой и эту новеллу, и питавшую ее идею. С этой новеллой и с этой идеей мы с женой и направились после того холодного дня и пронизывающего ветра  к нашим друзьям – Гайфи с супругой и проживавшему здесь интересному и разносторонне эрудированному человеку – Феликсу Фатхи. 

Я много рассказывал о нем в одной из прошлых повествований об Аркаиме – поэтому не стану говорить широко. Скажу только, что живет он здесь несколько лет, строит собственный дом, имеет богатую на приключения биографию, знает несколько языков, продолжает изучать и чувствовать Аркаим, а потому пишет книги. Ибо он, Аркаим – настоящая бездонная книга, которую много еще нам предстоит читать и читать, прежде чем ему, Феликсу, а значит, и всем нам, откроются многие тайны – хотя бы частично.

 

4. ИНФОРМАЦИЯ

Как получилось, что я взял новеллу сюда, с собой? Тогда, в марте 2018-го, вскоре после выхода ее в интернет-пространство, мне позвонил Гайфи и сказал, что сильно заинтересовался  моей информацией о Новой духовной столице будущей России. И я только тогда спохватился сам, и удивился себе самому: как же так, впав в конвейерную просветительскую работу,  я упустил из виду такой фантастический сюжет, в котором и кроются нам подсказка, что делать дальше, чтобы начать наше великое дело. А также испытать, как всегда, необыкновенные приключения.

Сразу после ужина мы приступили к обсуждению этой новеллы, этой идеи. А что обсуждать? Вот что было сказано в моей новелле об Аркаиме – раз и о городе Будущего – АРИМОЙЕ – два. Хочется и вас тоже, уважаемый читатель, ввести в курс дела и заинтересовать нашей идеей – найти совместно с вами место расположения этого города Будущего. Ведь дело это кажется простым только на первую вскидку. А когда доходит до дела, сразу перед тобою железным забором встают препятствия. Это прежде всего, и как вы тоже понимаете, – финансовое и транспортное обеспечение.

Вообще же у меня, например, в этом месте рассуждений, перехватывает дыхание от такой немыслимой перспективы – отыскать этот похороненный тысячелетиями и обстоятельствами город. А еще – от невидимого вмешательства в осуществление нашего совместного дела нашей  Небесной Иерархии Света. И благодарность к ней за ее участие  и сопутствие.

И я тоже начинаю искать новые и разные пути для осуществления нашего проекта. И приглашаю к участию в нем всех тех, кто готов присоединиться к этим поисках. А вот теперь самое время вернуться к новелле, о которой мы начали говорить. Привожу часть этого собственного исследования дословно...

 

 «7. Аркаим

Всего два слова об Аркаиме, ибо без этого представления нам не обойтись в дальнейшем. Да, Аркаим – невероятное место, крайне насыщенное энергетически. Здесь  происходят настоящие чудеса, ибо в этих местах с человеком разговаривают на своем языке даже здешние маленькие горы, очень похожие в бескрайней степи на аккуратные женские груди.

Автор дважды бывал в этих удивительных местах и знает о них не понаслышке. И ему – с группой товарищей – тоже удалось услышать и голос гор, и даже увидеть на горе Любви на рассвете так называемый Глаз Бога. И наслушаться татарских мелодий, которые были словно бы порождением этих бескрайних степей. И насладиться в апреле бесконечным – до горизонта – цветочным ковром из подснежников. 

Аркаим – по старинным меркам – большой город на границах Оренбургской и Челябинской областей, Башкирии и Казахстана. Это уникальный археологический памятник, обнаруженный в конце прошлого столетия и который насчитывает ныне четыре с половиной тысячи лет своего возраста. Это так называемый город городов, расположенный на площади в 60 тысяч квадратных километров. Воистину, – целая страна.

И городов здесь обнаружено более двух десятков. А названа территория так по имени  главного города – Аркаима. Сегодня – это туристическая Мекка, которая все время удивляет новыми находками, неожиданными загадками. Источники, наиболее приближенные к небесной информации, считают, что эта «страна» была заселена гипербореями, покинувшими свои территории на севере нынешней России в результате глубоких природных катаклизмов. 

Гиперборея – Высшая Цивилизация, уровень развития которой, и прежде всего духовный, а также технологический, превосходил нынешний уровень развития землян. Тогда, покидая район бедствий, часть гипербореев  отправилась на Запад, другие ушли на Ближний Восток, третьи – в Среднюю Азию. Кстати, этимология – наука о языках – показывает, что арии, действительно, разместились на огромной территории Евразии и, в свое время, серьезно подняли уровень этих культур.

Через триста лет существования Аркаима его населению снова пришлось покинуть места нового обитания и переместиться еще южнее. На этот раз гипербореи с Аркаима направились в   Индию и прилежащие территории, и там осели, ассимилировавшись с местным населением. От гипербореев и пошли по Планете арии – наиболее цивилизованные народы мира...

 

8. АРИМОЙЯ. ПЕРЕСЕЧЕНИЯ

В этой связи не удержусь еще от одного приятного известия, которое позволяет нам, с помощью наших космических друзей, заглянуть в наше не столь отдаленное будущее. Итак, совсем недалеко от Аркаима – по направлению на северо-восток – существует древнее  поселение, которое было построено 6355 лет назад. Но, судя по всему, это древнее место еще только предстоит отыскать. Это город с таким же загадочным, как и Аркаим, названием и тоже весьма космическим – Аримойя.

Что в нем? Об этом городе в 2012 году рассказывал его читателям тот же Владыка Майтрейя (см. журнал «Мировой ченнелинг» № 1, 2012 год, стр. 125). Он сообщает, что в этом же месте через 133 года начнется строительство ДУХОВНОЙ СТОЛИЦЫ РОССИИ – города Аримойи. И станет этот город СЕРДЦЕМ МИРА, где родится Великая Любовь.

А чтобы это произошло в обозначенное время, Он уже сейчас предлагает нам начать всестороннее проектирование города, чтобы божественные планы Неба поскорей воплотились в земной реальности. А журнал, который мы только что назвали, станет местом сбора такой информации, направленной на воплощение нашей общей теперь задачи.

 

Гора семи печатей

 

К слову сказать, место падения метеорита возле города Челябинска тоже не случайно. Словно перст указующий, направлен он туда, где в будущем этот город будет возведен и будет представлять собою творение рук и сердец человеческих, выбравших для себя дорогу к Свету, к вершинам духа и творчества, и сотворчества с Богом.

Место падения метеорита сохранится в нашей памяти надолго и станет ориентиром для поиска этого древнего города, указанием для нынешних и грядущих архитекторов Аримойи. Я же подумал вот о чем. Если город этот станет СЕРДЦЕМ МИРА, то это означает, что он станет и духовным Центром Единого Планетарного Государства нового совершенного общества – Богочеловечества. О котором мы с вами давно уже говорим, и который мечтаем и намерены со временем построить. Ибо то, что должно свершиться, – свершится. Осталось всего 133 года – пустяк для Вечности.

Я же сразу обратил внимание на то, что планы Неба по возведению новой столицы мира, и мои планы по созданию Единого Планетарного государства – тоже, скорее всего, внушенные Небом, – совпали, ибо уже пересеклись. А как мы сегодня говорили, истина находится в пересечениях нескольких организующих факторов. Сегодня два из них нашли друг друга, и это факт  настолько отрадный, что сердце ликует, почувствовав в этой информации свое, родное.

Но Богочеловечество – это форма устройства общества, а не имя собственное. И может назваться такое Единое Планетарное, например, Державой Света, или каким-то иным образом, что не играет сегодня какого-то решающего значения. Вот так и сходятся, словно добрые друзья, в предопределенных для этого местах и времени разрозненные части облика грядущего мира, чтобы со временем вырасти в прекрасный духовный Центр Планеты.

И сбор материала, необходимого для такой постройки, уже начался. Вы видите, что уже шесть лет тому назад  указаны имя и место строительства столицы. Плюс к тому сегодня у нас с вами есть основы идеологии нового государства, в том числе основные «Ориентиры Преображения» для обустройства такого общества, есть заповеди, которыми станет руководствоваться вся строительная духовная и прикладная архитектура общества. Есть Герб нового общества свободных и равноправных людей. Вот сколько открытий и подарков преподнесли нам в эти славные дни наши учителя и наставники Света! Но ведь это еще не все...»

Вы видите сами, читатель, как раздвигается перед нами пространство Будущего, ибо одновременно поручает нам и дает нам возможность следовать в завтрашний день по уже известному маршруту, определенному целым кругом иерархии Света и земных представителей. Чтобы мы и все, кто эти идеи принял, могли без сомнений идти в наш завтрашний день. И творить этот «ДЕНЬ» по своему доброму разумению.

Но приключения наши продолжаются...

Мир вам, Свет и Любовь!

 

Геннадий Лучинин

 

28. 06. 2018.   Фото автора   

(Окончание следует).  

 

 

 

 

 Административный центр Аркаима – поселок Александровский

 

АРКАИМ – территория перспектив

Часть третья

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- 

 

                ХРОНОЛОГИЯ ПЕРЕХОДА: ПУТЬ К БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВУ

 

ТОЧКА ОТСЧЕТА

                                                                                               Потом – значит, никогда

Иван Шемякин

 

Освобождение от беспокойства дает только перспектива

 

Там, где горы говорят

с человеком...

 

Сегодняшней публикацией мы завершаем очередное повествование о путешествии на Арамим – с приключениями, с выводами. Мы говорим: то, что от нас требуется, мы будем делать своевременно и динамично, и не идти на поводке упаднических настроений. Это не наше требование – это требование Небес. Воля и Время требуют от нас –  любви и подвига... 

          1. ДЕНЬ ТРЕТИЙ

В Этот день мы не торопились. Ведь завтра обратно, домой. Не хотелось спешки и суеты. А хотелось мира и равновесия – во всех смыслах. Хотелось сегодня всем своим существом просто побыть, просто почувствовать то, что есть вокруг. И пропитать себя этими энергиями, этой разлитой в пространстве информацией. Кажется, такое хорошее равновесие на то утро, на весь день Аркаим нам дал.

Было удовлетворение течением бытия, поскольку взгляд в Будущее не выстраивал перед нами непроходимых стен, а позволял видеть Ее Величество Перспективу. Скажу вам по большому секрету: абсолютное душевное равновесие дает человеку, и народу, и человечеству только наличие впереди перспектив, наличие реальной перспективы. Перспективы обнадеживающей, радующей, вдохновляющей целые народы и поколения людей.

Вот почему нашему народу, всем народам и его лидерам так нужна объединяющая нас всех и вдохновляющая Единая национальная идея, со временем перерастающая в ведущую и наднациональную. Мы ее в прошлых выступлениях называли. Это строительство на Планете Единого наднационального государства без войн и границ – Богочеловечества. Именно над этой задачей мы и начинаем с вами работать. Имея перспективу, человек должен быть уверен в себе и счастлив по жизни. Таково целеположение Светлого Неба для человека.

На этот день программа наша была самая простая: побывать на моих любимых горах –Любви и Шаманке. Обе они – простые и уютные и – более других – понятные. И совсем рядом с местами проживания туристов. Гора Любви (официально – Грачиная сопка) интересна и хороша целым перечнем качеств. Прежде всего – это место силы, а это значит: она – источник необычных дополнительных энергий, обладающих определенными свойствами. У ее подножия найдены стоянка каменного, а затем и поселение бронзового веков.

Гора считается местом, которое способно улучшать самочувствие и создавать гармонию во взаимоотношениях людей, и прежде всего влюбленных. Сюда приезжают и просят о продолжении рода. По легендам, в давние времена на вершине горы совершались свадебные обряды. Здесь же, на вершине, есть обрядная магическая спираль из камней, о каких мы уже говорили с мест наших предыдущих путешествий.

Здесь, у подножия горы, есть и другая интересная природная достопримечательность – березовая роща. Ее еще называют пьяной. Потому что это надо видеть. Избыток мощных земных энергий изгибает стволы берез с легкостью, будто они бумажные. И растут березы местами очень грудно, то есть из одного места. Тоже от избытка энергий.  И из этого места может исходить сразу несколько стволов, которые подымаются вверх веером.

У подножия горы есть достопримечательность и рукотворная. Великолепная  скульптурная группа из двух сложных беломраморных фигур, воспевающих любовь – земную и небесную. Ее сотворил выдающийся скульптор, который стоял у истоков создания здешнего научно-туристического комплекса. К горе ведут романтический мост через речку Большая Караганка и красивая лестница, где – на высоком берегу – есть место для отдыха и рядом – источник святой водицы.

Но вот о чем хотелось сказать особо. У этой горы есть и еще один особый секрет, не поддающийся моему разумению. Она обладает одним удивительным свойством. Иногда, очень редко – как особый подарок – она делает свои откровения тем, кому повезло в это утро побывать на ее вершине на восходе солнца. Для этого нужно прийти сюда еще до восхода – и тогда счастливчикам может показаться так называемый Глаз Бога.

В самый первый мой приезд сюда – это лет пять тому назад – такое счастье выпало и на мою долю, и на долю двух моих приятелей из Татарстана, с которыми мы приехали. Мы пришли на полчаса раньше срока и делали свои подготовительные собеседования с горой, чтобы полнее слиться с природой и с нею. И все сделали правильно.

В нужный момент восхода на горизонте образовалась светлая полоска, отодвигающая вверх затянутое тучами небо, и в этом просвете самым невероятным образом постепенно, и все же  достаточно быстро сформировался глаз. Самый настоящий. Четкий и совершенный. Горящий по контурам солнечным огнем. Фантастика! Я тогда еще ничего о таком явлении не знал, и потому поражен был безмерно, и сердце мое вопило от самого настоящего большого чуда и такой же величины горя. Спросонок я не взял с собой фотоаппарат, и был теперь перед этим явлением обезоружен. Пытался потом по памяти зарисовать виденное карандашом на бумаге, но ничего не получилось. Природа надежно охраняет свои таинства.

 

2. Гора ЛЮБВИ

НА ГОРЕ прошли по магической спирали, помедитировали, и я сделал немало снимков, потому что здесь открывается прекрасное зрелище на поселок Александровский – отсюда он весь, как на ладони. Речка Большая Караганка огибает в этом месте поселок подковой и уходит далее в степь. Большой река только называется. На самом деле, большой в этих местах она бывает только весной. Потому что, когда мы – пару лет назад – приехали сюда в апреле, то проехали до места назначения с большим трудом.  А потом мы ходили по вершине горы, рассматривая пристально ее особенности, ее красоты.

Представьте себе, что этот камень у вас под ногами – сплошной монолит размером во всю эту гору-сопку, уходящую в землю. Потому что природа ее образования – магматическая, и сформировалась она во времена неисчислимо давние, во время извержения вулканов, из потоков лавы, да еще – на океанском дне. Представьте себе этот процесс, и вы очень отдаленно, как и автор этих строк,  сможете представить себе. Но зато вы таким образом лучше поймете, откуда в этой застывшей во времени лаве такие несметные энергии.

Я ходил с огромным удовольствием. Мне всегда казалось, что здесь самая добрая и светлая энергия из множества тех гор и мест, где я побывал. Дышалось, думалось, чувствовалось легко, и уходить отсюда не хотелось. Я фотографировал необычного цвета обнаженные каменные выходы, с необычайными узорами и расцветками на разломах, на срезах, снимал иногда небольшие, но трогательные и – в основном сиреневой расцветки – цветы в трещинах между камней.

Это было свое совершенно необыкновенное царство, некий каменный организм, в котором тоже происходили свои жизненные процессы, и чувство настоящего и глубокого благоговения охватывало меня, как только я погружался в глубь этого мира своей собственной фантазией. И вы, читатель, тоже только представьте себе, какое неисчислимое количество Времени прошелестело над головами этих горных сопок, сколько и каких за это время они пережили процессов внутри себя, насколько сумели себя осознать. И это сочетание «себя осознать» я говорю осознанно.

Потому что, честно говоря, только теперь я понял, какова и откуда природа этих гор, если они способны с нами – хотя и односложно – разговаривать. И люди тоже не сразу ведь пришли к пониманию такого явления, – почему горы разговаривают и способны на своем уровне – на самом деле нам отвечать, когда мы, скажем, спрашиваем у них разрешения подняться на их вершины  для душевного разговора, принеся перед этим свои глубокие покаяния за собственные прегрешения. 

Скажу вам честно, сначала я ведь тоже в это поверить не мог и был насторожен, когда мне говорили об этом. Потому изнутри себя даже опасался, что когда дойдет до дела, мне будет   невыносимо  почувствовать, что все это когда-то и кем-то сказано для красного словца. И вот, дескать, эта красивая легенда, или поверье, однажды прижилось здесь так же точно, как прижилось и множество других легенд, связанных с этими местами. Но что за этим?..

Да вы только подумайте и представьте себе: «Горы говорят...». Но когда я в самый первый раз – уже после принесенного покаяния – с замиранием сердца спросил гору: «Приветствую тебя еще раз и прошу мне ответить, могу ли я подняться на твою вершину, чтобы продолжить  с тобой разговор? – она отвечала мне запросто: «Проходи, сынок!» Или – в другой раз – так: «Поднимайся, дорогой!» Или так: «Поднимайся, поднимайся!..»

И вот что интересно: она никогда не повторялась в своем кратком ответе. Следует добавить к сказанному, что эти ее ответы не были, конечно, звуковыми. Они транслировались напрямую в мозг и представляли собою мысль с ее содержанием, действующую в разумно-электромагнитном поле (РЭП). И еще – в подтверждение уже сказанного. Наш провожатый по горам Феликс перед тем, как впервые войти в горы, подсказал мне, что там, на горе, много всего удивительного, и прежде всего камушков. Если захочется что-то взять с собой на память, тоже нужно спросить у горы разрешения.

И это разрешение ты получаешь или нет – точно таким же образом. Но чаще всего она, гора,  –  в случае отказа – просто молчит. И ты понимаешь, что к чему. В этот раз я попросил разрешения взять у горы Любви несколько камушков. И она ответила: «Бери на здоровье» А вот на горе Шаманке, на которую мы пошли в следующую очередь, со мной случился казус. Я медленно шел по магической спирали, – босым, в своих актуальных раздумьях и непрерывном диалоге с горой, и вдруг мое внимание привлек камушек, который сильно приглянулся.

Цветом он был с глубоким темно-фиолетовым отливом, и чуть тронут в одном месте алым – будто огонек в ночи. Он был маленький, и я спросил автоматически: «Камушек не подаришь?..» И получил  в ответ молчание. Сразу понял свою ошибку: оказывается, я взял этот камушек в сакральном, намоленном месте – в центре обрядовой спирали. И тут же вернул его на прежнее место. Пару таких случаев было со мной и в других местах, в разное время. Когда уходил с горы, снова спросил: «А теперь можно?» И услышал в ответ: «Бери, сколько хочешь...»             

Все эти крошечные истории привожу как бы мимоходом, но они проливают свет на очень важный вопрос – о нашем взаимодействии с Природой вообще и в таких частностях, о которых только что говорил. В довесок скажу и другое. Дело в том, что с камнями я начал разговаривать еще лет тридцать назад, но только это уже другая история. Позднее – из знающих источников – узнал, что камень имеет душу. И в эволюционной цепочке преображения сознания находится на самом первом этапе.

Следом идут растения и животные. А вот человек – звено совсем из другого разумного ряда. «Разумного ряда...». Значит, камни, растения  и животные разумны, если с ними тем или образом  можно вести диалог? Да. Чуть выше, чем на уровне инстинкта. Вот почему грядущему человечеству очень многое предстоит осмыслить, а затем и исправить на нашей Планете, чтобы привести мир в милосердное и божественное равновесие.                                                    

 

3. Гора Шаманка

         ЭТИ горы – Любви и Шаманку разделяют известная нам река и большая рукотворная насыпь от незавершенной плотины. Этой плотиной народохозяйственники планировали в конце прошлого века соединить обе эти горы, чтобы с ее помощью организовать здесь большое водохранилище. И тогда появилась бы возможность искусственного орошения земель окрестного региона. В это время геологи обнаружили Аркаим, и – после больших дискуссий в стране – в начале 90-х годов прошлого столетия – водопроект был закрыт.

Вот как раз по этой заброшенной насыпи мы и перешли к горе Шаманке. Навстречу нам с горы спускалась группа туристов. Здесь были группы из Челябинска, и Магнитогорска, Екатеринбурга и многих других городов. С некоторыми из них мы разговаривали, спрашивали, – откуда, что увидели, узнали интересного. Было в том числе и немало молодежи. В основном, у всех у них в глазах стоят свет и желание познать, приобщиться, приблизиться к тайнам.

А вот семья из столицы Казахстана. Дочка и родители. Она здесь впервые, а старшие бывали здесь и раньше. У них на лицах написано то же вдохновение, что и у нас. Но каждый едет сюда со своим багажом знаний об Аркаиме и опытом общения с

    

 Акнур и Айман – дочка с мамой - из соседней Астаны.  Валентина – с Вятки.

Группа туристов на  магической спирали горы Шаманка

 

людьми и природой. Поэтому всем есть чем поделиться с другими, познать новое. Сфотографировались, обменялись эл. адресами.

На вершине горы работает разновозрастная группа туристов из Челябинска с экскурсоводом. Идут по магической спирали, читают вслух молитву, читают обращение к горе и высказывают свои коллективные просьбы. Но, конечно, это не совсем правильно, потому что разговор с горой – это явление само по себе уникальное, и разговор должен быть сугубо личный, то есть интимный. Ведь каждый говорит о своем, приходит к соглашению, делает выводы. Работает с полной отдачей духовных сил, с полным отстранением от всего мирского.

Другое. Мы были на спирали вместе с другой группой и услышали часть их обращения к ШАМАНКЕ. Резануло слух словосочетание: «Мы, божьи рабы...» такие-то и далее по тексту. Этот человек преподавал им изживающее себя отношение человека к себе самому. Мы не рабы божьи, а дети Его. Кстати, дети Его с потенциалом Его возможностей, которые в течение своей жизни, всего ряда собственных воплощений бессмертной души в тело мы обязаны раскрывать и совершенствовать, чтобы – со временем, вместе с Ним, с Создателем – с Его помощью – уже самостоятельно преобразовывать огромные космические пространства, организуя на этих просторах новые уголки Живого Разума.

Не хотелось разводить дискуссию с экскурсоводом прямо здесь, в этом сакральном месте, но позднее, уже на ее уступах и за пределами горы, я рассказал различным небольшим группкам людей эту особенность, и некоторые об этом уже знали, а иные только догадывались.

В тот день снова было очень холодно, но я разулся, кроссовки – в рюкзак, и на гору поднимался босиком. И босиком проходил выложенные человеческими руками спирали из камня.  Было очень терпко, но в этом акте тоже был свой искус, который обострял чувства и восприятие здешнего необычного мира.

Затем мы обошли гору, побывали на ее сакральных склонах, имеющих свои особые приметы. На ней есть три уступа, насыщенных – в нюансах – различными энергиями, которые помогают избавиться от некоторых недугов, определить свое назначение в жизни, восстановить собственное биополе, что тоже никому не повредит. Но, конечно, будет лучше, если с вами будет грамотный водитель по горам. А они здесь тоже есть. Например, наш друг Феликс.

Взяв на память несколько камушков, мы отправились в поселок, чтобы перекусить и определить дальнейший маршрут.

 

4. РАВНОВЕСИЕ

Прогулявшись по турцентру, мы перешли Речку Большую Караганку и вышли к склону с массивным выходом горной породы на поверхность. И здесь меня снова «пробило». Я увидел в этих живописных разломах горной породы – скажу громко – лицо Вечности. Примерно такое, какое бывает, скажем, у пожилого, или более, чем пожилого, человека. Я читал в нем и мир, и покой, и бунт и смирение, и мудрость и вечное удивление. Полежи-ка здесь эти миллионы лет, подумай-ка над всем, что прошло перед их глазами, подумай-ка над своим поведением!..

И вглядываясь в эти изломанные фрагменты проступающих здесь чьих-то лиц и характеров, которые были явлены – в отдаленных чертах – в обнаженном разломе, я снова, глядя     

на это живое чудо, поражался, и снова до потрясения, стоило мне только заглянуть в глубины совершавшихся здесь процессов. Своим боковым воображением я далее мог представить себе, как ходит здесь Великий и Неутомимый Художник –  Время – в рабочем фартуке, с палитрой красок, с сосредоточенным лицом – и пишет и пишет эти картины – все время их пишет!

Здесь я сделал за сотню снимков и считал, и считаю их одним из главных приобретений своего путешествия. И когда возникло ощущение, что гор на сегодня достаточно, мы пошли снова к Ольге на ее невероятный борщ, и я снова был пленен ее блюдами. Как оказалось, она нас поджидала. А еще мы познакомились здесь с одним интересным молодым человеком...

Михаил приехал сюда только что, и у него были великие планы. Он – путешественник по духу, и приехал познавать Аркаим, а попутно зарабатывать себе здесь еще и на пропитание. Никогда не догадаетесь, каким образом. Он будет ломать здесь березовые веники и продавать их туристам. Сколько-то он уже привез их с собой. Но главным образом, – ловить в Б. Караганке рыбу и тоже сбывать по тому же адресу. 

В нем было столько оптимизма и живой молодой силы, что, на него глядя, кажется, и  у меня тоже энергии прибавилось. И я порадовался за него – за то, что он родился в такое переломное время, и вся жизнь фактически у него впереди. Подумалось, что такой парень в

жизни не пропадет и с ним не соскучишься. А еще я должен перед ним извиниться – за то, что выдал секрет его заработка.

Потом еще был магазин с камушками – он был, как музей, и его экскурсовод-продавец знала, какой камень отчего и для чего, и много нам о них рассказала. В местном книжном магазине вы найдете об Аркаиме почти всю нужную информацию. А еще здесь вы найдете книги за авторством выдающихся философов разных времен, и прежде всего эзотериков. Так хотелось купить пару книг, но это желание пришлось жестко подавить и просто оставить их исполнение до лучших времен – Нурия же сказала: «Еще увидимся!»

Говорят – гора с горой не сходятся – может быть, но только здесь не тот случай. А дело в том, что продавец и вместе владелец этого дорогого магазина – прекрасно эрудированная женщина – как оказалось, по происхождению была из наших вятских мест, а мамочка ее родом прямо из нашего Лебяжья! Мы мило пообщались, и я ей тоже сказал: «Надеюсь, увидимся!» Все же мы приобрели здесь буклет с картами Аркаима и пару сувениров для наших друзей.

 

         Туристы: Наташа                        Михаил

 

Теперь надо было узнать подробнее о путях следования в Аркаим, если вдруг нам с женой придет в голову добираться сюда частным способом. Словом, надо было узнать об этом получше, и я вспомнил о женщине, которая проводила экскурсию в музее и сразу мне понравилась. Было видно, что на нее можно положиться. А заодно внимательно осмотрел и большую карту местности на выносном стенде.

Ее, Светлану Александровну, мы встретили в Центре по туризму и расспросили нашими вопросами, и она дала нам свою визитку и рассказала то, что нас интересовало больше всего. В этом Центре был сформулирован перечень услуг и стоимость проживания в местной гостинице.  Оказалось, что ночь в двухместном номере для человека стоит 600 рублей, в шестиместном – 400 или 500 – точно не вспомню. Здесь было также  несколько столовых и множество мелких частных «столовок», которые зазывали наперебой. В том числе и мини-столовая нашей славной знакомой  Ольги.

У меня появилось ощущение, что на сегодняшний день, да и в целом на это наше посещение Аркаима, все ниши нашего интереса были заполнены, а лимиты возможностей – исчерпаны. И мы отправились в поселок, чтобы передохнуть и завтра с утра пораньше отправиться в долгий обратный путь домой. Однако оказалось, что повестка дня на сегодня была исчерпана далеко не полностью. Поскольку, как повелось, в оставшееся послеобеденное время – мы отправились к нашим друзьям, к Феликсу.

 

5. Войти в историю

Здесь ничего не мешало нам продолжить вчерашний разговор о нашем открытии грядущей духовной столицы России и сердца Мира – именно так трактовал ее Высокий Патриарх Неба – Владыка Майтрейя. Ведь именно Ему было поручено Создателем формировать на Планете Земля новую  эпоху с новым качеством сознания и бытия всех ее жителей.

Знаете, тогда я почувствовал, а уже позднее и понял, почему нас так будоражит прикосновение к Будущему. Потому, что все разумное в Космосе живет в едином эволюционном потоке, призванном совершенствоваться и осуществлять задачи, которые поставлены перед нами высокопоставленными иерархами небес.     

Но это структура, а есть нечто, заложенное в нас на генетическом уровне. Примерно сформулирую его так: каждый последующий день – нашими совместными усилиями – должен быть мудрее и лучше вчерашнего. И это мы с вами, несколько наших поколений, встретившихся в одном текущем мире в совместном воплощении, чувствуем подкожно, насколько это ответственно для любого из нас, ибо – ни много-ни мало – это наша совместная ответственность перед Будущим. Больше того – ответственность перед Вечностью.

 Эта ответственность выпрямляет нас и мобилизует, напрягаясь, – чтобы мы могли и в этот раз сделать следующий шаг в Вечность наилучшим образом. Видимо, это внутреннее ощущение и разогрело нас, что называется, с полуоборота, и мы только теперь и впервые осознали вдруг, что Дух великого Будущего находится от нас на расстоянии – как мы уже говорили – на расстоянии каких-то шестнадцати километров.

Считай, что это рядом, совсем рядом! Оставалось только протянуть руку ... А, может быть, тогда остаться еще хотя бы на пару дней – «пока горит огонь желанья» – и прямо туда поехать, и там поискать, и найти искомое, и стать – только представьте себе! – первооткрывателями этого священного места будущей нашей столицы. С чем и скромно, и с полным основанием, и полным достоинством войти в историю. Но, кажется, мысль стать первыми – не была в этом деле решающей.

Однако. Народ мы, мягко говоря, не очень состоятельный, одно слово – пенсионеры, и все наши копейки разложены по часам, и «воленс-ноленс» – хочешь-не хочешь, – пора по домам. Но! Нам невыносимо хотелось к этому Будущему прикоснуться и сделать ему подарок. Прямо сегодня, прямо сейчас! Что вы думаете – мы решили прямо сейчас отправиться на эти поиски. Поскольку – ориентировочно – где оно, это место находится на карте, – мы представляли.

Еще раз ткнули в карту пальчиком и поехали. И это был, полагаю, первый реальный десант в эту тему, в это наше будущее. Гайфи – на длину имеющейся в ту сторону дороги – отвез нас на предполагаемое место, откуда мы могли следовать дальше уже пешком. Кто пойдет?  Сказал сразу, что я пойду. Феликс примерно знал местность, и вторым кандидатом стал он. Гайфи вернулся домой, и, кажется, мы могли позвонить ему в нужный момент.

Что из этого вышло? Мы пошли к речке Большая Караганка, которая петляла впереди нас, увлекая в свои извилистые угодья. Так мы шли и шли, пока эта самая речка не превратилась в настоящую реку, перебраться через которую мы могли бы как минимум на лодке. Здесь мы увидели одинокого лебедя, который плавал туда-сюда. Что? Феликс сказал, что таким образом он делает  свою работу и охраняет лебедицу на гнезде до выхода птенцов.

В этом месте река меняла градус, и, казалось, что мы резко уходим с нужного направления. Но нужно было идти дальше – коли взялись, коли отправились... И мы пошли, куда можно было идти, ибо больше нам ничего не оставалось. Компаса не было, да, как мне думалось, вряд ли бы он нам и пригодился в этом лабиринте гор-сопок, обладающих высокими энергиями, возможно, – в том числе и магнитными. Мобильная связь с поселком тоже была неустойчива. Вечер сгущался.

Через несколько километров пути мы – к своему изумлению – вышли на возвышенность, с которой был виден наш основной визуальный ориентир в этом пространстве – большой Аркаимский музей. Оказалось, мы сделали по степи, по пересеченной местности полный круг. Скажу честно, мы такого резкого поворота в судьбе не ожидали и внутри себя даже обрадовались. Отсюда хорошо виден был и дом Феликса. До него – километра четыре пути. И лучшего варианта, чем этот, на сей момент никто бы не смог нам предложить, кроме Бога. И  все закончилось хорошо. Другие варианты просто не рассматривались.

Так вот: свои шестнадцать километров мы почти прошагали. Казалось бы, пустая прогулка, измот сил – и абсолютно никакого результата. Но это только так кажется. Скорее всего, эта прогулка и была едва ли не важнейшим нашим реальным шагом в раскрутке всей этой сложной и загадочной истории. Во-первых, тот наш прогулочный вечер мы могли плохо кончить – по уже названным причинам.       

                Во-вторых – и это самое главное: я, например, понял, что здесь, в этих поисках нужен специалист, который на примете здесь, в Аркаиме, у меня уже был. И даже не один. А еще – скорее всего – здесь понадобится аэрофотосъемка, с помощью которой 25 лет назад и был открыт Аркаим. Не просто так сказано поэтом: «Лицом к лицу – лица не увидать. Большое видится на расстоянии...»  Новое виденье предмета исследований открывало на него и другой взгляд, а именно: с наскока искомое  здесь не взять – нужна серьезная работа – с хорошей специальной подготовкой. И теперь  неизвестно, сколько на это понадобится времени и средств, и когда на самом деле это произойдет. 

 

6. ВРЕМЯ НАЧИНАТЬ

ТЕПЕРЬ предлагаю на минутку перенестись на неделю в будущее. Ибо известно, что Гайфи снова ездил на Аркаим – уже после той нашей совместной поездки, о которой идет речь выше. Он участвовал в работе так называемой световой группы из 55 человек. Они коллективно и осознанно вели в этих сакральных местах молитвенный разговор с Землею и Небом, ходатайствуя перед ними о приближении Грядущего Света Любви, о мире и благоденствии для Планеты людей, о собственном духовном самосовершенствовании.

Гайфи посвятил их в нашу новость об Аримойе, и все они совместно решили, что искать будущую столицу преждевременно. Такова их точка зрения, с которой автор этих строк категорически не согласен. Почему? А я вам скажу... Потому что они настроены и нацелены на другое. Да и не их это задача. И они приняли версию, наиболее удобную для себя: «Еще рано».

Далее. Потому что информация об Аримойе дана в интернет высоким иерархом Света Владыкой Майтрейей в 2012 году. Это именно Ему поручено Свыше руководить процессами Преображения на нашей Планете и возглавить общее руководство постепенным переходом человечества в его новое качество. Об этом нам говорила и ставила нас в известность о грядущих переменах выдающийся эзотерик и подвижник Духа человечества Елена Ивановна Рерих еще в середине прошлого века. (См. двухтомник «Письма Елены Рерих», отпечатанный в России в 1992 году – с  подготовленного ею рижского издания за 1940 год).

 Это она называла эпоху, в которую мы ныне вступили, – Огненной, а также Белой. Это она называла нашу новую эпоху эпохой Майтрейи. Вы только вслушайтесь : Майтрейя, Аримойя... Кажется, оба этих имени – из одного места и друг к другу приставлены, и друг другу – настоящие родственники по крови. И поэтому тоже мы с вами сегодня говорим, что наши исследования не есть вымысел и желание автора повеселить читателя. Все это есть замысел Неба, давно озвученный для нас великими подвижниками человечества – двумя Еленами – Еленой Петровной Блаватской и Еленой Ивановной Рерих.

А также художником, эзотериком и мыслителем Николаем Константиновичем Рерихом, чей просветительский вклад в эволюцию будущего тоже неизмерим. На их книгах человечество учится жить в новой эпохе, следуя переданным ими знаниям. И еще несколько слов о Елене Ивановне, которую в ее бытность на Земле посвященные люди звали по имени Урусвати, что означало – Небесный Лотос. Ибо она и в земной жизни была прекрасна и величественна, словно богиня.

Она ушла из жизни в 1955 году, в Индии, и с тех пор многое изменилось в ее небесной судьбе. Сейчас она пребывает в статусе Планетарной Матери Мира и являет собою суть и символ Женского Начала. Другим словами говоря, она отвечает в том числе и за мирное сосуществование народов у нас на Земле. Это она оставила людям «Учение живой этики», которое рассказывает о мироустройстве и грядущих испытаниях человечества.

Это она еще в те давние годы предупреждала землян об ответственности каждого человека за судьбы мира, за необходимость своего  собственного самосовершенствования. Для собственного спасения. И эта дополнительная информация тоже убеждает нас в авторитетности заявлений как Владыки Майтрейи, так и Планетарной Матери Мира Елены Рерих.

Итак, информация об Аримойе прошла в первом номере журнала «Мировой ченнелинг» в 2012 году. Со своими комментариями я озвучил ее в интернете повторно, как уже говорил, в конце февраля текущего 2018 года, то есть спустя шесть лет. Наша сегодняшняя публикация в трех частях – третий выход в мировое сознание с этой же темой через интернет. И если эта информация, или любая другая предложена вниманию жителей Планеты, так это означает, что она тем самым дает и сигнал, и повод для начала разработки темы. А это значит, – для конкретных действий в означенном направлении. Это первое.

Второе: откликается на нее тот, кто готов к ее восприятию, ее пониманию; наконец, кто для этого предназначен. И третье: Почему первый сигнал поступил в 2012 году? Потому что фактически это начало новой эпохи – эпохи Богочеловечества. Это – временной порог, через который цивилизация землян переступила, чтобы идти дальше – в новую Белую, или Огненную эпоху. Это информация, известная, к сожалению, не очень многим людям. А большинству,  живущему одним днем, она неизвестна и вовсе.

Эти и подобные публикации – и других авторов тоже – есть сигналы человечеству для пробуждения спящих и очередной сигнал для уже разбуженных. Это дверь во Времени, это вход в новую эпоху. Но входить сюда, в это новое с пустым багажом – дело непростое. Нужны точки соприкосновения двух эпох в каждом человеке. И определенная степень готовности к Переходу.

Вот почему первая информация о новой будущей столице вброшена в интернет-мир в первом же номере вызывающего наибольшее доверие читателя – журнала «Мировой ченнелинг». Именно с этого момента тема становится актуальна на территории страны и для всех тех в мире, кто способен ее воспринять.

Вот почему в этом вопросе у автора нет разночтений. Аримойя – будущая духовная столица России и Сердца Мира. Уже сегодня она требует к себе внимания. По всей вероятности, она затем и запущена в интернет, чтобы с этой информацией, причем именно с нее, человечеству и начать реальный поход в свое новое будущее. 

Более того, обстоятельства складываются для автора таким образом, что сталкивают его в эту тему, в эту историю все больше и больше, и с разных сторон. Видимо, полагая, что именно эти поиски грядущей таинственной столицы, начало этих поисков и станут отправной точкой в конкретной реализации Небесного замысла и положат начало формирования   нового общественного устройства по имени Богочеловечество, начало строительства Единого Планетарного государства.  

 Но почему замысла Небесного? – возможно, спросите вы. Потому что не видимые нашему земному глазу существа Света из тонкомерного мира нашими руками воплощают через нас свои божественные намерения на Земле. И они счастливы, когда мы их слышим, их планы воплощаем. Кроме того, программа действий на всю предстоящую жизнь вкладывается в человека еще до его рождения. Вот почему и каким образом, в том числе и нашему Небу над нами, удается осуществлять через нас их высокие намерения.

И то, что мы, земляне, в этом мире не одни, и то, что у нас есть великие небесные покровители в этот сложный переходный период от одной эпохи к другой, дают нам ощущение надежности и остойчивости в этом мире. И чувство огромной благодарности. Рассказываю о таких непростых для понимания вещах так подробно для того, чтобы авторская мысль была понята: ПРИШЛО ВРЕМЯ НАЧИНАТЬ наш поход за новое будущее, закладывать первокирпичики для долгожданной новостройки по имени БОГОЧЕЛОВЕЧЕСТВО. 

Однако должен вам сказать, что и на этом наша история третьего дня пребывания на Аркаме еще не закончилась...

 

7. БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ

МЫ расстались в тот вечер у Феликса рано – на часах не было и десяти. Но сознание возвращалось к теме снова и снова, и горячило сердце. В тот вечер я предложил друзьям создать инициативную группу из нас троих, координировать между нами свою дальнейшую работу в поисках Аримойи и вообще этой темой заняться серьезно, и – до поры-до времени – не разглашать точных координатов места поиска.

Однако, как оказалось, наш вечер на Аркаиме и на этом еще не закончился. Мы с женой вернулись домой, собрали вещи в дорогу – завтра рано – в обратный путь. Попили чайку, и я пошел в столовую, где мы питались,  проверить, не появилась ли там наша хозяйка. Она была мне очень нужна по одной причине. Как-то мы разговорились с ней о горе Любви, о Глазе

 

  

Светлана Александровна           Местные девушки

 

Бога, и она сказала, что у нее есть такой снимок, что его сделал ее родственник, и она готова мне его скачать на карту памяти.

Она появилась – пришла из бани – и я напомнил о договоренности. «Да, помню»,– сказала она мне, и мы пошли к экрану. Фотографий у нее было несчетное количество, и непросто было найти искомое. Она предложила заняться этими поисками своему родственнику – как я понял, – зятю – молодому крепкому парню. Мы нашли эти снимки быстро, и я был потрясен ими до глубины души. Это был не тот Глаз Бога, какой видел я.

Этот был какой-то феерический по расцветке праздник Бога, устроенный для землян. И этот Глаз был совсем, как настоящий, и был исполнен, как бы сказал художник, в классической манере. Он был исполнен сияния, и это сияние распространялось окрест, и накладывало на пробуждающуюся степь свои расцветки, и делало из нее цветное светящееся покрывало. Мне захотелось написать с этого источника большую картину, и передать ею и цвет, и форму, и энергию этого уникального природно-божественного явления.

Я поблагодарил парня и собирался уходить, как вдруг внимание мое на экране привлек снимок молодой женщины. Это было красивое и запоминающееся лицо, которое останавливало взгляд. Я спросил, кто это? – и парень ответил, кивнув на хозяйку: Да вот, – она, в молодости. Я поразился снова и пошел к ней, и попросил и это фото, чтобы поместить его в своей книге и немножко рассказать о ней в этой, или иной новелле в нескольких предложениях.

Вообще мне нравилось, как она вела свое хозяйство для туристов. Все у нее было продумано для удобств приезжающих. Она была распорядительна, и все, что делала, делала быстро и точно. Точно так же отдавала распоряжения родственникам. И ее – так можно сказать – большое общежитие – в целом представляло собою образец благоустроенности быта, и было построено на доверии. И все мы, отдыхающие, имели возможность все там делать свободно, и самостоятельно пользоваться плитой и посудой. Все в порядке было и с остальными необходимыми услугами быта.

В силу всех этих причин я и попросил ее немножко рассказать о себе – вроде, взять у нее мини-интервью. Она пообещала мне для этого несколько минут выкроить, но чуть позднее. У нее,  как и у нас, тоже были сборы в дорогу – назавтра они собирались с семьей выехать в  гости к дальним родственникам.

Я пришел в столовую, где она только что освободилась от дел и напомнил о себе. Она кивнула и сказала, показав  на сравнительно молодых женщин – тоже только после бани – сидящих у нее за чайным столом: «Да мне и рассказывать нечего, вот пусть они расскажут обо мне – давно знают...»  И женщины стали говорить о ней много всякой умной ерунды, о чем не напишешь – просто неинтересно. И я выкроил паузу и снова обратился к ней, чтобы расспросить самое элементарное. В двух словах – о ее личной истории: откуда сюда приехала, немножко – вехи биографии, чуть о семье...

И вдруг женщина, которая сидела ближе других ко мне, вдруг спрашивает: «Да вы, случайно, не из КГБ?»

– Да что вы? Я просто журналист с большим стажем и всего-то хочу...

И в этот момент почувствовал какую-то странную атмосферу. Которая вяжет слова, мутит сознание, вяжет действие. Я смущенно оглянулся на хозяйку (имени ее не называю), и успел увидеть выражение ее лица, которое она не успела снять. Такого лица я еще в жизни не видал. Это было лицо тяжелой ненависти с каким-то жутким преисподним посылом.

Конечно, им было не до меня, но здесь, в этом загорелом и темноволосом лице, было уже нечеловеческое. Я содрогнулся про себя и поспешил откланяться. Пошел в спальню, и чувствую, со мной и дальше происходит не то. Меня качает изнутри и снаружи, мысли вялые, неопределенные. Что не так? – задаю себе вопрос и пытаюсь на него ответить. Но ответа нет и понимания, что происходит, тоже нет. Пришел к себе в комнату, сел на диван, жена в беспокойстве.  

Но что дальше? Чувствую, происходит совсем нехорошее, и не просто так. Голову положил на руки – двигаться не могу и не хочу – сил ни на что. Сижу и на внутриобзорном экране сознания вдруг вижу себя. Согнулся куколкой, потому что весь связан какими-то жгутами и тенетами. Оставлен, что называется, на добивание, на доживание. Что делать? Короче говоря, – растерялся. А делать этого в таких случаях нельзя.

И вдруг неожиданно приходит помощь. Вижу рукоять своего ментального меча Воина Света, что появился прямо перед моими глазами. Смотрю, он тоже начинает покрываться такими же тенетами. Посмотрел пристально, что они из себя представляют, и снова тихо ужаснулся. Это, действительно, был живой и вместе – будто механический – тонкий и черный – в крапину – жгутик. Он обволакивал то, что было на его пути – то, на что было нацелено. 

Этот жгутик быстро и уверенно, на хорошей скорости, двигался по заданному маршруту, делая заданное дело. И вот уже дошел своими обволакиваниями до рукояти Меча, и это было тоже гипнотическое зрелище. Хотелось узнать хоть немножко, а что же будет дальше. Но сознание мое, наконец, очнулось, и пришло понимание: еще несколько мгновений – и произойдет худшее, когда и мой Меч тоже будет нейтрализован.

И я тогда уже не смогу воспользоваться собственным оружием, и тогда никому не поздоровится. В этот момент, уже без раздумий, я ухватил рукоять меча и нажал на скрытую кнопку – на пусковой механизм его пробуждения. И послал следом емкий и сильнейший посыл на уничтожение замысла этого ведьминского шабаша, на уничтожение кокона из паутины вокруг себя и Меча. А еще – на вразумление этой мокрой компании.

Мгновение – ослепительная вспышка инициированного Меча, и мы – свободны! Прошло несколько минут еще, прежде, чем я поднял голову. И за эти минуты  увидел, кто они такие, друзья в халатах – только что из бани. Все четверо – посвященные очень высоких степеней адептов темного спектра. И, кстати, наша хозяйка – единственная среди них – имела посвящение наименьшее.

Анализируя ситуацию, я пришел к выводу, что это было организованное и адресное нападение на меня. И состоялось оно с подачи адептов темного Неба. И на это у них были прошлые причины. Что характерно, из этих трех женщин я двух прежде еще не видел, а одна из них приехала сюда чуть позднее нас. Похоже, что появились они здесь примерно в одно время с нами и с определенной целью и задачей.

И эту цель, и задачу они только что продемонстрировали. Было понятно, что, узнав мои намерения относительно создания нового Планетарного государства, увидев мои последовательные шаги в этом направлении; узнав, наконец, мои намерения относительно расконсервации древней Аримойи, они начали действовать. Не сомневались, что, объединив такие огромные силы, все у них получится...

А еще – уже позднее – я вспомнил, с чьей подачи оказался в этом доме. Меня привел сюда человек, с которым мы только что пешим ходом искали затерянный в складках Времени древний город. Неужели он, будучи посвященным такого уровня, мог не знать, что здесь готовится?! Может, хотел меня протестировать, посмотреть, что из этого выйдет? В это не верилось. Скорее – не знал тоже, поскольку этим не интересовался.  Не хотелось, но приходилось строить догадки.  Ибо факты приходилось принимать такими, каковы они есть.

Вслед за этим вспомнил и другой момент. Перед поездкой сюда одна хорошая женщина – Татьяна, которая много путешествует и регулярно занимается духовными практиками, предупредила меня, что, дескать, слышала немало предостережений о том, что на Аркаиме много людей с нечистой силой, и нужно их остерегаться. Как в воду глядела...

Однако. Во всей этой сложной истории был и отличный момент. Если темные отважились на такой акт, да еще привлекли для этого такие крупные силы, значит, я стал для них по-настоящему опасен. Что я со своими идеями и планами – на верном пути. Испытания стоили того... 

... Когда после всего этого тихого ужаса я очнулся и поднял голову, в ней, в голове, уже был полный порядок. Я мысленно поблагодарил своих друзей – иерархов и воинов Света с тонкого плана за поддержку. Подумать только: и это все произошло за один день! Мы закрыли дверь в комнате на внутренний замок и проспали до утра.

В четыре часа отбыли домой, и этим же утром солнце снова показало мне Глаз Бога. Не такой, какого хотелось бы, – а только слабый намек на настоящий. Но все равно это было приятно, и за это тоже – спасибо! 

 

10. Потом – значит никогда

ИТАК, по первым впечатлениям, наша инициативная группа по поиску Аримойи, кажется, зашаталась, едва приступив к делу. Впрочем, такой поворот я ожидал и не сильно расстроился.  Теперь я мог заниматься этим делом самостоятельно и вплотную, ибо знал, что делать дальше и как именно.

Прошла еще неделя после Аркаима. И снова однажды я вспомнил всю эту многослойную ситуацию во всей совокупности фактов и понял, что мне таким образом Аркаимом был подсказан новый ход для начала «раскрутки» темы о новом типе государственности и необходимости начала его строительства. Словом, – задача – прежняя, но путь – иной – для того, чтобы начать начало и получить другую стартовую основу для всего совокупного масштабного проекта.

Вы ведь помните, на наших предыдущих занятиях мы с вами говорили о двух направлениях работы, которые могли запустить наш проект. Первый – Обращение (и не первое) с предложениями к Президенту – ответа от него нет. Для пущей убедительности помещаю фрагмент моего последнего письма ему от 04. 06. 2018 – как раз в период подготовки страны к прямому диалогу с Президентом. Вот этот фрагмент с основной мыслью:

                             «Уважаемый господин Президент Владимир Владимирович!

Мне нужна личная встреча с вами... Дело, на мой взгляд,  крайне важное и более не терпит отлагательств. Оно касается будущего России и всего человечества. У меня есть национальная и наднациональная идея, которая со временем объединит людей в единое Планетарное государство. У меня есть предложения, с чего и как, и где это начать.

Вы же понимаете, что для остойчивости в жизни народу нужна ясность, куда идти дальше. Нужны понятные перспектива и цель. Ведь идти в никуда можно только в условиях крайних обстоятельств, которые ныне нас окружают.

Народы и континенты, и люди ждут благих перспектив, которые устроят всех. Она, эта идея, крайне неожиданна, но тем легче в нее поверить большинству, поскольку она небывалая, и сразу вздернет вверх все думающие мозги и ноздри. Это всеобщий путь к любви и миру, и единению в мире. Человечество устало и ждет от нас с вами решения...

С огромным уважением – ваш Геннадий Лучинин.   04. 06. 2018

 

Второй – предложение о начале строительства нового общества через постепенное строительство в социуме так называемых «островков социализма». Следом могли пойти  законодательные инициативы, способные освободить и пробудить народ для повышения их творческой активности, направленной на Преображение страны. Прецедент есть – и он мог бы стать основой и поводом для начала преображения социума. Преображения, угодного народу и Богу. То есть начинать можно было бы и так. Но и отсюда на несколько писем – ни одного ответа.

Нужен был третий вариант. И вот сегодня я рассказал вам и о нем. Но только к нему будут поправки. Практика показала: государству и Президенту, и его чиновникам, и другим состоятельным людям, имеющим влияние и поддержку в верхах, не до новых, едва ли не сказочных  проектов. Это означает, что искать поддержки в нашем деле нам следует не в кабинетах с высокими потолками, а на широких российских просторах, среди простых заинтересованных людей. И один только этот вывод, согласитесь, уже дорогого стоит...

Осуществлять наш проект мы начнем с помощью отзывчивых людей,  беззаветно желающих лучшего будущего для своей семьи, своего народа, Отечества. Однако никто не собирается отказываться и от участия первых двух высокопоставленных представителей и групп общества, о которых мы только что говорили. И они, сразу, как только раскачаются и дозреют до понимания необходимости настоящих перемен, и, возможно, тоже еще успеют войти в проект...

Потому что он, этот проект, – не прихоть подвернувшихся случайно людей, а, как вы понимаете, – веление Неба, которое этими людьми услышано. И нам, землянам, в любом случае предстоит ему следовать. Когда начинать? Уже начали. А далее –  как только информация по теме и реальные возможности для работы начнут сходиться в одном  месте, это и будет знак: «Время действий пришло!»

Ибо к этому моменту  я уже понял формулу на все времена, которую провозгласил мой современник – выдающийся художник с мировым именем Иван Шемякин. Эта формула позволяла ему не останавливаться на достигнутом и, не откладывая на потом, реализовать свои  идеи – большие и малые, и промежуточные. Вот что он сказал, призывая нас мобилизовать себя беспрестанно, чтобы успеть сделать то, что именно ему предназначено: «Потом – значит никогда».

Эта формула меня потрясла своей мудростью и простотой, и зарядила новой силой. Видимо, по всем этим причинам однажды мое Высшее «Я» проговорило внутри меня суть момента, и я написал крупным фломастером на листке бумаги эти несколько слов и повесил перед своим рабочим столом. Чтобы не забыть, не уклониться и не разочароваться – ни в себе и ни в ком, и заложить в наше коллективное сознание Мечту о Будущем. И мне, и вам, и тем, кто придет после нас.

На листке значилось: «НАЧИНАТЬ СТРОИТЕЛЬСТВО НОВОГО ОБЩЕСТВА МЫ БУДЕМ С ОТКРЫТИЯ, РАСКОПОК И ЗАКЛАДКИ ДУХОВНОЙ СТОЛИЦЫ НОВОГО ГОСУДАРСТВА. ИМЯ ЕЙ – АРИМОЙЯ».

Мир вам, Свет и Любовь!

 

Геннадий Лучинин

Фото автора  07. 07. 2018.      

Мой эл. адрес: gennady.lu4inin@yandex.ru   Тел: 8 (83344) 2 03 04, моб: 8 912 722 20 42.

 

Примечание: жду откликов, буду рад составить поисковую компанию тем, кто услышал мой зов и готов откликнуться. Кто располагает транспортными средствами для дальней поездки хотя бы на несколько дней...

  

 

 

 ОТЕЧЕСТВО-ПРИРОДА-ЧЕЛОВЕК

ОЗЕРО ОЛЬХОВОЕ

                                                                                                                                          МИСТИЧЕСКИЕ ИСТОРИИ

 

1. УДАЧА ИЗМЕНЧИВА

ДЕКАБРЬ-2017, седьмое число. По старым-то временам теперь бы всего повидали: и снег, и ветер, и морозов хлебнули. А ныне – все иное. Снежку выпадет чуть, да оттеплит. И выходит на поверку – то ледок, то слякоть – то в калошах ходи, то в налокотниках. На реку глядеть жалко – плывет по ней мелкими кусочками желтая шуга – мелкими фрагментами. Ее, шугу, и льдинками-то не назовешь. Просто оскорбленье реке – так, маета одна. Подумаешь, так ей – при пяти-то – семи градусах – и до нового года не встать.

Помню, бывало, мы и на ноябрьские праздники ездили – на окуневский пруд, или красноярский затон – окуньков проведать. Да и прямо под городищем у нас ерши спешили на удочку. А теперь... Кстати, только что встретились на улице с соседом – Володей Сюксиным. Обычный вопрос, что да как? А под этими вопросами подразумевалась удача рыбацкая...

– Вот дали немного отпуска – третий день рыбачу под городищем.

И?..

Взял шесть штук на жерлицы. Хорошие.

Он показал ладошками формат – это по нашему-то исчислению – на полтора килограмма каждая тянет. Щучки. Но оказалось, что все шесть он взял в первый день рыбалки, а остальные два выхода были холостыми. Парень он удачливый, а тут? Кто на мормышки рыбачил, те и то по полтора-два кило до обеда брали – мелочь, конечно – бель, да ершик некрупный.

Удача изменчива, – посочувствовал я ему на эти два дня, но как только слово «удача»  соскользнула с языка, так сразу память и подсунула мне угодливо мой случай, о котором давно уже собираюсь вам рассказать. И того стоит...

2. ПОШЛА ЧЕРЕМУХА В ЦВЕТ

Весна в тот год была ранняя. Скоро пошла в цвет черемуха, и вдруг однажды в такую-то жгучую пору мне и подумалось, что такая погода – самое время для карася. Хотя до цветения шиповника, с которым связывают обычно начало его клева, было еще далековато. Сказано – сделано. Но вот куда рвануть? На озеро Подборное, на Старицу, на Пронос? Душа за зиму застоялась и теперь готова была к самым великим подвигам во имя Его Величества Движения. В природе кипели-бродили соки, кипели-бродили они и во мне. 

Все для рыбалки приготовил – снасти перебрал, пшенички запарил. А вот решение, куда ехать, оставил до утра. Истинно: утро вечера мудренее. Почему-то – не знаю, почему – решил отправиться на озеро Ольховое. Знаю, почему. Потому что и с ним – тоже целая история...

Много лет назад, когда еще был молодым, слышал, что на этом озере здорово ловят  хороших карасей. Слышал, где оно, это озеро, примерно, находится. И пару-тройку раз пробовал вычислить его местонахождение и до него добраться. Находил к нему подходы со стороны речки Старицы, и со стороны речки Черноково, – рукава Старицы – и – что бы вы думали: оба раза до озера доходил, а вот пробраться к воде не мог. Завалы из упавщих деревьев, пышные непроходимые кустарники, травы в рост – словом, – джунгли. А к тому – летняя жара.

Троп и подходов тоже не нашел. А искать надо! Поскольку на этот раз я решил загадку эту отгадать – во что бы то ни было. Ведь озеро существует. И спросить не у кого. Из тех, кто раньше рыбалку там устраивал, – иных уж нет, а те далече. Да не больно и спрашивал – самому все сделать хотелось. Шли годы – про озеро забыл – и вдруг, в прошлом году, вспомнил снова! Нераскрытые секреты  о себе напоминают...

Похоже, что на этот раз ее величество Удача была на моей стороне. Однажды зашел проверить подходы со стороны большого озера Подборного – и сразу нашел! И озеро, и хороший к нему подход  –  открытый. Можно было забрасывать леску прямо с берега, ну а с надувной лодочки – уже совсем хорошо. Попробовал и так, и этак – поймал, да негусто. И вдруг осенью, прямо у того места, где причаливаю лодочку на Старице, чтобы затем уже от нее – пешим ходом – добираться до  своего любимого озера Подборного, я вдруг «случайно» увидел тропу – весьма застарелую и заросшую. Но видно, что движение по ней когда-то было. Меня тронула догадка: не туда ли тропа?..

И прошел по ней – хотя и с трудом, – прорубаясь с помощью топорика, – до самого озера! Вот оно где, оказывается, было: под самым моим боком, где я проходил здесь мимо не один десяток раз. Вот уж, действительно, ларчик открывался просто. И подход к воде от самого озера тоже был наилучшим – можно было сюда доступить и с резиновой лодкой, и для рыбалки с берега доступ тоже был. Но вот озеро было хорошо! Куда ни посмотри, – глазу всюду радость... Но рыбалку здесь решил отложить до весны, поскольку на тот раз клева не было.  

3. ЗНАКОМСТВО

СКАЗАНО – сделано. Пришла Весна, и я вспомнил о своем осеннем открытии. Надо сказать, ехать было далековато. Завел моторную лодку, взял с собой резиновую – и вперед! Первый выезд на природу по большой воде – всегда радость несказанная. Несмотря на то, что это бывает каждый год, все равно каждый первый весенний выезд на природу по воде – всегда откровение.

Сказать, что душа поет, – ничего не сказать. Душа поет и летает белой птицей над самой водой, изнемогая от любви ко всему этому морю разливанному, словно желая с ним слиться... С ним и с небесами одновременно. Луга затоплены – и можно ездить километры по местам, где совсем еще недавно ходил на лыжах. Все то же – и все не то. Все, словно впервые. А одним словом сказать, – красота...

Вот мы и на месте. Летом здесь воды нет, а сейчас – протока, с которой можно подойти прямо к месту высадки. До нашего озера отсюда – рукой подать. Подъехал к берегу, встал на нос лодки, стал подтягиваться за ветку, чтобы накинуть на нее цепь. И вдруг лодка неожиданно пошла из под ног, и я оказался в воде. По грудь.

Что делать? Не возвращаться же. Поднялся со своим скарбом на берег, а здесь – полянка, со всех сторон защищенная от ветра. Развесил одежду на деревья и кустарники, и часы повесил тут же. Майское солнышко припекало и сохло быстро. Когда пришел на озеро, надул лодку,  огляделся и сел за весла, времени было – обед. Вообще-то в это время не рыбачат. Обед – дело святое, и для рыбы тоже.

Тем не менее: пока выбирал место для рыбалки, разматывал снасти, разбрасывал прикорм, солнышко немножко притомилось, и я сколько-то порыбачил. К вечеру в садке было три килограмма. Но вот что меня тронуло здесь на самом деле, – неописуемая красота озера. Кажется, здесь был уголок настоящего ослепительно-зеленого рая. К тому: здесь в изобилии пели птицы, волнами им вторили лягушки, давая свои концерты. И было их здесь видимо-невидимо.

Пока не клевало, проехал вдоль по озеру, чтобы с ним малость признакомиться, его почувствовать. Все всюду – одинаково невыносимо прекрасно. Нет больших водных пространств, а гладь его весело петляет своим зеленым маршрутом. Дно от берегов мощно заросло благородной осокой – по высоте – в несколько рядов. Озеро можно было бы по таким-то его признакам назвать, например, камерным, или душевным. Или домашним, или уютным. Потому что продувался он ветрами только со стороны озера Подборного, и потому здесь в основном были тишь да благодать.

Сделал более сотни снимков – домой возвращался в великолепном настроении. Вот это выдался денек!..

4. Второе крещение

Через день приехал сюда снова. Вы не поверите, но на причале произошло точно то же самое, что и в первый раз. Только на этот раз у меня на носу лодки была поперек нее надутая резиновая. И эту «резинку» я решил сходу, сразу вытолкнуть ее на берег, а потом причаливать и самому. Когда выталкивал, снова оказался в воде, ибо и на этот раз лодка выскользнула из под ног. Пока суть да дело, большая лодка пошла назад, в протоку. Пришлось ее ловить. Как говорится, ледяную водичку вполне почувствовал и в этот раз.

Когда обсыхал на поляне, уже задумался. Два – по сути мистических – эпизода: невероятно, но после этих купаний я даже не простудился, хотя простудам подвержен – как мало, пожалуй, кто. И второе: я чалился к дикому берегу сотни раз, и ни разу ничего подобного не случалось. Ибо умею в нужное время быть собранным и на неожиданности реагировать адекватно.

Было ощущение, что озеро не хотело подпускать меня к себе, либо кто-то испытывал меня на прочность. Другой нормальный человек плюнул бы и отступился от дальнейших попыток испытывать удачу. А меня это только завело. Решил: через день снова буду здесь. В этот день поймал побольше – пять килограммов. Интрига продолжалась.

Приехал в третий раз – на этот раз без приключений. Все было гладко, и я в этот день много наслаждался пейзажами. Лягушки снова давали концерты. Чуть примолкнув, чтобы набрать в себя побольше воздуха, они снова входили в режим крещендо – нарастания звука. Видимо, все объяснялось проще: и для них тоже настало время большой любви, и здесь звучал в ее адрес неукротимый могучий гимн.

Гимн гимном, но лягушки словно что-то говорили, рассказывая свое. В пик нарастания коллективного восторга появлялись лидеры этих концертных групп и они вбрасывали в пространство знаковую фразу, и как только это происходило, вступали в действо группы поддержки. И вслушиваясь в тот дневной концерт, я тогда удивлялся, откуда же у них такой обширный лексикон, и думал, хорошо бы еще узнать, что эти «слова» значили.

Честно говоря, мы ведь о них ничего не знаем, а вдруг они, подобно дельфинам, – настоящие инопланетяне, и своими звучаниями – тоже осмысленно – гармонизируют пространство. И как только замолкали лягуши, тут же вступали в концерт птицы. И все это вместе взятое – наряду с солнечными фейерверками бликов, наряду с прибрежной травяной зеленью в несколько слоев – все это создавало отрежиссированную и управляемую какофонию радости, представляло собою в целом не виртуальную, а живую картину счастья.

Над головой птичка в сотый раз спрашивала: «Витю видел?» И делала это с такой проникновенной искренностью, что не отвечать ей хотя бы мысленно, было просто нельзя. Поскольку интересовалась она ответом всерьез, всякий раз вставляя в вопрос свежие интонации.

Лягушки тоже продолжали свой концерт, порою вступая друг с другом в групповые дискуссии. Говорили они много что, но это забылось, а вот в дискуссиях запомнилось, как одни выразительно, как на уроке в первом классе, говорили-выговаривали  «долл-лар-ррр», а другие настаивали принципиально, что все-таки: «ев-в-в-р-рро». Короче говоря, в то время интерес к валюте был не случаен. Как кстати, и у людей. А поскольку ни то, ни другое дать они мне не могли, то все, что было можно, отдавали рыбкой.

Могу только сказать, минуя всякие фантазии, что в эти дни и последующую неделю здесь царил пик восторга жизни. И я сильно жалел, что у меня не работало звукозаписывающее устройство. Скажу более того: мне казалось, что в тот день и всю неделю был пик какого-то порогового цикла, в котором все обычное приобретало форму самовыражения превосходную.

  Озерная рыба тоже это понимала и чувствовала. Вот почему в тот день я поймал 24 килограмма карасей и ходил дважды к реке, чтобы эту рыбку туда доставить. И так же дважды мне пришлось – уже от Вятки – нести рыбу до дома – по длинному береговому подьему. 

Вот что еще вспомнилось: в один из таких замечательных дней прямо передо мной,  вплотную с лодкой, на листок лилии – при поддержке лопухов, осоки и мелких трав снизу – взобралась взрослая лягушка. Вела себя несколько настороженно, но не уходила даже тогда, когда я делал забросы лесы и доставал рыбу. Пару лет назад большую фотокомпозицию, где она была главным героем, я назвал «Царевна-лягушка». Фотокартина пользовалась популярностью на фотовыставке в районном Доме культуры пару лет назад. 

5. А в чем секрет?

В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ я поймал уже 28 кг, в следующий после этого – 30 и вот снова –24. Это была не жадность, а любопытство, чем же закончится этот заявленный кем-то и придуманный для меня спектакль. В чем я уже не сомневался. Скажу честно: я очень устал от всего этого, хотя бы даже потому, что следующие после рыбалки полдня я занимался развозкой и разноской рыбы по своим друзьям и хорошим знакомым. Понятно, что делал это бесплатно. К счастью, в гости к нам в эти дни как раз приехала сестра – очень хозяйственная женщина – и существенную часть рыбы она переработала на консервы. Хорошо, кстати, все сделала – на два года хватило – в те голодные-то 90-е.

 А вот теперь самое в этой истории интересное. И я вам сейчас докажу, что этот мистический спектакль был устроен для меня. Был последний день такой рыбалки. Я устал, ибо каждый день был похож на другой, и принял решение рыбалку здесь в этом сезоне  заканчивать. Все в этот день было как обычно: клев хороший, красота неописуемая, концерты. Далеко заполдень, ближе к вечеру, прибыли на озеро молодые парни и встали оба – с хорошими пластиковыми удилищами – по разные стороны от меня. На расстоянии – с интервалом – через пару кустов.

Это могло означать, что информация о моих успехах разбежалась по поселку – и парни – вот они – тут, как тут. Хотя информацию я не афишировал. Возможно, бывали здесь и раньше. Тем более что парень слева от меня рыбачил с лодки – вероятно, со своей. Насадка у нас с ними была одинаковая, и должен бы быть таким же и клев. Однако. Я на автомате ловил карася за карасем, выкидывая в воду экземпляры помельче. Так было часа полтора. У парней за это время – ни поклевки.

Это при том, что места, где они рыбачили, мною были прикормлены, и до их появления я забрасывал леску и туда. Особенно было кормлено место в водах парня справа. Наконец, я почувствовал себя перед ними как бы виноватым за такой расклад удачи. Тем более, что они и не спросили, как и почему у меня получается – у них нет. Я стал собирать удочки и готовить рюкзаки, и спускать воздух из лодки. Между делом узнал, что они приехали сюда с ночевкой. И еще подумал, что завтра реабилитируются.

Что и как было у них завтра, я не знаю, но пожелал им успеха, ибо они и без того были шокированы. А я тогда, возможно, впервые или около того, понял, что в нашей жизни есть силы, которые способны воздействовать на наш земной трехмерный мир и в их власти очень многое. Вся эта история со мной – тому подтверждение. Я принял – неведомо для себя – условия их игры – и не отступил. За что и был вознагражден. Дальнейшая жизнь эту мою гипотезу о взаимодействии разных миров подтвердила с тех пор многократно.

 

6. В качествЕ ПОСЛЕСЛОВИЯ…

Однако вот еще что мог бы я досказать об этом озере. Как-то на подходах к нему мы разговорились с одним взрослым парнем – звали его Владимир. Из года в год он ставил там сети на рыбу и был – как бы это точнее сказать – куратором этого озера и признался мне, что всякий раз уносит отсюда не менее центнера карасей. Я удивился:  «Куда тебе столько?» А про себя подумал, что ведь такой вес еще и нести надо... Впрочем, он настоящий богатырь – мешок в центнер его не удивит.

– У меня много родни...

Потом встретил его лет семь спустя, про озеро поинтересовался. Как там?

Сказал, что озеро «накрылось» – по причине того, что в нем появилась всепожирающая рыба – РОТАН. Пришла в водополь с Камы. Карась выродился, и даже все лопухи эта всеядная рыба поела.

–  Да вот, – только вчера оттуда, – сказал он и добавил:

–  Этого ротана набилось в сети килограмм десять. Всю ее оставил на берегу.

Еще прошло лет пять.

Снова поинтересовался при встрече: как там у тебя?

– Да, вроде все хорошо – ротан так же исчез, как и появился. Озер-то у нас много, а в этом делать им было уже нечего. Озеро и восстановилось. Карась тоже. Приезжай на рыбалку.  

Но я больше на этом озере специально не бывал. Неинтересно. Рыбка хороша, когда ее добываешь с трудом. Да и не до того было. А вот история эта в памяти сохранилось прочно.

Я полностью переместился на озеро Подборное, где мы изредка бывали и катались там на лодочке вместе  с женой и фотоаппаратом, наслаждаясь красотой этих боговых мест. В предозерье, в клубничную пору, брали ягоды, которых тогда было здесь необорно. В другое время – грибное – в бору брали грибы. Гуляли по здешним аллеям, усыпанных золотыми листьями. Здесь брали калину и сабельник. Это и была, и есть наша вотчина красоты, которая питала и питает нас уже другими энергиями.

Но вот уже четыре года, как рыбку покупаю в магазинах. Хотя удочку на озеро с собой по инерции еще беру. Чтобы прежний дух охоты не позабыть. Новое время, новые энергии. Новая ситуация с единением Человека и Природы. Не за горами время, когда человек от рыбы откажется совсем – как от источника питания. Тем более от мяса. Именно по названной причине.

Не будет массового забоя скота, исчезнут мясо-и рыбоперерабатывающие заводы. Мир освободится от всех видов насилия. Но это будет уже в другом-других поколениях. Точно говорю: Мир спасет Любовь. Ибо все, сколько нас есть, все мы находимся в единой связке. И задача наша на будущее – друг друга беречь и друг о друге заботиться. Ибо мир – един – как и единый человеческий организм. Как и единый Космический.

Как видите, и у озер своя судьба – и тоже с крутыми поворотами.

Мир вам, Свет  и любовь!

 

Ваш Геннадий Лучинин

05. 03. 2019. 

 

 Озеро Ольховое Фото автора.

 

 

                                                                                                                        ПЛАНЕТА -ЧЕЛОВЕК- ПРИРОДА

ЗА ПЕЧАТЯМИ

 ПУТЕШЕСТВИЯ-ОТКРЫТИЯ-ЗАГАДКИ 

 

Таинственные места. Озеро Шайтан – недалеко от Лебяжья, удивительная по красоте Соколья гора, что  расположена в 20 километрах от города Котельнича. И – чуть поодаль от этого места – на север – не менее таинственная и говорящая Долина Жуковлянских валунов. Кругом – святые источники, уникальные вдохновляющие места – места настоящих чудес! И все – открыто. Иди и смотри, думай и чувствуй!..

 

 

                                 Часть первая

БЕЛЫЙ ВАЛЬС

Мы приехали туда на исходе лета. Сынок Владимир догуливал на родине свой отпуск и через пару дней уезжал к месту прописки в Воронеж. А перед отъездом сделал нам вот этот подарок. Свозил нас сразу на две природные достопримечательности Вятского края. Обе находятся в Котельничском районе неподалеку друг от друга. Да вы об этих местах, возможно, наслышаны...

 

1. ПРИЗНАНИЕ

Это так называемая Соколья гора – юго-восточнее города. Как говорят экскурсоводы местного музея, гора «сложена» песчаниками пермской реки, существовавшей в этих местах 260 миллионов лет назад, во времена парейазавров и парарептилий Пермского периода. А на два десятка км севернее Котельнича – нас поджидают так называемые Жуковлянские Валуны...

 «Парейазавры и парарептилии Пермского периода...» и «260 миллионов лет назад» – эти фразы, характеризующие приметы здешних мест в весьма отдаленном прошлом, не вызывают у меня полуобморочного состояния восхищенного ученого. Я просто человек, тронутый красотой, и принимающий ее сердцем. Интересующийся достопримечательностями природы и вообще славным наследием нашей Планеты, ее историей, замечательным результатом ее Эволюционного Преображения, до которого мы вместе с нею докатились до времен нынешних.

А если можно, скажу проще: я люблю нашу Планету, и нет предела, за которым это тихое восхищение заканчивается. Но это «тихое восхищение» имеет эмоциональную форму сжатой пружины, всегда готовой принять откровения, которые идут навстречу, и дать им соответствующее славное имя. Признаюсь вам и в другом: я с юношеских лет люблю свою Планету особой пламенной любовью, и с годами эта любовь не ослабевает, а только возрастает.  

У нас с нею даже есть история романтических взаимоотношений.  Сейчас, чтобы и вас тоже ввести в аналогичное состояние, напомню одну трогательную историю, о которой когда-то уже рассказывал. Но где она сейчас – эта история, и кто ее отыщет?.. В авторской книге стихов «ЗОВ» за 1998 год  помещено стихотворение «Любовь», которое позднее я переназвал на «Белый вальс». Приведу вам его сегодня – потому, что хочу, чтобы вы почувствовали, что такое взаправдашная любовь человека к своей родной Планете.

А еще хочу, чтобы она, Планета, еще раз услышала от меня эту давнюю историю. Ведь больше ей никто, кроме меня, ее не напомнит. Да и вам, читатель, это тоже может быть интересно, но, что еще более важно, – хотелось, чтобы вам это еще и было понятно. Потому что мы с вами живем ныне во времена настоящих чудес и потрясений, которые происходят с нами и вокруг нас, может быть и не так часто, как бы нам хотелось, но происходят. И нередко мы даже отказываемся понимать и верить в то, что нам открывается.

Но нам многое открывается именно сейчас, потому что мы вместе с Планетой вошли в пик глобального изменения,  и потому вместе с обычными видимыми картинами нам открывается и необычное – из тонкого параллельного мира, наличие которого обычно отрицает обыватель. Вот почему перед нами, желающими видеть, открывается целый водопад удивительных событий и явлений.

Они даны нам Господом нашим для того, чтобы  мы как можно быстрее и осознаннее вошли в поток новых энергий новой эпохи Преображения человека. Вошли, поняли и почувствовали, что мир меняется на глазах и с каждым днем становится интереснее и загадочнее, нам все более открываясь. Зачем? Чтобы мы могли подняться на очередную ступеньку нашего нового самоосознания, нашего нового качества.

 

2. ИМЯ ЕЕ – ГАЙЯ

БЕЛЫЙ ВАЛЬС – это когда женщина приглашает мужчину на танец.

Это произошло в начале 1990-х годов прошлого столетия. Однажды, отходя ко сну, я увидел нашу голубую Планету. Она предстала передо мною, как на ладони – прекрасная, словно чудо совершенства. Сине-зелено-голубая – в ореоле света. Я взял ее – снизу – на ладонь и поднес поближе к глазам, но вдруг увидел ужасное. Она снизу до средины и выше была залеплена зеленовато-желто-коричневой слизью. Что это была за слизь, мне сразу стало понятно, да и было дано понять.

Так трансформировались и оставались на ней  наши общечеловеческие дурные эманации насилия и страданий, жадности и жестокости, которые ее разрушали  и от которых она не могла избавиться самостоятельно. Сердце мое пронзила боль за нее, стыд за нас, и я сразу принялся обирать с нее как мог, эту мерзкую слизь – руками, рукавами. И так делал несколько раз – до тех пор, пока к ней не вернулось ее нормальное дыхание.

Потом с полгода я неотступно болел, не понимая причины. Отступала одна болезнь – тут же привязывалась другая. Эта полоса здорово меня измотала. Неожиданно ночью она, Планета моя, явилась ко мне снова, когда я был на грани между сном и явью, и все объяснила. Знаете, когда происходят такие явления, в твое сознание сразу поступает информация, кто это такой перед тобою явился, что хочет, и что вообще происходит и почему.

Она появилась передо мною в белом ситцевом платье в горошек, и была образец легкости, простоты, искренности. Внешне была молода и прекрасна, отчего я знаю теперь, что возраст нашей Планеты еще почти юношеский, что главные события ее жизни  вместе с новым человечеством у нас с нею впереди. Что она имеет право и потенциал на отличные перспективы. Вот только бы мы, люди, снова не перекрыли ей дыхание все теми же известным способами...

Итак: лик светлый, темноволосая, стрижка короткая, молодежная – но в целом – вся белая, словно пенка морская, – и с букетиком мелких белых цветов в левой руке. Это, по ощущению, кажется, были ландыши, или что-то иное подобное, но только еще более воздушное. Она подошла ко мне с намерением и пригласила на вальс. И мы вальсировали – под музыку, в пространстве, не имеющем стен. И, скажите на милость, что бы я мог вспомнить в своей жизни еще более светлого, чистого и прекрасного? Ведь здесь были только Свет и Любовь.

Да вы и сами уже поняли, что такова была ее благодарность за мою помощь ей. Знаете, с тех пор у меня особое отношение к Женщине. И если я говорю – Женщина, тот у меня перед глазами моя планета – или моя прекрасная молодая партнерша по танцу, в котором только мы с нею танцуем вдвоем наш Белый вальс в сопровождении звезд. Не знаю, может быть, оттуда и пошло мое отношение к женщине, в которой под этим словом я подразумеваю – воплощенное СОВЕРШЕНСТВО.

Такое отношение, при котором я был склонен женщину идеализировать, не очень-то помогало мне в жизни, но я не собираюсь отказываться от него теперь, как не откажусь от этого и далее. Ведь оно сложилось и произросло во мне после того Белого вальса. Вот оно – это стихотворение, которому я сменил заголовок, и в котором акцент от простого и понятного главного немножко смещен в сторону еще более простого и более опосредованного восприятия ситуации. 

Мир вам, Свет и Любовь!

10. 03. 2019

 

БЕЛЫЙ ВАЛЬС 

Чем покорней

Неукротимая воля,

Тем более

Ей дано.

 

Вот и подарок:

Всестрадный Разлив

Тонкого

Терпкого

Сладкого

Горького

Розового

Болгарского Масла.

Оно разлилось по водам

Объятьем спокойной улыбки.

 

Вот почему сегодня –

Светлый,

Строгий 

И стройный–

Танцую вальс

С тобой,

Моей драгоценной Планетой.

 

Ты – в сарафане цветами.

Ты – стройна и воздушна.

Ты умеешь

Скрыть свою боль.

                   Голубка,

Невеста.

 

                  Геннадий Лучинин  

19. 02. 1997

 

На снимке: Вид с Сокольей горы.  Фото автора

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Теперь-то, по прошествии многих лет, мне понятно, что передо мною тогда была та, которую ныне мы называем именем Гайя. Это наша Планета, но в тонком, не видимом земному зрению теле. Это эмоциональное тело ее сознания. Чтобы встретиться со мной, повод у нее был – ей оставалось выбрать сюжет. И она его выбрала. Сегодня я к нему вернулся, чтобы еще раз с ним соприкоснуться – бережно и с Любовью.

 

 

                                  Часть вторая 

СОКОЛЬЯ ГОРА

                                                      Отсюда видна Россия...

          

Мы, наша группа из четырех человек, после длительных поисков вышли, наконец, на высокий берег Вятки, на то место, что называется Соколья гора. По-нашему, по-простому говоря, – вышли на высокий обрыв. Солнце вошло в зенит, и казалось, что мы на этой горе находимся все равно, что в пуповине местного мира, в котором все обустроено по наивысшему счету –  прекрасно и целесообразно.

 

ПОКОЙ И ВОЛЯ...

Картина была панорамная, словно в амфитеатре, где северный берег Вятки в некотором отдалении от этого места делал излучину, и всю эту панораму было удобно отследить сверху, если задаться такой целью. Но кто станет ею задаваться, когда ты знаешь, что здесь есть нечто, ради чего ты приехал сюда на самом деле.

Однако мы с сердечной любовью и заведомым волнением всматриваемся в эти дали, и видим и чувствуем, что все нам здесь близко и дорого. Кажется, здесь именно то самое место, которое с полным на то основанием мы можем назвать пуповиной России. Потому что – как у себя, на малой родине в Лебяжье, глядя с нашего высокого берега, так и здесь, намного выше по течению, – мы видим разом с обоих этих мест именно нашу светлую Родину. Те же испытываем чувства. Тем более, что сюда мы приехали как раз внимательнее смотреть и острее чувствовать.

На противоположном отлогом берегу – полоса кустарников, за которыми луга, а за ними пойма маленькой речки. За нею – бор, а там и некая дымчатая чересполосица, где и озерный глазок проглянет, и лесные массивы, исполосованные полями. Которые перетекают в сизый горизонт, сливаясь с небом.  Вот там, именно там, их делают и там они и происходят – голубые сизые блинчики, которые, приближаясь, перерастают в рулеты и, значится, – в облака. Которые и накатывают оттуда, словно посланники чьей-то доброй и женской воли.

А кто пошлет эти «рулетики», как не женская воля?! Но нет-нет: мы к ним не готовы, ибо нам еще ходить да смотреть, да видеть! А полный желудок – чего доброго – на сон потянет. У  нас же дел впереди – видимо-невидимо...

И река невидимо течет, и видимо текут облака, создавая и демонстрируя нашим душам картины замедленной радости. Движение облаков создает игру на земле, и здесь тоже происходит цветной калейдоскоп непрерывно меняющихся красок. Как раз по Блоку – «Покой и Воля». Воля чья? – Господня воля, по которой и свершается весь сущий кругооборот.

 Очаровавшись этим совокупным движением, можно разинуть рот и запросто заснуть, и чего доброго, отправиться с обрыва вдогонку за облаками... Но не так мы просты, а потому, поклонившись мысленно этому благородному и благодатному месту на все три стороны, идем далее по маршруту – вниз – куда приглашает нас серьезная транспортная дорога, но пока еще неасфальтированная, что, конечно, радует. И кругом дыхание трав, и кое-где просверкивают лужи и лужицы, и кое-где отмякшая после блитц-дождика глина, может вас в неожиданный момент подкатить.

Но вот в этом месте спуска – справа от дороги – сразу заметил удивительное: это место площадью в несколько гектаров, отличимо от соседнего мира ощутимо и видимо. Оно будто сбрызнуто живой водой. Вроде бы, – все то же, что и в других местах, и все же не то. Где зелень, – травы высоки и сочны, и достойны. И волнуются, и шепчутся, и под солнышком глазами посверкивают. Дескать, гляньте на нас, оцените – мы ведь совсем не такие. Взор и сердце притягивают, и сами туда же просятся...

Смотрю, – деревья – так тоже не такие, как все: елки – пушистые-пушистые, зеленые-зеленые – какой-то живой оптимизм! Плоды у рябины тоже другие: гроздья полные, ягоды крупные. И так далее – по перечню. Ну, заприметил-заприметил – эка невидаль – идем далее. Ниже группа ребят пробуют водичку из источника, что пробивается откуда невесть, из горы. Подошли, поздоровались – из солидарности по глоточку тоже пригубили. А разговориться с ними как следует – ума не хватило. Дескать, что это за водичка?

Смотрим, справа, от этой дороги, что поворачивает к реке, – где-то, примерно, на среднем ярусе спуска – хорошая лужайка в две-три сотки. Травка тоже пушистая. Здесь две-три семейки, возможно, из одного родового клана – как у нас говорят, накрыли лужайку. Дети, взрослые, люди в возрасте... Зарубку на память оставим, почему здесь...

 

ДРУГАЯ СТРАНА...

Только дошли мы до воды – да еще и не дошли, а только на нее с берега глянули, – как поняли, что мы не на обычной Вятке. То есть мы вообще не на ней. Что не так? Вот главная примета, что привела к такому ощущению. Подите-ка, товарищ, к нам под Лебяжье, что в среднем течении Вятки. Подите тоже под крутой берег и посмотрите...

У нас перед водой: пока до нее доберешься, пройдешь несколько «стенок» из деревцев не первого ряда (ольха, черемуха, липа) и кустарников – преимущественно ивняковых. И всюду берег изрос – где до пояса, где ниже того – лопухом да осокой, а еще – непролазными коврами из ежевики, кое-где сдобренными – тоже непролазными – вкраплениями шиповника.

А вода прибрежная почти превратилась в воду озерную. На подступах к ней запутаешься в осоках нескольких видов и вязких водорослях – стоячих и текучих – ковровых. Что происходит? Меняется климат. Да вы и сами, читатель, в курсе: идет глобальное потепление, повышается автоматически влажность воздуха. Отсюда и прибрежные картины, которые я вам только что нарисовал, и которых мы у себя дома насмотрелись до великих печалей. Стоит вдуматься во все это как следует, сердце щемить начинает. Одно слово: болеет река, очень сильно болеет.

Отсюда же – усиленные и ускоренные природные мутации, от которых человеку – новые виды инфекций и – лавинообразно – новые болезни! «Картина маслом!» А что дальше? Задача человека динамически и ОСОЗНАННО адаптировать себя к новым условиям и всегда на две головы идти выше и впереди происходящих перемен, противопоставляя им адекватное сознание и новые технологии, и собственный духовный и физический уровень, предупреждающий все природные претензии. Но это тема отдельная, а пока мы с вами вышли на берег необычной реки и пытаемся понять, что здесь не так...

А вот что... Берег от воды – красно-глинистый, чистый и гладкий, словно бильярдный стол, – только чуть под откос к воде. И на всем протяжении заповедника, береговая линия которого достигает 12 км, – аналогичная картина. Ощущение такое, что ты попал на иную планету, или в иной ее регион. Потом: все время у самого берега появляются мелкие и побольше круги от рыбных игр. Кажется, забрось леску и вынешь рыбку даже без насадки. 

Вот другие особенности. У воды нет никаких заберегов и ломаных линий. Берег под воду уходит плавно. И отсюда, от воды, до скального берегового разлома увидим мы около сотни   метров постепенного подъема этой глинистой почвы. И такая полоса ведет и показывает на тот самый крутой красный и живописный берег, глянуть на который все мы приехали и от которого так многого ждем.

 

ПОРТАЛ в иномерность

Отсюда вверх, от основания обрыва, снова начинаются вещи невероятные. Высота берегового обрыва, наверху которого мы только что находились, – кажется, тоже не менее ста  метров. Сначала идет подъем вверх по глино-песчаной смеси, затем – высокий крутой обрыв, который язык не подымается назвать берегом. Это какая-то хрестоматийная картина геологического разлома, над содержанием которого, кажется, не властно даже Время.

Знаете что? «Лицом к лицу – лица не увидать!» – сказал поэт Сергей Есенин. Абсолютно солидарен. И я тоже не сразу сделал для себя выводы, которые сейчас излагаю вам. Полагаю, что в этом месте тот, кто ступает на берег у воды, и в поле зрения его в полной мере оказывается весь этот уникальный берег, на самом деле попадают во Вневременной Портал, где у Времени своя особая, вневременная поступь.

Это художественно и геологически выверенный образец и примерная картина того, как постепенно и каким славным образом претерпевала свои эволюционные испытания и делала свои первые уверенные шаги в будущее наша молодая и прекрасная Планета. И дошла до наших дней. Вот именно в этом словно замороженном и зачарованном месте и виде.

Такое впечатление создалось у меня уже после того, как я увидел этот пейзаж словно в большой линзе, в которую заглянуло солнце. В котором были и берег, только что мною описанный – с кромкой воды, с высоким многоцветным и очень сложным по содержанию береговым разломом. Он и представлял собою лицо и суть этого портала, связавшего нынешний день с глубоким Прошлым.

В какой-то момент пришло ощущение, что Природа позволяет себе вот такие смелые эксперименты, чтобы эти разные времена периодически могли связываться между собою и вести друг с другом творческий диалог. С тем, чтобы мы, люди, носители коллективного Разума Планеты, учились избегать принципиальных ошибок, касающихся климатических и иных эволюционных особенностей нашего поступательного или, напротив, – нисходящего движения во времени.

 Еще одно, казалось бы, неопровержимое доказательство в подтверждение того, что Портал, о котором так упорно мы стараемся говорить, – Портал, или Пространственно-временной Космический Туннель, связующий разные Космические мерности, имеет место быть именно здесь, на Сокольей горе. Вот что хочет нам добавить к уже сказанному все тот же интернетисточник:

«... Интересна даже сама дорога к Сокольей горе. Местные жители уверяют, что над тремя деревнями, располагающимися по дороге к месторождению парейазавров, летают неопознанные объекты, похожие на НЛО. По крайней мере, именно здесь зарегистрировано наибольшее число свидетельств о наличии «странных объектов».

Тот же источник свидетельствует, что «На противоположном берегу Вятки, в глухом таежном лесу, нередки случаи встречи с загадочным снежным человеком». Какие еще, спрашивается, нужны свидетельства и нужны ли?!

Вот что теперь нужно: большая и серьезная научно-исследовательская работа, заложенная в планы ведущих научных учреждений страны. Нужна колоссальная работа по организации международных и отечественных туров для путешествий в эти уникальные места. Нужна соответствующая материально-техническая база. Нужна грамотная защита этого уникального МЕСТА ЧУДЕС.

Планета Земля предоставляет нам возможность поднять престиж Вятской земли, пополнить наши знания через целую систему ее откровений человеку. Дело нашей гражданской зрелости и чести это предложение принять.

 

РАЗЛОМ

И не могу буквально парой фраз не пройтись еще по самому разлому, или горному выходу, который мы называем портальным. Ощущение такое, будто этот береговой разлом, вскинувшийся в созидательном порыве, словно пламя огня вверх, не претерпевает никаких внешних воздействий, а, следовательно, – и видимых изменений. Берег в этой его части – чист и фантастически необычен. Он – словно только что написанная картина, вывешенная на просушку, а заодно и на обозрение.

Краски – свежи и чисты, и формы – в скульптурной части работы – сотворены выпукло и художественно. «Портал» смотрится так свежо, словно этот шедший откуда-то из времен горный разлом только что появился здесь на свет божий и сразу, и естественно скинул с себя все наносное и ненужное, представ перед нами во всей своей первозданной красоте. Вот такое было от этого горного выхода впечатление, и оно все равно томило и до сих пор томит меня своей недоговоренностью.

В нем, словно на рисованной карте геологических разломов, видны пласты природных образований, которые миллионы лет формировали ландшафт и характер Планеты, постепенно приводя ее к совершенству. И здесь, на этой Сокольей горе, нам, человекам, показано, как это происходило, из какого делалось материала в те, или иные времена. Словом, искать здесь и рассказывать, размышляя, можно еще очень долго, но не надо забывать, что у нас на вторую половину дня назначено еще одно путешествие.

Скажу только, что вот в минуты этих размышлений я вдруг вспомнил, как в детстве и юности сильно хотел стать геологом, чтобы наслаждаться картинами нашей Планеты  и научиться читать ее многочисленные знаки, которые оставила она для нас во множестве. Чтобы мы, вот как сегодня, с глубоким сердечным волнением могли грамотно читать ее биографию и ее бесконечное содержание. Вот как по этому скальному разлому.

И вот в этом месте нам уже никак нельзя уйти от птеродактилей, которых находят здесь после обильных дождей местное население, а также ученые с разных точек Планеты и студенты-изыскатели с местного областного геологического факультета педуниверситета. Как их и видим мы на выложенном в интернете снимке. Вот что говорит об этом текстовое сопровождение снимка из интернета...

«Соколья гора. Сейчас это место паломничества для палеонтологов и геологов из разных стран мира, а также популярное место отдыха туристов.

 Во время экскурсии на территорию местонахождения парейазавров вам представится возможность совершить путешествие на 260 миллионов лет назад, в те времена, когда жизнь на планете существенно отличалась от современной. Если повезет, вы сможете увидеть, как специалисты Вятского палеонтологического музея производят раскопки очередной находки».

Берег Вятки под Сокольей горой, протяженностью 12 километров, считается одним из крупнейших в мире скоплений останков парейазавров. Практически на каждом шагу побережья может попасться скелет древнего животного, погибшего во времена затяжных тропических ливней.
         Ученые-палеонтологи, работающие здесь летом, разрешают организованным группам туристов принять участие в раскопках. Выкопанные скелеты после препарации становятся экспонатами лучшего в мире (по сохранности и цельности скелетов) местного Котельничского музея.

 

БЕРЕМЕННОСТЬ ВЕЧНОСТЬЮ

Таким образом мы возвращаемся наверх, на высокий обрыв, к нашему авто для дальнейшего следования по нашему турмаршруту. И снова проходим то благодатное место, в

котором все растет и благоухает в превосходной степени, давая повод думать, что и здесь тоже кроется некая загадка, над которой придется еще подышать... Что бы вы думали?!. Ответ на эту свою догадку я получил тоже в одном из интернетисточников, спустя восемь месяцев. Вот что там сказано об этом в двух словах:        

«...Также под Сокольей горой можно умыться водой из реликтового родника. По оценкам гидрологов, вода течет из постепенно тающего чудом сохранившегося ледника, возраст которого примерно 30 миллионов лет».

Вы только подумайте! Да что же это такое-то! Некая анабиозная Ванна, из которой по каплям проистекает Прошлое вот уже 30 миллионов лет! И я понял, что сюда нужно

 

 

 

 обязательно вернуться следующим летом – ведь я-то теперь уже знаю, что означает степень самоощущения того загадочного ПРЕВОСХОДНОГО места, где Время все время потихонечку о себе заявляет, в то же время отчаянно помалкивая.

И я даже знаю теперь, где искать тело этого прошлого. Тело реликтового источника жизнедающей влаги. И я готов приложить руки к местам этой прохладной и таинственной Беременности Прошлым. Чтобы ее почувствовать. Ее ритм, дыхание, настроение, готовность к диалогу. Воистину: все священное тайно, и все тайное священно. До тех пор, пока печати не сняты.

Да мы и не станем их снимать. Разве что попробуем отчасти почувствовать друг друга и  обменяться простыми любезностями. Может быть, установить некий совсем простой информационный диалог. Ничего удивительного – время такое. Все открыто – только надо знать, что ты хочешь. И будет тебе: бажовская западенка, возможно, и приоткроется!..

 

 И ВДОГОНКУ...

 Хорошее-то только тронь, – так оно и лучшее за собой потянет... Мы ведь вчера попрощались с вами, милостивый читатель, и самым наилучшим образом, поставив в нашей беседе точку. Но оказывается, что предела широкому и лучшему нет, ибо этот мир полон чудес и он – безконечен. Утром другого дня, едва проснувшись, вижу на экране своего видеообзора вчерашнюю территорию бескрайней Любви над заречными далями напротив Сокольей горы. Которая сверху так гостеприимно вчера перед нами открылась.

И вот на этом самом месте...

Появилась – словно выткала себя из Вечности – ЖЕНЩИНА!

Стоит передо мною – да не передо мною, а перед всем миром, перед всей Вселенной – во всю Вселенную – в светлом воздушном мареве – державная и сиятельная, исполненная Величия и Достоинства, и тихого, как свет, дыхания. Убранство – спокойное – из света текучих и мягких воздушных одежд, посверкивающих сдержанными блестками. На голове – белая корона, заостряющаяся кверху. От нее оплечье. И так до самого низа – все платье – сплошное  струение Любви и Света.

Стоит на Земле, а вверху уходит в Небеса и никуда не упирается. И конечна она, и бесконечна, и тучки у нее на плечах, словно ожерелья...

Кто она? Лица за высотой не видно